<<
>>

Другие характеристики личности

Здесь мы рассмотрим данные по агрессивности, тревожности, заботливости и ло-кусу контроля.

Среди всех обнаруженных половых личностных различий различия по агрессивности относятся к наиболее устойчивым начиная с детского возраста.

Некоторые исследователи даже считают, что мужской пол выжил благодаря большей агрессивности. Часто привлекаются данные об агрессивном поведении животных (различия между полами обнаружены и здесь) как доказательство их биологического происхождения, хотя и у животных картина отнюдь не однозначна.

У животных самцы обычно более агрессивны, чем самки, что позволяет им успешно защищать самок, детенышей и стадо в целом (Тих, 1970). Однако у ряда животных самки хотя и меньше самцов, но не уступают им в агрессивности (рыбы, утки и другие птицы). У некоторых же видов самки даже более агрессивны, чем самцы (рыбы цихлиды, куры). По мнению К. Лоренца, это связано с заботой о потомстве — более агрессивным является представитель того пола, который осуществляет такую заботу, если же детенышей выращивают оба пола — разницы в агрессивности между ними не наблюдается. Лоренц выделяет следующие функции агрессивного поведения: территориальное распределение животных, отбор самцов в поединках, защита потомства, получение пищи (при нападении на жертву — у хищников) или захват чужой пищи, контратаки против агрессора (в том числе и со стороны жертвы), составляющая мотивации интимных личных связей, «воспитательная» («моралистическая» и «дисциплинарная» агрессия в сообществе) и обеспечение существования иерархической системы (Лоренц, 1994). Все они имеют отношение к жизни обоих полов, но некоторые особенно актуальны для взаимоотношения между самцами и самками (например, отбор самцов в поединках, защита потомства, мотивация интимных личных связей).

Хотя вожак в стаде обезьян (как правило, самец) и обладает известной долей агрессивности, он обычно не самый агрессивный член стада, а, скорее, умеренно агрессивный. Это позволяет ему успешно выполнять не только защитную функцию, но и объединять членов сообщества, упорядочивать отношения в нем (Тих, 1970).

Агрессия играет определенную роль в сексуальных взаимоотношениях между полами. У многих видов животных существуют специальные механизмы, тормо-

ЗЯЩИЄ агрессию по отношению к противоположному полу. Если бы не было такого торможения, то либо самцы, как более сильные, уничтожили бы самок, либо невозможно было бы спаривание. При этом торможение агрессии бывает временным, как, например, у самки европейского хомяка. Она становится робкой и пугливой только во время короткого брачного периода, а после его окончания вновь становится агрессивной и даже может загрызть «супруга». Встречается и иное со-

отношение агрессивности и сексуальности (например, у самки снегиря): если самка долго была лишена сексуального общения с самцом, то при встрече с ним она демонстрирует повышение как сексуальности, так и агрессивности. Наконец, обнаружена следующая закономерность: у самца сексуальность прекрасно сочетается с агрессивностью, а страх ее подавляет, у самки же — со страхом (а агрессивность подавляет сексуальность).

Таким образом, у самцов наблюдается гармоничное сочетание агрессивности и сексуальности, а у самок — скорее реципрокные взаимоотношения между ними: агрессивность препятствует сексуальности, а сексуальность снижает агрессивность (Лоренц, 1994).

В экспериментах на животных были обнаружены и врожденные механизмы агрессивного поведения.

С помощью электростимуляции мозга обезьяна, занимавшая подчиненное положение, подавляла агрессивность доминирующей обезьяны (Хайнд, 1975).

Американские исследователи Г.

Кювер и П. Бьюси провели эксперименты на обезьянах и обнаружили, что после удаления миндалины (вместе с височными долями) у животных исчезла всякая агрессивность, в том числе и полезная — нужная для самозащиты и поддержания своего статуса. Одновременно с исчезновением агрессивности возникли нарушения в реакциях на опасность и на сексуального партнера — животные не различали опасные и неопасные сигналы, а также пригодного и непригодного половых партнеров (цит. по Даниловой, 1998).

Таким образом, учитывая данные, полученные на животных, можно принять гипотезу о биологических корнях половых различий по агрессивности у человека. Однако сводить все к биологическим причинам не стоит, тем более что и у животных возможно «обучение» агрессивности — благодаря механизму подражания поведению представителей своего пола.

