<<
>>

Зрительная модальность

Среди других модальностей наиболее изученными являются половые различия пo зрительным ощущениям, восприятию и представлениям. Видимо, это связано

с тем, что данная модальность вообще очень широко изучена в психологии, а также с тем, что гендерные особенности проявляются здесь особенно ярко.

Исследования новорожденных продемонстрировали почти полное отсутствие половых различий. Ни девочки, ни мальчики-новорожденные не отдают предпочтения ни зрительному, ни слуховому стимулам, как и различным видам зрительных раздражителей (в частности, человеческим лицам и геометрическим фигурам).

Единственное различие было обнаружено Фридманом и коллегами (цит. по: Maccoby, Jacklin, 1978) в адаптации к величине стимула: у мальчиков быстрее происходит адаптация к маленьким квадратам, а у девочек — к большим.

Исследования половых различий по зрительным ощущениям у новорожденных

В 14 зарубежных исследованиях, проведенных в 1 966-1972 гг., количество испытуемых колебалось от 20 до 96 (всего было изучено 580 новорожденных обоего пола). Изучались:

фиксация на стимулах: квадрате; новом квадрате; белом и черном квадратах; очень маленьком стимуле (квадрат 2x2 см); очень большом стимуле (квадрат 12x12 см);

сравнение различных стимулов (по фиксации): лица и геометрические фигуры; живые и неживые объекты; зрительные и слуховые стимулы (предпочтение).

1)

адаптация фиксации на квадрате;

отсутствие выработки реакции на белую панель с положительным подкреплением (сосание);

показатели электроэнцефалограммы в ответ на белый и оранжевый цвета;

частота и продолжительность зрительного поиска движущегося предмета.

Результаты: почти полное отсутствие половых различий, кроме того, что у мальчиков наблюдалось уменьшение времени фиксации на маленьких стимулах, а у девочек—,на больших (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Как это можно интерпретировать? Во-первых, был развеян миф о том, что один из полов является более «зрительным» (таковым обычно считали мужской), а другой — более «слуховым» (обычно — женский), по крайней мере с рождения. Во-вторых, девочки не являются с рождения более «социальными», а мальчики — более «инструментальными» (тогда бы первые предпочитали смотреть на человеческие лица, а вторые — на геометрические фигуры). В-третьих, обнаруженные различия (более быстрая адаптации к маленьким предметам у мальчиков и к большим — у девочек) могут объясняться большей доступностью или привлекательностью тех или иных стимулов. В-четвертых, только немногие исследования были однородными (основанными на одной и той же методике) — только 3 исследования из 14, и те одного и того же автора. А сравнивать данные, где исследовались, по существу, разные вещи, можно лишь с оговорками (так как они относились к одному возрастному периоду). Поэтому я не склонна делать категоричный вывод о том, что половые различия в зрительных ощущениях у новорожденных отсутствуют — они просто недостаточно изучены, так как провести такие исследования с новорожденными трудно с технической точки зрения.

Данные о младенцах более старшего возраста значительно богаче, так как именно в этом возрасте интенсивно развивается зрительный анализатор.

Результаты для младенцев 1-3 месяцев (с этого возраста начинается интенсивное развитие зрительного анализатора) можно разделить на три группы: а) те, где половые различия отсутствуют (в частности, данные о реакции зрачка на фотографию матери, незнакомой женщины, квадрат или треугольник; фиксация на точке и на линии); б) где обнаруживается превосходство мальчиков или в) превосходство девочек.

Иногда разные результаты бывают получены в одном и том же исследовании при изучении испытуемых одного и того же возраста (1 месяц): в первом периоде наблюдения девочки дольше ищут предмет глазами, а во втором периоде то же самое делают мальчики.

Исследования половых различий по зрительным ощущениям у младенцев

39 исследований, проведенных с 1965 по 1973 г. можно сгруппировать по возрасту испытуемых и использованным методикам (часть данных получена в лонгитюдных исследованиях, что особенно ценно). Возраст 1-3 месяца. Изучались:

поиск зрительного стимула;

фиксация на стимулах: квадрате (длительность); квадрате в ситуации сложного выбора объекта: размеры квадратов — 2x2, 8x8 и 24x24 см (длительность); точке и линии; одной из двух групп стимулов (устойчивость);

адаптация к стимулу: а) зрительному; б) к различным геометрическим фигурам;

диаметр зрачка и его расширение или сужение в ответ на различные стимулы (фотография лица матери; фотография лица незнакомой женщины; квадрат; треугольник).

