<<
>>

Эмоциональные состояния

Здесь мы рассмотрим половые различия в проявлении эмоций у детей и взрослых. Начнем мы с плача и беспокойства у детей. Прежде всего, необходимо отметить, что в проведенных экспериментах ученые проявили необыкновенное упорство и настойчивость, а также изобретательность, наблюдая плач ребенка в естественной обстановке или специально моделируя ситуации: говорили громким голосом, предъявляли пугающий стимул, оставляли ребенка одного — без матери или в присутствии незнакомца.
Часто это были лонгитюдные исследования. В результате получен интересный и ценный эмпирический материал.

Группировка данных из книги Э. Маккоби и К. Жаклин, которые в данном случае включили в перечень и результаты нескольких собственных исследований, позволяет увидеть следующие закономерности.

В большинстве случаев половые различия по этой характеристике отсутствуют. Их нет по частоте и длительности плача, по проявлениям беспокойства, по реакциям на присутствие и отсутствие матери или незнакомого человека, и это, по-видимому, естественно. Плач и беспокойство ребенка свидетельствуют о том, что

1) он замечает изменения ситуации и эмоционально реагирует на нее. Тем более интересны немногочисленные случаи, когда исследователи заметили различия между мальчиками и девочками.

Исследования плачущих детей

21 исследование (1934-1973 гг.).

Испытуемые обоего пола от новорожденных до 5 лет. Методики:

наблюдение за плачем: его длительность, длительность во время эксперимента (процентное соотношение от обшего времени), в ответ на новизну ситуации, по шкале устойчивости плача, раздраженный плач, в смоделированных условиях, в ответ на пугаюший стимул, видеозапись инцидентов, когда ребенок плакал в домашней обстановке;

наблюдения за сном: его длительность как показатель спокойствия ребенка;

наблюдение за беспокойными состояниями ребенка: их длительность, уровень раздражительности, частота проявления;

исследование реакции на присутствие и отсутствие матери: беспокойства в ее присутствии и плача до, во время и после отделения от матери;

исследование реакции на присутствие и отсутствие незнакомца: плач, беспокойство;

наблюдение в экспериментальных условиях и в домашней обстановке;

моделирование ситуаций, вызывающих плач, беспокойство, страх с помошью пугающих стимулов, удаления от матери, оставления ребенка одного за барьером, игры ребенка за барьером в присутствии матери и затем без нее, громкого голоса и незнакомой ситуации.

Результаты.

Превосхолство мальчиков проявилось:

по проявлениям плача: раздраженному плачу в ответ на пугаюший стимул — наблюдение в домашней обстановке (5 месяцев) и видеозаписи плача в домашней обстановке (2,5-5 лет) и в незнакомой ситуации (1 и 2,5 года);

меньшему времени сна и большему времени беспокойного состояния, а также большему уровню раздражительности (3 недели и 3 месяца).

Превосхолство левочек было обнаружено по проявлениям плача, когда ребенка

оставляли одного за барьером (13 месяцев) и во время ссоры с другими детьми (2-5 лет). Не было обнаружено половых различий:

11 по проявлениям плача: длительности плача (новорожденные), во время эксперимента (1-15 месяцев), частоте и длительности в домашней обстановке (лонгитюд-ное исследование — первый год жизни), в ответ на новизну ситуации (2-4 года, а такжелонгитюдное исследование — 4-36 месяцев), устойчивости плача (4-36 месяцев), раздраженному плачу во время эксперимента (3, 6, 9 и 13 месяцев), в смоделированных условиях (3,5 месяца) и в ответ на громкий голос (1 3-14 месяцев);

2) частоте беспокойного состояния ребенка в домашней обстановке (5 месяцев) и раздражительности в домашней обстановке (лонгитюдное исследование — 9-18 месяцев);

3) реакции на присутствие и отсутствие матери: по частоте беспокойного состояния в присутствии матери (10 месяцев), в ее присутствии и отсутствии (1 год), плачу до, во время и после отделения от матери (2 лонгитюдных исследования — 10 и 14 и 14 и 1 8 месяцев) и плачу, когда ребенка оставляли одного за барьером (13-14 месяцев);

4) реакции на присутствие и отсутствие незнакомца: плачу и беспокойству (1 год) и плачу после того, как удалили мать, в присутствии незнакомца (лонгитюдное исследование — 2, 2,5 и 3 года) (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Уже в трехнедельном возрасте мальчики, по сравнению с девочками, меньше спят и большее время проявляют беспокойство.

Плачут они чаще всего тогда, когда появляется новый или пугающий стимул, что свидетельствует об их превосходстве над девочками по способности распознавать новый стимул и новизну ситуации. Такая особенность мальчиков уже была прослежена в других экспериментах: по ощущениям, восприятию, интеллектуальным способностям (см. соответствующие главы). Поэтому и в данных исследованиях плач и беспокойство мальчиков можно интерпретировать не только как эмоциональную, но и как исследовательскую реакцию.

