<<
>>

V. ОСОБЕННОСТИ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ

К. Хокинс (К. Hawkins) полагает, что «для определения природы судейского усмотрения необходимо придерживаться системного взгляда на него»1. Ученый указывает, что в большинстве случаев общественные науки рассматривают каждое конкретное дело как часть процедуры вынесения решения или как элемент процесса продвижения дела по стадиям внутри системы принятия решений2.

Как считают зарубежные специалисты, правоведы должны установить собственную систему судейского усмотрения, а не использовать то, что предложено социологами, поскольку «определение каждого конкретного дела является более сложным, чем это может показаться на первый взгляд»3. Придерживаясь точки зрения, высказанной К, Хокин-сом (К. Howkins), Р. Лемперт (R. Lempert) конкретизирует: решение правового вопроса, воспринимаемое как принятое с осуществлением усмотрения, на самом деле может являться просто повторением. Ученый поясняет, что в процессе разрешения дела по существу суд дает ответы на ряд вопросов: во-первых, в отношении характера (природы) проблемы («что действительно случилось» или «в чем заключается современная ситуация» и т.д.); во-вторых, кому адресована проблема или событие, есть ли нарушение нормы закона; в-третьих, в случае установления нарушения какие конкретные действия могут быть предприняты. Р. Лемперт (R. Lempert) полагает, что решение каждого из поставлен-

ных вопросов может проходить с применением усмотрения и может быть положено в основу системы .

На наш взгляд, утверждение зарубежных специалистов о системности судейского усмотрения связано со спецификой осуществления дискреции и требует корректировки применительно к отечественному гражданскому и арбитражному процессам.

Как представляется, судейское усмотрение должно быть рассмотрено не «в общем», а дифференцированно, с выделением формирующих его особенностей. Специфика усмотрения суда состоит в параллельности и последовательности его осуществления.

Параллельность судейского усмотрения. К. Хокинс (К. Hawkins) указывает, что усмотрение часто исследуется правоведами только в качестве характерной черты процесса вынесения решений по делам. Однако «общеизвестно, отмечает ученый, что дела рассматриваются как единолично, так и коллегиально». Кроме того, деятельность конкретного судьи по осуществлению усмотрения подвержена влиянию решений или поведения других лиц. К. Хокинс (К. Hawkins) считает, что если решение правового вопроса является продуктом совместной деятельности нескольких субъектов, то усмотрение осуществляется параллельно. Если судьи имеют различные мнения по делу, то результат определяется большинством голосов. В данной ситуации, указывает автор, нельзя говорить о параллели в усмотрении2.

Выводы, сделанные К. Хокинсом (К. Hawkins), применимы к отечественному гражданскому и арбитражному процессам.

Согласно ст. 7 ГПК РФ гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиально. Гражданские дела в судах кассационной и надзорной инстанций суды рассматривают коллегиально.

В ст. 17 АПК РФ устанавливается, что дела в первой инстанции арбитражного суда рассматриваются судьей единолично, если коллегиальное рассмотрение дела не предусмотрено настоящей статьей. Коллегиальное рассмотрение дела в арбитражном суде первой инстанции осуществляется в составе трех судей или судьи и двух арбитражных заседателей. Дела в арбитражном суде апелляционной и кассационной

инстанций, а также в порядке надзора рассматриваются коллегиально в составе трех или иного нечетного количества судей, если иное не установлено настоящим Кодексом.

В силу ст. 15 ГПК РФ и ст. 20 АПК РФ вопросы, возникающие при рассмотрении дела судом в коллегиальном составе, разрешаются судьями большинством голосов. Никто из судей не вправе воздержаться от голосования. Судья, не согласный с мнением большинства, может изложить в письменной форме свое особое мнение, которое приобщается к делу, но при объявлении принятого по делу решения не оглашается.

По нашему мнению, параллельное судейское усмотрение - это одна из особенностей применения дискреции, которая связана с процессом коллегиального разрешения дела по существу. Особое мнение одного из судей нарушает параллельность судейского усмотрения. В случае единоличного рассмотрения дела данная особенность теряет свое значение.

