<<
>>

3.1. Зарождение правового регулирования иностранных инвестиций в дореволюционной России

Ретроспективный взгляд на зарождение и эволюцию инвестиционных отношений позволяет нам, нашим современникам, лучше представить и оценить сегодняшнее состояние правового регулирования иностранных инвестиций в Российской Федерации.

При этом возникает вполне уместный вопрос о том, каким временем можно обозначить на хронологическом древе общественных отношений начало перемещения капитала из других государств на территорию России. Вряд ли можно согласиться с точкой зрения, что с петровских времен Россия начала принимать иностранный капитал для развития своей экономики, путей сообщения, военного дела. Данный тезис обосновывают тем, что Петр I "вкладывал капитал (платил немалые деньги) иностранным офицерам и инженерам, которых он сотнями принимал на службу, а Екатерина II тысячами приглашала в Россию иностранных колонистов, особенно немцев, предоставляя им в долгосрочную аренду пахотные земли на юге России"*(226).

Однако эти пока смутно зарождающиеся общественные отношения никак не могли носить инвестиционный характер, поскольку ни приглашение иностранцев на службу, ни предоставление им земель не были и не могли быть привлечением иностранного капитала ни по своей природе, ни по своей сути. Вероятно, это понимает сам автор, оговариваясь, что "не всегда эти инвестиции имели классическую форму"*(227).

Конечно же тут прав Ф. Энгельс, датировавший "открытие" России иностранным капиталом серединой XIX в. Именно в 1855 г. первая иностранная компания - "Немецкое континентальное газовое общество" - была допущена к хозяйственной деятельности в нашей стране. Но в действительности экономика дореволюционной России не могла привлечь в классической форме западноевропейский капитал по той простой причине, что не могла предложить ей свободные рабочие руки, в которые он вложил бы резец, гаечный ключ, молоток или иной инструмент. Отстояв право собственности на крестьян в войнах с Разиным и Пугачевым, помещики, конечно, не хотели переуступать его кому бы то ни было. Только верховная власть в государстве смогла заставить отречься их от этого права в 1861 г.*(228).

Отмена крепостного права создала возможность образования армии труда. Особо подчеркнем, только возможность, но не саму армию. Армию еще предстояло мобилизовать, призвав освободившихся крестьян из деревень в город. Для этого необходимо было создать рабочие места, обеспечить явившихся на зов вчерашних крепостных лопатами, тачками, станками, инструментом, инженерами, жилищем и т.д. Но простым царским повелением нельзя было вызвать могущественную силу, которая заставила бы многие сотни тысяч свободных уже крестьян сняться с места и двинуться в города. Этой силой обладал только капитал. Поэтому версия об индустриализации страны без иностранного капитала есть вариант версии о непорочном зачатии*(229).

Итак, иностранные займы и инвестиции в классическом виде начали поступать в Россию после отмены крепостного права в 1861 г. Связано это было с первой научно-технической - "паровой" - революцией и индустриализацией в стране, самым ярким проявлением которых стало невиданное до тех пор строительство железных дорог. Эти так называемые железнодорожные займы под гарантию Госбанка Российской империи и золотые депозиты (залоговое золото, отправляемое из России как гарантия займов в Германию, Францию, Бельгию, Великобританию, Голландию), к концу 1880-х гг.

составили гигантскую по тем временам сумму в 4 млрд. золотых рублей. На первое место вышли США, занявшие 8 млрд. золотых рублей тоже на железнодорожное строительство.

С помощью "железнодорожных займов" к началу ХХ в. в стране было построено 35 тыс. из 50 тыс. верст путей, или 70% их общей протяженности. Одним из главных итогов грандиозного железнодорожного строительства стало то, что оно инициировало цепную реакцию во всем народном хозяйстве России. Иностранные займы создали в стране огромную дополнительную покупательную силу. На российских промышленников посыпались правительственные заказы на шпалы, рельсы, паровозы, технические масла, стройматериалы, вагоны, средства связи и т.д.

Не меньшее значение имел и сам результат железнодорожного бума - создание в стране достаточно развитой транспортной сети. Без нее не могло нормально функционировать крупное машинное производство, на уровне которого в России возникали не только отдельные предприятия, но и целые отрасли промышленности.

Но лучше всего в кредитоспособности России и ее способности вернуть долги по займам европейских банкиров убеждало русское залоговое золото, добыча которого с 1861 г. вплоть до Первой мировой войны неуклонно росла. В 1914 г. в России было добыто более 66 т. золота. Это была рекордная цифра. Теперь сравним: в 1996 г. было добыто в стране 120 т. этого драгоценного металла. Это при неизмеримо возросших технических возможностях добычи золота - электричество, драги, экскаваторы и т.д.