Результаты: у мальчиков была обнаружена большая длительность зрительного поиска объекта, большая устойчивость фиксации на одной из двух групп стимулов и более быстрая адаптация к зрительному стимулу.

Девочки продемонстрировали более длительный зрительный поиск объекта, бо-\ее длительную фиксацию на квадрате, более быструю адаптацию к стимулам в виде геометрических фигур, более длительную фиксацию на больших стимулах (квадраты 24 х 24 и 8 х 8 см) по сравнению с маленькими (2x2 см) и более длительную фиксацию на маленьких стимулах (2x2 см). При этом последнее наблюдалось только в возрасте 2 месяцев, а в 2,5 и в 3 месяца отмечено не было.

Не было выявлено половых различий по фиксации на точке и линии и изменению диаметра зрачка в ответ на различные стимулы (по материалам книги Maccoby, Jack-lin, 1978).

Среди этих данных, на мой взгляд, наиболее интересны именно те, которые свиддетельствуют об отсутствии половых различий, — разные стимулы (и социаль-ные, и несоциальные) одинаково интересны или сложны для мальчиков и девочек в воззрасте 1-2 месяцев.

Заслуживает внимания также то, что мальчики в условиях выбора одной из

двух групп стимулов показали более устойчивую фиксацию (возможно, это более

ная задача, чем просто смотреть на единственный предмет). Для девочек же

вновь оказалась значимой величина стимула: здесь они, как и в новорожденном

периоде, дольше смотрели на маленький стимул (2x2 см), но только в возрасте

2 месяцев, позже — в 2,5 и в 3 месяца этого не наблюдалось, и, наоборот, они пред-

почитали смотреть на больший квадрат (24 х 24 см и 8 х 8 см), чем на маленький

(2х 2 см). Поскольку величина стимула — пространственная характеристика пред-

мета, данные нужно связать именно с этим: видимо, у девочек возникают сложно*

сти с определением пространственных отношений (подробнее об этом будет ска-

зано ниже).

Исследования половых различий по зрительным ощущениям у младенцев

Возраст от 3 месяцев до 1 года.

Изучались:

1) адаптация к стимулу: меняющемуся; мигающему свету; геометрическим фигурам; геометрическим узорам;

_ время фиксации на различных неживых стимулах (однородных — относящихся к одному классу): двух- и трехмерных объектах различной величины; кубиках с различных дистанций (учитывался реальный размер предмета или его размер на сетчатке глаза); маленьких светящихся квадратах; больших светящихся квадратах; светящихся квадратах (в сумме— и на маленьких, и на больших); горизонтальных и вертикальных узорах; геометрических фигурах; светящейся матрице; светящихся узорах; геометрическом узоре; деревянных тарелках с одной или четырьмя черными точками; различных квадратах; новых стимулах;

движения глаз: круговые движения и поиск вспышек света; следяшие движения глаз туда и обратно за моделью поезда;

сравнение различных неживых стимулов: по фиксации, ее времени, по различным реакциям;

фиксация на меняющихся стимулах: новые, незнакомые сравнивались со знакомыми (черно-белые узоры; цветные геометрические фигуры — время фиксации в обоих случаях);

стимул — человеческие лица: мужские лица (время фиксации); лица, предъявляемые в виде маски в первый раз (фиксация); цветная видеозапись лица матери (фиксация);

1) сравнение человеческих лиц с неживыми предметами: с геометрическими фигурами (латентный период и время фиксации); с узорами; с простой серой поверхностью (предпочтение стимулов — по времени фиксации);

сравнение лиц, принадлежащих разным людям: матери, самого испытуемого или сделанного из тканевой маски (чувствительность к различению — измерялась по улыбке испытуемого); схематично изображенных (по времени фиксации); новых или незнакомых и знакомых (фотографии; нарисованные контуры; маски); матери или незнакомца;

различные реакции в ответ на предъявление различных стимулов:

изменение частоты сердечного ритма (на геометрические фигуры; на светящиеся узоры; на картинки игрушек — мяча, клоуна, мишки, куклы; на рисунки лиц и узоров; на контурное изображение человеческих лиц; на двух-и трехмерные изображения лица и тела человека — замедление во всех указанных случаях; на светящуюся матрицу; на новый стимул);

вокализация — голосовая реакция (на геометрические фигуры — время; на светящиеся узоры; на рисунки лиц и узоров; на предъявление лиц в виде глиняной маски — нормальные, с недостающими чертами, с искаженными чертами; на двух- и трехмерные изображения лица и тела человека);

- улыбка (на геометрические фигуры — частота улыбки; на лица; на двух- и трехмерные изображения лица и тела человека);

> двигательная активность при предъявлении стимула: разглядывание и манипу лирование стимулом; изменение уровня активности в ответ на двух- и трехмер ные изображения лица и тела человека; движение рук в ответ на предъявление рисунков лиц и узоров, а также светящихся узоров.

Результаты.

Превосходство мальчиков наблюдалось: в адаптации к геометрическим фигурам и узорам (4-5 месяиев); более быстрой адаптации к мигаюшему свету (1 3 месяцев); более длительной фиксации на: маленьких светящихся квадратах (и суммарная — на маленьких и больших квадратах; 2, 4 и 6 месяиев), геометрических фигурах и лицах (3 месяца), мужских лицах (3, 6 и 9 месяиев), лицах в форме маски (как на новый стимул, так и в целом; 4 месяиа), замедление сердечного ритма на картинки игрушек — мяча, клоуна, мишки, куклы (5 месяцев); большем изменении сердечного ритма при реакции на новый стимул (6 месяиев); большей вокализации (голосовой реакции) на светящиеся узоры (6 месяцев).

Превосходство девочек заключалось в более длительной фиксации на больших светящихся квадратах (2, 4 и 6 месяцев) и на геометрических узорах (4 месяца), в фиксации на изображениях лиц и узоров (6 месяцев) и светящихся узорах (1 3 месяцев), в большей вокализации на каждый визуальный стимул (3, 6, 9 и 1 3 месяиев) и в дифференцировании улыбки при реакции на разные стимулы (3, 6, 9 и 1 3 месяиев).

Не было выявлено половых различий:

по адаптации к меняющемуся стимулу (3-4 месяца) и к мигаюшему свету (6 месяцев);

по времени фиксации на неживых стимулах: двух- и трехмерных объектах различной величины (2,5-4 месяца), кубиках с различных дистанций (2-5 месяцев), горизонтальных и вертикальных узорах (2, 4 и 6 месяцев), геометрических фигурах (4 месяца), геометрических узорах (4 месяиа), светящихся узорах (6 месяцев), деревянных тарелках с одной или четырьмя черными точками (10-12 месяиев) и новом стимуле (6 месяцев);

по фиксации на различных однородных стимулах: на квадратах (3-4 месяца), меняющихся стимулах (3-4 месяца), светящихся узорах (13 месяиев), светящихся матрицах (6 месяцев);

по движениям глаз: круговым, поиску вспышек света (2 и 4 месяца), следящим за моделью поезда (3-9 месяцев);

при сравнении новых, незнакомых стимулов со знакомыми: черно-белые узоры (3-8 месяиев), цветные геометрические стимулы (4-5 месяиев);

по фиксаиии на: цветной видеозаписи лииа матери (5 месяцев), мужских лииах (13 месяцев);

при сравнении предпочтения стимулов: человеческих лиц и простой серой поверхности (5-6 месяцев);

по фиксаиии на: новых или незнакомых и знакомых лицах, фотографиях (3-4 месяца, 4-6 месяцев, 5-6 месяцев), контурных изображениях (4-6 месяцев) или масках (5-6 месяцев), матери или незнакомце (5 и 8 месяцев);

по реакциям на геометрические фигуры (замедление сердечного ритма, вокализация, улыбка; 4 месяца);

по реакциям на светящиеся узоры (замедление сердечного ритма, вокализация, движения рук; 4 месяца);

по реакциям на лица (замедление сердечного ритма, вокализация, движения рук; 6 месяцев);