Одни зарубежные ученые указывают, что концентрация внимания на деятельности судьи по рассмотрению конкретного дела не отражает важной особенности усмотрения. Другие полагают, что при изучении параллели в усмотрении во главу угла необходимо ставить общую проблему о способах, путях судебного разрешения дела по существу. Ученые именуют названную задачу «matters of policy-making» («вопросы определения установок, руководящих начал процесса»). «Policy-making», 00 их мнению, включает в себя вынесение судебных решений в области: (1) целей и назначений законодательства; (2) способов воплощения идей в стратегию с целью облегчения применения законодательства1. Д. Галлиган (DJ. Galligan) называет два указанных положения «сердцем усмотритедъного процесса»2.

П. Мэнинг (Р.К. Manning) считает, что установки (policy) являются средством, с помощью которого строится и изменяется усмотрение. Установочные решения (policy decisions) направлены в будущее и существуют в качестве постановлений судов по отдельным вопросам, таким как цели вынесения решения, критерии, принимаемые судом во внимание, используемая информация, надлежащая процедура и т.д.3 Подобные постановления оказывают влияние на параллельность усмотрения, поскольку определяют рамки, в пределах которых может быть вынесен судебный акт по тем или иным вопросам.

или иных обязательств и т.п. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.)» .

Статья 5 ГК и п. 4 названного постановления предъявляют к обычаям торгового оборота два требования: они должны сложиться и широко применяться. Соответственно перед судом всегда встает задача установления наличия этих факторов, что предопределяет параллельность усмотрения при решении названного вопроса.

Таким образом, в отечественном гражданском и арбитражном процессах одной из особенностей применения судейского усмотрения является его параллельность. Параллельность усмотрения суда проявляется в процессе коллегиального рассмотрения дела по существу. Параллельное судейское усмотрение «цементируется» установочными постановлениями судов вышестоящей инстанции. Особое мнение одного из судей нарушает параллель в усмотрении. В случае единоличного рассмотрения и разрешения дела данная особенность теряет свое значение.

Последовательность усмотрение суда. Зарубежные ученые так рассматривают усмотрение суда: одни выделяют его в качестве составляющего звена процесса принятия судебных решений, другие - как элемент системы с устойчивыми внутренними компонентами2. Несмотря на различный подход к изучению усмотрения, большинство иностранных правоведов стран общего права отмечают, что «усмотрительная власть в наибольшем объеме находится в руках у судей, ранее других разрешающих конкретное дело, так как усмотрение находится внутри системы и осуществляется не только параллельно, но и последовательно»3. Р. Лэмперт (R. Lempert) конкретизирует: «С точки зрения системы применение судейского усмотрения оказывает существенное влияние на вынесение последующего судебного акта. В связи с этим серию постановлений ©уда предпочтительно исследовать именно под углом рассмотрения определенных уомоизрительных решений, следующих последовательно, одно за другим»! К. Хокине^К. Hawkins) продолжает рас-

суждения на данную тему и указывает, что «для системы типична «передача по наследству» рассмотренных дел от одних судей другим»1.

Изучение последовательного усмотрения, по мнению зарубежных авторов, сосредоточено на различии между властью суда по разрешению дел и судебными полномочиями по осуществлению усмотрения.

В действительности термин «вынесенное решение», по их мнению, часто представляет собой не что иное, как «ратификацию» ранее постановленного судебного акта по аналогичному делу, несмотря на рекомендательный характер прежнего решения. Итак, делают вывод авторы, изменение содержания судебных постановлений зависит от того, в каком месте системы находится полномочие «решать», следовательно, применять усмотрение2.

Р. Эмерсон (R.M. Emerson), придерживаясь взгляда о различии между «ратификацией» и действительным осуществлением усмотрения, отмечает, что «основной задачей судей часто является не просто разрешение спора, а грамотное направление конкретного казуса в поток рассмотренных дел с точки зрения организационного контекста»3. Применительно к национальной системе общего права ученый указывает, что ранее вынесенные решения могут привести к «блокировке» сферы усмотрения последующих судей полностью или частично4.

Бесспорно, выводы зарубежных ученых интересны для российских правоведов и заслуживают внимания с учетом особенностей правовых систем стран общего и континентального права.

Д.Б. Абушенко исследует последовательность применения судейского усмотрения в свете проблемы свободы в деятельности суда, а именно зависимости нижестоящего суда от суда вышестоящего. Он отмечает, что в российском гражданском процессе «деятельность нижестоящих судов в итоге направляется волей Верховного Суда РФ (которая может в принципе и искажать закон), при этом в случае возможных противоречий в отношении к определенным вопросам правоприменения между позицией Верховного Суда РФ (формы ее изложения могут быть различны) и позицией самого судьи последний косвенно принуждается следовать подходу, выработанному высшей судебной инстанцией... Кон-

кретная правоприменительная деятельность нижестоящих судов всегда определенным образом опосредована тем пониманием норм права, которое исходит от лиц, так или иначе способных влиять на дальнейшее рассмотрение дела в вышестоящей инстанции»1.