Одной из причин, сдерживающих приток иностранных капиталов в форме прямых инвестиций в промышленность России, была неупорядоченность ее финансов. По свидетельству Витте, в 1892 г. государство вообще оказалось на грани финансового банкротства. Крайне неустойчивым был в России вексельный курс, что затрудняло расчеты предпринимателей и перевод дивидендов за границу для выдачи иностранным акционерам.

Рост золотого запаса позволил провести в 1895-1897 гг. министру финансов Витте знаменитую "золотую реформу" рубля - впервые в истории Российской империи бумажный рубль был приравнен не к серебру, а к золоту. Примечательно, что в любом отделении Госбанка, расположенном не только внутри страны, но и за рубежом, а также в иностранных банках, имевших соответствующее соглашение с русским Госбанком, бумажные российские рубли свободно конвертировались на золото, как правило, на "рыжики" - золотые монеты в пять и десять рублей с чеканным профилем царя Николая II.

К 1900 г. старые деньги были окончательно изъяты из обращения, а золотой запас России к 1917 г. увеличился более чем в пять раз и являлся самым крупным в Европе, образуя гигантскую сумму в 3 млрд. 604 млн. 200 тыс. зол. руб.

Таким образом, сильнейший промышленный подъем в России на рубеже столетий объяснялся приливом иностранных капиталов. Причем именно в последние годы ХIХ в. на западноевропейском рынке свободные капиталы находились в большом количестве*(230).

Экономика России только еще начала развиваться, ее продукция была сравнительно невелика по объему производства и совершенно не соответствовала тому спросу, который существовал на внутреннем рынке. Благодаря высоким таможенным пошлинам на ввозимые товары русская промышленность находилась в монопольном положении и могла держать цены на свои изделия на очень большой высоте, не опасаясь ни кризиса, ни конкуренции. Иностранным предпринимателям выгоднее было налаживать производство товаров в России, чем завозить уже готовую продукцию*(231).

Стабилизация финансов России к концу XIX в. и конвертируемость русского золотого рубля позволила российским властям не просто занимать деньги у западных банков, но и выпускать по своим займам ценные бумаги. Облигации этих займов и акции частных русских предприятий и 150 городов имели свободное хождение. Только в одной Франции было выпущено более 10 млн. таких облигаций и акций из расчета 4% годовых на так называемые молодежные акции, на детей до 14% годовых, что принесло России к 1914 г. свыше 20 млрд. зол. фр. В начале ХХ в. на Парижской бирже ценных бумаг каждая четвертая была русской. Русские ценные бумаги скупали не только мелкие рантье, но и крупные финансово-промышленные гиганты Франции и других стран*(232).

Бум с русскими ценными бумагами и стабильность золотого рубля стимулировали прямые инвестиции в промышленность России. С 1891 г. крупные французские банки "Креди Лионэ", "Сосьете Женераль", "Париба" и др., а также промышленные компании "Национальное общество ж. д." (Франция), "Вестингауз" (США) вошли в русский "казенный консорциум" по строительству Транссибирской магистрали. 95% объема этой гигантской стройки было завершено в рекордно короткие сроки - за 9 лет - к 1900 г. Можно сравнить: БАМ строился около 30 лет, строительство так и не завершилось.

Начиная с 1895 г., когда начался усиленный прилив иностранных инвестиций, ежегодно в стране учреждалось по нескольку десятков промышленных предприятий. Европейские банки выделили крупные средства на развитие металлургии, угольную и рудную добычу на юге тогдашней России.

Фабриканты братья Рябушинские совместно с французской фирмой братьев Рено начали в Москве строительство первого автомобильного завода (будущий АМО - ЗИЛ), а в Подмосковье совместно с "Берлио" - авиационного завода.

Франко-бельгийское общество построило трамвайные линии в Москве, Киеве и Одессе, германская фирма "Сименс унд Шуккрат" электрифицировала Петербург и Москву, американская "Вестингауз" наладила в России выпуск четырехосных железнодорожных вагонов типа "пульман", англичане Мюр и Мерилиз открыли в Москве первый универсальный магазин рядом с Большим театром (ЦУМ в советские времена)*(233).

Отличительной чертой иностранных инвестиций в конце XIX-начале ХХ в. было то, что зарубежные предприниматели не гнались за "легкими деньгами", как сегодня, и не вывозили прибыль за рубеж, как делают сегодня почти все доморощенные капиталисты из "новых русских", а инвестировали нажитый капитал снова в Россию.

По статистике, в 1881-1913 гг. прирост заграничных инвестиций в русские акционерные предприятия превышал дивиденды, как отмечает дореволюционный историк - специалист по иностранному капиталу В. Бобыкин, на вложенный иностранный капитал. Отсюда - процесс ассимиляции иностранного капитала в России, отчетливо проявившийся в годы предвоенного промышленного бума. Иностранные компании "обрусели" в прямом и переносном смысле слова. Все это было похоже на тогдашнюю ситуацию в США.

Следует особо отметить, что Россия встала на капиталистический путь развития в третьей четверти ХIХ в., когда мелкокустарная экономика империи начала шаг за шагом (а процесс этот был тяжелым и противоречивым - вспомним "Вишневый сад" А.П. Чехова) вытесняться средним и крупным промышленным производством.

Между тем в Европе и Северной Америке зарождение и становление правоотношений в сфере вложения капитала имеет свою долгую предысторию. Еще в Средние века развитие морской торговли и банковского капитала способствовало появлению такой организационно-правовой формы, как societas, известной еще в римском праве, а затем в XII в. новой ее модификации compagnia (во Флоренции), главным преимуществом которой была возможность управлять инвестиционным риском, выбирая ту или иную форму размещения капитала. Впоследствии в XVI-XVII вв. дальнейшее развитие торговли и появление бухгалтерского учета сделали возможным появление акционерных обществ, а вместе с ними возможность портфельного инвестирования, когда инвестор вкладывает средства, не принимая участия в собственно производственном процессе, в управлении предприятием*(234).

В результате вышеизложенного можно сделать вывод о том, что появление зачатков инвестиционных отношений в России непосредственно обусловлено зарождением и установлением капиталистического способа производства. Следует в данном случае согласиться с классической политэкономией, утверждающей, что важнейшим признаком и неотъемлемым свойством капиталистического производства является инвестирование, т.е. отчуждение имущества третьему лицу для последующего использования в целях развития производства ради получения прибавочного продукта.

Участие в хозяйственном обществе А.В. Майфат рассматривает как первую, использованную на практике форму инвестирования. Такого рода форма предпринимательства позволяет, по его мнению, решать несколько задач, имеющих как экономическое, так и юридическое содержание.

Во-первых, появляется возможность передачи имущества в управление юридическому лицу, обладающему соответствующими условиями для использования такого имущества в предпринимательских целях.

Во-вторых, подобное участие освобождает лицо от выполнения трудовых обязанностей перед обществом.

В-третьих, хозяйственное общество как юридическое лицо выступает в качестве "барьера" между теми, кто получает прибыль от его деятельности, - акционерами, участниками и теми, кто является кредиторами общества.

В-четвертых, возможность передачи прав участия в обществе другим лицам позволила участникам общества получать прибыль, в том числе от продажи своих прав участия: акций, долей и т.д.*(235).

Таким образом, денежные и другие материальные ценности приобретают свойства, когда происходит их отчуждение в пользу третьего лица. При этом имущественные ценности отчуждаются именно как самовозрастающая стоимость. Главное здесь заключается в том, что капитал, который приносит доход лицу, совершившему акт временного отчуждения, вкладывается в производство. Лицо, в пользу которого происходит отчуждение денежных средств, получает их не как просто денежные средства, а как капитал, другими словами, как самовозрастающую стоимость*(236).

В эпоху формирования капитализма промышленник, как правило, выступал одновременно в роли владельца капитала, т.е. инвестора, и получателя капитала. Инвестируя собственные средства, производственный капиталист не терял контроля за использованием отчуждаемого капитала даже в случае действий, предпринимаемых совместно с другими капиталистами. В общем, во второй половине XIX - начале ХХ в. российский предприниматель был и купцом, и промышленником, который за счет своих денежных средств организовывал и вел свое предприятие*(237).

Первые шаги по созданию акционерных обществ, которые аккумулировали капиталы, предпринимались еще при правлении Петра I, когда был принят ряд указов по этому поводу. Хотя первая акционерная компания "Российская в Константинополе торгующая компания" была учреждена еще в 1657 г., но это было исключением. Как таковые акционерные компании начали зарождаться в XVIII в.: Акционерный эмиссионный банк (1702 г.), Российско-американская компания (1798 г.).

Определяющее значение в этой области сыграл Манифест 1807 г. "О дарованных купечеству выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий". Этот царский указ предусматривает следующие формы хозяйствования: товарищество на вере, полное товарищество по участкам*(238).

