<<
>>

Общинные формы самоуправления

Общинная демократия самоуправления территориальных общин свободных крестьян, сословных объединений купцов, ремесленников и т.п. - чуждая индивидуализму и основанная на коллективной ответственности, для крестьян - на коллективной собственности на землю, являлась организационной составляющей на всех этапах развития российской государственности.

Крестьянская община, будучи замкнутой самоорганизующейся социальной системой, с догосударственных времен была основой, на которой базировалась государственная политика на протяжении многих веков.

Являясь непосредственно корневым устоем общественной жизни, общинное самоуправление оказалось поразительно устойчивым системным элементом российской государственности.

На протяжении многих веков жизнь подавляющего большинства населения самого крупного государства мира определялась крестьянской поземельной общиной, которая вобрала в себя опыт сотен поколений. Без коллектива крестьянская семья не могла бы выжить в суровых условиях, особенно в ранний период существования Российского государства. Вся практическая деятельность общины строилась на принципах соборности. Такие ее особенности, как народность, коллективизм и жизнестойкость, сформировали основные черты русского национального характера.

Освобождение крестьян, устранение полицейской опеки над ними, перевод из разряда крепостных в разряд податных сословий, сохранение и развитие круговой поруки на фоне организации общественного крестьянского самоуправления создавали иллюзию общинного пути развития как самобытной почвенной перспективы России.

Традиционными формами общинного самоуправления были: мир - сельское общество со своим органом самоуправления - сходом. Именно на сходах принимались решения по насущным проблемам крестьянского сообщества: организации землепользования, финансовым вопросам, налогам, формированию выборной администрации, вопросам опеки, разделов и т.д.

Как социальная система община касалась всех вопросов внутренней жизни крестьянского сообщества - организационных, семейных, экономических, трудовых, культовых, обрядовых и одновременно выступала на условиях круговой поруки всех за каждого, имущего за неимущего в обеспечении выполнения княжеских (государственных) повинностей, прежде всего налоговых и трудовых.

Крестьянское общинное самоуправление носило территориальный (поселенческий) характер, в связи с этим сходы дифференцировались также по территориальному признаку: волостные сходы проводились в волости, общие (сельские) - в сельском обществе, малые (селенные) - в деревнях и селениях.

В многонаселенных общинах созывался большой, или общий, сельский сход (как правило, два раза в год). Малые сходы представляли интересы небольшой группы дворов и созывались по мере надобности.

В простых общинах, территориально совпадавших с административной единицей - сельским сообществом, действовал обычно единый, общий для крестьян сельский сход. Помимо прямого участия общинников (в основном домохозяев, владевших земельным наделом), существовала традиция созывать на общие сходы в многодеревенских поземельных общинах выборных представителей от селений.

Правом решающего голоса обладал крестьянин-домохозяин. Зачастую большую патриархальную семью, состоящую из трех и более поколений, представлял с правом решающего голоса только один "большак". Женщины правом голоса обладали не повсеместно. Зачастую они не допускались на сходы.

Демократической чертой сходов было стремление достичь решения не механическим большинством, а единогласием.

Община - базовый, низовой уровень самоорганизации, как общинной, так и сословной - постоянно сохранялась как элемент самоуправления в России. Государство было заинтересовано иметь дело с общиной, а не с индивидом, именно этим можно объяснить многовековое сосуществование в русской государственности элементов общинно-демократических и самодержавно-бюрократических. Конечно, самоуправленческие начала, определенные элементами общинно-демократическими, носят явно подчиненный характер.

Первоначально на низовом уровне территориального управления административные функции выполняли назначаемые сверху лица. Затем эти функции передали выборным лицам, избираемым местными сословно-представительными собраниями. По сути, это было изменение способов реализации функций административной власти, направленное на повышение ее эффективности. Но поскольку функции передавались выборным, в литературе зачастую это расценивается как внедрение местного самоуправления - об этом свидетельствует, в частности, распространенное мнение, связывающее губную и земские реформы 30-50-х гг. XVI в. с развитием местного самоуправления. Подтверждая, что местное самоуправление в этот период приобретает новое значение, основное внимание исследователи обращают на замену системы кормления на выборных губных старост, "излюбленных голов и городовых приказчиков", именно в этом усматривая введение местного самоуправления*(98).