Девочки плачут в другой ситуации, а именно тогда, когда возникает угроза лишения общения с окружающими. Так. в экспериментах девочки плакали, когда их оставляли одних за барьером, а также во время ссор с другими детьми. Таким образом, плач мальчиков можно назвать «исследовательским» , а девочек — «коммуникативным» (эти условные термины придуманы мною. — Т. Б.). Это соответствует инструментальному и экспрессивному стилям, которые являются гендерно-типичными для обоих полов. Удивительно, что такое различие начинает проявляться в достаточно раннем возрасте.

Анализ данных, касающихся страха, показывает, что в ситуациях, которые могут быть реально опасными для маленького ребенка, и мальчикам, и девочкам одинаково свойственно испытывать страх. Не зафиксировано серьезных различий в их поведении при встрече с незнакомым человеком, подъеме на высоту, по реакции на необычные (яркие и жужжащие) игрушки и на громкий голос, по преодолению робости при необходимости отойти от мамы, чтобы получить привлекательную игрушку, по поведению во время первого посещения детского учреждения. Дошкольники обоего пола одинаково испытывают тревогу, когда их кладут в больницу. Наконец, дети обоего пола одинаково склонны сообщать о своих страхах.

Этот результат закономерен. Трудно представить ребенка, который не испугался бы в незнакомой ситуации или при встрече с необычным предметом. Эмоция страха позволяет адаптироваться в мире взрослых, настороженность перед опасностью — адекватная реакция. Но при этом ни в одном исследовании мальчики не испытывали и не демонстрировали большего страха, чем девочки. Напротив, девочки и девушки в большинстве ситуаций проявляли большую робость, чем мальчики.

Исследования страха

18 исследований (1935-1973 гг.).

Испытуемые обоего пола от новорожденных до 21 года. Метолики:

исследование реакции на незнакомого человека;.

исследование реакции на яркие и жужжащие игрушки и длительности латентного периода передоставлением матери ради привлекательной игрушки;

исследование реакции на стимулы (громкий голос и необычный мерцающий и пи-шаший предмет);

исследование реакции на незнакомую ситуацию (тревога при госпитализации);

оценки наблюдателей за поведением детей в дошкольных учреждениях;

свидетельства родителей;

мнения самих испытуемых;

моделирование ситуаций, потенциально вызывающих страх.

1) Результаты. Ни в одном из исследований мальчики и мужчины не продемонстрировали больших реакиий страха, чем женщины. Аля девочек и женщин был характерен более ранний возраст проявления немедленного страха при появлении незнакомиа (8 и 9,5 месяцев), более короткий латентный период перед движением в сторону громкого голоса (13-14 месяцев), больший страх в 8 смоделированных ситуациях (2-6 лет), больший страх при взаимодействии со взрослым (8 лет), а также более частые реакции страха по сообщениям учителей (8-11 лет) и по самооценке (8-11 и 18-19 лет).

Не было обнаружено половых различий:

по внешним проявлениям страха (с рождения до 6 лет);

реакции на незнакомца: незнакомого мужчину (4, 6,5 и 9 месяцев) и при визите незнакомца в дом ребенка (лонгитюдное исследование — 8 и 9,5 месяцев);

реакции на яркие игрушки (9,5 месяцев), нерешительности при попытках прикосновения к жужжашим игрушкам (9,5 месяцев и 1 год) и длительности латентного периода перед оставлением матери ради привлекательной игрушки (9,5 месяцев);

реакциям на стимулы: длительности латентного периода перед движением в сторону громкого голоса (1 3-14 месяцев) и приближению к странному светящемуся и пишашему предмету (1 год);

тревоге при госпитализации (2-5 лет) и частоте страха (6-1 7 лет) по сообщениям матерей;

поведению при первом посещении детских учреждений (3-5 лет);

страху при взаимодействии со взрослыми (8 лет);

сообщениям самих испытуемых об их страхах (5-12 лет).

О чем свидетельствуют эти результаты? Если иметь в виду 19-летних девушек и даже младших школьников, то здесь можно было бы говорить о влиянии гендерных стереотипов, которые предписывают мальчикам и мужчинам не демонстрировать страх. Однако вряд ли в 8 месяцев можно всерьез принимать во внимание гендерные стереотипы. По-видимому, дело здесь в гендерных стереотипах самих родителей. Они по-разному относятся к страхам девочек и мальчиков: первых надо защищать и жалеть, а вторых — подбадривать для преодоления этой эмоции, нежелательной для «настоящего мужчины».

По-видимому, это касается даже данных о более сильных реакциях страха у девочек 8 месяцев, полученных профессиональными наблюдателями. Наблюдатели стремились абстрагироваться от стереотипов, но ожидание более сильных реакций страха у девочек может быть и неосознанным. Поэтому необходимо провести такие эксперименты, где этот фактор можно было бы проконтролировать: например, экспериментаторы должны быть обоего пола и при этом не знать пола ребенка-испытуемого.

Исследования эмоциональности взрослых, начиная с работ Г. Гсйманса и заканчивая новейшими публикациями, в большинстве случаев демонстрируют преимущество женщин. Но считать этот вопрос однозначно решенным нельзя. Рассмотрим конкретные результаты, приведенные в статье С. Кросс и Л. Мэдсон (Cross, Madson, 1997) и в других источниках.

