<<
>>

1.1.1. Основные теории местного самоуправления

Развитие муниципального права, его институтов неразрывно свя-

зано с возникновением и эволюцией местного самоуправления как децен-

трализованной формы управления, разработкой теоретических концепций

местного самоуправления, формированием законодательства, регули-

рующего муниципальную деятельность.

Основы правовых муниципальных систем большинства европей-

ских стран, а также США, Японии и ряда других государств были зало-

жены в ходе муниципальных реформ в XIX веке, хотя традиции общин-

ного, городского самоуправления уходят своими корнями в глубину ве-

ков к первичным ячейкам общества: полисной демократии античного ми-

ра, городским и сельским общинам средневекового сословного государ-

ства.

Муниципальные реформы XIX века основывались на фундаменте,

который закладывался для них уже в средние века. Средневековые города

с их административным, финансовым и судебным управлением, куплен-

ным или отвоеванным у феодальных властителей, несли зародыш муни-

ципализма. Конституционное движение, толчок которому в европейских

странах дала Великая французская революция, привело не только к появ-

лению новых форм организации власти в сфере высшего государственно-

го управления, но и с неизбежностью поставило задачу преобразования

местного управления по новому типу, свободного от сильной бюрократи-

ческой опеки центральных органов власти. Требование последовательно-

го проведения начал местного самоуправления являло собой логический

вывод из основных принципов конституционного, правового государства,

которое приходит на смену полицейскому, бюрократическому государст-

ву эпохи абсолютизма.

Взаимоотношения личности и государства, местных сообществ и

центральных органов власти в условиях демократического, правового го-

сударства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве.

Поэтому вполне естественно, что местное самоуправление, предпола-

гающее известную автономию, обособленность в системе государствен-

ной власти, становится лозунгом политических движений и правовых ре-

форм XIX века.

Идеи организации общинного управления были выражены фран-

цузом Турэ, который в 1790 г. обосновал их в своем докладе по законо-

проекту о реформе местного управления в Национальном собрании

Франции. Турэ сформулировал две основные проблемы учения о местном

самоуправлении, которые впоследствии получили свое развитие в раз-

личных теориях местного самоуправления:

а) понятие о собственных общинных делах, присущих по своей

природе муниципальному управлению;

б) понятие о делах государственных, которые передаются государ-

ством органам местного самоуправления.

В первой половине прошлого века разрабатываются теоретические

основы учения о местном самоуправлении. Одним из первых, кто привлек

внимание к этим проблемам, был А. Токвиль, французский государствен-

ный деятель, историк и литератор. В своем знаменитом сочинении «Де-

мократия в Америке», две первые части которого были опубликованы в

1835 г., он писал:

«Общинные институты играют для установления независимости ту

же роль, что и начальные школы для науки; они открывают народу путь к

свободе и учат его пользоваться этой свободой, наслаждаться ее мирным

характером.

Без общинных институтов нация может сформировать сво-

бодное правительство, однако истинного духа свобод она так и не приоб-

ретет. Скоропреходящие страсти, минутные интересы, случайные обстоя-

тельства могут создать лишь видимость независимости, однако деспо-

тизм, загнанный внутрь общественного организма, рано или поздно дает

о себе знать».

Теория свободной общины оказала определенное влияние на раз-

витие законодательства первой половины XIX века, найдя свое отражение

и в положениях бельгийской Конституции 1831 г. об особой «общинной»

власти.

Идея неотчуждаемости, неприкосновенности прав общин, харак-

терная для теории свободной общины, была, однако, достаточно уязвима,

ибо трудно обосновать неотчуждаемость прав, например крупных терри-

ториальных самоуправляющихся единиц (областей, регионов и др.), уста-

новленных государством, со ссылкой на их естественный характер. Отри-

цать же иные виды самоуправления, кроме небольших сельских, город-

ских общин, было бы странно: это не соответствовало действительному

положению вещей.

