<<
>>

6.1. Понятие нарушения патента

Как указывалось ранее, формула изобретения служит критерием при установлении факта нарушения патента (путем сравнения объектов, которые предположительно нарушают патент, с объектами, находящимися под охраной патента).
В Патентном законе (пункт 2 статьи 10) установлено правило, согласно которому можно определить факт использования изобретения, в том числе, естественно, и неправомерного: продукт (изделие) признается изготовленным с использованием запатентованного изобретения, полезной модели, а способ, охраняемый патентом на изобретение, примененным, если в нем использован каждый признак изобретения, полезной модели, включенный в независимый пункт формулы, или эквивалентный ему признак. Из этого следует, что при толковании формулы изобретения может быть применена так называемая теория эквивалентов, согласно которой признаки считаются эквивалентными, если они выполняют одну и ту же техническую функцию для достижения одного и того же результата, хотя и отличаются по форме. Иными словами, при определении эквивалентности признаков учитывается их взаимозаменяемость.

Как указывалось ранее, исключительное право на объект промышленной собственности наступает с даты выдачи охранного документа, которая совпадает с датой публикации сведений о выдаче охранного документа.

В пункте 3 статьи 10 Патентного закона дается понятие нарушения исключительного права патентообладателя: это несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью продукта, содержащего запатентованный объект промышленной собственности, а также применение способа, охраняемого патентом на изобретение, или введение в хозяйственный оборот либо хранение с этой целью продукта, изготовленного непосредственно способом, охраняемым патентом на изобретение.

Как известно, полный и исчерпывающий перечень действий, нарушающих патент, - основа эффективной охраны прав патентообладателя.

Однако перечень, содержащийся в пункте 3 статьи 10 Закона, далеко не полный. Целесообразнее было бы закрепленные здесь противоправные действия сгруппировать в трех подпунктах в отношении запатентованного продукта, способа и продукта, непосредственно полученного запатентованным способом (косвенная охрана). В целом указанные нарушающие патент действия в мировой практике квалифицируются как прямое нарушение патента. Помимо этого существует такое понятие, как косвенное нарушение патента. Имеется в виду несанкционированная поставка или предложения о поставке средств осуществления запатентованного изобретения лицам, которые не имеют права на использование этого изобретения (кроме, например, лицензиата и др.). Ответственность поставщика наступает тогда, когда он знает или из обстоятельств очевидно, что поставляемые им изделия предназначены для изготовления запатентованного изобретении, т.е. в случае установления в действиях вины.

Указанные нормы о прямом и косвенном нарушении патента достаточно апробированы на практике и доказали свою эффективность. Надо отметить, что эти нормы восприняты не только странами - участницами Европейской патентной конвенции, но и другими государствами, которые в последнее время реформировали или приняли новое патентное законодательство.

Кроме того, в отличие, например, от правовой конструкции, характерной для европейского патентного законодательства, в перечне комментируемого Закона отсутствуют такие правонарушения, как предложение к продаже, применение и ввоз продукта, непосредственно полученного запатентованным способом.

Из сказанного следует, что законодатель не предусмотрел в Патентном законе широко распространенное в мировой практике (особенно в западноевропейской) деление нарушения патента на прямое и косвенное. Далее. Все перечисленные действия, не включенные в пункт 3 статьи 10 Патентного закона, не могут считаться нарушением патента, поскольку перечень нарушающих патент действий, содержащийся в Патентном законе, является исчерпывающим.

Вызывает удивление и само расположение нормы о нарушении патента в статье 10, в которой говорится о правах и обязанностях патентообладателя. Логичнее было бы поместить ее в статье 14, где речь якобы идет о нарушении патента, а на самом деле дается определение нарушителя патента, что вообще представляется излишним.

Таким образом, в российском патентном праве не предусмотрена ответственность за соучастие в нарушении патента, так что патентообладатель не может преследовать по суду лиц, способствующих прямому нарушению патента. В целом указанные обстоятельства сужают возможности патентообладателя по защите своих исключительных прав.

Вернемся, однако, к случаям прямого нарушения патента, которые единственно возможны в наших условиях. Следует особо отметить, что перечисленные в пункте 3 статьи 10 Патентного закона противоправные действия являются частными случаями противозаконного использования запатентованного изобретения и имеют самостоятельное значение.

