<<
>>

Показания эксперта и специалиста в суде

Ознакомившись с заключением эксперта или сообщением о невоз­можности дать заключение, суд, следователь вправе допросить эксперта (ст. 187 ГПК РФ, ст. 86 АПК РФ, ст. 205, 282 УПК РФ).

Допрос эксперта преследует одни и те же цели в гражданском, ар­битражном и уголовном процессе. Он производится, во-первых, для уточнения компетенции эксперта и его отношения к данному делу; во-вторых, с целью разъяснения данного заключения, когда в своих показаниях эксперт:

а) объясняет сущность специальных терминов и формулировок;

б) обосновывает необходимость использования выбранной мето­дики исследования, приборов и оборудования;

в) объясняет, как выявленные диагностические и идентификацион­ные признаки позволили ему сделать те или иные выводы, в какой мере выводы основаны на материалах гражданского или уголовного дела.

Если члены комиссии экспертов пришли к разным выводам, в ходе допроса выясняются причины их расхождений.

Допрос эксперта не следует смешивать с дополнительной экспертизой (ст. 20 ФЗ ГСЭД, ст. 87 ГПК РФ, ст. 87 АПК РФ, ст. 207 УПК РФ), которая назначается вследствие недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта. Дополнительная экспертиза назначается, «если недостаточную ясность или полноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта». Заключение эксперта является в соответствии с законом одним из видов доказательства и дается на основании произведенных исследований. «Суды не должны допускать замену производства экспертизы допросом эксперта, если имеются основания для производства судебной экспертизы ». Таким образом, критерием разграничения оснований проведения допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы служит обычно необходимость в проведении дополнительных исследований. Если для разъяснения выводов эксперта или уточнения содержания заключения не требуется таких исследований, проводится допрос эксперта.

В про­тивном случае назначается дополнительная экспертиза.

Допрос эксперта производится только после дачи им письменного заключения . Уголовно-процессуальный закон рассматривает пока­зания эксперта, данные им при допросе в качестве самостоятельного вида доказательств (ст. 74 УПК РФ). В ГПК РФ и АПК РФ показания эксперта отсутствуют в перечне доказательств (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ). Однако они являются как бы продолжением заключения и поэтому имеют доказательственное значение.

Допрос эксперта в уголовном процессе осуществляется в соответствии со ст. 205 и 282 УПК РФ. Допрос эксперта на предварительном следст­вии и в суде имеет ряд отличий. Так, перед допросом следователь при необходимости удостоверяется в личности эксперта, его компетент­ности, отношении к делу, разъясняет ему цель допроса и его права и ответственность. Затем перед экспертом ставятся вопросы, требующие разъяснения, уточнения или дополнения. Наводящие вопросы не до­пускаются. Недопустимо принуждать эксперта к даче определенных показаний путем применения насилия, угроз и иных незаконных мер; понуждение эксперта к даче ложных показаний или заключения или к отказу от дачи показаний, влечет за собой ответственность по ст. 309 УК РФ.

Эксперт вызывается на допрос повесткой, которая вручается ему под расписку. В случаях, не терпящих отлагательства, эксперт может быть вызван для допроса телеграммой или телефонограммой. Эксперт, являющийся сотрудником экспертного учреждения, вызывается через руководителя этого учреждения, который должен содействовать явке эксперта к следователю. Согласно п. 6 ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд.

Показания эксперта представляют собой сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного экспертного заключения. Перед допросом суд или следователь удостоверяется в личности эксперта, его компетентности, отношении к делу, разъясняет ему цель допроса и его права и ответственность (ст.

307, 310 УК РФ). Затем перед экспертом ставятся вопросы, требующие разъяснения, уточнения или дополне­ния. Наводящие вопросы не допускаются. Недопустимо принуждать

эксперта к даче определенных показаний путем применения насилия, угроз и иных незаконных мер; понуждение эксперта к даче ложных показаний или заключения или к отказу от дачи показаний влечет за собой ответственность по ст. 309 УК РФ.