Перейдем к данным, полученным при изучении агрессивности людей. Чтобы понять, как проявляется агрессивность у обоих полов, надо представлять, о какой ее разновидности идет речь.

Выделяют прямую (открытую) и скрытую агрессивность. Различия заключаются в намерениях «агрессора»: во втором случае он старается нанести удар таким образом, чтобы это не выглядело как желание обидеть партнера по общению, в первом же случае он не скрывает своих намерений. Открытая агрессия может проявляться в следующих формах: физической (сопровождающейся действиями — ударами, нападением, толчками), вербальной (оскорбительные слова, клички, иронические высказывания) и экспрессивной, или невербальной (оскорбительные жесты, саркастическая улыбка, презрительная гримаса). Скрытая агрессия проявляется в формах физической (действия, подчеркивающие, что собеседника не замечают), вербальной (клевета, злословие, раскрытие чужих секретов, слова, вызывающие у другого человека чувство вины, оставление вопросов без ответа) и невербальной (избегание взгляда, мрачное выражение лица в ответ на улыбку и т. п.).

В целом ряде зарубежных обзоров (Maccoby, Jacklin, 1978; Fairhurst, 1993; Cross, Madson, 1997) обобщены результаты многочисленных исследований по агрессии. Была установлена большая агрессивность мальчиков и мужчин по сравнению с девочками и женщинами как одно из наиболее устойчивых гендерных различий. Однако, как правило, здесь имеется в виду такой яркий вид агрессии, как открыв

тая физическая агрессия, причем гендерные различия в этом плане не уменьшаются, а увеличиваются с возрастом испытуемых.

При проявлении этого вида агрессии имеют значение разнообразные факторы:

пол объекта агрессии. Шестилетние мальчики гораздо чаще демонстрируют такую агрессию по отношению к мальчику-новичку, чем к девочке (возможно, потому, что новичок-мальчик сам ведет себя более агрессивно, чем девочка). Девочки того же возраста примерно одинаково реагируют на новичков разного пола (имеется в виду открытая физическая агрессия);

боязнь возмездия. Возможно, физически слабые девочки, как и подобные мальчики, опасаются проявлять открытую агрессию по отношению к сильным мальчикам. Впрочем, то же самое можно сказать и о взрослых женщинах, вступающих во взаимодействие со взрослыми мужчинами, порой значительно превосходящими их по силе;

провоцирование агрессии. Часто «жертва» агрессии в значительной мере ответственна за ее проявление у партнера по взаимодействию. В том числе это касается и агрессии во время совершения преступления: жертвой — и агрессии и преступления — может быть не только женщина (как принято считать), но и мужчина, однако гораздо чаще при этом обвиняют мужчину (см. материал о свидетельских показаниях);

социальное подкрепление. За проявление агрессии мальчики скорее поощряются своими сверстниками, а девочки — ожидают негативных санкций;

гендерные нормы поведения. Они различны — физическую агрессию со стороны женщины воспринимают как проявление неумения владеть собой и несоблюдение общепринятых норм поведения, а мужчины — как способ повысить свою самооценку и усилить позицию в группе;

техника измерения физической агрессии. Не всегда есть уверенность в надежности этого измерения — в частности, в силу сложности предмета (как подсчитать, например, количество толчков, силу удара и прочие атрибуты физической агрессии?).

Если же выделить другие формы и виды агрессии: скрытую — вербальную и невербальную, то картина становится иной. Поскольку прямое проявление агрессии может угрожать сохранению хороших взаимоотношений с окружающими, что традиционно считается более важным для женщин, они прибегают к скрытой вербальной агрессии в виде клеветы, злословия, раскрытия чужих секретов, остракизма, стремления вызвать у другого человека чувство вины. Так, в 6 лет девочки сильнее, чем мальчики, реагируют на новичков (как мальчиков, так и девочек), но используют скрытую агрессию (игнорирование, избегание, отказ во взаимодействии, исключение из группы). В подростковом возрасте девочки также чаще мальчиков прибегают к стратегиям социального остракизма и манипулирования другими в конфликтах с представителями своего пола. Представители мужского пола начинают использовать скрытую агрессию только во взрослости, но продолжают уступать женщинам по частоте ее использования.

