<<
>>

§ 3. Врач и психолог

Не останавливаясь на всех аспектах психосоматической проблемы, существующей как предмет изучения в медицинских науках и в психологических дисциплинах, выделим только те из них, которые непосредственно связаны с воздействием врача и психолога на участников их профессиональной деятельности — клиентов и их окружение.
Во-первых, и врач и психолог имеют дело с симптомами и синдромами проявления различных свойств психической реальности, например, симптом эмоциональной неустойчивости может быть включен в самые разнообразные синдромы — инфантилизма, невроза навязчивых состояний, функциональной незрелости ЦНС и т. п. Во-вторых, способ профессионального мышления врача и психолога предполагает выработку собственной гипотезы, ее обоснование, проверку и принятие решения, то есть и врач и психолог с необходимостью рефлексируют на материал, который является предметом их профессиональной деятельности и таким образом работают с собственным мышлением в ситуации профессиональной деятельности. В-третьих, и врач, и психолог испытывают на себе влияние другого человека, вступая с ним в межличностные отношения, опосредованные свойствами психической реальности (к которым в полной мере относится феномен боли). В- четвертых, врач и психолог видят результат своей деятельности в изменении параметров активности человека, которые опосредуются качествами психической реальности (например, появление других — новых, желаний, возникновение других — новых, чувств, изменение энергетических возможностей человека и т. п.). Наконец, в-пятых, и врач, и психолог работают с категорией меры воздействия как в собственном профессиональном мышлении, так и в профессиональных условиях — действиях, связанных с ориентацией на конкретные параметры этой меры. Таким образом, врач и психолог осуществляют в непосредственном контакте с другим человеком пер­сонификацию обобщенного представления о ценности человека, которым они обладают.
Персонификация конкретизируется в тех свойствах психической реальности человека, которые существуют как феномены внутренней картины болезни — внутренней картины здоровья. Именно они будут входить в предмет взаимодействия врача и пациента, именно они будут существовать в качестве «субстрата» задачи клиента психолога. Феномены внутренней картины болезни — внутренней картины здоровья являются, по моему мнению, тем предметом взаимодействия, который непосредственно объединяет профессиональную деятельность врача и психолога. Существенное различие, как думается, состоит в том, что усилия врача могут быть ограничены симптомом локальной боли, тогда как психолог имеет дело с синдромом душевной боли. Отсюда задачей врача будет устранение боли, а задачей психолога будет перестройка структуры симптома. Совместная работа врача и психолога начинаетс$ с формулировки общих целей, которые будут отнесена к

одному феномену и способам воздействия на него. С точки зрения врача, с позиций его профессиональной деятельности, это будут цели уточнения синдрома, связанные с построением гипотез о нем. Невро патолог, нарколог, психиатр, эндокринолог, сексолог 1 сексопатолог, врач-психотерапевт и другие специалисты могут и, кажется, должны пользоваться данным! психолога о феномене внутренней картины болезш для построения адекватных моделей синдромов, с ко-| торыми они работают. Вопросы об уровне нарушения! психических функций, систем ценностей, параметре! Я- переживаний человека и других модальностей I психической реальности могут быть решены врачом к психологом как для задач более точной диагностики, для построения адекватной системы воздействия, для исследования и использования ресурсов развития человека (пациента, клиента). Думается, что это позволяет видеть не только индивидуально-соматические признаки болезни, но и ее социально-психологическое содержание. Так, клинико-психологические характеристики внутренней картины болезни при неврозах, описанные В. А. Ташлыковым', позволяют сопоставлять синдромы, описанные врачом, содержание Я-концепции больного и вид условной «желательности» болезни.

Это позволяет содержательно описать невротический конфликт, степень осознания причин невроза и механизмы психологической зат щиты. Сопоставление их с жалобами пациента и клинической оценкой его личностных черт позволяет проследить реальные точки соприкосновения в работе врача и психолога. Например, при варианте внутренней картины болезни, которую автор называет депрессивно-соматоцентрированной (ДС) в оценке врача преобладает астенический и ипохондрический синдромы. Соответственно, жалобы астенические, депрессивные. Условная «желательность» болезни —демонстративная. Степень осознания причин невроза — низкая, в клинической оценке личностных черт выражены ас-теничность, интравертированность, независимость, уверенность. В Я- концепции преобладает тенденция к доминированию и независимости. Неврастенический конфликт связан с потребностью быстрых достижений и отсутствием способности к усилению и настойчивости; между выраженной потребностью проявить себя и отсутствием положительных подкреплений. Механизм психологической защиты — уход в болезнь. Этот пример позволяет еще раз уточнить предмет профессионального взаимодействия врача и психолога —
Осуществляя задачи профессионально, врач и психолог могут решить следующие проблемы: • проблему системного построения гипотезы о внутренней картине болезни пациента; • проблему собственного профессионального развития через совершенствование знаний о внутренней картине болезни и внутренней картине здоровья; • проблему адекватного отражения пациентом внутренней картины здоровья; • проблему распределения ответственности за содержание внутренней картины болезни между врачом и пациентом; • проблему роли и места внутренней картины болезни в индивидуальной жизни пациента; • проблему социальной ответственности за содержание внутренней картины болезни пациента; • проблему анализа ценности научного знания (интегральная медицина), необходимого для построения внутренней картины болезни как средства профессионального мышления. Через постановку и решение этих проблем практический психолог может и, думается, должен быть участником лечебных, диагностических и профилактических профессиональных действий представителей

медицинских специальностей. Хотелось бы думать, что это время не за горами и при обследовании любого пациента врачу нужно будет знание не только (и не столько) о симптомах физической боли, сколько полная картина, по возможности, всей психической реальности, которой эта боль принадлежит. Помните? — «Слава тебе, безысходная боль!»

<< | >>
Источник: Г.С. Абрамова. ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. 2003

Еще по теме § 3. Врач и психолог:

  1. ЧЕЙНА-СТОКСА ДЫХАНИЕ (J. Cheyne, 1777—1836, шотл. врач; W Stokes, 1804—1878, ирланд врач)
  2. ВРАЧ-ЛАБОРАНТ
  3. ВРАЧ-СПЕЦИАЛИСТ
  4. СЕМЕЙНЫЙ ВРАЧ
  5. ЛЕЧАЩИЙ ВРАЧ
  6. ВРАЧ - СУДЕБНО-МЕДИЦИН­СКИЙ ЭКСПЕРТ
  7. ВРАЧ
  8. ЖАНДРЕ РЕАКЦИЯ (F.L. Gendre, 1812—1859, франц. врач)
  9. РИПО ПРИЗНАК (L.H.A. Ripault, 1807-1856, франц. врач)
  10. РИЧАРДСОНА ПРИЗНАК (B.W. Ri­chardson, 1828—1896, англ. врач)
  11. ТАРДЬЕ ПЯТНА (А.А. Tardieu, 1818—1879, франц. врач)
  12. ГРЕГЕРСЕНА РЕАКЦИЯ (Т.Р. Gregersen, дат. врач; син. бензидиновая проба)
  13. РОМБЕРГА ПОЗА (М.Н. Rom-berg, 1795—1873, нем. врач)
  14. СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ — см. Психология правовая, Психология судебная, Психология юридическая, Судебно-психологическая экспертиза.
  15. $ 1. Характеристика возрастной психологии, психологии развития как науки
  16. Направления, концепции, подходы и школы психологии, история психологии.
  17. КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ — см. Психология криминальная, Психология правовая, Психология юридическая.
  18. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ — см. Психология юридическая, Психология правовая, Психология судебная.