по реакциям на двух- и трехмерные изображения лица и тела человека (сердечный ритм, вокализация, улыбка, уровень активности; 4, 8 и 13 месяцев);

по изменению сердечного ритма на светящиеся матрицы (6 месяцев) и по его замедлению при реакции на очертания лиц (4, 8 и 1 3 месяцев);

по вокализации на лица-маски из глины (нормальные, с недостающими чертами, с искаженными чертами — 4, 8 и 1 3 месяцев);

по улыбке на лица (3,5 месяца);

по разглядыванию и манипулированию стимулом (6 месяцев) (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Прокомментируем эти обширные результаты. Прежде всего бросается в глаза, что по многим изучаемым параметрам половые различия отсутствуют. Реакции на многие зрительные стимулы — как на неживые предметы, так и на живые объекты — схожи у девочек и мальчиков. Помимо этого, превосходство мальчиков обнаруживается чаще, чем превосходство девочек.

Противоречивых данных по одним и тем же характеристикам не так много, и они, как правило, обнаруживаются в разном возрасте, что, возможно, свидетельствует о гетерохронности развития зрительного анализатора у младенцев, причем порой это развитие у мальчиков и девочек идет разными темпами. Единственное исключение составляет длительность фиксации на геометрических узорах: противоречивые данные получены в двух разных исследованиях и могут объясняться различием методик.

Мальчики дольше задерживают взгляд на маленьких квадратах, а девочки — на больших. Если сравнить эти данные с предыдущим блоком (1-3 месяца), то у девочек и мальчиков прослеживаются противоположные тенденции при восприятии величины квадратов. Девочки вначале обращают больше внимания па маленькие квадраты, а затем — довольно долго — на большие, а мальчики — наоборот. Запомним этот результат и вернемся к нему при анализе зрительно-пространственных способностей.

У мальчиков выделяется более яркая реакция на новый стимул. Эта особенность мужского пола соответствует и житейским наблюдениям: мужчины в любом возрасте более смело осваивают что-то новое, а женщины — привычное. Аналогичная закономерность была отмечена и при сравнении моторных навыков (см. главу 4). Закреплена она и в гендерном стереотипе: новаторства и освоения нового ждут прежде всего от мужчин. Кстати, при изучении обезьян обнаруживаются противоположные данные — новый предмет с большим любопытством обследуют

1) самки, а не самцы (Тих, 1970). Напомним, что у новорожденных и младенцев до трехмесячного возраста не было половых различий по реакции на новый стимул. Нет ли и здесь влияния различных способов общения воспитателей с мальчиками и девочками? Возможно, мальчикам чаще показывают новые предметы? Или они сами, быстро адаптируясь к знакомому предмету, переключаются на новый? Предположение, конечно же, нуждается в проверке, в частности, путем исследования того, как мальчики и девочки реагируют на старые и новые игрушки.

Не является ли длительный устойчивый интерес мальчиков к мужским лицам (в 3, 6 и 9 месяцев, причем именно с того момента, когда начинает складываться зрительное восприятие, т. е. когда появляется возможность сформировать зрительный образ, а затем его опознать) началом гендерной идентичности? Можно ли предположить, что мальчики по голосу и другим признакам отличают мужчин и женщин? Интересное исследование Е. Сергиенко и Е. Никитиной (Sergienko. Nikitina, 2000) показало, что взрослые могут по голосу и лицу узнать пол новорожденного. Возможно, в 3 месяца это умеют делать и мальчики? При этом девочки сравниваются с мальчиками по этому показателю только в 13 месяцев. А по интересу к лицу матери девочки и мальчики не различаются. Среди приведенных данных нет сведений о реакциях на лицо отца. Было бы любопытно исследовать реакции на лица матери и отца, на женское и мужское лицо.

У девочек обращает на себя внимание более дифференцированная реакция на разные стимулы — и голосом, и особенно улыбкой девочки показывают, что они не просто различают эти стимулы (при этом устойчиво от 3 до 13 месяцев, у мальчиков же такой реакции нет), а образно говоря, по-разному приветствуют их. Что это — основа будущей эмоциональности или будущей коммуникабельности? Этот необычный результат нуждается в дальнейшем изучении (с использованием различных стимулов и в другие возрастные периоды).