Возможно, из-за того, что непонятно, какой вид агрессии имеется в виду, мета-анализы показывают различные результаты. Хайд, а затем Э. Игли и В. Штеффен получили данные о большей агрессивности мужчин (причем d = 0,29, т. е. меньше, чем по пространственным способностям, но больше, чем по математическим!).

1) В то же время обзоры Д. Холл и А. Фейнгольда (в первый вошли исследования 1975-1983, а во второй — 1984-1992 гг.) не обнаружили половых различий по агрессивности (Feingold, 1994).

В моем исследовании на студенческой выборке также не было обнаружено гендерных различий по шкале сдерживания агрессии MMPI. Не было и этнических различий между русскими и казахами.

Исследование агрессивности Т. В. Бенлас (2000)

Испытуемые: казахстанские студенты (1 00 чел., 50 женщин и 50 мужчин, 50 русских и 50 казахов, средний возраст 1 7,8 лет).

Метолика: MMPI (шкала сдерживания агрессии).

Математическая обработка: различия по f-критерию Стьюдента.

Результаты: значимые половые и этнические различия по шкале сдерживания агрессии отсутствовали.

Половые различия в агрессии пытаются объяснять влиянием как биологических, так и социальных факторов. К первым относится наличие подобных половых различий у животных, связь агрессивности с доминантностью и сексуальностью и гормональный фактор, ко вторым — формирование гендерных стереотипов, позволяющих мужчинам открыто демонстрировать свою агрессивность, а от женщин требующих ее скрывать. Прокомментирую эти гипотезы.

Выше мы видели, что данные по животным не столь однозначны: самцы агрессивнее самок далеко не у всех видов. Наблюдения за животными не подтверждают и однозначной связи агрессивности с доминантностью: вожак — не обязательно самый агрессивный самец, важнее его умение выстраивать отношения. Если это наблюдается у животных, то тем более следует признать, что в человеческом обществе агрессия — относительно примитивный и далеко не самый действенный способ оказывать влияние на людей.

Убедительные доводы об отсутствии прямой связи агрессивности и доминантности у человека приводят Маккоби и Жаклин (Maccoby, Jacklin, 1978):

агрессия — относительно примитивный способ оказывать влияние на других людей, не единственный и не самый главный;

доминирование с помощью агрессии эффективно только в ограниченном наборе ситуаций — там, где человек, подвергшийся агрессии, не может прервать отношения;

играя в групповые игры с другими мальчиками, мальчики вынуждены соблюдать «мальчишеские» законы (в том числе участвовать в драках), так как у них ограниченный выбор партнеров для игр, ведь вследствие половой сегрегации для них не принято играть с девочками;

когда дети становятся старше, у них появляется возможность участвовать в большем числе групп, взаимодействовать с лицами, не обязательно проявляющими агрессию, и при этом доминирование в группе достигается уже не только с помощью агрессии;

степень агрессии взрослых мужчин по отношению к своим женам для сохранения доминирования над ними связана с тем, какой «выход» из брака общество предоставляет женщине. В некоторых традиционных культурах женщина воз-

вращается в родительскую семью или просит защиты от грубости мужа у братьев, в других она может с ним развестись (хотя это не всегда привлекательная альтернатива). Но во всех культурах общество обеспечивает женщинам защиту от агрессии мужчин;

существуют и взрослые группы, где доминирование основано на физической силе и агрессии. В них лидерство захватывают, скорее всего, мужчины. Но есть и другие группы, где лидерство основано на других способностях (которые есть и у женщин);

очевидно, что существуют занятия, в которых мужская агрессивность и попытки доминировать являются полезными, позитивными факторами.

Эти доводы очень убедительны и вызывают серьезное сомнение в том, что большая агрессивность мужчин объясняется их стремлением к доминированию.

При проверке гормональной гипотезы получены следующие данные: в ряде работ (Берман и коллеги, Олвис; цит. по: Baron, Richardson, 1998) было показано, что высокий уровень тестостерона (мужского полового гормона) связан с повышенной агрессивностью. Это значит, что маскулинные мужчины (столь привлекательные для некоторых женщин) будут одновременно и самыми агрессивными. И, напротив, неагрессивные мужчины недостаточно маскулиины. Требовать же от мужчины, чтобы он был одновременно и маскулинным и неагрессивным, как делают некоторые женщины, значит требовать невозможного.

