<<
>>

Суммируя вышеизложенное, приходим к следующим заключениям.

1. Суд не всегда имеет возможность применять императивные (абсолютно-определенные) правовые нормы Поэтому и возникает необходимость в применении усмотрения, когда суд сам во исполнение возложенных на него прав и обязанностей устанавливает и подтверждает объем прав и обязанностей участников гражданского или арбитражного процессов.

Представляется, что законодатель потому и передает на судейское усмотрение решение ряда правовых вопросов, что сам их полностью урегулировать не может, так как для этого требуется специальный подход в каждом конкретном случае.

2. Ключевым элементом при применении судейского усмотрения является категория выбора, ограниченная общими и специальными пределами.

Общие пределы выбора при осуществлении дискреции нормативно закреплены, носят обобщающий характер и встречаются при рассмотрении и разрешении практически любого дела в суде.

Специальные пределы выбора отражают особенности применения дискреции при 1рассмотренщ и разрешении конкретного дела в суде. Специальные пределы могут быть, во-первых, закреплены в юридиче-

ской норме; во-вторых, установлены постановлениями Пленума ВАС РФ; в-третьих, определены положениями постановлений Конституционного Суда Российской Федерации.

3. Общими пределами выбора в процессе осуществления судейского усмотрения являются:

· - предмет усмотрения суда (предметные пределы);

· - субъект усмотрения;

· - сроки, установленные как для рассмотрения конкретного гражданско-правового или экономического спора, так и для решения отдельных процессуальных вопросов;

· - независимость судей в арбитражном и гражданском процессах;

· - задачи гражданского, арбитражного судопроизводства.

4. Выбор при применении судейского усмотрения имеет следующие специальные пределы:

· - перечень условий, закрепленных альтернативной юридической нормой;

· - специальные условия, установленные в относительно-определенной норме: заслуживающие внимания обстоятельства, уважительные причины, имущественное положение, интересы ребенка, обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, требования и возражения лиц, участвующих в деле, степень нравственных страданий, другие обстоятельства и т.п.

· —категории добросовестности, справедливости, разумности, целесообразности, нравственности.

Субсидиарными специальными пределами выбора, применяемыми в процессе осуществления судейского усмотрения, являются обстоятельства конкретного дела и круг норм материального права, регулирующих конкретные правоотношения.

(П) Перейдем к рассмотрению специальных пределов выбора при осуществлении судейского усмотрения, установленных постановлениями Пленума ВАС РФ.

Важным элементом: обсуждаемой проблемы является вопрос о юридической природе разъяснений высших судебных инстанций РФ и их влиянии на пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения. Не вдаваясь в детальное рассмотрение точек зрения ученых по интересующему даеьседросу, можно констатировать, чтоа настоящее время большинство росрййсжюс авторов ш отрицаю* Очевидного нормативного характера разъяснений, исходящих от Верховного Суда РФ и

Высшего Арбитражного Суда РФ1. По своей сути это акты официального толкования закона высшими органами судебной власти. Одновременно в литературе предпринимаются попытки отграничить такие разъяснения от тех толкований, которые дают высшие законодательные органы2. Вполне понятно стремление многих правоведов определить рамки возможной нормотворческой деятельности высших органов судебной власти РФ. Но неоднократно предпринимавшиеся попытки выработать критерии разграничения компетенции в области толкования закона между высшими судебными органами и высшими органами законодательной власти до сих пор не увенчались успехом. Законодатель также обошел эту проблему молчанием. Таким образом, пределы законотворческой деятельности высших органов судебной власти во многом зависят от их усмотрения: понимания самими судьями своих прав; установок, исходящих от тех или иных органов; качества законов, подлежащих применению, и т.п.

Суть рассматриваемой проблемы состоит не в том, являются ли разъяснения высших судебных инстанций самостоятельным регулятором общественных отношений, возникающих в сфере судопроизводства, а находится в плоскости обязательности или необязательности разъяснений, связанных, в частности, с применением судейского усмотрения.