Допрос эксперта следователем оформляется протоколом (ст. 166, 167 УПК РФ), составляемым в соответствии с законодательной фор­мой, где дословно фиксируются поставленные ему вопросы и ответы на них. Протокол прочитывается экспертом (или зачитывается ему следователем). Правом эксперта является дополнение протокола, внесение в него поправок. После дачи устных показаний он вправе также изложить свои ответы собственноручно. Протокол допроса под­писывается (каждая страница) экспертом и следователем. Показания эксперта могут послужить основанием для назначения дополнитель­ных и повторных экспертиз, причем дополнительная экспертиза, как это уже указывалось выше, может быть назначена тому же эксперту, а повторная — только другому. Если в ходе допроса эксперта выявлена возможность получения новой доказательственной информации путем исследования объектов, в отношении которых экспертиза еще вообще не проводилась, назначается первичная экспертиза. Она может быть поручена этому же эксперту.

Основания допроса эксперта в суде те же, что и на предварительном следствии по уголовным делам. Следует подчеркнуть, что по ходатай­ству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного рассле­дования, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

Содержание вопросов и порядок их постановки эксперту. После ог­лашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторо­нами. Причем суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон (ст. 282 УПК РФ).

Заметим, что ранее (ст.

289 УПК РСФСР) вопросы эксперту могли быть заданы только после того, как он произвел экспертизу в суде и дал заключение. При рассмотрении уголовных дел вызов эксперта в суд только для допроса по экспертизе, произведенной на предварительном следствии, считался недопустимым. Это зачастую приводило к необос­нованному назначению экспертизы в суде в случаях положительной оценки заключения судебной экспертизы, выполненной в ходе пред­варительного следствия. В УПК РФ такое ограничение отсутствует.

Если экспертиза производилась комиссией экспертов одной спе­циальности и они пришли к единому выводу, вопросы с согласия суда и остальных экспертов могут быть заданы одному их них. При наличии разногласии между экспертами вопросы задаются разным экспертам по желанию допрашивающих.

Согласно ст. 282 УПК РФ первой эксперту вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. Суд может задавать вопросы эксперту в любой момент судебного следствия и отклонять те вопросы, которые не относятся к делу или к компетенции эксперта, или надлежащим образом переформулировать заданные вопросы. В свою очередь эксперт может заявить ходатайство об отклонении или изме­нении формулировки вопроса, а также о представлении этого вопроса в письменной форме и даче ответа также в письменной форме.

Если экспертиза была назначена судом (она производится в порядке, установленном гл. 27 УПК РФ), судебный эксперт может быть допрошен после оглашения им своего заключения в судебном заседании.

Допрос эксперта в суде присяжных заседателей имеет ряд орга­низационно-процедурных особенностей . Присяжные заседатели, в том числе и запасные, вправе участвовать в исследовании всех об­стоятельств уголовного дела, задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам, участвовать в осмотре вещественных доказательств и документов (п. 1 ч. 1 ст. 333 УПК РФ). Это означает, что присяжные вправе участвовать и в исследовании заключений экс­пертов, и в допросе эксперта.

Допрос эксперта в суде присяжных заседателей производится по ходатайству сторон или по собственной инициативе суда.

Вопросы, заданные эксперту, и его показания в суде должны быть понятны не только профессиональным юристам, но и простым гражданам, которые входят в состав жюри присяжных. Активное привлечение сторонами присяжных заседателей к постановке вопросов эксперта позволяет повысить эффективность оценки достоверности экспертного заклю­чения, обоснованности сделанных выводов, компетентности экспер­та, его объективности и беспристрастности, в том числе и по оценке показаний эксперта, данных им в ходе допроса.

Целью допроса эксперта является разъяснение или дополнение ранее данного им письменного экспертного заключения. Обстоя­тельный допрос эксперта в суде присяжных имеет большое значение, поскольку позволяет присяжным всесторонне и полно оценить фак­тическую достоверность сделанных экспертом выводов и их значение для суждения о доказанности факта совершения деяния подсудимым и его виновности.