Говоря о дальнейшей эволюции правовых форм инвестирования в царской России, следует отметить, что основной организационно-правовой формой выступали именно акционерные общества. В законе 1836 г., касающемся акционерных обществ, и других нормативно-правовых актах отсутствовало единое толкование понятия иностранного общества. Известный цивилист Г.Ф. Шершеневич придерживался мнения, что речь идет о хозяйственной деятельности такого акционерного общества за границей, где также находится его правление и имущество. Другие считали, что иностранное общество - это такая организационно-правовая форма предприятия, которая образована за границей в соответствии с законами учреждения и его правление также находится за границей, а предпринимательскую деятельность оно ведет на территории Российской империи.

Любопытным представляется международно-правовое сотрудничество Российской империи с другими государствами в сфере заключения специальных договоров в данной сфере. В период с 1863 по 1904 г. Россия заключила соглашения о взаимном признании акционерных обществ с 10 государствами, в числе которых, например, были Бельгия, Великобритания, Германия, США, Франция.

Такая межгосударственная практика, направленная на установление одинакового порядка учреждения акционерных обществ, не могла не способствовать активному поощрению инвестиций из этих стран.

Небесполезным представляется отечественный опыт тех времен в области обеспечения благоприятного правового режима для иностранных инвесторов. В целом отношение к иностранному капиталу было достаточно благожелательным, особенно после отмены крепостного права. До 1861 г. иностранец обязан был записаться в специальный реестр "иностранные гости в России", что давало ему право на промысел в стране. А для ведения торговли и занятия промышленностью необходимо было иметь разрешение императора. Исключение делалось только для тех, кто слыл за границей как "знаменитый капиталист или искусный мастер". Стало быть, в Российской империи в отношении иностранных подданных вплоть до реформ Александра II применялся, говоря современным юридическим языком, принцип дискриминации.

Законы, предусматривающие принцип равенства предпринимателей, подданных Российской империи, и зарубежных предпринимателей, были приняты в 1863-1865 гг. Но окончательное уравнение этих двух категорий предпринимателей в том, что касается хозяйственной деятельности, установилось только после принятия Положения о государственном промысловом налоге 1898 г., которое отменило сословное начало, т.е. право на занятие торговлей и промышленностью принадлежало не только купеческому сословию. Другими словами, в отношении иностранных хозяйствующих субъектов был установлен, как мы сегодня говорим, национальный режим.

Но царские законы предусматривали также отдельные изъятия из национального режима. Во-первых, существовали ограничения в некоторых регионах страны. Например, иностранцы не имели права заниматься горным промыслом и добычей золота, а также покупать в собственность земли в Амурской, Приморской областях, а также приграничных с Китаем зонах Сибири. Только после 1895 г. закон разрешил иностранцам горный промысел в Приморье.

В целом Российская империя проводила вполне последовательную защиту государственных интересов и старалась поощрять отечественное предпринимательство.

Горный устав Российской империи предусматривал принцип равенства - горный, нефтяной и золотой промыслы были открыты всем без различия подданства.

Абсолютно либеральная экономическая политика проводилась в отношении доступа иностранцев на Кавказ. Правила о нефтяном бизнесе 1873 г. вызвали большой приток иностранных инвестиций в нефтяную промышленность, в первую очередь в месторождения на Кавказе.

В общем, разумная в целом государственная политика, в том числе законодательная, способствовала тому, что к 1913 г. Россия стала довольно сильной экономической державой. Однозначно то, что без широкого привлечения иностранных инвестиций, передовых технологий этого бы просто не случилось.

<< | >>
Источник: И.З. Фархутдинов. Международное инвестиционное право и процесс. 2010

Еще по теме 3.1. Зарождение правового регулирования иностранных инвестиций в дореволюционной России:

  1. 2.3. Система правового регулирования иностранных инвестиций в России
  2. Глава 4. Источники правового регулирования иностранных инвестиций в России
  3. Правовое регулирование иностранных инвестиций
  4. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
  5. Правовое регулирование иностранных инвестиций
  6. Глава 17. Правовое регулирование иностранных инвестиций
  7. 4.2.4. Международное региональное сотрудничество в сфере правового регулирования иностранных инвестиций
  8. 3.3. Становление новой системы правового регулирования иностранных инвестиций в СССР (1987-1991 гг.)
  9. 2.2.2. Нормы обычного международного права - изначальная основа регулирования иностранных инвестиций
  10. 17.1.1. Правовые основы иностранных инвестиций в РФ
  11. § 2. Правовые основы привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику
  12. 1.1.3. Земское и городское самоуправление в дореволюционной России
  13. 9.3. Национально-правовые механизмы страхования иностранных инвестиций
  14. § 2. Исторические формы и институты самоуправления в дореволюционной России
  15. 9.4. Международно-правовые двусторонние основы страхования иностранных инвестиций
  16. 17.3. Правовые формы осуществления иностранных инвестиций