О большей эмоциональности женщин свидетельствуют следующие эмпирические факты:

большая тревожность женщин по сравнению с мужчинами (метаанализ А. Фейнгольда, 1994);

для девочек и женщин связь эмоций с межличностными отношениями является более значимой, чем для мальчиков и мужчин (Шилдс);

женщины чувствительнее мужчин к тем негативным жизненным событиям, которые переживают их друзья и близкие (Кесслер и коллеги);

женщины более подвержены депрессиям (Кении и коллеги);

женщины чаще говорят о своих негативных эмоциях, таких как печаль и страх (Фуджита и коллеги);

положительные эмоции женщины переживают более ярко (Гурнер);

девочки и женщины не стесняются демонстрировать свои эмоциональные реакции (Maccoby, Jacklin, 1978);

женщины превосходят мужчин в области невербальной экспрессии: они более точны в невербальном выражении эмоций и лучше декодируют невербальные эмоциональные сигналы других (Эмбеди и коллеги).

Косвенным свидетельством большей эмоциональности женщин являются данные о меньшей эмоциональности мужчин:

мальчики и мужчины не стремятся показывать свои эмоции, особенно негативные (Фушс и коллеги);

они эмоционально сдержанны даже с друзьями своего пола (Хейес);

они подвергаются более жесткой, чем женщины, регламентации со стороны общества по поводу демонстрации эмоциональных переживаний (Лафранс и коллеги).

Однако есть и другие данные — об отсутствии гендерных различии в области эмоциональных переживаний: метаанализ Дж. Марточчио и Э. О'Лири продемонстрировал гендерное равенство в переживании профессионального стресса в организациях (Martocchio, O'Leary, 1989).

Иногда мужчины даже превосходят женщин по эмоциональности: по переживанию таких негативных эмоций, как гнев, презрение и отвращение (Дженнис и коллеги) и по точности декодирования невербальных сигналов, свидетельствующих о переживании гнева у окружающих (Роттер и коллеги).

Наконец, можно говорить о существовании «мужских» и «женских» эмоций, т. е. эмоций, более значимых для определенного пола: для мужчин это в первую очередь гнев, а для женщин — печаль и страх (Cross, Madson, 1997).

Сам перечень данных очень красноречив. В самом деле, во многих культурах мужчинам не разрешается демонстрировать некоторые эмоции, свидетельствующие об их слабости. Действует и гендерный стереотип о большей эмоциональности женщин. Кроме того, можно говорить о гендерной специфике эмоциональной сферы: мужчины более эмоциональны в выражении гнева, агрессии, а женщины — в выражении страха и печали. Способность декодировать сигналы также имеет свою специфику: каждый пол лучше распознает «свои» эмоции. Требования же деятельности приводят к исчезновению половых различий: к примеру, переживание профессионального стресса. Если надо, женщины демонстрируют эмоциональную сдержанность, а мужчины — чувствительность (в частности, к распознаванию эмоций других людей).

Исследования половых различий в эмоциональной сфере должны быть продолжены, так как они имеют важное теоретическое и прикладное значение. Помимо этого, необходимо изменить отношение к эмоциональным проявлениям у мальчиков и мужчин, чтобы они не становились жертвами запретов на эмоции.

Точно так же девочки и женщины нуждаются в преодолении страхов и депрессии, которые они часто испытывают. Наконец, обоим полам необходима психологическая помощь в коррекции эмоциональных переживаний и эмоционального поведения, а также знания о переживаниях представителей другого пола. Это будет способствовать улучшению взаимоотношений между мужчинами и женщинами.

<< | >>
Источник: Т.В. Бендас. ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ(Учебное пособие). 2006

Еще по теме Эмоциональные состояния:

  1. 61. Эмоциональные состояния
  2. Общие реакции на свое эмоциональное состояние
  3. Общие реакции на свое эмоциональное состояние
  4. 39. Виды эмоциональных процессов и состояний
  5. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СЛУХ
  6. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СЛУХ (англ. emotional ear)
  7. 62. Эмоциональные особенности и свойства личности
  8. 9.3. Эмоциональные свойства личности
  9. 46. Понятие об эмоциональном стрессе
  10. ПАМЯТЬ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ
  11. Эмоциональное заражение (emotional contagion)
  12. 11. Право на получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья
  13. Эмоционально-ориентированное преодоление
  14. Эмоционально-ориентированное преодоление
  15. Эмоциональные факторы забывания
  16. Эмоциональные факторы забывания
  17. 18.3.2. Особенности уплаты государственной пошлины за государственную регистрацию актов гражданского состояния и другие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния и иными уполномоченными органами
  18. ПАМЯТЬ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ (англ. emotional memory)
  19. 18.3.1. Размеры государственной пошлины за государственную регистрацию актов гражданского состояния и другие юридически значимые действия, совершаемые органами записи актов гражданского состояния и иными уполномоченными органами