Специфика доказывания в суде присяжных заседателей во многом определяется, с одной стороны, необходимостью «донести» до «судей факта» в доступной для их восприятия форме результат применения специальных знаний в целях установления обстоятельств, имеющих для дела значение доказательств. С другой стороны, сведения, содер­жащиеся в заключении эксперта, и его показания в суде не должны выходить за те ограничения, которые определяют особенности судеб­ного следствия в присутствии присяжных заседателей.

Так, в ходе допроса эксперта суд, стороны и присяжные заседа­тели могут указать, например, на неправильность исходных данных, представленных эксперту, недоброкачественность исследованных экспертом объектов, несовершенство примененных методов и мето­дик, противоречивость полученных экспертом данных, на ошибки, выявленные после составления экспертом заключения.

В качестве особенности судебного следствия в суде присяжных закон определяет, что в присутствии присяжных заседателей подле­жат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседа­телями в соответствии с их полномочиями, установленными ст.

334 УПК РФ. Если возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей (ч. 6, ч. 7 ст. 335 УПК РФ).

Однако при оглашении заключения эксперта могут возникнуть затруднения, вызванные особенностями судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Так, данные о личности подсудимого могут исследоваться с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков составов преступления. Тем не менее в ходе оглашения экспертного заключения присяжным могут стать известны сведения, которые могут вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

В исследовательской части заключения эксперта могут содержаться указания на конкретные материалы уголовного дела, которые были использованы экспертом в его исследовании и на которых он осно­вывает свои выводы. Нередко эксперты, давшие заключение на этапе предварительного следствия, ссылаются на показания свидетелей, документы, протоколы следственных действий, которые впоследствии были признаны судом недопустимыми доказательствами. На практике нередки случаи, когда заключение эксперта оглашается неполно, часть его может быть опущена. Представляется, что такой подход лишает присяжных заседателей возможности детально разобраться в сущно­сти проведенного экспертами исследования и оценить правильность и достоверность сделанных экспертами выводов.

Аналогичные сложности могут возникнуть и при допросе эксперта, когда из его разъяснений или дополнений присяжные могут почерпнуть данные, характеризующие личность подсудимого с отрицательной или положительной стороны, что может повлечь утрату объективности при вынесении присяжными своего вердикта.

Присяжные заседатели через председательствующего вправе после допроса сторонами эксперта задать ему вопросы. Вопросы из­лагаются присяжными заседателями в письменном виде и подаются председательствующему через старшину. Эти вопросы формулируются председательствующим и могут быть им отведены как не относящие­ся к предъявленному обвинению (ч. 4 ст. 333 УПК РФ). Анализируя особенности постановки вопросов эксперту в суде присяжных засе­дателей, надо сказать, что председательствующий не просто оглашает переданный ему в письменном виде вопрос, но именно формулирует его, излагая в собственной трактовке без изменения сути. Если при­сяжный заседатель полагает, что формулировка председательствую­щим его вопроса меняет или не раскрывает смысл спрашиваемого, он может задать уточняющий вопрос или повторить предыдущий вопрос, изменив его редакцию. В этом случае сохраняется требование задать вопрос в форме, доступной для понимания запрашиваемой информа­ции, лицами, не обладающими специальными знаниями, не выходя за границы компетенции допрашиваемого эксперта и пределов предъяв­ленного обвинения.

Председательствующий может задавать свои вопросы эксперту в любой стадии допроса. Вопросы эксперту могут быть заданы и дру­гими участниками процесса. При этом первой вопросы задает сто­рона, по инициативе которой была назначена экспертиза (ч. 2 ст. 282 УПК РФ). При необходимости председательствующий вправе пре­доставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы (ч. 3 ст. 282 УПК).

Если возникает необходимость в дополнительных пояснениях, разъяснениях экспертного заключения, специальных терминов и по­нятий, по ходатайству прокурора или защитника суд может повторить допрос эксперта (ч. 4 ст. 246, ч. 3 ст. 248 УПК РФ). Вопросы, задавае­мые эксперту, должны относиться к кругу фактических обстоятельств конкретного уголовного дела и компетенции присяжных.

Для постановки вопросов эксперту может быть привлечен специа­лист (ч. 1. ст. 58 УПК РФ). Закон (ч. 4 ст. 271 УПК РФ) прямо обязы­вает суд удовлетворить заявленное стороной ходатайство о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. На практике же председательствующий нередко отказывается допрашивать специалиста, приглашенного стороной защиты, в присутствии присяжных, что лишает подсудимых и их защит­ников возможности аргументировать с помощью специалиста необос­нованность или недостоверность выводов, сделанных экспертом.

Нам представляется порочной практика, когда судьи, отказывая в допросе специалиста, явившегося в судебное заседание, в присутствии присяжных тем не менее проводят его допрос как свидетеля. Требо­вания ч. 1. ст. 58 УПК РФ определяют, что специалист - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в про­цессуальных действиях в установленном УПК РФ порядке, в том числе и для постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Согласно ч. 4 ст. 80 УПК РФ показания специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53, 168,271 УПКРФ. Показания специалиста являются доказательствами по уголовному делу (пп. 3.1. п. 2 ст. 74 УПК РФ). Смешение процессу­ального статуса специалиста и свидетеля недопустимо.

Уголовно-процессуальный закон не содержит процедуры пе­рекрестного допроса эксперта с участием специалиста. Равно как нет в законе и отдельной нормы, регулирующей процедуру допроса специалиста в судебном заседании с участием присяжных. В ч. 1 ст. 333 УПК РФ говорится, что присяжные имеют право задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам. Однако в ч. 4 ст. 335 УПК РФ, указывающей на особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей в перечне участников, кому присяжные могут задавать вопросы, такая фигура, как специалист, отсутствует. Думается, что это упущение законодателя надлежит ис­править, дополнив названную статью и упоминанием специалиста.

Предоставление присяжным возможности услышать показания специалиста, задать ему вопросы отвечает общему принципу состяза­тельности судопроизводства и способствует полному и всестороннему исследованию доказательств присяжными заседателями.

Специалист в суде присяжных заседателей может помочь вызвав­шей его стороне не только сформулировать вопросы эксперту, пояснить специальные термины и понятия, примененные экспертом методики, но и разъяснить суждения, изложенные им в ранее данном заключении с критическим анализом заключения эксперта, прокомментировать по­казания эксперта, данные в его присутствии. Допрос специалиста в суде присяжных ограничивается крутом вопросов, относящихся к фактиче­ским обстоятельствам конкретного дела, а также объемом материалов, с которыми специалист ранее был ознакомлен (заключений экспертов, протоколов и др.). Предметом показаний специалиста могут быть лишь только значимые для уголовного дела факты и обстоятельства, о ко­торых в материалах дела содержатся какие-либо сведения, требующие разъяснения на основе применения специальных знаний.

Общей особенностью допроса эксперта и специалиста является формулировка вопросов и дача ответов в предельно понятной и ясной форме, без использования сложных языковых построений и непонят­ных конструкций, слов и выражений, допускающих неоднозначное понимание или неверное истолкование присяжными заседателями.

При подготовке сторон к допросу эксперта каждая из сторон может заранее подготовить список вопросов и возможные варианты ответов. В большинстве случаев в суде присяжных заседателей перечень вопро­сов эксперту формулируется заранее, четко и понятно, в определенной логической последовательности.

Таким образом, особенности допроса эксперта в суде присяжных обусловлены необходимостью в доходчивой и доступной форме разъ­яснить ход и результаты проведенного экспертного исследования, при­менение методов и методик, дополнение и обоснование полученных выводов в той части, которая определяется пределами доказывания.

В суде присяжных стороны рассчитывают не только на воспри­ятие «судьями факта» логики аргументации эксперта, но пытаются воздействовать на эмоции присяжных, создавая соответствующую атмосферу доверия или, напротив, недоверия к эксперту . Этой цели служат вопросы, относящиеся к компетенции эксперта и доказатель­ственной ценности представленного заключения эксперта. «Бороться» с экспертом на его поле лицу, не обладающему специальными знания­ми, затруднительно. Доходчивое же доведение до присяжных своей позиции через слова уверенного или, напротив, сомневающегося в своих выводах эксперта, вынужденного тактикой допроса признавать сделанные им ошибки, бесспорно, один из эффективных способов со­общения такой информации, на основе которой сторона впоследствии сможет построить свои юридические выводы.

Не вызывает сомнений, что профессионально проведенный допрос эксперта в суде присяжных заседателей может значительно расширить возможности установления сложных обстоятельств дела и позволяет «судьям факта» вынести объективный и справедливый вердикт.

В гражданском процессе заключение эксперта оглашается в судеб­ном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения экс­перту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза, его представитель, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. В случае если экспертиза назначена по инициативе суда, первым задает вопросы эксперту истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса (ч. 1 ст. 187 ГПК РФ).

При рассмотрении дел арбитражным судом по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе арбитражного суда эксперт может быть вызван в судебное заседание. После оглашения заклю­чения эксперт вправе дать по нему необходимые пояснения, а также обязан ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда. Ответы эксперта на дополнительные вопросы заносятся в протокол судебного заседания. Порядок постановки вопросов ли­цами, участвующими в деле, не регламентирован АПК РФ, однако по смыслу ст. 153 АПК РФ следует, что этот порядок устанавливается судом. Как правило, вначале вопросы задает лицо (или его предста­витель), по ходатайству которого назначен эксперт, а затем другие лица. Арбитражный суд вправе мотивированно отклонить вопросы, предложенные вышеуказанными лицами, и выдвигать новые вопросы по своей инициативе.

Вопросы, задаваемые эксперту, и его ответы заносятся в прото­кол судебного заседания (ст. 229 ГПК РФ, ст. 155 АПК РФ, ст. 259 УПК РФ). В ГПК РФ, АПК РФ и УПК РФ эксперт не назван среди участников процесса, которые после ознакомления с протоколом судебного заседания могут подать на него свои замечания. Однако эксперт может ходатайствовать перед судом об ознакомлении с записью поставленных ему в ходе допроса вопросов и данных на них ответов, а в необходимых случаях — о внесении дополнений и уточнений в про­токол судебного заседания. По результатам рассмотрения замечаний суд выносит определение об удостоверении их правильности либо об их отклонении (ст. 232 ГПК РФ, ч. 7 ст. 155 АПК РФ, ст. 260 УПК РФ), которое приобщается к протоколу судебного заседания.

Согласно ст. 58 УПК РФ для постановки вопросов эксперту может быть привлечен специалист. Процедура участия специалиста в допросе эксперта в процессуальных кодексах не описана, тем не менее на прак­тике имеют место случаи, когда в одном и том же судебном заседании присутствует эксперт и специалист. Специалист в присутствии экс­перта устно или письменно формулирует вопросы, на которые должен дать ответ эксперт и оглашает их в судебном заседании.

Ответы на вопросы участников процесса эксперт вправе давать в письменном виде, если ответы на них хотя и не требуют проведения дополнительных исследований вещественных доказательств и материа­лов дела, но требуют обращения к источникам справочных данных.

Специалист, как выше уже отмечалось, участвует в постановке вопросов эксперту как при назначении экспертизы, так и при допросе эксперта, дает разъяснения по вопросам, поставленным сторонами, на основании имеющихся у него специальных знаний. Эти разъяснения процессуально могут быть облечены в форму устных или письмен­ных консультаций (ГПК РФ), устных показаний или заключения (УПК РФ) специалиста.

Вопросы, требующие устного разъяснения специалиста, могут быть даны как в процессуальной, так и непроцессуальной форме, могут как быть связаны с назначением судебной экспертизы и разъяснением возможностей использования специальных знаний при исследовании доказательств, так и касаться уже данного экспертного заключения.

В своих показаниях специалист может:

• указать на невозможность решения данного вопроса, например, из-за отсутствия экспертной методики, недостаточного уровня раз­вития науки и техники. Эксперт в своем заключении мог уже указать на это обстоятельство, но суду или следователю представляется необ­ходимым выслушать мнение другого специалиста. Иначе назначение новой экспертизы будет только затягивать производство по делу;

• перед назначением экспертизы указать на непригодность объек­тов для экспертного исследования, что очевидно только лицу, обла­дающему специальными знаниями. При этом назначение экспертизы будет только затягивать производство по делу;

• обратить внимание на ошибки в собирании (обнаружении, фик­сации, изъятии) объектов, могущих стать впоследствии вещественны­ми доказательствами. Ошибки могут быть связаны с неиспользова­нием технико-криминалистических средств и методов собирания тех или иных следов, особенно микрообъектов, а также с неправильным применением этих средств и методов;

• помочь определить род или вид судебной экспертизы, что напря­мую связано с выбором экспертного учреждения или кандидатуры эксперта, определением его компетентности в решении поставленных вопросов;

• оказать помощь в разъяснении компетенции эксперта, выпол­нившего экспертизу, когда следователь или суд вообще не определяет род или вид экспертизы в постановлении (определении) и назначает просто судебную или криминалистическую экспертизу;

• указать на иные ошибки постановления (определения) о назна­чении экспертизы, когда на разрешение эксперта ставятся вопросы, выходящие за пределы его компетенции или для ответов на вопросы вообще не требуется специальных знаний;

• указать на материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение эксперта, например протоколы осмотра места проис­шествия и некоторых вещественных доказательств, схемы, планы, документы, полученные при выемке, и проч.;

• оценить достаточность объектов и образцов для сравнительного исследования для дачи заключения, которая определяется с точки зрения используемых экспертных методик;

• оценить методы, использованные при производстве судебной экспертизы, оборудование, с помощью которого реализованы эти методы (точность и воспроизводимость метода, обеспечен ли мет­рологический контроль и поверка оборудования, его юстировка и калибровка);

• проанализировать научную обоснованность экспертной мето­дики, граничные условия ее применения, допустимость применения избранной методики в данном конкретном случае;

• оценить обоснованность выводов эксперта, взаимосвязь и взаи­мообусловленность выводов и исследовательской части экспертного заключения;

• выявить случаи, когда категорические выводы делаются не на осно­вании исследований с использованием экспертных методик, но на базе только лишь предположений и голословных умозаключений эксперта.

Еще раз следует подчеркнуть, что, если правом назначения судеб­ной экспертизы в уголовном процессе обладает только следователь и суд, инициировать получение заключения специалиста может также защитник. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе привле­кать специалиста для дачи консультаций. Эти же права предоставля­ются защитнику, в качестве которого выступает адвокат, подп. 4 п. 3. ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Согласно ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать любой из сторон в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе этой стороны.

По смыслу закона решение, обладает ли лицо специальными зна­ниями, должно приниматься стороной, вызвавшей специалиста для допроса. Суд может не согласиться с высказанной им точкой зрения, но не может отклонить саму возможность допроса этого лица.

Устная справочно-консультационная деятельность специалиста также может осуществляться в непроцессуальной форме, например до начала производства по делу. В этой форме специалист может оказывать помощь следователю, лицу, рассматривающему дело об ад­министративном правонарушении, и суду в подготовке следственных действий и материалов для экспертизы. В непроцессуальной форме возможна дача специалистами как письменных, так и устных консуль­таций адвокатам, поскольку согласно п. 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Проиллюстрируем сказанное примером из экспертной практики.

По уголовному делу, возбужденному по ч. 4 ст. 290 УК РФ была проведена фоноскопическая экспертиза. Учитывая сложность тер­минологии, использованной в заключении эксперта, по ходатайству стороны защиты в судебном заседании был допрошен специалист, который дал ответы на следующие вопросы.

1. Можно ли исходя из анализа экспертного заключения устано­вить, являются ли фонограммы, представленные на фонографическую экспертизу, оригиналами или копиями?

2. Может ли изменяться при перезаписи аудиофайлов с одного но­сителя на другой качество речевых сигналов, содержание переговоров, последовательность реплик и их аутентичность?

3. Если на экспертизу были представлены цифровые фонограм­мы-копии, могли ли эксперты с помощью своих технических средств и аппаратуры удостовериться, что эти копии верны оригиналам, т. е. полно и однозначно им соответствуют?

4. Могут ли эксперты исключить возможность того, что при переза­писи аудиофайлов звуковая информация не подвергалась выборочной фиксации, редактированию, монтажу, микшированию и иным видам искажений?

5. Можно ли исходя из анализа текста экспертного заключения ис­ключить возможность искажения истинного содержания переговоров при изготовлении аудиофайлов, записанных на представленные на экспертизу компакт-диски?

6. Зависит ли достоверность выводов экспертов, решающих задачу идентификации диктора по голосу и речи, от того, аутентичны пред­ставленные им фонограммы или нет?

7. Допустимо ли подвергать идентификационному исследованию' речевые сигналы, если подлинность и достоверность фонограмм над­лежаще не была установлена?

8. Требуется ли согласно методике идентификации по голосу и речи предоставление экспертам подлинников (оригиналов фонограмм)?

9. Требуется ли согласно методике идентификации по голосу и речи предоставление эксперту информации об устройстве, использованной для записи фонограммы (оригинала) или копии?

10. Достаточно ли полно были представлены объекты на фоногра­фическую экспертизу для установления того, имеется ли на фонограм­мах голос и речь подсудимых?

11. Полно ли и всесторонне ли проведена идентификация лиц по голосу и речи, как того требует примененная экспертами методика?

12. Достоверны ли полученные экспертами результаты по иденти­фикации подсудимых?

13. Зависит ли пригодность цифровых фонограмм для идентифи­кации по голосу и речи от метода кодирования и алгоритмов аналого- цифрового/цифро-аналогового преобразования сигнала?

14. Можно ли однозначно исключить сомнения в том, что при преобразовании аудиофайла из одного формата в другой индивиду­альные параметры голоса говорящих не подверглись существенным искажениям?

15. Можно ли на основании заключения эксперта сделать вывод о том, что при проведении экспертных исследований были использованы аттестованные в соответствии с действующими в РФ нормативными актами методики проведения измерений акустических сигналов?

16. Какие требования необходимо соблюдать для защиты от недо­стоверных результатов измерений и вычислений акустических парамет­ров голоса и речи и исключения возможных ошибок при проведении идентификационных исследований?

17. Возможно ли проведение вычислений акустических признаков, если никаких объективных измерений параметров речевых сигналов не производилось?

18. Насколько при идентификационных исследованиях правомерно сравнение спорных фонограмм с записями разговоров между фигуран­тами в сети GSM с образцами, записанными на аналоговые кассеты?

19. Соблюдены ли при проведении идентификационных исследо­ваний требования использованной экспертами методики?

Полученные ответы специалиста способствовали всесторонней оценке результатов экспертного исследования и позволили выявить допущенные экспертами ошибки вследствие недостоверных резуль­татов измерений акустических параметров голоса и речи, записанных на фонограммах.

<< | >>
Источник: Е. Р. Российская, Е. И. Галяшина. Настольная книга судьи: судебная экспертиза.. 2010

Еще по теме Показания эксперта и специалиста в суде:

  1. Статья 17.9. Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод
  2. § 3. Свидетельские показания. Заключение эксперта
  3. ПОКАЗАНИЯ ЭКСПЕРТА
  4. Показания экспертов (expert testimony)
  5. Оценка заключения эксперта судом, помощь специалиста
  6. Статья 25.14. Возмещение расходов потерпевшему, его законным представителям, свидетелю, специалисту, эксперту, переводчику и понятому
  7. Статья 129. Отказ эксперта, переводчика или специалиста от участия в проведении налоговой проверки, дача заведомо ложного заключения или осуществление заведомо ложного перевода
  8. Отказ эксперта, переводчика или специалиста от участия в проведении налоговой проверки, а также дача заведомо ложного заключения или осуществление заведомо ложного перевода (ст. 129НК РФ)
  9. 11.11. Специалист
  10. Статья 25.8. Специалист
  11. СПЕЦИАЛИСТ ПО ТАМОЖЕННОМУ ОФОРМЛЕНИЮ
  12. 3.2. Показания свидетелей
  13. 3.2. Показания свидетелей
  14. § 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ СПЕЦИАЛИСТА