Сложно не согласиться с мнением Д.Б.

Абушенко. Отметим некоторые дополнения.

На наш взгляд, последовательность представляет собой одну из особенностей применения усмотрения суда.

Выше было установлено, что усмотрение в отечественном гражданском и арбитражном процессах представляет собой правоприменительную деятельность. Следовательно, при рассмотрении конкретного дела усмотрение может быть применено судами различных инстанций.

Представляется, что в российском гражданском и арбитражном процессах последовательность судейского усмотрения проявляется после того, как определенная правоприменительная деятельность была осуществлена несколькими судебными составами, формирующими судебную практику. Поясним данное положение.

В отечественной судебной деятельности огромную роль играют постановления вышестоящих судебных инстанций по конкретным делам, связанные с применением правил толкования. Отметим, что решения вышестоящих судов по конкретным делам содержат мотивировки соответствующих выводов. Рассматривая позднее идентичное дело, суд нижестоящей инстанции, как правило, более или менее точно воспроизводит усмотрение вышестоящего суда. В указанном случае сложно говорить о количественном выражении дискреции, поскольку усмотрение суда нижестоящей инстанции копирует дискрецию суда вышестоящего. Бесспорным остается факт наличия в обоих судебных постановлениях усмотрения, но неправильным является утверждение о последовательности дискреции. В иной ситуации, когда суд нижестоящей инстанции рассматривает правовой вопрос, идентичный разрешенному судом вышестоящей инстанции с осуществлением усмотрения, и основывает выбор на ином варианте дискреции, то усмотрение применяется последовательно различными судебными инстанциями.

Последовательное усмотрение суда редко встречается в отечественной судебной практике. Следует отметить одинаковое правоприме-

нение, устанавливаемое судебными составами одного суда или судов одной территориальной единицы.

Так, в пределах Красноярского края арбитражные суды кассационной инстанции, отменяя решения арбитражного суда первой инстанции, часто направляют дела на новое рассмотрение с указанием истребовать у государственного органа дополнительные доказательства, произвести повторную налоговую проверку, переоценить выводы этого органа либо переквалифицировать совершенное правонарушение, что является отступлением от принципа законности при рассмотрении дел арбитражным судом, игнорированием норм, возлагающих обязанность доказывания на государственный орган1.

В пределах Московского региона арбитражные суды следуют практике, установленной Московским окружным федеральным арбитражным судом, по наделению налоговых органов правом на принесение исков о признании сделки, противоречащей основам правопорядка и нравственности, недействительной в силу ст. 169 ГКРФ2. Арбитражные суды Уральского региона следуют противоположной правоприменительной практике3.

Бесспорно, что бблыпим усмотрением обладают судьи, первично разрешающие определенный правовой вопрос, а последовательным — судьи, применяющие дискрецию, несмотря на осуществление усмотрения судом вышестоящей инстанции при рассмотрении аналогичного правового вопроса.

К факторам, влияющим на последовательность усмотрения суда,

на наш взгляд, относятся: а) сложившаяся судебная практика; б) административное усмотрение. Переходя к рассмотрению указанных факторов, отметим, что их воздействие на последовательность усмотрения связано с предопределенностью результата судебной деятельности вне зависимости от инстанции, рассматривающей дело.

Сложившаяся судебная практика. Так, применяя некоторые

нормы, рассчитанные на осуществление усмотрения, судьи не используют предоставленную возможность выбора варианта решения правового вопроса, а ориентируются на сложившуюся судебную практику, которая не нашла своего закрепления в постановлениях Пленумов Вер-

ховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Приведем несколько примеров.

