ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА (англ. psychological pedagogy)

— целостная реализация живого (гуманистического) психологического знания в образовательных практиках и технологиях, в науках об образовании. Психология медленно, но верно идет к живому знанию о человеке (см. Знание живое). Это сказывается на ее проблематике, методах и м. б. прежде всего на ее языке: живое движение, живой образ, живая метафора, живое слово, поступок, поступающее мышление и сознание, понимание как творчество и сотворчество с автором; пространство и время (хронотоп), смысловое измерение бытия как координаты развития живой души и личности и т. д. Образование, пожалуй, больше, чем др. точки приложения усилий психологии, нуждается в живом знании о человеке.

Живое знание о человеке слабо концептуализировано, но издавна им обладают поэты, художники, деятели театра — создатели первых психотехник, талантливые педагоги и некоторые психологи (см. Психология искусства). Хотя оно интуитивно, но именно с ним связано создание оригинальных и продуктивных образовательных систем, т. н. инноваций в образовании. К ним, несомненно, относятся: система дошкольного воспитания А. В. Запорожца, система воспитания слепоглухонемых И. А. Соколянского—А. И. Мещерякова, системы начального обучения Л. В. Занкова, теория и практика развивающего обучения (В. В. Давыдов, Д. Б. Эльконин). Перечисленные инновации связаны с культурно-исторической теорией развития психики и сознания Л. С. Выготского. Он сам продемонстрировал ее продуктивность на дефектологии (коррекционной педагогике). При их создании использовался достигнутый уровень живого знания (понимания человека в культуре) в психологии развития, психологии учебной деятельности, психологии личности, психологии познавательных процессов, аффектов и воли. Созданные образовательные системы опирались, конечно, на научное знание, но наука не «ложилась на глаза», не заслоняла своим телом непосредственного видения ребенка, учителя. В этих системах не значение, а смысл выступал на первый план. Ребенок, уч-ся воспринимался не как функция, а как партнер по совместной деятельности, напр. эстетической (Запорожец), игровой (Эльконин), учебной (Давыдов), умственной (Г. А. Цукерман) и т. д. В замысле и первых абрисах перечисленных подходов к образованию развитие рассматривалось как норма, в то время как проблема нормы развития возникала при создании соответствующих технологий.

Создатели образовательных систем превосходно понимали многочисленные ипостаси живого действия, хотя далеко не всегда полностью ориентировались в предметном содержании действия, в чем им помогали учителя и методисты.

У последних, надо думать, было живое знание о предмете, но не было живого знания о действии. Сотрудничество состояло в обмене живым знанием. Педагог приобретал живое знание о действии, а психолог — о предмете. Именно в этом обмене, возможно, заключался секрет успеха созданных систем. Что, конечно, не исключало совмещения живого знания о предмете и действии в одном лице. В этих достаточно редких случаях педагог становился талантливым психологом, а психолог — талантливым педагогом.

Соединение живого действия (коммуникативного, игрового, эстетического, учебного, трудового и т. д.) с живым предметом и есть предмет и цель П. п., и она — результат партнерства психолога, педагога и ученика.

В живое действие и в живой предмет вложена душа исполнителя, создателя. Поэтому П. п. ориентирована на образование как на «равновесие души и глагола». Когда такое равновесие достигается, усвоению знаний сопутствует не только повышение внешней компетентности, но и внутренний рост. Учащимся открывается как сфера знания, так и бесконечная сфера незнания, в т. ч. и самого себя. Тем самым П. п. ориентирована не только на живое, но и на личностное знание, личностный рост и на духовную практику. Личностное знание, равно как и личностное понимание, представляют собой не только использование усвоенного, прочитанного в качестве некоторой «ценности», а знание и понимание в смысле участия понимаемого в своей жизни. Задача состоит в том, чтобы собрать по крупицам живое психологическое знание и в живой форме донести его до педагога и вместе с ним умножить его. В этом и состоит П. п., которая одновременно и наука, и практика, а в идеале и технология, хотя любая технологизация — это утрата существенной части души. П. п. ни в коем случае не является оппозицией возрастной и педагогической психологии или экспансией в эти важные составляющие научных основ образования. (В. П. Зинченко.)

<< | >>
Источник: Б. Г. Мещеряков, В. П. Зинченко.. Большой психологический словарь.. 2003

Еще по теме ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА (англ. psychological pedagogy):

  1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ (англ. psychological characterization)
  2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЛУЖБА (англ. psychological service)
  3. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ (англ. psychological modelling)
  4. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕФРАКТЕРНОСТЬ (англ. psychological refractoriness)
  5. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ (психическая) САМОРЕГУЛЯЦИЯ (англ. psychological self-regulation)
  6. МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ САМОРЕГУЛЯЦИИ (англ. methods of psychological self-regulation)
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ К ШКОЛЬНОМУ ОБУЧЕНИЮ (англ. psychological readiness to school)
  8. СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА (англ. judicial-psychological examination; от лат. expertus — опытный)
  9. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА
  10. Американское психологическое общество (American Psychological Society)
  11. Психологическое здоровье (psychological health)
  12. Психологическая наука (psychological science)
  13. Психологическая оценка (psychological assessment)
  14. Психологические лаборатории (psychological laboratories)
  15. Эпистемология психологическая (epistemology psychological)