Еще 3 исследования, приведенные в обзоре Э. Маккоби и К. Жаклин, нуждаются в комментарии (их нет среди вышеприведенных данных). Уотсон обнаружил, что в возрасте 2,5 месяцев девочки отдавали предпочтение звуковым стимулам, а мальчики — зрительным. Однако у Дормана и коллег и мальчики и девочки предпочитали зрительные стимулы, а у Реми и Уотсона и те и другие отвергали звуковые. В других исследованиях (и в другие возрастные периоды) таких результатов нет. Но и те, что есть, очень любопытны. Мы вернемся к этому вопросу, рассматривая другие возрастные периоды и сравнивая другие анализаторы.

В целом трудно согласиться с оценкой Элеонор Маккоби и Кэрол Жаклин, которые назвали полученные данные просто противоречивыми. Они необычайно интересны и требуют дальнейших размышлений и интерпретации.

Перейдем к рассмотрению раннего и дошкольного детства. Возрастные рамки этого периода различны в разных странах, поэтому условно мы определим их так: от 1 года до 7-8 лет.

13 исследований, проведенных с 1965 по 1972 г.

Возраст от 1 года до 7-&лет. Изучались:

цветоощущения: выбор основных и неосновных цветов и ошибки в различных частях цветовой гаммы (в середине и по краям);

реакция на тахистоскопическое изображение геометрических фигур и рисунков;

подбор стимулов по шаблону (геометрические фигуры и животные, орнаменты) и задачи на различение шаблонных стимулов;

ошибки при восприятии формы (латентный период);

дифференциация внимания к 16 видам игрушек;

цветные слайды предметов и людей — различные реакции на них (фиксация, замедление сердечного ритма, вокализация, улыбка);

изображение человеческого тела (с различными искажениями) — различные реакции (фиксация, изменение сердечного ритма, вокализация, улыбка, движение рук, указание пальцем);

картины семьи и узоров — различные реакции (фиксация, улыбка, указание пальцем, удивление).

Результаты: мальчики делали меньше ошибок в середине цветовой гаммы (5-6 лет), девочки же — меньше ошибок по краям цветовой гаммы (5-6 лет), а также превосходили мальчиков по подбору стимулов по шаблону (4-7 лет).

Не было выявлено половых различий по:

дифференциации внимания к различным игрушкам (1 год);

реакциям на цветные слайды предметов и людей (фиксация, замедление сердечного ритма, вокализация, улыбка) — 2 года;

реакциям на изображение человеческого тела с искажениями (фиксация, изменение сердечного ритма, вокализация, улыбка, движение рук, указание пальцем) — 2 года;

выбору основных и неосновных цветов (3-4 года);

ошибкам в восприятии формы (3-4 года);

сравнению с шаблоном (подбор): геометрических фигур и животных (3-4 года); орнаментов (5-8 лет) и различению шаблонных стимулов (5, 8 лет);

реакции на тахистоскопическое изображение геометрических фигур и рисунков (4-5 лет);

реакциям на картины семьи и узоры (фиксация, улыбка, указание пальцем, удивление) — 3,5 года (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Здесь привлекают внимание результаты исследования Гейнса о цветоощущениях. В 5-6-летнем возрасте дети уже завершают освоение цветовых эталонов основных цветов. Но, как оказалось, мальчики лучше различают зеленый и желтый цвета, а девочки — фиолетовый и красный. К сожалению, это единственное исследование (проведенное на 47 испытуемых), и полученные данные требуют уточнения. Дальнейших исследований требуют и вопросы о том, как цветоощущение развивается в другие возрастные периоды, как на этот процесс влияет то, что женщинам во многих культурах дозволяется использовать в одежде более богатую цветовую гамму, чем мужчинам, и, наконец, как установленное предпочтение в цветах проявляется в личностных характеристиках (к примеру, при исследовании испытуемых разного пола по методике Люшера).

Превосходство девочек в подборе стимулов по шаблону (4-7 лет), хотя и согласуется со стереотипом о преимуществах женского пола при решении стандартных задач, не очень убедительно, так как в ряде других исследований половые различия при работе с шаблонными стимулами отсутствовали.