Некоторые исследователи считают подтверждением биологической гипотезы то, что гомосексуальные мужчины менее агрессивны, чем гетеросексуальные (Глэдыо, цит. по: Baron, Richardson, 1998). Однако эти выводы спорны, так как неясно, какие гормональные отклонения приводят к гомосексуализму, а также то, какие гомосексуалы имеются в виду — активные или пассивные. Поэтому предположение о том, что мужчины с гомосексуальной ориентацией должны значительно меньше отличаться по агрессивности от женщин, чем гетеросексуалы, нуждается в дополнительных доказательствах. И уж тем более из этого не следует, что при объяснении причин половых различий по агрессивности необходимо отбросить гипотезу о социальном факторе и принять важность биологического.

Социальным фактором, способствующим большей агрессивности мужчин, считаются гендерные стереотипы. Например, в моем исследовании было обнаружено сходство культурных норм по агрессивному поведению казахов и русских, при том что в обеих этих культурах осуждается открытое проявление агрессии, и такое сходство может создавать подобие гендерных характеристик — относительно невысокий уровень открытой агрессии даже у мужчин.

Кросс-культурные исследования агрессивности необходимо продолжить, чтобы получить ответ на вопрос о том, как культура влияет на проявление агрессивности у мужчин и женщин.

Таким образом, в целом различия мужчин и женщин по агрессивности обусловливаются совокупностью как биологических, так и социальных причин.

В случае с тревожностью наблюдения за поведением мальчиков и девочек не привели к обнаружению половых различий, однако при опросе учителей и самих испытуемых выяснилось, что девочки более робки и тревожны.

Не обращаясь к многочисленным отдельным исследованиям по тревожности, приведу обобщающие результаты. Фейнгольд (Feingold, 1994) с помощью метода

метаанализа заново обработал данные, которые приводили в своих публикациях Маккоби и Жаклин (включавшие исследования 1958-1974 гг.), а также Холл (это были эксперименты 1975-1983 гг.) и новые литературные данные (опубликованные в 1984-1992 гг.). Все эти многочисленные результаты в итоге показали, что женщины более тревожны, чем мужчины. При этом величина d достаточно велика — 0,32, что больше, чем по агрессивности, где d = 0,29, и является самой большой величиной из всех половых различий по личностным характеристикам. Кроме этого общего вывода были и другие уточнения. Так, половые различия по тревожности не связаны с возрастом испытуемых: они примерно одинаковы у детей и взрослых. Однако данные по различным видам тревожности (общая и социальная тревожность) противоречивы, как и данные, полученные в разных странах. К примеру, в России (как и в некоторых других странах) мужчины продемонстрировали более высокий общий уровень тревожности, а в США женщины превосходили мужчин по общей, а мужчины женщин по социальной тревожности.

Фейнгольл объясняет подобные результаты методическими и методологическими проблемами (Feingold, 1994). Дело в том, что ранее (до 1974 г., когда вышло первое издание книги Маккоби и Жаклин) социальная тревожность понималась как общая тревожность. Наблюдается и расхождение результатов, с одной стороны, личностных шкал и, с другой стороны, наблюдения за поведением. Наконец, по мнению Фейнгольда, могут различаться данные городских и сельских испытуемых ¦ представителей разных культур. С этим трудно не согласиться.

Поскольку данных по России и другим постсоветским странам крайне мало, с ними особенно полезно ознакомиться.

В своем исследовании тревожности я не обнаружила «чистых» гендерных различий (когда сравнивались все мужчины и все женщины), но обнаружила культурные: и мужчины-казахи, и женщины-казашки превосходят по ней русских мужчин. Возможно, казахские испытуемые находятся под большим давлением мнения окружающих и, в частности, вышестоящих начальников и вообще старших по возрасту — ценность, характерная для казахской культуры. Это исследование — пример того, что гендерные различия можно получить и внутри одного пола (гендерные характеристики мужчин-казахов и мужчин-русских сформированы в разных культурах и могут не совпадать).