На смену теории свободной общины приходит общественная тео-

рия самоуправления (или общественно-хозяйственная теория самоуправ-

ления), которая так же, как и прежняя теория исходила из противопостав-

ления государства и общины, из принципа признания свободы осуществ-

ления своих задач местными сообществами. Однако, обосновывая основ-

ной признак местного самоуправления, данная теория на первый план

выдвигала не естественный и неотчуждаемый характер прав общины, а

негосударственную, преимущественно хозяйственную природу деятель-

ности органов местного самоуправления. Самоуправление, согласно об-

щественной теории, – это заведование делами местного хозяйства.

Однако эта теория, как отмечали ее критики, смешивала само-

управляющиеся территориальные единицы со всякого рода частноправо-

выми объединениями (промышленными компаниями, благотворительны-

ми обществами и т.п.). Но принадлежность человека к какому-либо част-

ноправовому объединению зависит от него, как и выход из данного объе-

динения. В то время как принадлежность к самоуправляющимся едини-

цам и подчинение органам самоуправления самоуправляющейся террито-

риальный единицы устанавливается законом и связано с местом прожи-

вания человека.

Практика также показала, что органы самоуправления осуществ-

ляли функции, носящие не только частноправовой, но и публично-

правовой характер, свойственные органам публичной власти (принятие

общеобязательных решений, сбор налогов и др.). Оказалось, что нельзя

дать точного разграничения дел собственно общинных (местных) и дел

государственных, порученных для исполнения общинам. Те вопросы, ре-

шение которых осуществлялось органами местного самоуправления, не

могут считаться чисто общественными и противопоставляться государст-

венным вопросам, ибо они по своему содержанию (дорожное благоуст-

ройство, местные налоги, заведывание образованием, культурой, здраво-

охранением и т.п.) не отличаются от местных задач государственного

управления. Данные вопросы представляют интерес не только с точки

зрения местного населения, но и государства.

На основе этих взглядов, критически оценивающих общественную

теорию, получает свое развитие государственная теория самоуправления,

основные положения которой были разработаны выдающимися немецки-

ми учеными XIX века Лоренцом Штейном и Рудольфом Гнейстом.

Согласно этой теории самоуправление – это одна из форм органи-

зации местного государственного управления. Все полномочия в области

местного самоуправления даны государством, имеют источником госу-

дарственную власть. Однако в отличие от центрального государственного

управления местное самоуправление осуществляется не правительствен-

ными чиновниками, а при помощи местных жителей, заинтересованных в

результате местного управления.

Поэтому нельзя утверждать, что местные вопросы, самостоятельно

решаемые органами местного самоуправления, имеют иную природу, не-

жели государственные вопросы. Передача некоторых функций государст-

венного управления в ведение местных сообществ с точки зрения госу-

дарственной теории обусловлена необходимостью обеспечить более эф-

фективное решение данных вопросов на местном уровне. При централи-

зованном государственном управлении, построенном на началах строгого

соподчинения, государственные чиновники лишены инициативы и само-

стоятельности. Они по существу не зависят от местного населения, кото-

рому не подконтрольны.

Однако Л. Штейн и Р. Гнейст в нахождении отличительных при-

знаков местного самоуправления расходились, что послужило основани-

ем для формирования двух основных направлений в рамках общей госу-

дарственной теории самоуправления – политического (Гнейст) и юриди-

ческого (Штейн).

Рудольф Гнейст полагал, что одна лишь выборность органов и

должностных лиц местного самоуправления еще не гарантирует реаль-

ность местного самоуправления, его самостоятельность. Зависимость лю-

бого чиновника, по мнению Гнейста, обусловлена тем, что служба для

него – источник средств существования. Он вынужден служить чуждым

ему интересам в силу своего экономического положения. Поэтому Гнейст

связывал местное самоуправление с системой почетных и безвозмездных

должностей. Гнейст и его сторонники видели основания самостоятельно-

сти органов самоуправления в особенностях порядка их формирования,

замещения отдельных местных должностей.

