<<
>>

§ 2. Получение психологической информации в работе психодиагноста

Психодиагност-практик пользуется готовыми ме тодиками. Как он получает психологическую информацию о клиенте? Остановимся на этом подробнее. Для понимания средств и способов получения псиЛ хологической информации необходимо различать задачи клиента и задачи психолога в ситуации психодиагностической работы.
Клиент строит свое взаимодействие с психологом-диагностом в зависимости от того, какой для него пред­ставляется эта ситуация: ситуация экспертизы или ситуация психологической помощи. Естественно, что ситуация экспертизы, в которой клиент может оказаться и не по своей воле (например, ситуация судебно-психологической экспертизы), перестраивает все задачи взаимодействия клиента (подэк­спертного) и психодиагноста по типу социальных задач. Другими словами, клиент в ситуации экспертизы предельно ориентирован на осознанное соблюдение социально одобренных форм поведения, то есть стремится действовать правильно. Особенно ярко это проявляется в работе клиентов в ситуации экспертизы с опросниками, — они не могут дать однозначный ответ «да» или «нет», как того требует опросник, а начинают вводить конкретизирующие моменты или открыто лгут, отрицая у себя те или иные формы поведения, даже если они реально при­сутствуют в исследуемой ситуации (например, вспыльчивость, агрессивность, тревожность и др.). В ситуации экспертизы клиенты настолько бывают ориентированы на социально одобряемые нормы, что готовы отка­заться даже от малейших признаков индивидуальности, мгновенно подстраиваясь даже под малейшую эмоциональную реакцию эксперта. Ситуации экспертизы накладывают на способы работы психолога-диагноста жесткие требования к защищенности его методик от возможной фальсификации или осознанной стратегии подэкспертного. Ниже мы охарактеризуем подробно те способы получения психологической информации, которые в большей степени отвечают этим требованиям, пока только укажем, что это экспертные, «клинические» методы или проективные и диалоговые.
Ситуация экспертизы в работе психодиагноста является психологической задачей для него самого, так как сам психолог должен понять, что значит поведение подэкспертного, тогда как подэкспертный в это же время решает другую задачу взаимодействия — как выглядеть «правильным», как построить свое поведение в соответствии с социально одобряемыми нормами. Можно привести бесконечное число примеров, когда насильник в ситуации экспертизы объясняется в любви к жертве; когда убийца, совершивший умышленное убийство, которое он долго и тщательно готовил, клянется в том, что он сделал это случайно, нечаянно и т. п. Такова реальность психодиагностической экспертизы, которая является для клиента экзаменом на его «социальную зрелость», а для психодиагноста— экзаменом на его умение решать психологические задачи. В ситуации оказания психологической помощи взаимодействие клиента и психодиагноста строится совсем по- другому. Если психодиагност имеет дело с клиентом, который уже начал формулировать свою психологическую задачу (а именно здесь и начинается реальное оказание психологической помощи), то он встретится с удивительным к себе отношением клиента — открытостью, направленностью на сотрудничество. Клиент готов выполнять все инструкции, он вносит в них свое, уточняя, переспрашивает, просит еще и еще заданий. Эта ситуация резко повышает требования к личностным качествам психодиагноста, к его умению не смешивать профессиональную работу и личные отношения с клиентами. Для психодиагноста появляется необходимость четко рефлексировать свои задачи взаимодействия с клиентом — это одна из особенностей ситуации профессиональной работы с клиентом для психодиагноста-практика. Вот эти две принципиально разные ситуации с точки зрения клиента и психодиагноста, в которых психологу приходится решать свои профессиональные задачи, главную из них — получение достоверной пси­хологической информации. Психодиагностика, практическая психодиагностика — бесконечно сложная область практической психологии, особая психологическая специальность.
Пока мы только мечтаем о том времени, когда наше общество будет готово к использованию этих специалистов с учетом необходимой специализации внутри самой практической психодиагностики, как это есть во многих странах мира.

Как психодиагност получает психологическую информацию о клиенте или подэкспертном? Конечно, все начинается с восприятия другого человека и наблюдения за ним в ходе обследования, где уже используются конкретные методы или методики. Что нам дает наблюдение психодиагноста? Можно было бы сказать — все. И это будет верно и неверно. Верно потому, что тело человека, его движения, мимика и панто­мима, тембр голоса и темп речи, словарь — все это дает великое разнообразие психологической информации, только успевай читать. Неверно потому, что эта информация (в большей ее части) может быть осознана человеком, и он будет себя подавать, представлять, вместо того чтобы быть собой. Вот и превращается эта информация в Другой вопрос: «Всегда ли он такой? ». Ответить на него необходимо, так как в противном случае психологическая информация перестает быть таковой. Остановимся на некоторых данных наблюдения за поведением человека в ситуации психодиагностического обследования, которые достоверно, по мнению психодиагностов, говорят об устойчивых особенностях психологической реальности человека. Воспользуемся материалом, опубликованным в книге «Опыт системного исследования психики ребенка», под редакцией Н.И. Непомнящей (М., 1975). При описании типов ценностностей детей младшего школьного возраста, полученных в ходе психодиагностического обследования, авторы приводят следующие данные наблюдения за особенностями поведения детей в ходе эксперимента (работа по составлению рассказов или предложений по предметным картинкам): дети с ценно-стностью реально-практического функционирования вели себя напряженно, скованно. Они принимали ситуацию эксперимента как «учебную», отбор картинок ими был не упорядочен, случаен. Была четко выражена ориентация на реакцию экспериментатора — «угадывание требуемого». Отмечалось также игровое манипулирование картинками при рассказывании. При этом в речи преобладали неуверенные, невыразительные или бытовые, разговорные интонации. Совсем другое поведение наблюдалось у детей с ценностным отношением к себе. Возбуждение к концу эксперимента сменяется сосредоточенностью. Ситуация обследования у ребенка полуучебная, полуобщен- ческая, оценки психодиагноста влияют на качество работы. У детей очень активное отношение к инструкции, они переспрашивают ее, уточняют несколько раз, при этом собирают картинки упорядочение, по какому- нибудь самими выдвинутому правилу, при этом проявляют самостоятельность и организованность. Они предварительно составляют рассказ, просят время на его обдумывание. При сообщении рассказа ориентируются на экспериментатора, декламируя или диктуя свой текст. Эти отличительные особенности поведения, которые психодиагност может получить в ходе наблюдения за клиентом, сопоставляют с другими результатами, полученными в ходе диагностической процедуры. Так, в приведенном выше исследовании они сопоставлялись с содержанием отображаемой предметной области, с отображаемыми элементами этой области, с языковыми особенностями рассказов. Дети с ценностью реально­практического функционирования склонны к формальному, конкретному отображению быта, к формальной фиксации предметов и их функции. У них простые предложения в рассказе, бедный словарь, отсутствует сюжет. Дети с ценностью отношения к себе в своих рассказах конкретно отображают быт, описывают конкретные специфические учебные детали, упоминают общение. В их рассказах представлены люди, действия человека с предметами, ситуации употребления предметов, содержатся простые и сложные предложения, прямая и косвенная речь, причастные обороты, богатый словарь, разные сюжеты. Таким образом, наблюдение в ходе психодиагноа тической работы определяется теоретической, обоб щенной позицией психолога, его возможностями ви деть в поведении проявление психической реальности Остановимся еще на некоторых примерах особен ностей поведения клиента, которые психодиагност мо жет выделить в наблюдении. Остановимся на клиничес кой характеристике некоторых особенностей аутичных -12 детей ; Основной особенностью их поведения является отрыв от реальности, отгороженность от мира, отсутствие или парадоксальность реакций на внешние воздействия, пассивность и сверхранимость в контактах со средой в целом. Это и есть аутизм (от латинского слова сам). Ребенок как будто не замечает никого вокруг, он не откликается на вопросы, ничего не спрашивает, ни о чем не просит, избегает взгляда в глаза другого человека, часто даже матери. Он не стремится к контакту со сверстниками, играет не вместе с ними, а рядом. При по­пытках вовлечь такого ребенка во взаимодействие у него возникает тревога и напряженность. Аутичный ребенок стремится к сохранению привычного, постоянного в окружении: обстановке, одежде, еде. Это выглядит как стереотипность и однообразие, но при попытках нарушить его, при вмешательстве других

людей у ребенка возникает тревога, агрессия или самоагрессия. Вычурность позы, движений, мимики производит впечатление «деревянности», марионеточности, движения лишены пластичности, плохо координированы. У этих детей страдает выразительность речи. Это может быть «попугайность», фонографическая или богатай неологизмами, в ней длительное время отсутствует местоимение «я», ребенок говорит о себе во втором или в третьем лице. Речь не используется для диалога, она стереотипна. У аутичного ребенка нарушено чувство самосохранения — он поразительно бесстрашен. При этом бесстрашие может сочетаться со страхом перед простыми предметами или их отдельными свойствами. Такие дети испытывают особое влечение к ритму как варианту стереотипии. Взгляд аутичного ребенка не фиксирован на говорящем, он не отзывается на обращение к нему, это дало основание говорить о его лице как о лице принца. «Лицо принца» часто у аутичных детей уже от рождения — необычно выразительное, с умным, осмысленным взглядом, утонченными чертами лица. Это только несколько симптомов поведения аутичного ребенка, которые психодиагност может увидеть в наблюдении. Наблюдение психодиагноста организовано его представлениями о возрастной норме поведения, которые позволяют фиксировать реальное соответствие или несоответствие от того, что он видит в наблюдении. Классификация фактов реального поведения клиента позволяет формулировать гипотезу для решения психологической задачи. Например, психодиагност в наблюдении отмечает двигательную расторможенность или гипердинамиче-ский синдром, который проявляется в том, что ребенок беспокоен, неусидчив, недостаточно целенаправлен, импульсивен. Это может быть симптомом семейного алкоголизма или педагогической запущенности ребенка. Выдвигая гипотезы о происхождении наблюдаемой симптоматики, психодиагност сопоставляет ее с содер­жанием заказа на свою профессиональную работу и принимает решение о выборе конкретных методик для исследования ребенка. Чтобы обследование дало возможность получить достоверную информацию, психо­диагност восстанавливает более широкий контекст происхождения симптомов, задавая вопросы в виде клинической беседы. Примерные вопросы, которые: может задать психо-диагност о ребенке, выглядят следующим образом (по книге И. Шванцаро и др. «Диагнс стика психического развития». — Прага, 1978): 1) Грызет ногти? 2) Сосет палец? 3) Отсутствует аппетит? 4) Разборчив в еде? 5) Засыпает медленно и с трудом ? 6) Спит спокойно? 7) Встает бодро и охотно? 8) Жалуется наболи в голове ? 9) Жалуется на боли в животе? 10) Бывает часто рвота? 11) Бывает часто головокружение ? 12) Заикается? 13) Чрезмерно потеет? 14) Краснеет, бледнеет? 15) Легко пугается? 16) Часто дрожит от возбуждения и волнения? 17) Часто плачет? 18) Часто моргает? 19) Дергает рукой? плечом? 20) Недержание мочи, кала (днем или ночью) ? 21) Бывают припадки злости? 22) Играет с какой-либо частью тела? 23) Боится за свое здоровье? 24) Бывает ли у него побуждение постоянно и церемонно что-нибудь делать? 25) Бывает ли так, что замечтается, и мысль его где-то далеко? 26) Не умеет сосредоточиться ни на чем?

27) Имеется что-нибудь, что для него всегда особенно важно? 28) Имеются ли у него заботы? Какие? 29) Он очень тревожен? 30) Старается быть всегда тихим? 31) Боится темноты? 32) Часто видит фантастические предметы ? 33) Боится одиночества? 34) Боится животных? Каких? 35) Боится чужих людей ? 36) Боится шума? 37) Боится неудачи? В чем? 38) У него бывает чувство стыда, позора или виновности ? 39) У него бывает чувство своей ущербности, неполноценности? 40) Лжет как-нибудь? Когда и как? 41) Выдумывает о себе неправдивые истории ? 42) Как заботится о своей внешности ? 43) Как соблюдает порядок в своих вещах? И т. п. Еще раз обращаем внимание на то, что вопросы для клинической беседы формируются в соответствии с теоретической позицией психолога. Выбор вопросов зависит от заказа на психодиагностическую работу и от результатов наблюдения психолога за поведением клиента в ситуации обследования. Полученные в ходе клинической беседы данные уточняются и сопоставляются с результатами работы клиента по методикам. Таким образом, общую схему получения психодиагностических данных можно представить следующим образом: Схема получения психодиагностических данных _________________________ Какие данные наблюдения использует психо-диагност, для выбора методик исследования, для построения клинической беседы? Это определяется его представлением о психической реальности. Представляется целесообразным в этом плане проведение постоянной работы психодиагностом по систематизации своих наблюдений за клиентами с целью совершенствования процесса наблюдения. Этому помогают знания из

смежных областей знаний о человеке — медицине, физиологии, генетике, социологии и др. Кроме того, богатый материал дают литература и искусство, которые позволяют вырабатывать и использовать в практике различные типологии людей, которые также отражают содержание психической реальности. Достаточно в этом плане в качестве примера обратиться к типологии людей, описанной Л.Н. Толстым: «Три главные черты в людях в разных долях составляют все различие характеров: • разумность — знание: инстинкт того, что важно, о чем больше всего думать, и что не важно; • умственная ловкость, память, сообразительность и • чуткость, способность переноситься на другого человека и чувствовать за него» (Л.Н. Толстой. Собр. соч. — Т. 20.—С. 241). Это записано в дневниках последних лет жизни великого писателя. Через несколько дней он возвращается к этой мысли в такой записи: «Можно так определять характеры: • чуткость большая, меньшая и до .. .тупости. • ум—большой, меньший и до ...тупости. • страстность большая, меньшая и до... апатии, холодности. • смирение большое, меньшее и до .. .самоуверенности. Можно присоединить еще правдивость и лживость, хотя это свойство не такое основное. И характеры определять приводимыми чертами». Эта типология, так же как и научные психологические типологии Айзенка, Юнга, Мясищева, Левитова и др., имеет психодиагностический смысл и ценность для описания и классификации психологической информации. Работая с методиками, психодиагност использует не одну методику, а несколько — батарею методик. Выбор батареи методик не может быть произвольным, он как минимум должен отвечать следующим требованиям: • адекватность поставленной клиентом задачи, • адекватность психологической теории, в рамках которой работает психодиагност; • интерпретация полученных результатов, основанная на предполагаемых многофакторных отношениях между полученными данными. Другими словами, интерпретация результатов должна исходить из того, что определенный результат может быть обусловлен разными механизмами психической деятельности. Например, неверное решение некоторых тестовых задач может быть следствием недостатка интереса, недостатков перцепции и т. п. И наоборот, один и тот же механизм может иметь разное диагностическое значение, например, чувство неполноценности у одного человека проявляется неуверенностью в поведении, тихим голосом, пассивностью, а у другого — хвастливыми поступками и подобного рода проявлениями ком­пенсации. Интерпретация диагностических данных может осуществляться либо как процесс количественной оценки, то есть полученный результат сравниваем с определенной нормой, либо в виде качественного анализа, при котором полученные данные сравниваем с целым рядом эталонов, значение которых точно определено. Эта интерпретация имеет несколько уровней. Непосредственная, сразу по результатам работы с методикой, интерпретация определяет значимость самого результата. Например, задача решена правильно—неправильно, поведение является активным—пассивным и т. п. Эта интерпретация уже предполагает оценку результатов по определенному критерию, то есть появляется формальная их оценка или нормативно окрашенная, например, если психолог регистрирует, что клиент справился с задачей в определенное нормативами время или выполнил заданное нормативами количество заданий. Интерпретация более сложного уровня предполагает включение данных в определенную систему. В неко­торых аспектах этот уровень интерпретации абстрагируется от некоторых качеств психической реальности. Надо учитывать, что чем сложнее уровень интерпретации, на котором работает психодиагност, тем более об­щими и менее надежными становятся его данные. Это особенно важно и ответственно при передаче проинтер­претированной психологической информации клиенту. Методики, которые применяет психодиагност, дают возможность их интерпретации, предложенной автором (авторами) методик. Умение психодиагноста сопоставлять разные теоретические подходы для решения конкретной задачи клиента придают его работе эвристический характер. Таким образом, получение психологической информации в работе психодиагноста — это организация вза­имодействия с клиентом, в ходе которого могут быть получены данные, отражающие его психическую ре­альность в результатах наблюдения, клинической бе-, седы, в данных работы с батареей методик, проинтерд претированных психологом.

<< | >>
Источник: Г.С. Абрамова. ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. 2003

Еще по теме § 2. Получение психологической информации в работе психодиагноста:

  1. 11. Право на получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья
  2. 9.3. Оценка результатов аудиторской проверки и обобщение полученной информации
  3. Статья 5.53. Незаконные действия по получению и (или) распространению информации, составляющей кредитную историю
  4. ЗНАК, ЕГО ПРИРОДА, РОЛЬ В ПОЛУЧЕНИИ, ХРАНЕНИИ, ПРЕОБРАЗОВАНИИ, ПЕРЕДАЧЕ ИНФОРМАЦИИ
  5. § 1. Характеристика специальных знаний и формы их использования для получения криминалистически значимой информации
  6. Перечень вопросов, подлежащих рассмотрению для получения информации о деятельности аудируемого лица
  7. ДОХОДЫ В ВИДЕ БЕЗВОЗМЕЗДНО ПОЛУЧЕННОГО ИМУЩЕСТВА (РАБОТ, УСЛУГ, ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ)
  8. Статья 20.23. Нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации
  9. Статья 20.24. Незаконное использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в частной детективной или охранной деятельности
  10. 3.1. Понятие информации о товаре, работе, услуге
  11. 10. Право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении, и врачебная тайна