Анализ практики Верховного Суда по выработке разъяснений законов показывает, что на разных этапах развития отечественного государства темпы «обрастания» законодательных актов официальными судебными толкованиями были различны3, Так, например, толкования закона Верховным Судом СССР в период культа личности Сталина имели нормативный характер, на что обращалось внимание в литературе'1. В учебнике гражданского процесса, изданном в 1928 г., руководя-

щие разъяснения и толкования общесоюзного законодательства, данные Верховным Судом СССР и Верховными судами союзных республик, называются «обязательным источником для судов». Кроме того, подлежат обязательному применению:

· -истолкования Пленума Верховного Суда союзной республики законов соответствующей республики по всем вопросам судебной практики в области материального и процессуального права;

· - истолкование законов союзной (или автономной) республики соответствующим народным Комиссариатом юстиции (ср, ст. 5 и 149 Положения о судоустройстве)»1.

Закон «О судоустройстве РСФСР» 1981 г. предоставлял Верховному Суду право давать руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства (ст. 56).

Действующая Конституция Российской Федерации наделяет Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации полномочиями давать разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 127 Конституции РФ). Имеют ли указанные постановления нормативно-правовой характер и, следовательно, могут ли они устанавливать пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения?

В ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» установлено, что постановления судов Российской Федерации являются обязательными для всех и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ.

Рассмотрим систему судов общей юрисдикции. В действующих нормах гражданского процессуального законодательства не закрепляется право (обязанность) судов общей юрисдикции ссылаться в своих решениях на официально опубликованные постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики2.

Следовательно, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации имеют

рекомендательный1 характер, не устанавливают пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения, а ограничивают последнее2.

Иной вывод следует в отношении постановлений Пленума ВАС РФ.

В п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» записано, что постановления Пленума ВАС РФ, принятые им по вопросам своего ведения, обязательны для арбитражных судов (их действие не распространяется на суды общей юрисдикции).

В п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ говорится, что в мотивировочной части решения арбитражного суда наряду со ссылками на законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики.

Пункт 1 ст. 304 АПК РФ содержит норму о том, что судебные акты, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум ВАС РФ установит, что судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами нормы права.

Следовательно, арбитражный суд, применяя усмотрение при рассмотрении конкретного дела, обязан ориентироваться на разъяснения по вопросам судебной практики, которые даны в соответствующих постановлениях Пленума ВАС РФ.

Правовая позиция Президиума ВАС РФ, выраженная в обзоре судебной практики, в силу ст. 16 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в отличие от постановления Пленума носит рекомендательный характер и поэтому не устанавливает пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения, а ограничивает последнее.

Укажем положения ряда постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, устанавливающих пределы выбора при осуществлении усмотрения арбитражным судом.

1. Так, нормы АПК РФ не наделяют истца правом дополнения исковых требований. В ч. 1 ст. 49 АПК РФ говорится, что истец может

изменить один из элементов иска.

В соответствии с ч. 1 ст. 130 АПК РФ истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения и представленным доказательствам. В случае соединения нескольких требований, не связанных между собой, исковое заявление возвращается (п. 2 ч. 1 ст. 129). Таким образом, в силу указанных норм истец не вправе в рамках начавшегося процесса добавить иное требование к первоначально предъявленному. Оно может быть заявлено самостоятельно, затем истцу следует заявить ходатайство об объединении двух дел в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 130 АПК РФ. Решение вопроса о целесообразности объединения дел зависит от усмотрения суда. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 272 АПК РФ определение об отказе в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дел в одном производстве не подлежит обжалованию, поскольку не препятствует дальнейшему движению дела.

Арбитражные суды допускают возможность дополнения исковых требований, руководствуясь п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 31 октября 1996 г. «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции», из которого следует, что предъявление дополнительного требования производится по общим правилам предъявления иска. Указанное положение содержит вторую часть, устанавливающую предел выбора (целесообразность) при применении судейского усмотрения: если дополнительное требование не связано с первоначальным либо арбитражный суд признает их совместное рассмотрение нецелесообразным, суд отказывает в их совместном рассмотрении,

2. АПК РФ 2002 г. расширил круг субъектов, имеющих право обжаловать действия (бездействие) и решения приставов-исполнителей, по сравнению с субъектным составом, закрепленным в ст. 90 Федерального закона Российской Федерации «Об исполнительном производстве».

В соответствии с Федеральным законом обжаловать действия (бездействие) судебного пристава могут взыскатель и должник (ст. 29 Закона содержит определения данных понятий).

Стачзья 329 АПК РФ предоставляет такую возможность любому лицу, считающему свои права ущемленными соответствующими решениями, действиями (бездействием).