При рассмотрении школьного возраста и ранней взрослости необходимо констатировать, что все исследования этого периода охватывают большие интервалы (например, с 6 до 16 или с 7 до 18 лет) и их результаты не дифференцированы.

15 исследований, проведенных с 1965 по 1973 г.

Возраст 6-25 лет. Изучались:

выбор шаблонного стимула (зрительного или зрительно-тактильного);

предпочтение стимула: точек или узоров (случайно предъявленных);

восприятие пространства: определение расстояния до воспринимаемого предмета и суждения о длине бумажной полоски;

восприятие формы: предметов прямоугольной формы (идентификация; сравнение с шаблоном) и скорости восприятия геометрических фигур (с помошью тахи-стоскопа);

восприятие времени: способность отличать равномерные вспышки света от неравномерных;

восприятие букв на экране тахистоскопа: латинского алфавита, еврейского алфавита, и того и другого; вербальное сообщение об их расположении; выбор букв;

суждения о стимулах: оиенка использования пригодных визуальных стимулов и подобие суждений о бессмысленных фигурах;

восприятие лиц: скорость подбора фотографий одного и того же человека и обобщенные суждения о лицах (по тахистоскопу).

Результаты: мальчики и мужчины допускали меньше ошибок в определении длины бумажной полоски (12 лет) и лучше отличали равномерные вспышки света от неравномерных (1 6-25 лет). Превосходства девочек и женщин не было обнаружено ни в одном из заданий.

Не было обнаружено половых различий по:

по предпочтению стимула — точек или узоров (9, 11, 13 и 1 5 лет);

выбору шаблонного стимула—зрительного или зрительно-тактильного (6,8 и 10 лет);

восприятию пространства — определению расстояния до воспринимаемого предмета (6, 9, 13 и 16 лет);

восприятию формы прямоугольных предметов (идентификация — 6, 8 и 10 лет; сравнение с шаблоном — 7, 9,11 и 1 8 лет) и скорости их восприятия (6, 8 и 11 лет);

восприятию букв латинского и еврейского алфавита (7, 9 и 11 лет), их расположению (7, 9 и 11 лет) и их выбору (7, 11 и 20 лет);

оценке визуальных стимулов по их пригодности (1 8-21 год) и по подобию суждений о бессмысленных фигурах (6 и 11 лет);

восприятию человеческих лиц — скорости и обобщению (18-21 год) (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Эти результаты демонстрируют почти полное отсутствие половых различий в исследуемых показателях зрительных ощущений и восприятия. Но все же мальчики обнаруживают превосходство по одному из параметров восприятия пространства — определению величины. Правда, по другим параметрам этого восприятия подобное превосходство не обнаруживается. Восприятие длительности вспышек света можно отнести к восприятию времени, в котором мужчины также превосходят женщин на протяжении длительного возрастного промежутка (от 16 до 25 лет).

В ряде обзорных работ были рассмотрены половые различия по таким явлениям, как последовательный образ и иллюзии. По моим подсчетам, они охватывают более 1500 испытуемых разного возраста (от 4 до 35 лет).

Отсутствие половых различий продемонстрировано для тех иллюзий, которые обнаружены и у детей младшего возраста, и у животных, т. е. для тех, которые от-

эажают общие закономерности восприятия. Большая длительность последовательного образа у мужчин, возможно, свидетельствует о том, что мужчины более чувствительны к силе зрительного раздражителя или что они быстрее утомляют-ся. Возможна также связь этого явления с инертностью нервных процессов. Однако в целом можно отметить-достаточное малое число однородных (т. е. проведенных на испытуемых одного и того же возраста и по одним и тем же методикам) зарубежных данных, чтобы судить о различиях полов по зрительным ощущениям и восприятию. Этот пробел отчасти восполняют данные Б. Г. Ананьева, касаю-щиеся остроты зрения, глазомера и поля зрения.

Исследования последовательного образа и иллюзий

7 обзоров, проведенных с 1965 по 1972 г. Изучались:

иллюзия Мюллера-Лайера;

геометрические иллюзии (в Швейцарии и США);

восприятие относительных размеров треугольников в нормальных и в специально созданных (порождающих иллюзии) условиях;

иллюзии открытого пространства (Поггендорфа и Оппель-Кундта);

длительность последовательного образа;

аутокинетический эффект (и латентный период при его восприятии).

