<<
>>

ПРАКТИКУМ ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ

И Предисловие В практикуме раскрываются средства и способы воздействия на свойства психической реальности человека с целью их выявления, а при необходимости и изменения. Эти цели возникают в профессиональной работе психологов, педагогов, врачей, журналистов, юристов, этим же ежедневно занимаются родители.
Для них всех и написан этот текст. Практикум по психологическому консультированию предназначен для студентов, изучающих психологию как специальность, для студентов специальностей типа «человек-человек» (врачей, учителей, юристов, социологов, социальных работников), которые в своей профессиональной деятельности будут оказывать воздействие на различные стороны индивидуальной судьбы человека. Выполнение заданий и упражнений, описанных в практикуме, позволяет осваивать и совершенствовать специфические действия, направленные на выявление и фиксацию свойств психической реальности человека. Все задания и упражнения выполняются как индивидуально, так и в группе. Критериев правильности выполнения того или иного задания в тексте практикума нет, есть указания на основные научные понятия и категории профессионального мышления, владение которыми позволит оценить Уровень освоения того или иного профессионального действия и наметить пути их совершенствования. Все задания и упражнения апробированы в работе автора на занятиях со студентами и слушателями. Автор благодарна им за возможность работать с ними и совместно « переживать результаты этой работы. ПОНЯТИЕ О ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ Конец XX века характеризуется появлением в психологической науке двух ярко выраженных тенденций развития. Первую можно обозначить как дифференциацию предмета исследования, а вторую как интеграцию его отдельных свойств. Интерес ко второй тенденции объясняется тем, что она стремится построит! специфическое научное знание о реальности индивидуальной жизни человека.
Появление интегральный наук, например, интегральной медицины, экологии психологии жизненной среды и других, создает общенаучный фон для гуманизации современного научного исследования. Традиционные науковедческие проблемы — проблема предмета и объекта исследования, выбор адекватного метода, механизмы построения гипотезы, критерии истины научного знания и другие — переходят из плоско­сти научного знания в плоскость знания этического в том случае, когда речь идет об изучении индивидуально» жизни человека. Все эти вопросы обостряются многократно, когда ставится проблема воздействия на человека. Достаточно в этом смысле вспомнить знамениты! «хоторнский эффект», описанный в 20—30-е годы группой психологов под руководством Э. Мэйо. Суть его состояла в том, что присутствие исследователя, осуще­ствляющего открытое наблюдение, увеличивает производительность труда независимо от объективных условий его осуществления (увеличение или уменьшение интенсивности освещения в конкретном опыте). Человек, изучающий другого человека, сам становится инструментом познания, средством познания. Воздействие на другого человека является необходимым моментом его изучения, независимо от того, осуществляется это воздействие непосредственно по типу человек—человек или опосредовано предметами, созданными людьми, по типу человек—предмет—человек.

Как известно, предметы несут в себе следы воздействия, овеществляя их, опредмечивая в своих свойствах. Воздействие предмета на человека опосредованно вводит в эту ситуацию других людей или другого человека, имевшего отношение к предмету ранее, или предполагаемое отношение в будущем. Воздействие и его организация становятся не только средством получения достоверных данных о человеке, которые можно было бы квалифицировать как истинные данные, но оно одновременно существует и как условие порождения свойств человека, особенно тех, которые составляют содержание психологической реальности. Люди обладают свойством видеть в других то, что хотят и умеют видеть. Это создает особые требования к ситуации взаимодействия людей с целью получения достоверных научных данных об индивидуальной жизни человека.

Хотелось бы назвать это требование требованием практической этики, основа которой сводится к знаменитому «Не навреди!». Возможность осуществить в воздействии на другого человека этот принцип основывается на идеалах ценности жизни и идеях о ее строении, о ее законах. Идеи ценности жизни другого человека, да и своей собственной тоже, исследователь человека получает из контекста культуры, в которой он живет, из того культурного слоя, в который он погружен, где черпает материалы для построения своей картины мира. Кажется, об этом писал Пьер Тейяр де Шарден в «Феномене человека»: «...Мы недостаточно подумали о триедином свойстве, которым обладает каждое сознание: • все частично сосредоточивать вокруг себя; в все больше сосредоточиваться в себе; • путем этого самого сверхсосредоточения присоединиться ко всем другим центрам, окружающим его» Думается, что при воздействии одного человека на друго го именно эти свойства сознания создают трудности для реализации основной цели науки — объективного исследования, достоверного получения знаний о закономерностях. Сегодня попыткой преодоления этой трудности представляется создание особой области знания о человеке, которую, по-моему, можно назвать по всем объективным признакам наукой (Ж. Пиаже, П. Коп-нин, П. Кедров, М. Ярошевский и др.). Это практическая психология. Ее предмет зародился в начале века вместе с первыми работами по психологии труда и может быть обозначен как изучение индивидуальной жизни человека через воздействие на нее. Задачи практической психологии — исследование закономерностей индивидуальной жизни — нетождественны задачам общей психологии, изучающей психологию индивидуальных различий, хотя бы уже потому, что категории мышления исследователя о природе индивидуальных различий и природе индивидуальной жизни предполагают разную содержательную нагрузку. Основное различие можно связать с необходимостью использования при изучении закономерностей индивидуальной жизни этических категорий как меры воздействия исследователя на течение индивидуальной жизни. «Задача этического мыслителя — не давать умолкнуть голосу человеческой совести, усилить его, осознать, что есть для человека добро, а что — зло, независимо от того, добро это или зло для общества на определенном этапе его эволюции. Он может быть «вопиющим в пустыне», но только если этот голос остается живым и бескомпромиссным, пустыня обратится в цветущую землю» (Э. Фромм). Исследователь индивидуальных различий имеет дело с результатами воздействия людей друг на друга по законам универсальной и социально имманентной этики (термины Э. Фромма), но он не рассматривает при этом себя как человека, порождающего тот или иной тип этических отношений. --- Осознание же этого является необходимым при и применении категории индивидуальной жизни как средства мышления, как средства организации воздействия исследователя, занятого практической психологией. В бытовой и профессиональной психологической практике, как случайном или преднамеренном воздействии человека на человека, водораздел между бытовой и профессиональной практикой проходит по линии осоз­нания меры воздействия профессиональным психологом, занимающимся практической деятельностью и слу­чайным, недостаточно осознанным применением меры воздействия бытовым психологом, изменяющим направление активности другого человека. Обоснованность воздействия нравственными мерами, ориентация своего отношения с другим человеком на научные знания о закономерностях индивидуальной жизни отличает

действия профессионального психолога. Бытовой психолог обосновывает свои действия своим знанием жизни, своим личным представлением о мере и целесообразности воздействия на свойства внутреннего мира человека. Это отличие позволяет говорить о том, что бытовая психологическая практика основывается на случайных свойствах человека, проявляющихся в ситуации взаимодействия, а профессиональная практика психолога ориентирована на существенные свойства человека. Отсюда основными научными категориями профессионального мышления практического психолога можно, по нашему мнению, считать следующие: воздействие — управление, манипулирование, формирование, психоло­гическое пространство, психологическое время, психологическая дистанция, взаимодействие — предмет взаимодействия, позиция во взаимодействии, психологическая реальность, модальности психической реальности и др. Методы осуществления воздействия одного человека на другого можно рассматривать как методы ис­следования в практической психологии как науке. Условно разделим их на две большие группы: методы прямого ситуативного воздействия и методы косвенного воздействия, предполагающие расширение контекста изучаемой ситуации. Основное отличие этих методов как методов научного анализа в том, что они применяются практическим психологом с точки зрения осознанной им научной концепции, что существенно отличает действия профессионального психолога от действий психолога непрофессионального, некомпетентного Задачи воздействия практического психолога определяются его концепцией жизни, которую он воплощает в парадигме собственного научного мышления с человеке. Именно оно является основой принятия решения о мере воздействия на другого человека, на индивидуальную жизнь как предмет исследования профессионального воздействия. Практический психолог выступает как, исследовав тель индивидуальной жизни человека, воздействуя на нее, получая необходимую для этого психологическую информацию, он становится (пусть на время) частью жизни другого человека. Практика воздействия на другого человека с применением психологической информации о нем делится на несколько видов профессиональной деятельности психолога, которые отличаются мерой воздействия и степенью ответственности психолога за течение индивидуальной жизни человека. Психологическая диагностика, психологическая коррекция, психологическое консультирование, психотерапия отличаются как виды профессиональной деятельности психолога не только разными задачами воздействия, но и принципиально отличаются средствами воздействия на другого человека. Кратко отличие задач воздействия можно представить в разной степени ответственности психолога за сбор и использование психологической информации об индивидуальной жизни человека. Средства воздействия отличаются степенью стандартизации. В этом смысле психодиагностика является наиболее стандартизиро­ванным видом деятельности психолога, а психологическое консультирование находится на противоположном его полюсе. За результаты психодиагностики, особенно с применением тестов, психолог несет минимальную ответ­ственность, воздействие его стандартизировано. В психологическом консультировании психолог несет личную ответственность за точность полученной психологической информации и оказывает непосредственное личное профессиональное воздействие на индивидуальную жизнь человека. Степень ответственности и осознание ее являются для психолога необходимыми моментами его профессиональной рефлексии. Выделение психологом содержания психологической информации, характеризующей индивидуальную жизнь человека, осознание этого содержания являются необходимым условием построения предмета практической психологии как науки. Можно сказать, что практика психолога-профессионала способствует рождению социального (профес­сионального) заказа на предмет науки — практической психологии. Существенное отличие ее от прикладной психологии состоит в том, на наш взгляд, что она стремится оперировать содержанием, предполагающим категоризацию мышления психолога о закономерностях инди­видуальной жизни человека, тогда как прикладная психология традиционно идет от функционального подхода к внутреннему миру человека, порождая психотехнический материал взаимодействия психолога и другого

человека. Не умаляя ценности любого вида научного знания о человеке, стремясь к его реалистичности и целесообраз­ности, хотелось бы предоставить читателям возможность самим поразмышлять над собственной концепцией человеческой жизни. Для задач данного практикума считаю важным обозначить свое собственное отношение к ней ссылкой на бесконечно любимого мною А. Швейцера: «Идеалы истинной культуры поблекли, потому что мы постепенно утрачивали идеалистическое мировоззрение, в котором они коренятся... Единственно возможный выход из хаоса — вновь обрести мировоззрение, уходящее своими корнями в культуру, и вновь подчиняться заключенным в нем идеалам истинной культуры». Это тем более трудная и ответственная для психолога задача, что законам осуществления индивидуальной человеческой жизни во всей ее жизнеутверждающей полноте человеческого в человеке существует множество препятствий. Преодолеть их, вырасти из них, осуществить свое истинное развитие человек может только с помощью другого человека. Профессиональному психологу надо стать таким человеком при осуществлении психологического кон­сультирования как одного из видов своей профессиональной деятельности.

ЧТО ТАКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ? Ответ на этот вопрос связан с принятием психологом ответственности за свое воздействие на другого человека, с осознанием средств и способов, меры этого воздействия. Естественно, что содержание этого ответа будет определяться заказом на работу психолога. В содержании заказа надо будет выделить, а часто и четко дифференцировать в соответствии со своими профессиональными возможностями задачи другого человека. Цели взаимодействия с другим человеком могут различаться по степени использования для их достижения психологической информации. Конкретные цели психолога и другого человека создаются ими на материале психологической информации, возникающей в ситуации их взаимодействия. Попытаемся описать, чем отличаются эти цели по степени использования в них психологической информации. Будем видеть существенную черту психологической информации, используемой в работе психолога, в том, что она получена на основе его обобщенной теории, но всегда в индивидуальных условиях жизни конкретного человека, в этом смысле она всегда уникальна. Среди целей взаимодействия психолога и другого человека можно, на наш взгляд, выделить следующие группы целей: социальные, этические, нравственные Чтв такое Социальные цели? и собственно психологические. Социальные цели предполагают соответствие действий и переживаний человека известным ему обобщенным нормам, например, возрастным, половым, профессиональным, правовым и др. Эти цели предполагают наличие эталона действия или переживания, которому можно было бы соответствовать. Этические цели предполагают соответствие действий и переживаний клиента критерию «хорошо — плохо», который не имеет четких эталонных характеристик, и человек должен осуществлять выбор соответствующей оценки сам. Нравственные цели предполагают соответствие действий и переживаний критериям «добро — зло», которые также не имеют эталонных характеристик, и нужно осуществлять выбор оценки самому и самому же обосновывать его. Психологические цели предполагают соответствие действий и переживаний человека его потребностям, т. е. это цели достижения идентификации аутентичности, которые связаны с переживаниями психологического комфорта с реализацией потребности в самоутверждении и самоуважении. Эти переживания не имеют объективных однозначных проявлений, всегда субъективны, предельно индивидуализированы, окрашены метафорическим личностным смыслом.

Цели взаимодействия

Перечисленные цели показывают, что использование в них собственно психологической информации нарастает от социальных целей к психологическим. Приведем конкретные примеры целей из содер жания заказов на психологическую работу: «Проверьте моего ребенка, я хочу доказать, что он не дебил» (психодиагностика, социальная цель клиента); «А вь можете определить, нормальный ли я?» (психодиагно стика, социальная цель клиента); «Скажите моей жене что она неправильно воспитывает мою дочь» (психо диагностика, этическая цель); «Что же будет с мои?» ребенком, неужели он никогда не исправится?» (пси хологическое консультирование, этическая цель); «Скажите ему, что я его люблю, он меня не понимает» (пси хотерапия, этическая цель); «Я же стараюсь, все для него делаю, я же ему добра желаю» (нравственная цел1 психологического консультирования); «Он всегда вес назло делает, он специально все подстраивает» (пси ходиагностика, нравственная цель); «Он как отец, никогда ничего доброго не сделает, как волчонок» (нрав ственная цель психодиагностики); «Я хочу, чтобы мой ребенок был спокойным, уверенным в себе» (психологическая цель в психологическом консультировании) «Нам бы хотелось помочь ему, а как, не знаем» (психологическая цель в психотерапии); «Я не знаю что со мной, сама себя боюсь» (психологическая цел1 в психодиагностике). Естественно, что цели другого человека могут меняться, но динамика их определяется главной для него целью обращения к психологу. Общаясь с человеком, психолог, принимая заказ, попадает одновременно в ситуацию формирования цели взаимодействия. Возникает ситуация, требующая осмысления, рефлексии психологом своего профессионального взаимодействия Это ситуации возможной подмены целей другого человека целями самого психолога. Например, клиент просит ответить на вопрос: «Оставить ли ребенка на второй год?» Психолог реагирует на этот заказ предложением о глубинном личностном обследовании ребенка, подменяя конкретную цель клиента собственной — демонстрацией своих профессиональных возможностей. Вместо соответствия социальной задаче заказчик он начинает строить свой текст, не совпадающий текстом заказа; расширение таким образом контекста взаимодействия с другим человеком за счет своего кон­текста и подтекста приводит психолога к потере предмета профессионального взаимодействия. Психологу надо рефлексировать и фиксировать результаты своей рефлексии в соответствующей лексике, чтобы предмет его взаимодействия с другим человеком был доступен для осознания обоими.

Таким образом, психолог и другой человек встают перед необходимостью выделения и фиксации предмета их взаимодействия, логично было бы думать, что им должна стать психическая реальность и ее свойства. Психологическое консультирование начинается там и тогда, где психолог и другой человек формулируют адекватные для поступившего заказа психологические задачи на профессиональную деятельность психолога. Пользуясь метафорой, появление ситуации психологического консультирования и всю последующую процедуру профессиональной работы психолога можно было бы изобразить следующим образом:

(1) Я-птица, я умею летать (2) Я понимаю Вас, птица (1) Я знаю, что могу летать далеко (2) Я «югу отрыть для Вас хпетку

1)Я же ногу улететь далеко и навсегда !? 2)Вы улетаете далею и навсегда ? Что произошло? Другой человек (птица) заявляет психологу о своем существовании как о необходимости встречи с ним. Птица переживает невозможность использования свойств своей психической реальности, ей необходимо обновление своих возможностей (1) Они с психологом. (2) Формулируют психологическую задачу. Другой человек (птица) вместе с психологом находят конкретное выражение новых возможностей и пути их реализации. (3) Они намечают способы движения по этим путям и отношение друг к другу (ответственность для психолога и ответственность для другого человека). (4) Принимают ответственность и осуществляют ее, оставляя открытые ими возможности как основу индивидуального выбора другого человека (птицы). (5) Он (другой человек [птица]) может воспользоваться ими, а может и нет, он (другой человек), говоря метафорически, может улететь из клетки своей задачи далеко и навсегда, а может вернуться, а может и вообще не улететь... Другими словами, суть психологического консультирования состоит в том, чтобы психолог, пользуясь своими специальными, подчеркиваю, специальными профессиональными, научными знаниями, создал условия для другого человека, в которых он переживет свои новые возможности в решении его психологических задач. Критерием эффективности этого вида профессиональной деятельности психолога является появление у другого человека новых переживаний по поводу своей задачи. С точки зрения самого психолога критерий эффективности этого вида деятельности может быть найден по показателям соответствия его работы задаче другого человека. Точнее, чем он сам, это может сделать группа коллег — независимых экспертов, специалистов по психологическому консультированию, ориентируясь на выработанную ими шкалу, например, такую: 1. Психолог не способен быть внимательным, прерывает клиента, пропускает важную информацию. 2. Действия психолога неявно неконструктивны, он слишком старается воздействовать на другого человека. 3. Клиента не слышно или слышно очень мало, вреда ему нет, но психолог реагирует не на клиента, а сам на себя. 4. Ответы психолога на воздействие клиента равны тому, что говорит клиент. Точное отражение его чувств, пересказ их, резюме ухватывает суть задачи клиента. Самораскрытие психолога может облегчить задачу клиента. 5. Смысл задачи клиента понят неверно, но через воздействие, все возрастающее по интенсивности, психолог вносит в задачу клиента нечто, облегчающее его состояние. 6. У психолога есть навыки внимания и воздействия через эмпатийность и непосредственность. 7. Высочайший уровень — психолог присоединяется к клиенту, не теряя своей индивидуальности. Психологическое воздействие в профессиях типа «человек—человек» часто напоминает процедуру пси­хологического консультирования, так как осуществляется в виде направленного интервью. К числу таких профессий относятся, кроме работы психолога, деятельность врача, юриста, журналиста, педагога, социолога, социального работника. Во всех этих профессиях интервью является одним из методов практической деятельности. Каждая из них накладывает свои ограничения на предмет взаимодействия с другим человеком. Спецификой этого предмета

они и будут отличаться друг от друга. Специфика профессионального предмета взаимодействия в профессиях типа «человек—человек» проявляется прежде всего в мере воздействия на параметры индивидуальной жизни человека. В этом смысле теснее всего с этими параметрами связана деятельность психолога и врача. Они оба несут ответственность за свои Бездействия и те изменения, которые могут существенно повлиять на логику индивидуальной жизни человека. Психолог берет на себя ответственность за проявле-иие качеств психической жизни, а врач за проявление

Професс ия Содержа ние деятельн ости Предмет интервью Цели интервью Мера проф. воздейст вии
психоло все пережива изменени возможн
г модально ние е ость
сти динамич отношен открытос
внутрен- ности ия к себе ти для
него свойств или дру- самого
мира человека пси­ хической ре­ альности гому человека, этически е и правовые нормы
педагог освоение уровень фиксация права
научных владения уровня ребенка,
понятий струк­ турой научного понятия владения научным понятием этически е и правовые нормы
врач внутренн изменени динамика этически
яя картина здоровья, внут­ренняя картина болезни (вю, вкб) е в вкз и вкб в !0 и вкб е и правовые нормы
юрист ответстве степень степень этически
нность со- осоз- е и
как со- ответств нания правовые
держание Я- концепци и ия действий понятию от­ ветствен ности своей ответстве нности нормы
журнали логика степень уточнени этически
ст событий объек­ тивности ин- формаци и о событии е информа ции е и правовые нормы

качеств жизни физической. Оба — врач и психолог — работают с симптомами, оба ориентируются на их из­менение как результат своей профессиональной работы, своего профессионального воздействия. Оба остав­ляют заметный след своим присутствием в личной биографии человека, влияя на ее течение, делая ее предметом своих профессиональных усилий. Предлагая следующую схему различий психологического воздействия в разных профессиях, хотелось бы обратить внимание на то, что интервью в них является одним из методов профессиональной деятельности. Психолог, пожалуй, одна из немногих профессий, где мера воздействия определяется степенью открытости другого человека и возможностью психолога использовать эту открытость для создания новых динамических тенденций во внутреннем мире другого человека. Цели интервью психолога уточняются и совершенствуются в процессе его взаимодействия с другим человеком. Процесс взаимодействия

Существенная особенность интервьюирования больного в профессиональной деятельности врача состоит в том, что врач четко ориентирован на три главные цели: • установление контакта с больным, • диагностика болезни, • оценка эффективности лечения. Решение врача о состоянии больного, в конечном итоге постановка диагноза и лечение определяются степенью уверенности его в болезненном состоянии человека, обратившегося за профессиональной помощью к нему. Степень уверенности врача условно может быть проран-жирована от полной его уверенности в том, что

интервьюируемый здоров, до установления известной нозологической формы заболевания с -определением варианта ее течения (степень тяжести, осложнения и т. п.). На характер принятия врачом решения о тяжести заболевания оказывают влияние множество объективных и субъективных обстоятельств, которые сказываются на его диагностическом поиске — главном векторе, определяющем принятие решения о состоянии больного. Ориентация врача в параметрах внутренней картины здоровья обратившегося за помощью пациента зависит и от такой личностной характеристики самого врача, как внушаемость, «сенсибилизированность» его к самому процессу диагностического поиска, от степени воздействия другого человека, а также от степени выраженности неспецифических признаков болезни и наличия ее специфических симптомов. Известно, что во внутренней картине болезни неприятные переживания могут носить как соматический, так и психосоматический характер, поэтому для врача возникает особая задача дифференциации специфических и неспецифических признаков болезни, что делает содержание интервью специфическим, хотя оно сохраняет свою структуру. Мы не ставим своей задачей подробно описывать этап диагностического поиска в структуре интервью, характерной для деятельности врача, это детально представлено в специальной литературе. Хотелось бы обратить внимание на то, что врач в своем диагностическом интервью, задавая вопросы, оказывает влияние на внутреннюю картину болезни, способствуя ее структурированию. Это делает диагно­стическую работу врача крайне важной в плане построения у больного внутренней картины болезни. Ибо именно она будет тем основанием, на котором будет строиться переживание лечебного воздействия. Врачу приходится учитывать степень активности --больного в создании и воспроизведении внутренней картины болезни, так как степень активности — это позиция больного в интервью, которая определяет построение диагноза — т. е. существенно влияет на эффективность интервью. Для работы с позицией больного врачу приходится учитывать не только основные типы симптомов, но и штампы бытовых ситуаций, в которых они проявляются, т. е. ориентироваться на топологию внутренней картины болезни. Если врач этого не делает, то в его работе наблюдаются ошибки, типичные для метода интервью: внушение больному симптомов предполагаемой нозологической формы, неверное восприятие жалоб (симптомов) больного — желаемое принимается за действительное, происходит нераспознавание агравации и, более того, симуляция симптомов. Врач, задавая вопросы о состоянии больного, одновременно оказывает воздействие на выявление особого образования в психологической реальности — внутренней картины болезни. Именно оно будет определять как содержание Я-концепции, отношение больного к врачу, к себе, к социальной ситуации в целом. Своим воздействием врач актуализирует разные параметры внутренней картины болезни, создавая таким образом условия для динамизации Я-концепции человека, т. е. врач осуществляет в своем диагностическом поиске процедуру, близкую по целям к психологическому консультированию, и в известном смысле выполняет на бытовом уровне роль психолога, структурируя своими вопросами внутреннюю картину болезни пациента. Переструктурирование психической реальности человека осуществляет и учитель, когда своими вопросами и замечаниями расширяет (часто, к сожалению, до запретных этических пределов) предмет своего профессионального взаимодействия. Не хотелось бы приводить длинную череду таких фактов, они го-ъорят сами за себя со страниц школьных тетрадей и дневников. Основная суть нарушений состоит в том, что учителем не осознается в полной мере предмет профессионального взаимодействия со школьником и свое профессиональное место в его жизни. Соответственно интервью — вопросы и замечания учителя по поводу действий школьника носят характер, превы- ---тающий меру его профессионального присутствия в жизни школьника, таким образом нарушается и распределение ответственности за учебную деятельность и ее результаты. Мы не останавливаемся подробно на специфике интервью в каждой из указанных профессий «человек— человек», поставив перед собой задачу на примере освоения средств и способов воздействия психолога в ситуации интервью наиболее полно представить его как метод профессиональной деятельности, меняющийся в зависимости от предмета профессионального воздействия. Профессиональная позиция психолога

ПСЕВДОПОЗИЦИЯ Возможные ошибки в интервью и пути их профилактики
Ошибки Профилактика
1. Отсутствие личностного обращения к интервьюируемому. 1. Четкое знакомство с названием имени, использование имени в ходе интервью.
2. Поучения, очевидные и банальные советы. 2. Освоение предмета профессиональной деятельности, принятие профессиональных ограничений.
3. Избыточная личная заинтересованность в содержании интервью. 3. Освоение профессиональной пози­ции и профессиональной этики.
4. Уход от профессионального взаимодействия в бытовое. 4. Рефлексия на содержание профес­сиональной деятельности.
5. Использование специальной, редко употребляемой в быту 5. Говорить простым, четким, литературным языком.

терминологии.
6. Стремление интервьюера занять собой, своими лиными проблемами и высказываниями большую часть времени. 6. Организация профессионального пространства, контроль за временем своих высказываний.
7. Навязывание своего мнения нтервьюируемому. 7. Контроль за соответствием задаче клиента.
8. Эмоциональное воздействие через оценку качеств интервьюируемого. 8. Безоценочное общение.
9. Отсутствие четких целей интервью. 9. Владение предметом интервью (топология предмета должна быть выстроена заранее).
10. Уличение интервьюируемого в неискренности, стремление «поймать» его. 10. Следование предмету интервью.
11 Постоянные апелляции к мнению других людей. 11. Цель интервью — мнение, проблема, внутренняя картина болезни и т. п,— в
логике индивидуальной судьбы человека.
12. Отказ от взаимовлияния людей в процессе интервью. 12. Самоконтроль за профессиональным развитием.

<< | >>
Источник: Г.С. Абрамова. ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. 2003

Еще по теме ПРАКТИКУМ ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ:

  1. ДОБРАЧНОЕ И ПРЕДБРАЧНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
  2. Психологическое консультирование (counseling psychology)
  3. 5.4. Психологические аспекты повышения эффективности налогового консультирования
  4. ГЛАВА IV ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
  5. Практикум
  6. Практикум
  7. Практикум
  8. Практикум
  9. Практикум
  10. Практикум
  11. Практикум
  12. Практикум
  13. Практикум
  14. Практикум
  15. Практикум