Постановление Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие; Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» устанавливает предел

выбора при применении судейского усмотрения путем разъяснения необходимости применения п. 1 ст. 90 ФЗ «Об исполнительном производстве» с учетом положений АПК РФ, согласно которым арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений и действий (бездействия) пристава-исполнителя по исполнению судебных актов арбитражных судов, а также исполнительных документов иных органов, если заявителем является организация или индивидуальный предприниматель, кроме случаев, когда оспариваются решения и действия (бездействие) пристава-исполнителя, связанные с исполнением исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции.

З. В настоящее время затруднено соблюдение требований Федерального закона от 22 мая 2003 г, № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» в связи с отсутствием достаточной нормативной базы. Непосредственно в законе указывается на необходимость принятия Правительством РФ 12 подзаконных нормативных актов, Центральным банком РФ - трех правовых актов. Законом предусмотрена разработка ряда документов на уровне субъектов РФ. К тому же для обеспечения действия Федерального закона, требуется подготовка актов и решений, не названных в его тексте.

В арбитражные суды поступают жалобы, связанные с новыми правилами осуществления наличных расчетов. В связи с этим Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 31 июля 2003 г. № 16 разъяснил ряд вопросов, связанных с применением контрольно-кассовой техники. В частности, в нем установлено, что сферой регулирования Федерального закона являются наличные денежные расчеты независимо от того, кто и в каких целях совершает покупки (заказывает услуги). В постановлении записано, что «контрольно-кассовые машины подлежат применению и в тех случаях, когда наличные денежные расчеты осуществлялись с индивидуальным предпринимателем или организацией (покупателем, клиентом)». При наличных расчетах между юридическими лицами наряду с выдачей чеков покупателям надо вручать приходно-кассовые ордера1.

Указанное постановление Пленума ВАС РФ устанавливает пределы выбора при осуществлении усмотрения арбитражным судом.

По результатам рассмотрения дела о пересмотре судебного акта в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ и Президиум Верховного Суда РФ выносят постановления.

В ГПК РФ и АПК РФ содержатся нормы, в соответствии с которыми указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело (ч. 2 ст. 390 ГПК РФ, ч. 3 ст. 305 АПК РФ).

Следовательно, указания Президиумов ВАС РФ и ВС РФ в области толкования закона, закрепленные в постановлении по делу, рассмотренному в порядке надзора, устанавливают пределы выбора в процессе применения судейского усмотрения при толковании закона для инстанции, вновь рассматривающей данное дело.

Подобная практика имеет серьезные основания. Отечественные законы содержат множество обтекаемых и расплывчатых формулировок, рассчитанных на применение судейского усмотрения. Высшие органы судебной власти прибегают к официальному толкованию правовых норм в целях обеспечения единства судебной практики. Одновременно данная деятельность верховных судов ограничивает усмотрение нижестоящих судебных органов.

Таким образом, пределы выбора при осуществлении усмотрения могут быть определены постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Они являются обязательными только для системы арбитражных судов. Пределы выбора могут быть установлены в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретному делу, рассмотренному в порядке надзора, в рамках толкования закона, являющегося обязательным для суда, вновь рассматривающего данное дело, в силу ч. 2 ст. 390 ГПК РФ» ч. Зет. 305 АПК РФ.

(III) Рассмотрим пределы выбора при применении судейского усмотрения, установленные Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации.

Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации выражается прежде всего в форме итоговых решений, именуемых постановлениями, Отметим основные признаки названных актов Конституционного Суда Российской Федерации.

Постановление Конституционного Суда выносится именем Российской Федерации.

положения названных актов устанавливают пределы выбора при применении судейского усмотрения