Гнейст полагал, опираясь на опыт английского местного само-

управления, что самоуправление на местах осуществляется почетными

людьми из среды местного населения, на безвозмездной основе. Его

взгляды на природу местного самоуправления, однако, не получили ши-

рокой поддержки.

Большинство ученых поддерживали позицию Лоренца Штейна,

который видел основания самостоятельности органов местного само-

управления в том, что они являются не непосредственными органами го-

сударства, а органами местного сообщества, на которое государство воз-

лагает осуществление определенных задач государственного управления.

Л. Штейн считал, что специфика местного самоуправления состо-

ит в том, что самоуправляющиеся территориальные коллективы являются

особыми субъектами права, особыми юридическими лицами, вступаю-

щими с государством в юридические отношения. Именно это обстоятель-

ство отличает органы местного самоуправления от государственных ор-

ганов, которые действуют от имени и в интересах государства, не имея

каких-либо иных, отличных от государственных, собственных интересов.

Поэтому между государством и его органами немыслимы юридические

отношения.

Общественная и государственная теории местного самоуправления

имели своих сторонников в дореволюционной России, осуществившей в

XIX веке земскую и городскую реформы. Основные начала общественной

теории самоуправления получили свое обоснование в работах В.Н. Леш-

кова, А.И. Васильчикова. В.Н. Лешков, видный славянофил, основываясь

на идеях о самобытности русской общины и ее неотъемлемых правах, вы-

ступал за независимость местного самоуправления от государства, за не-

обходимость равного участия в выборах всех членов земств, потому что

они связаны одинаковыми общественными, земскими интересами. А.И.

Васильчиков, противопоставляя местное самоуправление бюрократиче-

скому государственному порядку управления, приходил к выводу, что

местное самоуправление чуждо политике: оно имеет свою особую цель и

особую сферу деятельности.

Государственная теория самоуправления получила свое развитие в

работах таких видных дореволюционных юристов, как Б.Н. Чичерин,

А.Д. Градовский, В.П. Безобразов, Н.И. Лазаревский.

Двойственный характер муниципальной деятельности (самостоя-

тельность в чисто местных делах и осуществление определенных госу-

дарственных функций на местном уровне) находит свое отражение в тео-

рии дуализма муниципального управления. Согласно этой теории муни-

ципальные органы, осуществляя соответствующие управленческие функ-

ции, выходят за рамки местных интересов и, следовательно, должны дей-

ствовать как инструмент государственной администрации.

В основе теории социального обслуживания делается упор на

осуществление муниципалитетами одной из основных своих задач: пред-

ложение услуг своим жителям, организация обслуживания населения.

Основной целью всей муниципальной деятельности данная теория назы-

вает благосостояние жителей коммуны.

1.1.2. Муниципальные системы зарубежных стран

Существуют различные типы местного самоуправления, что пре-

допределяет и особенности развития муниципального законодательства в

различных странах мира.

В Великобритании – родине классических муниципальных форм –

сложился тип местного самоуправления, получивший название англосак-

сонского. Подобная муниципальная система действует в таких странах,

как США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.

Одна из характерных черт этой системы – отсутствие на местах

полномочных представителей правительства, опекающих местные вы-

борные органы. Однако правительство оказывает влияние на то, каким

образом органы местного самоуправления осуществляют свои задачи.

Так, в Англии министерство по делам окружающей среды осуществляет

контроль по общим вопросам, находящимся в ведении местных общин.

Другие министерства осуществляют контроль в иных областях, в частно-

сти, в области образования (министерство образования), в сфере социаль-

ных услуг (министерство здравоохранения) и др. Если органы местного

самоуправления действуют в пределах своих полномочий, то контроль

правительства ограничивается согласованием вопросов с соответствую-

щими министерствами. Правительство оказывает влияние на осуществле-

ние программ местных общин, используя финансовые рычаги: субвенции,

дотации и др.