С таким утверждением трудно согласиться. Несомненно, что с изменением исторических условий (укрепление самодержавия) выборные губные и земские органы являлись элементами сословно-представительной системы на местах. Но их деятельность контролировалась различными отраслевыми приказами и была направлена на выполнение государственных функций - экономических, судебных, полицейских, военных, на первоочередное обеспечение местного интереса (первостепенное решение местных дел). Использование элементов общинной, вечевой, сословной организации без выделения собственно местных дел свидетельствует о политике, направленной на некоторую автономизацию местного управления, а не на развитие местного самоуправления. Сословные местные сообщества превращаются в низовые ячейки российской государственности, развитие которой идет по пути бюрократизации. Земские реформы Ивана IV ставку делали на развитие централизованного управления, реализуемого выборными с мест, а не на развитие местного самоуправления. Происходит всестороннее утверждение государственного начала. Реорганизация местного управления осуществлялась на основе идеи централизации государства, усиления государственной власти и соответственно ослабления власти местной. Правовой основой реализации идеи централизации стал Судебник 1550 г.

По определению С.Ю. Витте, именно общинное, земское и сословное самоуправление являлись фундаментом российской государственности*(99). Это мнение относится к периоду Российской империи.

Роль крестьянской общины признается и для становления социалистической государственности. В частности, академик Ю.С. Кукушкин полагает, что крестьянские общинные традиции дали новый сплав, из которого были созданы Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов*(100).

Накануне Октябрьской революции в Положении о Советах крестьянских депутатов, принятом на Первом Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов, состоявшемся в мае 1917 г., общины, как однотипные с сельскими Советами организации, вписывались в общегосударственную систему крестьянских Советов, выполняя функции ее низовых организаций. Делегаты съезда не отделяли общины от Советов неприступной стеной. Наоборот, они подчеркивали родовую близость этих институтов и возможность их взаимозаменяемости*(101).

Объясняя происхождение новой власти в России, князь В.Н. Львов заявил, что "Совет есть осколок общинного управления и поэтому понятен народу". Развивая этот тезис, он продолжил: "Таким образом Советская власть есть национальная революционная власть, созданная самим русским народом"*(102).

Высокая жизнеспособность общин, их устойчивость, сохранение своего значения в различных общественно-экономических формациях объясняется исключительными историческими обстоятельствами.

Удивительную по точности и прозорливости историко-экономическую характеристику российской общины сделал К. Маркс. Он писал: "Историческое положение русской "сельской общины" не имеет себе подобных в Европе она одна сохранилась не в виде рассеянных обломков, наподобие тех редких явлений и мелких курьезов, обломков первобытного типа, которые еще недавно встречались на Западе, но как чуть ли не господствующая форма народной жизни на протяжении огромной империи. Если в общей собственности на землю она имеет основу коллективного присвоения, то ее историческая среда - одновременно с ней существующее капиталистическое производство - предоставляет ей уже готовые материальные условия совместного труда в широком масштабе"*(103).

Общинная демократия и в наши дни способна наиболее полно реализовывать формы непосредственного (прямого) народовластия, обеспечивать защиту реальных местных интересов населения малых пространств; в определенной мере на ней основывается современная реформа местного самоуправления, встроенного во властные вертикали. Сельские сходы и собрания жителей городских микрорайонов являются конституционно-правовым институтом местного самоуправления, отраженным в Федеральном законе 2003 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

<< | >>
Источник: С. А. Авакьян, В. Л. Лютцер, Н. Л. Пешин, В. А. Сивицкий, Н. С. Тимофеев. Муниципальное право России. 2009

Еще по теме Общинные формы самоуправления:

  1. Теория свободной общины (естественных прав общины)
  2. Глава IX. Формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участие населения в самоуправлении
  3. § 2. Исторические формы и институты самоуправления в дореволюционной России
  4. 3.4.2. Коллективная (общинная) собственность
  5. Формы участия граждан в местном самоуправлении
  6. Глава 11. Формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия населения в местном самоуправлении
  7. § 2. Формы участия населения в местном самоуправлении
  8. § 5. Формы участия населения в осуществлении местного самоуправления
  9. §1. Формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления
  10. Формы взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления