<<
>>

§ 3. Индивидуальное консультирование

Естественно, что содержание индивидуального консультирования определяется заказом клиента. Точная работа на заказ отличает профессионального психолога от непрофессионального. Анализ работы практического психолога в ситуации индивидуального консультирования показывает, что этот вид профессиональной работы требует направленной рефлексии психолога на два важнейших научных понятия — на понятие нормы психического развития и на понятие позиции во взаимодействии.
Остановимся на причинах актуализации содержания этих понятий в работе практического психолога. Основную причину мы видим в том, что профессиональное взаимодействие с клиентом требует принятия решений о его содержании. Кроме заказа клиента, это содержание структурируется возможностями психолога ориентироваться в актуальных и потенциальных свойствах внутреннего мира клиента. Эта ориентация невозможна, на наш взгляд, без рефлексивной проработки психологом понятия нормы психического развития. Содержание этого понятия позволяет дифференцировать задачи взаимодействия (социальные, этические, нравственные, психологические) с клиентом и осознанно выбирать стратегию работы с клиентом. Естественно, что психолог работает в выбранном им ключе собственной обобщенной теории, поэтому Достаточно сложно описать все многообразие представлений о норме психического развития, функционирующих в психологической практике. Наиболее выпукло эта проблематика выступает при решении профессиональных задач прогноза консультирования, где психолог использует содержание понятия нормы психического развития, в своем представлении о периодизации психического развития и ее механизмы. Таким образом, понятие нормы психического развития требует использования в индивидуальном кон­сультировании теоретического представления о периодизации психического развития. Схема индивидуального консультирования с этой точки зрения выглядит следующим образом:

В понимании механизмов психического развития психолог опирается на философское представление о сущности человека.

По нашему мнению, Э. Фромму и Р. Хирау удалось выразить очень тонко ту реальность, с

которой работает практический психолог, используя свое представление о механизмах психического развития: «Можно сказать, что в человеке, с тех пор, как он стал человеком, есть нечто всегда постоянное — природа; но человеку присуще также великое множество переменных факторов, делающих его способным к обновлению, творчеству, созиданию и прогрессу»'. Опора в практической работе на знание о постоянных характеристиках внутреннего мира человека, использование их в прогнозах консультационной работы, в тех моментах интервью, где психолог работает с альтернативами, делает взаимодействие с клиентом реалистическим. Для того чтобы это произошло, психолог должен владеть точными знаниями о природе человека, кото-оые дает анатомия и физиология, психосоматика и антропология и другие науки о природных свойствах человека. Остановимся только на одном примере нарушения соматосексуального развития как проявлении природных свойств человека: «При синдроме тестикулярной феминизации ребенка считают девочкой. В этом случае даже в пубертатном периоде вторичные половые признаки развиваются по женскому типу, и к врачу таких лиц приводит лишь отсутствие менструаций. Однако генетически они мужчины, имеют кариотип 46 XV, женских внутренних гениталий у них нет, так как мюллеровы каналы претерпели атрофию, и развились придатки яичек и семявыносящие протоки. Г онады таких больных — яички, располагающиеся в расщепленной мошонке, — в больших половых губах либо в паховых каналах»*. В большей степени значимость природных факторов выступает при анализе пограничных форм психического здоровья, к которым, например, относят акцентуации характера. Понятие нормы психического развития и нормы психического здоровья связаны с социализацией человека, с его возможностью жить среди других людей, быть «таким, как все». Отношение клиента к содержанию социальных норм, владение ими для практического психолога является одним из показателей личностной зрелости клиента, что дает основание для формулировки психологических задач во взаимодействии с ним.

В акцентуациях характера клиентов психологу предстоит работать с аномалиями, которые определяются сочетанием неблагоприятных наследственных факторов и факторов социального воздействия. Среди наследственных факторов различают пренатальные, натальные и ранние (первые 2—3 года жизни) постна­тальные соматогенные вредности (травмы, интоксикации, инфекции и т. д.). Неблагоприятное влияние со­циального окружения — безнадзорность, гиперопека, тяжелая нравственная атмосфера в семье — при дли­тельном воздействии способны нарушать развитие личности даже с благополучной наследственностью. В психиатрии считается, что в основе патогенеза акцентуации лежит частичный срыв социальной адаптации, который блокирует именно ту форму поведения, в сторону которой выражена акцентуация. При индвивидуальном консультировании практический психолог должен проверить выраженность акцентуации у клиента и принять обоснованное решение о возможной совместной работе с врачами (тера­певтом, психиатром, психоневрологом, невропатологом, сексологом и другими). Акцентуации характера, подробно описанные К. Леонгардом', порождают у человека затруднения в отношениях с окружающими лишь при определенныхл условиях в ситуации, предъявляющей к человеку по­вышенные требования, и соответствии требований типу акцентуации. В практике широко применяется тест — опросни» Шмишека, который учитывает эту особенность проявления акцентуаций, а также методика аутоиденти-фикации акцентуаций характера (Э.Г. Эйдемиллер) Сочетание этих методик с прямыми вопросами о возможных неблагоприятных наследственных факторах позволяет психологу решить вопрос о некоторых природных особенностях человека. В практической работе с детьми и подростками широко используется классификация акцентуаций, разработанная А. Е. Личко (1977); она может быть применена и в работе с взрослыми людьми. Согласно этой классификации, можно выде/ следующие типы акцентуации характера: астеноневротический вариант; сензитивный; психоастенический; эпилептоидный; неустойчивый; инфантильно-зависимая акцентуация; шизоидный тип; гипертимный вариант.
' См.: Авангард К. Акцентуирование личности. — Киев, 1981. Астеноневротический вариант характеризуется склонностью к сниженному настроению, повышенной утомляемости и раздражительности, у них с детства беспокойный сон, плохой аппетит, ночные страхи, кап­

ризность, плаксивость, заикание и др. Склонность к сниженному настроению — ипохондрии — у большинства из них остается на всю жизнь. Сензитивная акцентуация — это обидчивость, нерешительность, склонность к образованию навязчивых страхов, опасений, мыслей, представлений и действий. Под влиянием неудач они становятся настороженными и замкнутыми. Психоастеническая акцентуация (мыслительный вариант) — любовь к самоанализу, высокое чувство долга и ответственности, высокая ранимость, не выносят грубости и житейского цинизма. Они находят у себя множество недостатков и часто мучаются угрызениями совести, что приводит к робости и застенчивости. Эпилептоидный вариант характеризуется склонностью к аффективным напряжениям и взрывам, вязкостью, ригидностью, инертностью, накладывающих отпечаток на всю психику человека. Злобность, неустойчивое настроение отличаются длительностью, тоскливой тональностью, накипающим раздражением. Наряду с претензиями на лидерство и стремлением к власти эпилептоиды бережливы, аккуратны, что нередко превращается в самоцель. Половое влечение при этом типе акцентуации тесно связано с мазохис-тскими и садистическими тенденциями, повышенной готовностью к формированию различных половых извращений. Будучи сверхкорректными в одной ситуации, в другой они проявляют крайнее себялюбие, злобность, агрессивность и жестокость. Неустойчивый вариант акцентуации характера определяется безволием, которое отчетливо проявляется в труде, учебе, исполнении обязанностей дома. С детских лет они непослушны, непоседливы, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказания. Они легко и охотно подчиняются другим детям, а от воздей­ствия учителей и родителей пассивно уходят, используя любой предлог для отлынивания. Рано обнаружи­вается тяга к развлечениям, удовольствиям, праздности и просто безделию, рано начинают курить, идут на мелкие кражи, выражено равнодушие к своему будущему Они не способны к глубоким чувствам и усвоению морально-этических норм.

Инфантильно-зависимая акцентуация характерна для взрослых людей — это затянувшаяся беспомощность, избирательная зависимость от одного из членов родительской семьи. Шизоидный тип отличается аутизмом, замкнутостью, отгороженностью от окружающего, неспособностью или нежеланием устанавливать контакты, снижением потребности в общении, невыраженной способностью к сопереживанию — шизоидная холодность или слабость эмоционального резонанса. Отсутствие внутреннего единства у этого типа акцентуации проявляется в сочетании холодности и утонченной чувствительности, упрямства и податливости, настороженности и легковерия, апатичной бездеятельности и неожиданной назойливости, застенчивости и бестактности, рациональных рассуждений и нелогичных поступков, богатства внутреннего мира и бесцветности его внешних проявлений. При гипертимном варианте акцентуаций преобладает приподнятое настроение с резкими вспышками раздражения. Вынужденное безделие и регламентированный режим жизни такие люди переживают с трудом, это приводит к учащению вспышек раздражения. Исследование акцентуации характера при индивидуальном консультировании позволяет психологу сориентироваться в выборе для клиента возможных альтернатив поведения, учитывая устойчивые и ситу­ативные формы его реагирования. Например, при работе с гипертимной личностью можно использовать для выработки альтернативных форм поведения его стремление применить энергию, инициативу, установить широкие контакты. Кроме анализа акцентуаций характера практический психолог, обращаясь к своим представлениям о механизмах психического развития, должен исследовать такую важнейшую природную характеристику человека, как состояние его соматического здоровья. Современные исследования показывают, что у соматически больного человека формируется особое пси­хическое образование — внутренняя картина болезни, содержание которой очень сложно'. В нее входят, по крайней мере, следующие четыре уровня отражения болезни заболевшим человеком: • чувственный уровень ощущений; • эмоциональный, связанный с различными видами реагирования на отдельные симптомы заболевания в целом и его последствия; • интеллектуальный, связанный с представлением, знанием больного о своем заболевании; • мотивационный, связанный с отношением больного к своему заболеванию, с изменением поведения и образа жизни в условиях болезни и актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья.
Соматическое заболевание, особенно хроническое соматическое заболевание, сказывается не только на энергетических возможностях человека, но и на течении эмоциональных и познавательных процессов че­

ловека. Часто именно по этим показателям можно увидеть надвигающееся соматическое заболевание, поэтому практический психолог должен увидеть в психодиагностическом материале его динамический характер и проследить степень устойчивости этой динамики. Особенно это важно в отношении консультирования детей по проблемам школьной дезадаптации. Очень часто причины школьной дезадаптации связаны с психосо­матическими особенностями детей — особенно с состоянием здоровья. В работе с ними практический психолог работает и с другим проявлением механизмов психического развития — с возрастными постоянными и переменными внутреннего мира человека. Знание о возрастных природных особенностях человека позволяет психологу адекватно анализировать многие биологические факторы в его поведении — это сексуальность, пищевые потребности, потребность в сне, движении и т. п. Находить место и роль этих факторов в механизмах психического развития человека — значит еще раз приблизиться к пониманию ОУЩНОСТИ человека, к возможности воздействовать на нее в практической работе по оказыванию психологической помощи. В процессе индивидуальной работы с клиентом психологу (особенно в работе со взрослыми) приходится обращаться к пониманию им сущности человека при формулировке для клиента психологической задачи. Психолог должен четко уметь выразить свой подход к сущности человека — сформулировать свою философ­скую позицию, в которой он раскрыл бы смысл жизни человека. Само существование человека ставит перед психологом вопрос о возможности и значении того, что христиане называют «спасением», буддисты — «освобождением» и «прозрением», нетеистические гуманисты — гармонией и самоценностью человека, любовью и единством с другими людьми. Психологу, занимающемуся практикой, необходимо также решить вопрос об утилитарном взгляде на жизнь, который ориентирует человека на то, чтобы иметь, а не быть. Так как обладание для большинства людей более реально, чем бытие, то психологу в работе с клиентом неизбежно приходится сталкиваться с проявлением этого подхода к жизни, и надо быть готовым предложить альтернативные подходы и аргументировать их. Проблема смысла жизни связана с аутентичностью человека. Психолог постоянно в разных формах обсуждает с клиентом его аутентичность, проявление и нарушение ее как отражение динамичности внутреннего мира человека. Потеря аутентичности — это потеря человеком своей свободы и своей ответственности как важнейших показателей личностного развития человека. Проявление этих показателей во взаимодействии с клиентом или других, существенных для практического психолога, как показателей психического развития позволяет решать вопрос о возможности изменения клиента в ситуации консультирования. Мы не ставим своей задачей проанализировать существующие в психологии периодизации психического развития и лежащие в их основе теоретические принципы. Остановимся лишь на наиболее важных, с нашей точки зрения, моментах в той или иной мере присутствующих во всех периодизациях (Д.Б. Эльконин, М. Эриксон, Ж. Пиаже, 3. Фрейд, Э. Берн и др.). Это выступление различных, по возможности, изменений внутреннего мира человека периодов его психического развития. Исследование содержания стабильных, критических и сензитивных периодов в жизни человека, возможность отнесения их к конкретным возрастным границам позволяет психологу ориентироваться на возможности изменения человека, на темп изменения, на направление изменения. С этой точки зрения каждый период развития человека содержит различный потенциал динамичности, в стабильные периоды этот потенциал ниже, в критические периоды жизни он выражен очень значительно, но неравномерно, в сензитивные периоды потенциал динамичности равномерен и очень высок, но только по отношению к определенному виду воздействия. Критические периоды жизни человека содержат в себе потенциал как развития, так и регресса личности. Психолог должен очень четко выделять наличие этих противоречивых тенденций и сориентировать клиента на потенциал его развития. Таким образом, анализируя возможности изменения клиента, психолог работает с задачами и резервами развития данного человека, понимаемым на основе научных данных о содержании того или иного периода психического развития. Представление психолога о задачах и резервах развития личности основывается на выбранной им научной теории, оно же будет определять и конкретное содержание показателей развития, на которые будет ориентироваться психолог. Для понимания возможностей клиента психолог использует конкретизированные данные о механизмах психического развития. По нашему мнению, эта конкретизация может быть связана с анализом позиции

'клиента во взаимодействии. Позиция клиента во взаимодействии характеризует его обобщенное эмоциональное отношение к другим людям и к себе как к человеку. Позиция включает в себя переживания динамики взаимодействия с другим человеком как проявление равенства или неравенства, как проявление уважения к себе или пренебрежения. В ситуации индивидуального психологическое консультирования предметом взаимодействия является психологическая информация, а позиции взаимодей ствующих могут быть, на наш взгляд, описаны в БИД! следующих схем. ' 1. Взаимодействие на равных — оптимальный ваг| риант в индивидуальном консультировании, когда проблема ответственности за личностные изменения решается в соответствии с ролями, обозначенными профессией психолога-консультанта, который помогает личности расширить ее альтернативы, создает на материале предмета взаимодействия условия для принятия человеком ответственного, осмысленного решения об изменении. Осознание психологом этого момента в интервью с клиентом возможно с помощью микротехник, обес­печивающих получение обратной связи. Главный момент в установлении такой позиции — это достижение конгруэнтности, соответствия с клиентом. 2. Взаимодействие с позиций «сверху» — одна из наиболее распространенных ошибок у практических психологов, которые подвержены житейской психологии устроительства (определение Л.Н. Толстого). Суть этой философии в том, что психолог, считая себя знатоком «правильной, хорошей» жизни, начинает воздей­ствовать на клиента так, чтобы тот принял его критерии «хорошей» жизни. Часто это приводит к тому, что психолог начинает оценивать действия клиента как хорошие или плохие, как правильные или неправильные, то есть решает психологическую задачу клиента неадекватными ей этическими или социальными средствами. Это приводит к тому, что у клиента формируется зависимость от психолога, а сам психолог теряет основу профессиональной рефлексии. Мы уже отмечали, что в индивидуальном консультировании большое значение для профессиональной рефлексии имеет научное содержание нормы психического развития, с которым работает психолог при решении психологических задач. Зачастую директивность и неадекватность психолога в такой позиции приводит к потере предмета вза­имодействия. Вместо содержания психологической информации обсуждаются социальные, этические или нравственные нормы. 3. Взаимодействие с позиции «снизу» создает для клиента возможности открыто манипулировать психологом. Как писал Э. Шостром, «манипуляция — это псевдофилософия жизни, направленная на то, чтобы эксплуатировать и контролировать как себя, так и других»'. Увидеть в клиенте манипулятора — профессиональный долг психолога, иначе из этой ситуации вза­имодействия он выйдет победителем с укоренившимся сознанием превосходства в своих манипулятивных способностях. Психолог, занимающий позицию снизу, по существу, отказывается от своей профессии, от обобщенной научной теории, и попадает под власть житейского манипулятора. Напомним, что Э. Шостром выделил восемь манипулирующих типов, знание о которых позволяет сделать направленной профессиональную рефлексию во взаимодействии с клиентом. Итак, основные манипулятивные типы. 1. Диктатор. Он безусловно преувеличивает свою силу, он доминирует, приказывает, цитирует авторитеты — короче, делает все, чтобы управлять своими жертвами. Разновидности Диктатора: Настоятельница, Начальник, Босс, Младшие Бога. 2. Тряпка. Обычно жертва Диктатора и его прямая противоположность. Тряпка развивает большое мастерство во взаимодействии с Диктатором. Он преувеличивает свою чувствительность. При этом — характерные приемы: забывать, не слушать, пассивно молчать. Разновидности Тряпки: Мнительный, Глупый, Хамелеон, Конформист, Смущающийся, Отступающий. 3. Калькулятор. Преувеличивает необходимость всех и вся контролировать. Он обманывает, увиливает, лжет, старается, с одной стороны, перехитрить, с ' Шостром Э. Анти-Карнеги. — М., 1992. — С. 28. другой — перепроверять других. Разновидности Делец, Аферист, Игрок в покер Делатель рекламы. Шантажист. 4 Прилипала. Полярная противоположность Калькулятору. Изо всех сил преувеличивает свою зависимость. Это личность, которая жаждет быть предметом забот. Позволяет и исподволь заставляет других делать за него всю работу. Разновидности: Паразит, Нытик, Вечный ребенок, Ипохондрик, Иждивенец, Беспомощный, Человек с девизом: «Жизнь не удалась, и поэтому...»

5. Хулиган преувеличивает свою агрессивность, жестокость, недоброжелательность. Управляет с помощью угроз разного рода. Разновидности: Оскорбитель, Ненавистник, Гангстер, Угрожающий, женская вариация Хулигана — Сварливая баба («Пила»). 6. Славный парень. Преувеличивает свою заботливость, любовь, внимательность. Он убивает добротой В некотором смысле столкновение с ним труднее, чем с Хулиганом. Вы не сможете бороться со Славным парнем. Удивительно, но в любом конфликте Хулигана со Славным парнем Хулиган проигрывает. Разновидности: Угодливый, Добродетельный, Моралист, Человек организации. 7. Судья. Преувеличивает свою критичность. Он никому не верит, полон обвинений, негодования, с трудом прощает. Разновидности: Собиратель улик, Позорящий, Оценщик, Мститель, Заставляющий признать вину. 8. Защитник. Противоположность Судье. Он чрезмерно подчеркивает свою поддержку и снисходительность к ошибке, он портит других, сочувствуя сверх всякой меры и отказываясь позволить тем, кого за-Л щищает, встать на собственные ноги и вырасти саЛ мостоятельными. Вместо того чтобы заняться соГ ственными делами, он заботится о нуждах друти: Разновидности: Наседка с цыплятами, Утешител Покровитель, Мученик, Помощник, Самоотверженый. Психолог для демонстрации того, что он видит ш зицию манипулятора и тем не менее готов взаимоде! ствовать с ним, то есть готов изменить и его, и свою позицию, чтобы был предмет взаимодействия, может и должен использовать основные эмоциональные контакты, которые, казалось бы, не свойственны его профес­сии, но, тем не менее, демонстрируют его открытость и доверие клиенту. Это эмоции гнева, страха, обиды, до­верия, любви. Психологу надо уметь их выразить клиенту для установления контакта, для изменения позиции манипулятора. Это достаточно сложно, так как психологу приходится рефлексировать на содержание своей «Я-концепции» и на отношение к профессии, которое может здесь быть противоречивым. Если в этой ситуации взаимодействия психолог не изменит свою позицию, он действует непрофессионально. Осознание психологом своей позиции во взаимодействии с клиентом важно как показатель возможных изменений во внутреннем мире клиента. Умение психолога рефлексировать над содержанием позиции во взаимодействии дает ему материал для фиксации содержательной динамики процесса взаимодействия. Ориентируясь на текст клиента, на подтекст и контекст взаимодействия, психолог получает доступ и к этому компоненту взаимодействия. Итак, индивидуальное консультирование ставит перед психологом проблемы осознания таких понятий, как норма психического развития и связанных с ним понятий пограничных состояний и психического здоровья. Без рефлексии на содержание этих понятий и связанных с ними психолог может быстро утратить профессиональное видение ситуации, взаимодействия с клиентом и будет строить отношения с клиентом в русле житейской или обыденной психологии.

<< | >>
Источник: Г.С. Абрамова. ПРАКТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. 2003

Еще по теме § 3. Индивидуальное консультирование:

  1. ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
  2. Консультирование увольняемых работников (outplacement counseling)
  3. Профессиональное консультирование (occupational counseling)
  4. 2.1. Организационно-правовое регулирование налогового консультирования
  5. Телефонное консультирование (telephone counseling)
  6. ДОБРАЧНОЕ И ПРЕДБРАЧНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
  7. Кросс-культурное консультирование (cross-cultural counseling)
  8. 5.1. Стратегия развития рынка услуг налогового консультирования в Российской Федерации
  9. 3.1. Направления и виды налогового консультирования
  10. Консультирование сверстниками (peer counseling)
  11. 3.5. Методика процесса налогового консультирования