Другой характерной чертой англосаксонской модели местного са-

моуправления является утвердившийся в XIX веке в Великобритании

принцип, согласно которому муниципальные органы могут делать лишь

то, что им прямо разрешил закон. Муниципалитеты рассматриваются как

автономные образования, осуществляющие власть, возложенную на них

парламентом. Это предопределило роль британского парламента в фор-

мировании муниципального права. Правовая база муниципального

управления была создана частными и местными статутами, которые при-

нимал парламент, определяя полномочия муниципальных органов, осно-

вы их взаимоотношений с центральными органами власти. С 1689 по

1832 г. парламентом было принято более 200 таких актов, создавших ос-

нову для принятия в 1834 г. Закона о попечительстве бедных, который

считается актом, положившим начало современной системе местного

самоуправления. Этот акт предусматривал создание управленческой сис-

темы, постоянно работающей, с оплачиваемым аппаратом, которая стала

основой деятельности всех местных властей. Муниципалитеты получили

право назначать чиновников, проводить различные мероприятия, связан-

ные с ликвидацией нищеты.

В 1835 г. актом о муниципальных корпорациях был в основном ус-

тановлен правовой статус 178 городов Англии и Уэльса. Данный акт пре-

дусматривал избрание муниципальных советников, гласность заседаний и

т.д. Этими и последующими актами парламентом в течение столетия бы-

ла создана современная система британских муниципальных органов.

Общие (публичные) парламентские акты закрепляют статус муни-

ципалитета как корпорации, обеспечивают автономность местных орга-

нов и устанавливают правовые основы деятельности правительственных

ведомств по осуществлению контроля за работой местных представи-

тельных органов.

Отношения между центральной властью и муниципалитетами оп-

ределяются принципом inter vires (действовать в пределах своих полно-

мочий), т.е. муниципалитеты могут совершать действия, которые лишь

прямо предписаны законом. В противном случае акты местных властей

считаются совершенными с превышением полномочий (ultra vires) и мо-

гут быть признаны судом не имеющими силы.

Большую роль в правовом регулировании деятельности местных

органов власти играют также местные и частные парламентские статуты,

устанавливающие дополнительные полномочия и льготы, а также акты

делегированного (субординационного) законодательства.

Наряду с англосаксонской системой местного самоуправления в

ряде зарубежных государств действует муниципальная система, которая в

основе своей имеет французскую модель местного самоуправления.

Основные принципы организации самоуправления во Франции,

заложенные еще в конце XVIII – начале XIX веков, существенно отлича-

лись от начал, лежащих в основе организации местного самоуправления в

Великобритании. Для Франции всегда была характерна высокая степень

централизации местного управления и самоуправления. Это проявилось в

развитии системы административного контроля центральной власти над

местными органами, бюрократической субординации в отношениях цен-

тра и мест. В распоряжении опекающей центральной власти находилась

широкая гамма средств с различными наименованиями (аннулирование,

одобрение, временная приостановка, замещение, отзыв, отставка, роспуск

и др.), но имевшая единственную цель – жесткое подчинение себе дея-

тельности местных коллективов. Существовавший предварительный кон-

троль вел к «разоружению» территориальных самоуправляющихся кол-

лективов, посягая на их самостоятельность. Ключевую роль в системе ме-

стного управления Франции играл префект, являвшийся представителем

правительственной власти и определявший все направления местной дея-

тельности. Появление этого ключевого института в административном

механизме управления было в какой-то мере обусловлено установлением

после Революции 1789 г. принципа единой и неделимой нации. Регио-

нальное разнообразие, ранее характерное для системы управления, было

упразднено: были созданы департаменты, во главе которых поставлены

представители центральной власти, наделенные широкими полномочия-

ми в управлении подконтрольными им территориями. Эта высокоцентра-

лизованная система просуществовала во Франции почти 200 лет.

Проведенная в 1982 г. децентрализация расширила полномочия

территориальных коллективов, обеспечила им большую самостоятель-

ность в решении своих дел, сохранив вместе с тем за центральной вла-

стью достаточно сильные позиции на местах. В целях реализации новой

правительственной политики децентрализации власти в 1983 г. были

приняты Закон о разделении компетенции между коммунами, департа-

ментами, регионами и государством и Закон о разделении источников

финансирования. Эти акты затем были дополнены другими законами, за-

трагивающими вопросы организационного строения регионов, местного

управленческого аппарата, проведения местных выборов, межрегиональ-

ного сотрудничества и участия граждан в деятельности местных органов

власти.

Основой местного самоуправления во Франции являются комму-

ны, которых насчитывается более 36 тысяч. В большинстве своем они ма-

лочисленны: 90 процентов коммун имеют менее 2000 жителей. Каждая

коммуна имеет свой совет, который избирает из своего состава мэра. Мэр

осуществляет свои полномочия под контролем муниципального совета и

административным контролем представителя государства в департамен-

те – комиссара Республики. Комиссар Республики наблюдает за законно-

стью принимаемых коммунами решений. В необходимых случаях он

вправе направлять решения коммун в административный суд на предмет

их отмены, как противоречащих закону.

Таким образом, для французской модели местного самоуправле-

ния характерно наличие на местном уровне специального уполномочен-

ного правительства, осуществляющего контроль за органами местного

самоуправления. Кроме того необходимо отметить, что в основе правово-

го регулирования компетенции органов местного самоуправления Фран-

ции лежит принцип: муниципальным органам разрешены все действия,

которые прямо не запрещены законом и не относятся к компетенции дру-

гих органов.

Муниципальные реформы, проведенные в последние годы во

Франции и Великобритании, в определенной мере ослабили различия

двух основных систем местного самоуправления, не устранив, однако, эти

различия полностью.

Наряду с англосаксонской и французской моделями местного са-

моуправления в качестве самостоятельной муниципальной системы

обычно выделяют местное (коммунальное) самоуправление Германии.

Значительную роль в развитии муниципального (коммунального)

права этой страны в начале XIX века сыграли реформы правительства ба-

рона фон Штейна. Правовой основой формирования местного самоуправ-

ления явился прусский Устав городов, введенный фон Штейном в 1808 г.

Он предполагал развитие системы общинного самоуправления: наряду с

представительным городским органом образовывался коллегиальный ис-

полнительный орган – магистрат. Его возглавлял бургомистр, который

являлся одновременно и председателем представительного органа власти.

Уже в реформе барона фон Штейна прослеживалась идея устранения па-

раллелизма органов правительственных и органов местного самоуправле-

ния, сливающихся как бы в одну целостную организацию. Согласно Ус-

таву органы местного самоуправления обязаны были решать местные де-

ла не только от своего имени, но и по поручению государства. В даль-

нейшем магистраты были включены в систему государственного управ-

ления.

В начале XX века осуществлялся процесс огосударствования об-

щин, которые попали под жесткий государственный контроль, государст-

во осуществляло руководство их деятельностью. Это было прямым ре-

зультатом непосредственного влияния законодательства, с одной сторо-

ны, на развитие компетенции государственных органов в коммунальной

сфере, а с другой стороны, на вовлечение и городских, и сельских общин

в процесс исполнения государственных задач. Прежде всего, подобные

отношения возникли в финансовой области: местные органы власти в

Германии в настоящее время образуются в районах, городах в ранге рай-

онов и общин. Самоуправление, согласно современной германской док-

трине, означает, что государственные задачи решаются юридическими

лицами публичного права. Иначе говоря, государство делегирует часть

своих функций органам самоуправления. Федерация и земли, таким обра-

зом, являются не единственными субъектами государственного управле-

ния: общины и районы выполняют возложенные на них функции либо как

институты самоуправления, либо от имени государства по распоряжению

государственного органа в рамках делегированных им функций.

Статус общин в Германии характеризуют следующие положения:

община выполняет на своей территории под свою ответственность

все административные функции за исключением тех случаев, когда зако-

ном выполнение этих функций поручено другим структурам управления;

община регулирует сферу своей деятельности посредством устава,

который не должен противоречить закону;

община имеет право самостоятельно решать задачи на местном

уровне под свою ответственность, но в соответствии с законами.

Местное самоуправление в Германии, а также Австрии, Японии

имеет сходство как с англосаксонской, так и с французской моделями,

обладая, однако, при этом и некоторыми специфическими чертами, что

позволяет говорить о своеобразных «смешанных», «гибридных» формах

управления на местах. Вопросы организации общин в федеральных зем-

лях Германии решаются по-разному. Выделяют четыре основных типа

организационного устройства общин: а) магистратный; б) бургомистер-

ский; в) северо-германский; г) южно-германский.

При магистратной форме организации местного самоуправления

исполнительная власть в общине осуществляется магистратом – коллеги-

альным органом. Магистрат состоит из бургомистра (председателя), за-

местителей 0 TDнадо иметь в виду, что далеко не во всех

странах статус местного самоуправления устанавливается в Основном

законе. Например, Конституция США не упоминает местное самоуправ-

ление.

Обычно вопросы организации местного самоуправления достаточ-

но детально регламентируются в специальных законах о местном само-

управлении, а также в некоторых отраслевых законодательных актах.

При этом в одних странах действует единый закон о местном са-

моуправлении, а в других – законы об отдельных видах органов местного

самоуправления. Федеративные государства (США, Германия и др.), как

правило, не имеют специального федерального закона о местном само-

управлении, предоставляя субъектам федерации (штатам, землям и т.д.)

право осуществлять в полной мере законодательное регулирование во-

просов местного самоуправления.

В соответствии с американской правовой доктриной конституци-

онный статус органов местного управления определяется формулой «му-

ниципалитеты – креатуры штатов». Положения, регулирующие _______вопросы

организации и деятельности муниципалитетов, содержатся в конституци-

ях штатов. Помимо конституций штатов существенное значение в право-

вом регулировании системы органов местного управления в США имеет

законодательство штатов. Штаты принимают по вопросам местного са-

моуправления так называемые «общие законы» (они адресованы всем му-

ниципалитетам), законы об отдельных видах муниципальных органов

(например, Закон о тауне) и др. Важным элементом правового статуса ме-

стных органов в США являются муниципальные хартии, имеющиеся у

большинства муниципалитетов. Принятие муниципальным органом хар-

тии связано с соответствующим актом легислатуры штата и происходит

на основе положений конституции штата. Многие зарубежные государст-

ва имеют достаточно высокую степень унификации построения системы

местного самоуправления, что находит свое отражение и в законодатель-

стве о местном самоуправлении (Франция, Италия и др.).

В других странах организация местного самоуправления характе-

ризуется многообразием его форм. Например, существенные различия в

организации местного самоуправления в субъектах федерации имеются в

США, Германии. При этом в США подобные различия проявляются даже

в пределах одного штата. Выше была дана характеристика основных ор-

ганизационных форм местного самоуправления в Германии.

В США в результате эволюционного развития городского само-

управления сложились три основные формы организации городского

управления.

«Система мэр – совет», которая действует более чем в половине

всех самоуправляющихся городов США. При этом может идти речь о

«сильном» мэре и «слабом» мэре, ибо реальная власть мэра далеко не оди-

накова во всех муниципалитетах. На объем власти мэра, его позиции в сис-

теме муниципального управления влияют такие факторы, как процедура

его избрания (мэр либо избирается непосредственно жителями, либо муни-

ципальным советом; возможен и иной способ избрания мэра – мэром мо-

жет стать муниципальный советник, набравший наибольшее число голосов

на выборах в совет); срок полномочий мэра (это может быть и четыре года,

и два года); право мэра налагать «вето» на решение совета и др.

«Система совет – менеджер» (или «городской управляющий»). Эта

форма городского управления используется почти в 40 процентов случа-

ев. Мэр и муниципальный совет нанимают профессионального чиновника

– менеджера (городского управляющего), который руководит городской

администрацией и управляет городом как частным предприятием. Муни-

ципальный совет и мэр являются политическими органами, определяю-

щими общую политическую линию.