Исследование тревожности Т. В. Бенлас (2000)

Испытуемые: казахстанские студенты (100 чел, 50 женщин и 50 мужчин, 50 русских и 50 казахов, средний возраст 17,8 лет).

Метолика: вопросник Кеттелла (шкала О).

Математическая обработка: различия по f-критерию Стьюдента.

Результаты: значимых половых различий по тревожности не обнаружено. При этом казахи превосходили русских (в целом по выборке), а также как мужчины, так и жен-шины казахской национальности превосходили по тревожности русских мужчин.

Наконец, следует задуматься о том, какие последствия для общественной жизни могут иметь половые различия но параметру тревожности. Общество влияет на формирование характеристик личности у разных полов в определенном направлении. Что дает ему повышенная тревожность женщин? Большую ответственность за воспитание детей (связанную с тревогой за них)? Или таким образом

вытесняет их из общественной жизни и с рынка труда (тревожный субъект будет не уверен в себе и менее опасен как конкурент)? Или, быть может, не стоит волноваться по поводу этой тревожности? Если она позволяет добиваться успехов и не вредит здоровью, то это — характеристика хорошей адаптивности. Однако необходимо исследовать уровень этой тревожности, связанный с психической нормой. Слишком большая тревожность не дает человеку покоя, и он не может быть счастлив и благополучен. Возможно, что это отражение тех сложных социальных процессов, которые происходят в мире.

Следующая личностная характеристика — заботливость. Под ней имеется в виду стремление и способность ухаживать за больными и слабыми, опекать и воспитывать младших, заботиться о животных и т. п. В этой характеристике выделяют 3 главные составляющие: заботу о потомстве, альтруизм и эмпатию. Исследований, охватывающих все эти переменные, практически нет, поэтому мы рассмотрим их по отдельности.

Данные кросс-культурных исследований свидетельствуют, что в детском возрасте (6-Ю лет) ни мальчики, ни девочки не имеют преимущества по проявлению заботы к младшим братьям и сестрам или к животным. Что же касается взрослых, то исследований реакции мужчин на младенцев и детей постарше пока очень мало, поэтому трудно говорить о гендерных различиях в этом плане.

Здесь уместно вспомнить данные Маргарет Мид (1988). В своих кросс-культурных исследованиях, проведенных в начале XX в., она показала, что родительское поведение формируется под мощным влиянием социальных факторов, и не следует ожидать автоматического проявления так называемого «материнского инстинкта» без соответствующего воспитания. Еще более хрупок «отцовский инстинкт». Таким образом, заботливость по отношению к окружающим, которая может проявляться у ребенка (а позднее и у взрослого) — результат целенаправленного воспитания. И следует добиваться, чтобы эта черта личности была выражена не только у девочек и женщин, но и у мальчиков и мужчин. Пока же распространена житейская точка зрения о том, что заботливым должен быть только женский пол (якобы в силу природной предрасположенности), а мужской должен только «принимать» заботу. Можно себе представить, сколько конфликтов и проблем во взаимоотношениях между мужчинами и женщинами (особенно в семье) порождает такая точка зрения, кстати, не подтвержденная в исследованиях. Поэтому психологам необходимо продолжать и исследовательскую, и коррекционную работу по изменению бытующего стереотипа. Данные исследований помогающего поведения (альтруизма) могут демонстрировать превосходство как мужчин (которые, к примеру, с удовольствием и готовностью помогали на улице красивым молодым девушкам — Maccoby, Jacklin, 1978), так и женщин, что зависит от типа помощи и от личности «жертвы», поэтому нет оснований считать женский пол более альтруистичным, чем мужской.

' Что же касается данных о половых различиях по эмпатии, то они очень разноречивы. Это связано с неоднозначностью данного понятия. Одни ученые делают упор на когнитивный компонент и рассматривают эмпатию как когнитивную задачу (способность распознать, что испытывает другой человек, расшифровать исходящие от него сигналы). Другие обращают внимание на эмоциональный компонент (способность сочувствовать, сопереживать другому человеку).