Результаты продемонстрировали превосходство мужчин по длительности последовательного образа (1 8-20 лет), по вертикальной иллюзии и иллюзии положения тела (7-16 лет) и их более короткий латентный период при восприятии аутокинети-ческого эффекта (18-21 год). Превосходства женщин не было обнаружено ни в одном из заданий. Не было обнаружено половых различий.по всем иллюзиям (Мюллера-Лайера — 6, 7, 8 и 9 лет, геометрическим — 8-1 6 лет, при восприятии размеров треугольников — 4-20 лет и открытого пространства — 9, 15 и 35 лёт), а также по аутокинетическому эффекту (18-21 год) (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Половые различия по остроте зрения были отмечены у детей 6 лет (табл. 5.1). Острота зрения у девочек созревает раньше и в это время достигает нормы взросло-го человека, а у мальчиков — еще нет. В связи с этим Ананьев (1968) высказал инте-ресное предположение о том, что при начале обучения в школе и повышенной нагрузке на зрительный анализатор следует ожидать большего снижения остроты зрения у мальчиков. Если это так, то 6-летние мальчики находятся в неблагоприятной ситуации и требуют повышенной заботы и внимания. Учитывая, что мальчики вообще созревают позже девочек, возможно даже начинать обучение девочек и мальчиков в разном возрасте — первых, к примеру, в 6 лет, а вторых — в 7.

Глазомер относится к зрительно-пространственному различению. Его точность в дошкольном возрасте в целом выше у мальчиков (см. табл. 5.2), за исключением глазомера правого глаза в 7 лет. Этот результат, во-первых, согласуется с тем, который был получен в зарубежных исследованиях для более позднего воз-раста (мальчики в 12 лет лучше определяли длину бумажной полоски), а во-вто-рых, соответствует общей тенденции — мальчики и мужчины превосходят девочек и женщин по характеристикам психики, связанным с пространством (более подробно об этом — см. главу об интеллекте и раздел о зрительно-пространственных способностях). Ананьев (1968) же считал, что на глазомерные оценки влия-

ют, прежде всего, опыт деятельности и научение, а затем уже природные половые различия, и объяснял лучшие показатели глазомера правого глаза у девочек тем, что они чаще мальчиков тренируют глазомер правого глаза при шитье, вдевании нитки в иголку, а также при рисовании человека, так как склонны тщательно изображать одежду, что требует оценки пропорций и использования графических действий правой руки.

На языке современной гендерной психологии объяснение Б. Г. Ананьева звучало бы так: глазомер — это в большей степени характеристика гендерной социализации, нежели особенность пола.

По-разному протекает и развитие поля зрения (табл. 5.3-5.7).

Таблица 5.7Половые различия в остроте зрения у дошкольников (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.7

Половые различия в остроте зрения у дошкольников (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.2Половые различия ошибок глазомера у дошкольников, мм (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.2

Половые различия ошибок глазомера у дошкольников, мм (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.3Монокулярное поле зрение у 6-7-летних детей, градусы (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.3

Монокулярное поле зрение у 6-7-летних детей, градусы (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.4Прирост показателей монокулярных полей зренияу 7-летних детей (данные Л. В. Саулиной)

Таблица 5.4

Прирост показателей монокулярных полей зрения

у 7-летних детей (данные Л. В. Саулиной)

1)

Таблица 5,5Суммированные показатели поля зренияу 8-летних детей, градусы (данные В. И. Сергеевой)

Таблица 5,5

Суммированные показатели поля зрения

у 8-летних детей, градусы (данные В. И. Сергеевой)

Таблица 5.6Объем поля зрения у 10-12-летних детей,кв. ед. (данные В. И. Сергеевой)

Таблица 5.6

Объем поля зрения у 10-12-летних детей,

кв. ед. (данные В. И. Сергеевой)

Таблица 5.7Объем поля зрения в возрасте 13-17 лет,кв. ед. (данные В. И. Сергеевой)

Таблица 5.7

Объем поля зрения в возрасте 13-17 лет,

кв. ед. (данные В. И. Сергеевой)

Как показывают таблицы, наблюдается попеременное опережение поля зрения то мальчиков, то девочек. Здесь можно выделить несколько фаз:

в 6 лет мальчики превосходят девочек по всем показателям;

в 7 лет — резкий скачок в развитии у девочек и медленное созревание у мальчиков;

в 8 лет — замедление развития у девочек и резкий скачок — у мальчиков (и даже их превосходство над девочками по некоторым показателям — по наружному и нижнему направлениям);

в 9 лет — некоторое уменьшение объема поля зрения у девочек и некоторое увеличение его — у мальчиков;

в 10, 11 и 12 лет — почти уравнивание показателей с небольшим превосходством мальчиков;

с 13 до 17 лет — более интенсивный рост объема и структуры поля зрения (преобладание горизонтали над вертикалью) у девочек и значительное превосходство над показателями мальчиков.

Таким образом, можно отметить более раннее достижение зрелости зрительной системы у девочек. Ананьев (1968) связывал это с их ранним психосоматическим и половым созреванием — существует объективная необходимость сенсорного обслуживания более зрелой личности.

Но необходимо отметить, что, вопреки расхожему представлению, девочки и девушки опережают мальчиков и юношей далеко не по ткем параметрам психики. В каждом психическом явлении существуют свои особенности проявления половых различий, и глубина выводов и интерпретации данных (даже при небольшом их количестве), которую можно обнаружить у Ананьева, выгодно отличается от порой «арифметического» подхода некоторых зарубежных исследований, когда идет простой подсчет результатов: в таком-то количестве работ — преобладание мальчиков, в таком-то — девочек, в остальных — нет различий. Нужно следовать отечественной традиции и в каждом отдельном случае искать объяснения наличия или отсутствия различий между мужчинами и женщинами как проявление глобальных закономерностей или как исключение из правил.

Иногда отсутствие различий может быть следствием того, что в определенный зозрастной период одновременно наблюдается и опережение девочек в темпах развития, и превосходство мальчиков в проявлении какой-либо особенности зрительных ощущений и восприятия. Обе тенденции в этом случает могут перекрывать друг друга и нивелировать различия. Возможно, нужно сравнивать девочек не с их ровесниками, а, делая поправку на опережение девочек (в каждом возрастном периоде различную: равную нескольким дням, месяцам пли даже годам — данные по акселерации развития иногда позволяют это сделать), с мальчиками более старшего возраста.

В целом можно отметить две равнозначные закономерности в развитии зрительной системы: гетерохронность развития (опережение то мальчиков, то девочек) и сходство развития полов. Последнее, возможно, связано с тем, что и в США (где получено большинство данных), и у нас в стране девочки и мальчики, особенно в школьном возрасте, обучаются по одним и тем же программам. Правильно это или нет — другой вопрос. Но, как часто бывает, сходство условий порождает сходство характеристик. В пользу этой гипотезы говорит и то, что большинство данных о превосходстве мальчиков или девочек получено в школьном возрасте — т. е. с началом целенаправленного обучения, когда требуется развитие зрительного анализатора. В дальнейших исследованиях следует выяснить, меняются ли особенности зрительной системы, когда меняются социальные условия — обучение, воспитание.

<< | >>
Источник: Т.В. Бендас. ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ(Учебное пособие). 2006

Еще по теме Зрительная модальность:

  1. МОДАЛЬНОСТЬ
  2. МОДАЛЬНОСТЬ (англ. modality)
  3. Характеристики сенсорных модальностей
  4. Характеристики сенсорных модальностей
  5. 4.5.2 Модальные логики
  6. Другие модальности
  7. МОДАЛЬНО-СПЕЦИФИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПАМЯТИ
  8. ЗРИТЕЛЬНАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ
  9. Тактильная модальность
  10. Зрительно-пространственные способности
  11. МАСКИРОВКА ЗРИТЕЛЬНАЯ
  12. Слуховая модальность
  13. МОДАЛЬНО-СПЕЦИФИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПАМЯТИ (англ. modality-specific memory impairments)
  14. АДАПТАЦИЯ ЗРИТЕЛЬНАЯ
  15. МОДАЛЬНО-НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА ПАМЯТИ
  16. ЗРИТЕЛЬНАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ (англ. visual performance)
  17. Зрительные ощущения