Например, в постановлении от 17 декабря 1996 г № 20-П обоснована правовая позиция1 о неконституционности бесспорного порядка взыскания всей суммы сокрытого или заниженного дохода и штрафов без согласия налогоплательщика В постановлении от 11 марта 1998 г. № 8-П сформулирована правовая позиция о неконституционности внесудебного порядка конфискации имущества у собственника за совершенное им правонарушение. Приведенные положения исключают любое иное толкование соответствующих нормативных актов в правоприменительной практике.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. «По делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» определяется, inter aha, вытекает ли из подлежащих толкованию положений полномочие судов общей юрисдикции проверять конституционность указанных нормативных актов и признавать их недействующими. Цель вынесения названного постановления — разграничение компетенции в области нормоконтроля между Конституционным судом РФ и другими судами. Конституционный Суд РФ, в частности, указывает, что предусмотренное ст. 125 Конституции Российской Федерации полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, конституций республик, субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, относится к компетенции только Конституционного Суда РФ. По смыслу ст. 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации суды общей юрисдикции.., не могут признавать названные в ее ст. 125 (и, «а» и «б» ч. 2 и ч. 4) акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому утрачивающими юридическую силу. По мнению Конституционного Суда РФ, суд общей юрисдикции,.. придя, к- выводу р несоответствии Конституции РФ федерального закона или закона "субъекта Российской Федера-

ции, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности этого закона.

Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» разъясняет, что суды, исходя из положений ч 4 ст 125 Конституции Российской Федерации, могут (а не обязаны) обращаться в Конституционный Суд РФ1

Таким образом, усмотрения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросу о том, обязан ли суд общей юрисдикции обращаться с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона или он может обратиться с таким запросом, не совпадают.

В связи с тем, что Конституционный Суд РФ выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение, и его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ, то названное постановление КС РФ устанавливает пределы выбора при применении усмотрения судами общей юрисдикции.

Перейдем к рассмотрению отдельных пределов выбора, применение которых является в основном новеллой для отечественного судопроизводства и встречает сложности на практике.

Отметим, что M.bL Брагинский, анализируя ст. 9 и 10 ГК РФ, утверждает, что осуществление по своему усмотрению гражданами и юридическими лицами гражданских прав не должно являться злоупотреблением этими правами2. Статья 10 ГК РФ допускает установление в законе и других, кроме злоупотребления, ограничений для осуществления прав по усмотрению. В этом случае имеется в виду возможность включения в закон требования осуществлять право «разумно» и «добросовестно».

Укажем, что законодательство РФ, действовавшее до принятия ГКРФ 1995-1996 гг., такого понятия, как «разумность», не знало, а

«добросовестность» использовалась только при решении вопроса об удовлетворении виндикационных исков. В Гражданском кодексе Российской Федерации содержание обоих указанных понятий не раскрывается, если не считать «добросовестность» применительно к вопросу о защите права собственности.

Не вызывает сомнения, что в выработке представлений о рассматриваемых понятиях важную роль должна сыграть судебная практика. Вместе с тем, как указывает М.И. Брагинский, уже теперь можно утверждать, что в обоих случаях речь должна идти об использовании критерия «средний человек». Имеется в виду, что отклонение от того, как действовал бы такой «средний человек», должно иметь исходное значение для действий конкретного лица1.

В.И. Емельянов придерживается аналогичных взглядов2.

Похожая позиция применительно к деятельности судьи по усмотрению следует из научных работ ряда зарубежных ученых. По их мнению, судья, применяя усмотрение, должен действовать так, как средний разумный судья стал бы действовать при данных обстоятельствах дела3.

Отмечая правильность научной позиции специалистов, укажем, что, на наш взгляд, при осуществлении судейского усмотрения следует ориентироваться на критерий «средний разумный (справедливый, нравственный и т.д.) судья».

Рассмотрим такие специальные пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения, как категории разумности, добросовестности, справедливости, целесообразности и нравственности.

<< | >>
Источник: Папкова О.А.. УСМОТРЕНИЕ СУДА. 2005

Еще по теме Суммируя вышеизложенное, приходим к следующим заключениям.:

  1. Регистрация прихода и расхода
  2. Статья 5.28. Уклонение от участия в переговорах о заключении коллективного договора, соглашения либо нарушение установленного срока их заключения
  3. § 8.1. Порядок заключения трудового договора и документы, предъявляемые при заключении трудового договора
  4. 8.2. Аудиторское заключение
  5. АУДИТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. 1.8 Аудиторское заключение
  7. Статья 86. Заключение эксперта
  8. 29.6. Правовое значение аудиторского заключения
  9. 2.4. Заключение эксперта
  10. § 3. Заключение международных договоров
  11. 2.9. Аудиторское заключение, его формы
  12. 7.3. Заключение эксперта
  13. 10.1. Основные элементы аудиторского заключения