Установлено, что расшифровка невербальных сигналов лучше удается женщинам (более подробно речь об этом пойдет в разделе о вербальном и невербальном общении). А вот данные по эмоциональному компоненту эмпатии противоречивы и зависят от методики исследования. Женщины превосходят мужчин там, где используются самоотчеты, т. е. приписывают себе способность сопереживать другим. Но когда применяются более объективные методы (скрытое наблюдение или физиологические корреляты эмпатии). то выясняется, что половые различия исчезают.

Так, Айзенберг предлагал испытуемым определить у других людей признаки, свидетельствующие о переживании стресса и потребности в сочувствии. Перед экспериментом, заполняя вопросники, женщины показали, что они считают себя людьми, более способными проявлять сочувствие и имеющими больший опыт переживания дистресса (по сравнению с мужчинами). Во время эксперимента они демонстрировали реакцию, которая свидетельствовала об их понимании людей-стимулов и о сильных негативных эмоциях. Они им сочувствовали, печалились, сами как будто переживали дистресс и т. п. — больше, чем мужчины. Однако физиологические измерения тех показателей, которыми обычно сопровождаются эти негативные эмоции, не обнаружили гендерных различий.

Эти данные свидетельствуют о том, что мнение женщин о себе как о способных к большей эмпатии, чем мужчины, формируется под сильным влиянием гендерных стереотипов.

Имеет значение и методика исследования. Айзенберг и Леннон провели мета-анализ данных по эмпатии и не обнаружили гендерных различий. Однако большинство этих данных было получено, когда стимул (человек, по отношению к которому замерялась эмпатия испытуемого) был искусственным, т. е. демонстрировались фото- и видеоизображения, а не живые люди, к тому же не близких испытуемого, а незнакомых.

Были получены и другие результаты. В ряде исследований женщины превосходили мужчин по эмоциональной открытости (которую иногда считают признаком способности к эмпатии). Так, женщины, пытаясь понравиться мужчинам, были более спонтанны и с удовольствием делились своими мыслями и чувствами, мужчины же были более рациональны: они использовали открытость как инструмент для управления взаимоотношениями. С физически привлекательными женщинами они были более эмоционально открыты, надеясь, что это поможет им продвинуться в развитии отношений. С непривлекательными женщинами они не делились своими мыслями (цит. по: Cross, Madson, 1997).

Как видим, данные о компонентах заботливости очень разноречивы. Если же иметь в виду комплексную характеристику (измеряемую по специальным личностным шкалам), то метаанализ Фейнгольда (Feingold, 1994), включающий данные по девяти странам, показал значительное превосходство женщин.

Еще одной личностной характеристикой, которую мы рассмотрим, является локус контроля. Под ним понимают характер ответственности человека за свою судьбу. Локус контроля может быть интернальным (внутренним) — человек принимает ответственность за события своей жизни на себя и видит их причины в своем поведении и своих личностных характеристиках, и экстернальным (внешним), когда ответственность за все, что с ним происходит, человек приписывает внешним факторам — другим людям, случаю, судьбе.

Принято считать, что мужчины в большей степени интерна'льны, а женщины экстернальны. Однако метаанализ А. Фейнгольда показал отсутствие различий по локусу контроля (Feingold, 1994). Оказалось, что дело здесь в способе получения данных. Если исследовалось поведение испытуемых, мужчины превосходили женщин по интернальности, однако по личностным шкалам результаты были противоречивыми: по одним большая интернальность обнаруживалась у мужчин, по другим — у женщин. В итоге одни результаты нивелируют другие. Поэтому вопрос о гендерных различиях по локусу контроля остается открытым. К тому же эти различия могут сильно варьироваться в разных культурах.

В заключение просто перечислим итоговые данные из этого метаанализа (включая и те личностные характеристики, которые еще не были названы).

Мужчины имеют более высокие показатели по доминантности и ассертивно-сти и несколько более высокую самооценку, чем женщины. Женщины превосходят мужчин по тревожности, экстраверсии, доверчивости и особенно по заботливости. Нет существенных различий по социальной тревожности, импульсивности, активности, рефлексивности, локусу контроля и аккуратности.

Гендерные различия устойчивы во всех возрастах (дети до 13 лет, подростки, взрослые) и не зависят от уровня образования испытуемых, страны (использовались данные по девяти странам, включая Россию: исключение составляет лишь ассертивность, варьировавшаяся от страны к стране, и высокая социальная тревожность у мужчин США) и от года получения данных (т. е. с 1958 по 1992 г.).