Иными словами, любое указанное в названной статье противоправное действие, например несанкционированное изготовление, считается противозаконным использованием запатентованного изобретения, т.е. нарушением патента. Самостоятельность указанных составов правонарушения заключается в том, что за каждый из них патентообладатель может преследовать нарушителя своего патента. Причем нарушителей может быть несколько. Все зависит от конкретных обстоятельств.

Конечно, первоначальными формами нарушения патента являются несанкционированное изготовление изделия и применение способа. С этого все начинается. Примечательно, что в старых патентных законах преследовались только эти две формы нарушения патента. Однако с развитием рыночной экономики появилась потребность в детализации понятия противозаконного использования запатентованного изобретения на отдельные его составляющие (хранение, ввоз, предложение к продаже, продажа и др.). Как правило, сегодня одно предприятие не занимается и изготовлением продукции, и ее реализацией на рынке. Существует целая сеть оптовиков, розничных торговцев и т.д. Более полный перечень нарушающих патент действий позволяет патентообладателю проследить за всей цепочкой противоправных действий и взыскать убытки с каждого правонарушителя. Этим обеспечивается более полная защита имущественных интересов патентообладателя. Однако следует учитывать, что каждая форма противозаконного использования имеет свои особенности. Например, сам факт изготовления контрафактных изделий является законченным правонарушением и не зависит от дальнейшего их введения в хозяйственный оборот. При этом, конечно, изготовление должно осуществляться в промышленных масштабах с целью извлечения прибыли.

Ввоз контрафактной продукции на территорию, где действует чужой патент, также считается законченным правонарушением, даже независимо от целей дальнейшего использования. А вот в отношении хранения контрафактной продукции необходимо намерение ее последующего введения в хозяйственный оборот.

Из сказанного следует, что правильная квалификация нарушения патента имеет первостепенное значение для защиты имущественных интересов патентообладателя.

Иногда ошибки при квалификации нарушения патента приводят к привлечению к ответственности лиц, на которых она не должна распространяться. Так, например, признание разработки научно-технической документации, в которой воплощено чужое изобретение, нарушением патента в форме иного введения в хозяйственный оборот, поскольку такая документация является научно-техническим продуктом, представляется ошибочным.

Здесь делается попытка отождествить правонарушающие действия, в частности изготовление, с иным введением в хозяйственный оборот. Чтобы привлечь к ответственности исполнителя технической документации, необходимо доказать его участие в прямом нарушении патента в форме изготовления продукта, в котором воплощено запатентованное изобретение. Причем изготовление продукта признается в том случае, если он материализован в реальном объекте - устройстве и т.д., а не в виде научно-технической документации. Разработка научно-технической документации - это этап, предшествующий использованию изобретения в форме изготовления изделий, в которых оно воплощено.

Такое толкование данной нормы общепризнано в мировой патентной практике и соответствует воле законодателя, в том числе российского. К ответственности в данном случае привлекается изготовитель контрафактной продукции, произведенной на основе переданной ему научно-технической документации.

Каким же образом изготовитель может застраховать себя от ответственности, помимо обычной проверки изготавливаемой продукции на патентную чистоту? Наилучшим выходом является включение в договор о создании научно-технического продукта пункта о разработке исполнителем патентно чистой технической документации. В случае его нарушения исполнитель будет отвечать перед заказчиком по нормам о договорной ответственности.

<< | >>
Источник: В.И. Еременко. Комментарий к Патентному закону Российской Федерации. 1997

Еще по теме 6.1. Понятие нарушения патента:

  1. § 1. Понятие ответственности за нарушение обязательств
  2. ПАТЕНТ
  3. 5.16. Выдача евразийского патента
  4. 2.1.3. Срок действия патента
  5. 5.14. Публикация евразийского патента
  6. 2.4.4. Выдача патента
  7. 11.1. Понятие и виды производств по делам о нарушениях законодательства о налогах и сборах
  8. 2.6.4. Прекращение действия патента
  9. 7.2. Прекращение действия евразийского патента
  10. КОНСУЛЬСКИЙ ПАТЕНТ
  11. 10.1. Понятие и виды ответственности за нарушения законодательства о налогах
  12. 7.1. Административное аннулирование евразийского патента
  13. § 1. Понятие и виды ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах
  14. Раздел V. Получение патента
  15. § 8. Получение патента на изобретение