1. Отечественная правовая доктрина исходит из возможности передачи прав по цессии частично при делимости предмета исполнения, Однако арбитражные суды считают недопустимой частичную уступку права требования кредитора в обязательстве. Под ней понимается не только уступка права на получение части предмета исполнения при его делимости, но и уступка части прав кредитора в обязательстве. Суды, следуя сложившейся практике правоприменения, делают вывод о неполном выбытии первоначального кредитора из обязательства и признают уступку требования недействительной. Например, уступка требования к банку по нескольким платежным документам была определена арбитражным судом как неполное выбытие кредитора из договора банковского счета и как следствие в судебном акте было указано на отсутствие перемены лиц в обязательстве1. Аналогичным образом была оценена уступка права требования к банку на получение штрафа за нарушение договора банковского счета2.

2. Согласно сложившейся судебно-арбитражной практике требования, вытекающие из производных финансовых сделок, в частности из расчетных форвардных контрактов, не подлежат судебной защите3.

Так, в декабре 2002 г. КАБ «Банк Сосьете Женераль Восток» обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой по поводу неконстдауционности положений ст. 1062 ПС РФ, согласно которой требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр или пари или с участием в них, не подлежат судебной защите, за исключением требований лиц, принявших участие в играх или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также требований, указанных в п. 5 ст. 1063 ГК РФ.

Жалоба банка была связана со сложившейся судебно-арбитражной практикой:: суды признают индексные (форвардные) сделки сделками игр, в силу ст. 1062 ГКРФ не подлежащими судебной защите.

Жалоба банка касалась не содержания ст. 1062 ГК РФ, а правоприменительной практики и правовой квалификации сделок судами. Поэтому Конституционный Суд РФ указал, что жалоба не отвечает требованиям ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» и ог-

раничился рекомендациями в адрес законодателя по совершенствованию федерального законодательства.

3. Сложилась практика применения ст. 333 ГК РФ, которая наделяет суды правом снижения размера договорной неустойки, а также процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами1. Суды избрали в качестве приоритетной компенсационную функцию названных мер ответственности (размер подлежащих взысканию неустойки или процентов не должен превышать последствий нарушения обязательства). Результатом подобной правоприменительной практики явилась нереализованность заложенной в указанной мере ответственности возможности по дисциплинированию субъектов российской экономики. В результате в хозяйственной жизни она оказывает слабое стимулирующее воздействие на поведение субъектов предпринимательской деятельности. Указанная правоприменительная практика не соответствует задачам судопроизводства, закрепленным в ст. 2 АПК РФ, в частности содействию становления и развития партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота.

4. В области гражданского судопроизводства в соответствии со ст. 379, 381, 382 ГПК РФ надзорная жалоба или представление прокурора, поданные в установленном ст. 377 ГПК РФ порядке, передаются председателем или заместителем председателя суда надзорной инстанции на рассмотрение судьи данного суда. По результатам рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора судья решает вопрос н об истребовании дела или об отказе в истребовании дела. Если дело ис И требовано, то по результатам его рассмотрения судья выносит определение о передаче дела для рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора по существу в суд надзорной инстанции либо определением отказывает в такой передаче. В.М. Жуйков указывает, что определение об отказе в истребовании дела и определение об отказе в

передаче дела для рассмотрения по существу не могут быть предметом обжалования, так как они «не препятствуют лицам, которым было отказано, обратиться с новой надзорной жалобой, представлением на те же судебные постановления (именно они, а не определение судьи являются

в таких случаях объектом обжалования)»1. Согласно сложившейся судебной практике лица, участвующие в деле, лица, чьи права и законные интересы были нарушены судебными постановлениями, с новой надзорной жалобой должны обращаться к председателю суда надзорной инстанции2. Е.А. Борисова правильно отмечает, что «сложившаяся практика применения ч. 6 ст. 381, ч. 2 ст. 383 ГПК РФ противоречит действующему гражданскому процессуальному законодательству, не предусматривающему обязанности лиц, обращающихся с надзорной жалобой в суд надзорной инстанции, в случае отказа судьи надзорного суда в истребовании дела или передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции обращаться к председателю суда или заместителю Председателя Верховного Суда РФ с новой надзорной жалобой или представлением»3.

Таким образом, сложившаяся судебная практика оказывает влияние на последовательность осуществления судейского усмотрения, устанавливая определенные правила правоприменения, которым следуют суды различных инстанций. Указанные правила могут касаться как надлежащего, так и ненадлежащего применения дискреции судом. Ненадлежащее осуществление судейского усмотрения, повторенное различными судебными инстанциями, отрицательным образом сказывается на осуществлении правосудия и требует корректировки на уровне высших судебных инстанций в форме постановлений Пленумов.