Метаанализ Фейнгольда, конечно, впечатляет. Он содержит данные практически по всем известным методикам, используемым в мировой психологии при изучении половых различий. И все же, учитывая, что многие характеристики личности являются результатом гендерной социализации испытуемых, которая протекает в разных культурах, необходимо продолжать уточнять различия между женщинами и мужчинами в этих культурах в разные возрастные периоды.

К тому же ситуация в обществе постоянно меняется. В некоторых странах уже в течение достаточно длительного времени ведется специальная работа по гендерному воспитанию мальчиков и девочек, учитывая «перекосы» и недостатки этого воспитания в прошлом и опираясь на достижения гендерной психологии. Плоды такой работы могут проявиться в изменении данных о различиях между полами по личностным характеристикам: одни различия будут усиливаться, а другие — ослабевать.

На основе своего метаанализа Фейнгольд делает важный методический вывод: данные, полученные на студенческой выборке, существенно не отличаются от данных взрослой выборки. Поскольку в большинстве исследований по гендерным различиям в качестве испытуемых выступают студенты, этот вывод может быть полезен для дальнейших исследований.

Заканчивая обзор половых различий по характеристикам личности, сделаем ряд замечаний.

Стереотипы, касающиеся поведения и личностных характеристик мужчин и женщин, практически не подтверждаются в детском возрасте. Именно в период взрослости можно наблюдать, как появляется соответствие этим стереотипам. По-видимому, влияние общества проявляется в том, что поведение, соответствующее гендерному стереотипу, считается приемлемым, а отклонение от стереотипа может вызывать осуждение. Можно предположить, что женщины в большей

степени реагируют на давление со стороны общества в силу своей нацеленности на взаимоотношения с окружающими.

Результаты конкретных исследований демонстрируют соответствие характеристик мужчин и женщин гендерным стереотипам по следующим качествам: доминантности, ассертивности, тревожности, агрессивности. Эти результаты можно считать свидетельством существования некоторых гендерно-типичных черт.

В то же время эмпирические данные не подтверждают существования гендерных различий (в сторону, предсказываемую стереотипом) по мотивации достижения и власти и по я-концепции. В целом строгие научные исследования рисуют более сложную картину различий между мужчинами и женщинами, чем это зафиксировано в гендерных стереотипах. Однако гендерные стереотипы являются широко распространенными и, по-видимому, влияют на формирование этих различий.

Отсутствие же различий не означает тождества. Мужчины и женщины характеризуются своеобразием личностных характеристик, даже если количественно уровень различий между ними невелик. Но ни наличие различий, ни их отсутствие не дает права считать какой-либо пол эталонным. Психологов и других специалистов должно заботить психическое здоровье и благополучие клиентов обоего пола.

<< | >>
Источник: Т.В. Бендас. ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ(Учебное пособие). 2006

Еще по теме Другие характеристики личности:

  1. 1. Общая характеристика информационной безопасности личности
  2. 54. Психологические характеристики темперамента и особенности деятельности личности
  3. 47. Общее понятие о личности. Взаимосвязь социального и биологического в личности
  4. 12. 4. _Роль личности в истории. Выдающиеся личности и массы.
  5. Статья 19.18. Представление ложных сведений для получения удостоверения личности гражданина (паспорта) либо других документов, удостоверяющих личность или гражданство
  6. ЛИЧНОСТЬ (англ. personality; от лат. persona — маска актера; роль, положение; лицо, личность).
  7. БАЗИСНАЯ (базовая) СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ — см. Модальная личность.
  8. Другие модальности
  9. Другие ощущения
  10. Другие ощущения
  11. Другие.
  12. 6.9. Другие отрасли сферы услуг
  13. Другие меры
  14. ДРУГИЕ ПЕРЕРАСЧЕТЫ
  15. Глава VIПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАК РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ: ТЕОРИЯ ПСИХОСОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Э. ЭРИКСОНА
  16. § 3. Игры и другие виды деятельности
  17. Статья 19.16. Умышленная порча удостоверения личности гражданина (паспорта) либо утрата удостоверения личности гражданина (паспорта) по небрежности