Третья форма городского самоуправления в США – «комиссия» –

встречается достаточно редко. Существует она в небольших городах. Го-

родское управление осуществляется комиссией, состоящей обычно из пя-

ти членов, избираемых всеобщим голосованием. Члены комиссии одно-

временно выполняют функции совета и глав основных подразделений ап-

парата муниципального управления.

Важнейшим источником муниципального права стран Европы яв-

ляется Европейская Хартия о местном самоуправлении, разработанная и

принятая Советом Европы по инициативе Постоянной Конференции ме-

стных и региональных органов власти в Европе (в настоящее время –

Конгресс местных и региональных властей Европы).

Хартия включает преамбулу, в которой излагаются цели госу-

дарств – членов Совета Европы, подписавших Хартию, и три части. Пре-

амбула, в частности, содержит положение о том, что органы местного са-

моуправления составляют одну из основ любого демократического строя,

что существование облеченных реальной властью органов местного са-

моуправления обеспечивает эффективное и, одновременно, приближен-

ное к гражданину управление, и что защита и укрепление местного само-

управления в различных европейских странах представляет собой значи-

тельный вклад в построение Европы, основанной на принципах демокра-

тии и децентрализации власти.

Часть I Хартии называется: «Конституционные и законодательные

основы местного самоуправления». Она содержит 10 статей, в которых

дается понятие местного самоуправления, устанавливаются принципы

закрепления компетенции самоуправления, закрепляются гарантии защи-

ты территории местным самоуправлением, право местного самоуправле-

ния определять свои внутренние административные структуры. Кроме

того, данная часть Хартии включает положение об условиях осуществле-

ния полномочий на местном уровне, об источниках финансирования ор-

ганов местного самоуправления, об административном контроле за дея-

тельностью органов местного самоуправления. Хартия также закрепляет

право органов местного самоуправления на объединение и право на су-

дебную защиту для обеспечения свободного осуществления ими своих

полномочий.

Часть II Хартии именуется «Особые положения». Она устанавли-

вает обязательства государств, подписавших Хартию. Государство обязу-

ется соблюдать по меньшей мере двадцать пунктов части I Хартии, в чис-

ле которых по меньшей мере десять должны быть выбраны из пунктов,

перечисленных в статье 12 части II Хартии. Часть II Хартии содержит

статьи, устанавливающие, на какие органы распространяется действие

Хартии, и обязанность государств – членов Совета Европы направлять

Генеральному секретарю Совета Европы всю необходимую информацию

о законодательных положениях и иных мерах, предпринятых для того,

чтобы соответствовать Хартии.

Часть III Хартии устанавливает порядок подписания, ратификации

и вступления в силу Хартии.

<< | >>
Источник: О.А. Кудинов. Муниципальное право Российской Федерации (Учебно-практическое пособие). 2003

Еще по теме 1.1.1. Основные теории местного самоуправления:

  1. § 2. Основные теории местного самоуправления
  2. Основные теории местного самоуправления
  3. Основные теории местного самоуправления
  4. § 2. Основные теории местного самоуправления
  5. Определение и основные признаки местного самоуправления
  6. Глава 15. Основные направления деятельности и полномочия органов местного самоуправления
  7. 1.1.4 Становление и основные тенденции развития местного самоуправления в России на современном этапе
  8. 1.3.3. Отзыв депутатов представительного органа местного самоуправления. Досрочное прекращение полномочий главы муниципального образования и других выборных должностных лиц местного самоуправления
  9. Предметы ведения и полномочия местного самоуправления. Основные определения и принципы
  10. 1.5.2. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления.
  11. Государственные гарантии прав местного самоуправления, ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления, контроль их деятельности
  12. Раздел VI. Ответственность в местном самоуправлении. Контроль и надзор за деятельностью органов и должностных лиц местного самоуправления
  13. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДЕПУТАТОВ, ЧЛЕНОВ ВЫБОРНЫХ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ВЫБОРНЫХ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ПЕРЕД НАСЕЛЕНИЕМ