Административное усмотрение4. Иллюстрацией «цементирующего» воздействия административного усмотрения на судейское является одно из дел, рассмотренное Верховным Судом РФ.

В.П. Редекоп обжаловал в Верховном Суде РФ Инструкцию о порядке маркирования знаками соответствия с учетной информацией к ним, защищенными от подделок, товаров и продукции, реализуемых на территории РФ, и учете их движения (утверждена Госстандартом России 29 декабря 1998 г. и Минторгом России 30 декабря 1998 г.; далее -Инструкция Госстандарта и Мингорга России), изданную во исполне-

ние постановления Правительства РФ от 17 мая 1997 г. № 601 «О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок» (далее - постановление Правительства РФ), а затем и само это Постановление.

Названными актами вводилось маркирование реализуемых на потребительском рынке товаров и продукции, подлежащих обязательной сертификации, и устанавливалась обязанность предпринимателей приобретать в органах Госстандарта России и Госторгинспекции Минторга России по утвержденным расценкам защищенные от подделок знаки соответствия с учетной информацией к ним для маркирования ими каждой единицы товара.

Верховный Суд РФ отказал гражданину В.П. Редекопу в признании данных актов недействительными (определения Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. и 2 ноября 2000 г.), поскольку, по мнению суда, Правительство РФ и другие федеральные органы исполнительной власти, издавая обжалуемые подзаконные акты, действовали в соответствии с п. 2 ст. 16 Закона.

Согласно п. 2 ст. 16 Закона «О сертификации продукции и услуг» оплата работ по обязательной сертификации конкретной продукции производится заявителем в порядке, установленном специально уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области сертификации и федеральными органами исполнительной власти, на которые законодательными актами РФ возложены организация и проведение обязательной сертификации, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области финансов.

Согласно ст. 1 Закона сертификация - процедура подтверждения соответствия продукции установленным требованиям — осуществляется, в частности, в целях создания условий для деятельности организаций и предпринимателей на едином товарном рынке, содействия потребителям в компетентном выборе продукции, защиты потребителя от недобросовестности изготовителя (продавца, исполнителя), контроля безопасности продукции для окружающей среды, жизни, здоровья и имущества. Законом предусмотрена как добровольная, так и обязательная сертификация. Последняя осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законодательными актами РФ, причем ее отсутствие в этих случаях препятствует реализации несертифицированной продукции на потребительском рынке (ст. 7,13).

Работы по сертификации, перечень которых установлен п. 1 ст. 16 Закона, подлежат обязательному государственному финансированию. Включив в данный перечень проведение государственного контроля и надзора за соблюдением правил сертификации и за сертифицированной продукцией, законодатель тем самым определил, что такая работа финансируется из государственного бюджета и, следовательно, ее оплата не может быть возложена на предпринимателя. Что же касается работ по обязательной сертификации конкретной продукции, то их оплата в соответствии с п. 2 той же статьи производится предпринимателем, основана на договоре заказа с организацией, осуществляющей сертификацию, и должна быть эквивалентна стоимости оказанных услуг.

Между тем изданным в целях реализации названного Закона постановлением Правительства РФ и Инструкцией Госстандарта и Минторга России во исполнение этого Постановления вводилась дополнительная маркировка. По смыслу указанных подзаконных актов в целях оперативного учета движения товаров на каждую единицу маркированного знаком соответствия товара при каждой продаже должна наноситься учетная информация к знаку соответствия в виде марки.

Марки учетной информации субъекты предпринимательской деятельяости обязывались приобретать в территориальных управлениях Госторгинспекции по установленным Госстандартом России и Минфином России расценкам. Тем самым на них налагались дополнительные, ( не предусмотренные Законом обременения, затрагивающие их конституционные права и свободы.

Поскольку Правительство РФ осуществляет меры по обеспечению прав и свобод граждан (ст. 114, п. «е» ч. 1 Конституции РФ) и действует на основании ж во исполнение федеральных законов (ст. 115, ч. 1 Конституции $Ф, ст. 2, 3 ФКЗ «О Правительстве Российской федерации»), ни оно само, ни другие органы исполнительной власти не вправе по своему усмотрению устанавливать не предусмотренные федеральным законом обязанности и обременения, ограничивающие конотитуцион-ные права ж свободы граждан;.

Таким образом, в рассматриваемом примере усмотрение судов раз-яичных инстанций было предопределено административным усмотрением в области введения не относящейся к сертификации обязашельной маркировки конкретной продукции марками учетной информации с соответствующих расходов субъектами предпринимательской не соответствующим Конституции Рф (ч, 1 ст. 34, ч. 1, 2

ст. 35, ч, 3 ст. 55). Следовательно, административное усмотрение оказало влияние на последовательное применение судейского усмотрения.

Подведем итог рассмотрению особенностей применения судейского усмотрения в российском гражданском и арбитражном процессах.

Итак, специфика усмотрения суда состоит в параллельности и последовательности его осуществления.

Параллельное судейское усмотрение - это одна из особенностей применения дискреции, которая связана с процессом коллегиального разрешения дела по существу. Параллельное судейское усмотрение «цементируется» установочными постановлениями судов вышестоящей инстанции, которые формируют способы, пути разрешения различных правовых вопросов нижестоящими судами. Особое мнение одного из судей нарушает параллель в усмотрении. В случае единоличного рассмотрения и разрешения дела данная особенность теряет свое значение.

В российском гражданском и арбитражном процессах последовательность судейского усмотрения проявляется после того, как определенная правоприменительная деятельность была осуществлена несколькими судебными составами, формирующими судебную практику, а именно вышестоящими судебными инстанциями; судьями одного суда или судов одной территориальной единицы. Рассматривая позднее идентичное дело, суд нижестоящей инстанции, как правило, более или менее точно воспроизводит усмотрение вышестоящего суда. В указанном случае сложно говорить о количественном выражении дискреции, поскольку усмотрение суда нижестоящей инстанции копирует дискрецию суда вышестоящего. Бесспорным остается факт наличия в обоих судебных постановлениях усмотрения, но неправильным является утверждение о последовательности дискреции. В иной ситуации, когда суд нижестоящей инстанции рассматривает правовой вопрос, идентичный разрешенному судом вышестоящей инстанции с осуществлением усмотрения, и основывает выбор на ином варианте дискреции, то усмотрение применяется последовательно различными судебными инстанциями.

Ббльшим усмотрением обладают судьи, первично разрешающие определенный правовой вопрос, а последовательным - судьи, применяющие дискрецию несмотря на осуществление усмотрения судом вышестоящей инстанции при рассмотрении аналогичного правового вопроса.

К факторам, влияющим на последовательность усмотрения суда, на наш взгляд, относятся: а) сложившаяся судебная практика; б) административное усмотрение.

Сложившаяся судебная практика, административная дискреция воздействуют на последовательность осуществления судейского усмотрения, устанавливая определенные правила правоприменения, которым следуют суды различных инстанций. Указанные правила могут касаться как надлежащего, так и ненадлежащего применения усмотрения судом. Ненадлежащее осуществление судейского усмотрения, повторенное различными судебными составами, отрицательным образом сказывается на осуществлении правосудия и требует корректировки на уровне высших судебных инстанций в форме постановлений Пленумов.

В заключение отметим, что при изучении усмотрения в параллельной и последовательной перспективах становится более явным процесс принятия решений по тем или иным правовым вопросам в судебном заседании.

<< | >>
Источник: Папкова О.А.. УСМОТРЕНИЕ СУДА. 2005

Еще по теме V. ОСОБЕННОСТИ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ:

  1. VI. ОГРАНИЧЕНИЯ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ
  2. IV. ВИДЫ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССАХ
  3. Особенности процессуального статуса эксперта в уголовном, гражданском и арбитражном процессе, производстве по делам об административных правонарушениях
  4. III. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ
  5. Пределы выбора при осуществлении судейского усмотрения
  6. Правомочное судейское усмотрение
  7. Судейское усмотрение как полномочие
  8. I. ТЕМА СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В РАЗЛИЧНЫХ ПРАВОВЫХ СИСТЕМАХ
  9. Судейское усмотрение как выбор
  10. Мотивированность судейского усмотрения
  11. Законность судейского усмотрения
  12. Судейское усмотрение как свобода
  13. Судейское усмотрение как правопримештельная деятельность
  14. II. ИЗУЧЕНИЕ СУДЕЙСКОГО УСМОТРЕНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ НАУКЕ ПРАВА И СОЦИОЛОГИИ
  15. Виды толкования по объему и судейское усмотрение.
  16. Категория добросовестности в гражданском и арбитражном процессах.