<<

Вопрос 76. Место и роль института эстоппель в системе современного международного права

Итак, эстоппель как фактор поддержания стабильности и юри­дической безопасности субъектов правоотношений наступает как следствие нарушения принципа добросовестного соблюдения ме­ждународных обязательств, выразившегося в непоследовательно­сти поведения по отношению к другому субъекту права.
Такая не­последовательность, послужившая причиной нанесения ущерба признанным правам другого субъекта правоотношений, в обыч­ном порядке возникает вследствие коренного изменения первона­чальной позиции. Субъект права, добросовестно доверившийся первоначальной позиции другого субъекта, предпринял опреде­ленные действия или, наоборот, воздержался от таковых и, как результат такого коренного изменения первоначальной позиции последнего, претерпел ущерб в той или иной области признанных за ним прав.

Функция принципа эстоппель состоит в установлении санк­ций как следствия несоблюдения обязательства последовательно­сти в поведении субъекта права. Вместе с тем обязательство по­следовательности напрямую связано с принципом добросовестно­сти, поскольку именно в порядке применения последнего идет речь об установлении санкций со стороны принципа эстоппель. Таким образом, мы вплотную подошли к констатации того, что нарушение принципа добросовестности приводит в действие ин­ститут эстоппеля. Заключение такого содержания подтверждает ранее высказанные на этот счет в доктрине международного права мнения.

В соответствии с общетеоретическими положениями правовой науки, подтвержденными практикой судебно-арбитражных орга­нов, нарушение принципа добросовестности в поведении контр­агента может привести к эстоппелю. Субъект права, претерпев­ший непосредственный ущерб в результате непоследовательной юридической позиции противоположной стороны, вправе через суд обеспечить свои субъективные права. Обратившись с исковым заявлением в суд, сторона, добросовестно доверившаяся занимае­мой в течение определенного времени юридической позиции дру­гой стороны и понесшая ущерб непосредственно как результат противоправного поведения последней, вправе заявить о недопус­тимости такого рода поведения и потребовать защиту своего пра­вового титула по определенному вопросу права или факта.

В слу­чае открытия разбирательства по делу письменная часть судопро­изводства обычно является той стадией, в ходе которой должно быть заявлено о наличии ситуации эстоппель. Какой-либо спе­циальной формы для эстоппеля не существует. Заявление об эс­топпеле должно быть подтверждено фактически и юридически представлением соответствующих доказательств, свидетельствую­щих о присутствии в данной конкретной ситуации всех четырех конститутивных элементов эстоппеля. При наличии последних суд констатирует эстоппель и в силу этого обстоятельства прихо­дит к заключению о недопустимости выдвижения определенного требования или поддержания определенной претензии со сторо­ны, которая своим недобросовестным и, соответственно, непосле­довательным поведением нанесла непосредственный ущерб заяви­телю. Вместе с тем суд после анализа поведения самого заявителя вправе сделать заключение о существовании основания для пре­кращения разбирательства по делу. Причинами для такого рода заключения могут быть факты следующего порядка. Прежде все­го, это — нарушение принципа добросовестности в поведении самого заявителя — дестинатора представления (representation). Вполне осознавая ошибочность или недействительность представ­ления, заявитель не вправе утверждать, что его действия вызваны именно данным представлением. Выступать с заявлением о нали­чии ситуации эстоппель в поведении ответчика, заранее зная об ошибочности или недействительности сделанного им представле­ния, с точки зрения права недопустимо. Очевидное несоблюдение принципа добросовестности здесь таково, что это становится для суда основанием для прекращения производства по делу. К ана­логичному результату приводят факты обманного поведения зая­вителя и применения им силы. Если представление, с которым выступил ответчик, явилось следствием обмана или применения силы со стороны заявителя, то, естественно, любое утверждение последнего о наличии ситуации эстоппель в поведении ответчика будет расценено судом как основание для прекращения производ­ства по делу.

В том случае, когда обращение к эстоппелю признается по суду допустимым и обоснованным, сфера его потенциального применения весьма широка. Практически любая отрасль права не исключает возможности применения эстоппеля. Значимость эстоппеля определяется тем обстоятельством, что через обраще­ние к эстоппелю обеспечивается выполнение принципа добросо­вестности и правила последовательности в поведении субъектов права. Тем самым их юридическая безопасность поддерживается на должном правовом уровне.

Эстоппель, выступая в качестве стройного комплекса норм, призванного на основе принципа добросовестности содействовать обеспечению юридической безопасности субъектов права, в рав­ной степени соединяет в себе значение процессуального средства защиты и системного элемента обеспечения последовательности в поведении государств. Тем самым принцип эстоппель в рамках своего институционно-правового построения и основных заложен­ных в нем функций прагматически объединяет нормы материаль­ного и процессуального права. Всякое взаимоисключение этого двуединого нормативного содержания принципа эстоппель несо­стоятельно в доктринально-теоретическом плане и расходится с практикой судебно-арбитражного производства. Соответственно, как расширенное, подрывающее единство и целостность принци­па, так и слишком ограничительное (в понимании правила защиты) толкование принципа эстоппель, с нашей точки зрения, одинако­во неприемлемо для объективного и всестороннего уяснения эс­топпеля как отдельного и играющего важную стабилизирующую роль института международного права.

Вопрос 77. Международно-правовое значение института эстоппель

Принцип эстоппель из принципа estoppel by representation no общему праву Великобритании приобрел качество одного из об­щих принципов современного международного права. Как прин­цип allegans contraria non audiendus est, принцип эстоппель несет в себе значительную материальную нагрузку и одновременно яв­ляется принципом доказательного права в его процессуальном содержании.

Как материальный принцип, принцип эстоппель предписывает обязательство последовательности в поведении го­сударств и содействует соблюдению юридической безопасности субъектов международного права. Это его первое и основное зна­чение. Как процессуальный принцип, принцип эстоппель исполь­зуется как средство доказывания в ходе открытого судебного про­изводства. В этом заключается его второе и дополняющее значе­ние.

Основываясь на принципе добросовестности и принципе вза­имности, принцип эстоппель способствует упрочению междуна­родного права. Основополагающее значение современного между­народного права как законченной и целостной системы права состоит в упорядочении поведения государств в рамках юридиче­ских обязательных предписаний и создании условий в судебном урегулировании на основе обязательной юрисдикции споров по поводу нарушения данных предписаний. Верховенство права не допускает неурегулированности международных споров. В поряд­ке применения принципа добросовестности и в целях поддержа­ния юридической безопасности субъектов права принцип эстоп­пель устанавливает обязательство последовательности, которое, по существу, является аксиоматичным правилом межгосударст­венного общения. Принцип эстоппель через обязательство после­довательности в поведении государств вписывается в общие зада­чи по повышению уровня права в мировом сообществе. Каким же образом конкретно осуществляется регулятивная роль принципа эстоппель? В порядке применения принципа добросовестности и в интересах поддержания юридической безопасности государств принцип эстоппель предписывает необходимость соблюдения пра­вила последовательности. Противоречивое поведение государств как фактор нестабильности и возможного нарушения субъектив­ных прав контрагентов через применение принципа эстоппель расценивается как недопустимое с точки зрения права. Между­народные судебно-арбитражные органы, обеспечивая выполнение правила последовательности в поведении государств, используют принцип эстоппель в процессе вынесения своего решения.

При этом Международный суд придерживается концепции строгого толкования принципа эстоппель: только при наличии всех четы­рех конститутивных элементов суд констатирует свое заключение с предписанием последовательности ранее заявленной междуна­родно-правовой позиции по определенному вопросу права или факта. Решение суда согласно принципу res judicata призвано быть исполненным и тем самым через суд становится обязатель­ным.

Принцип эстоппель как отдельный принцип международного права в силу содержащегося в нем и присущего исключительно ему регулятивного начала не применим в случаях, когда речь идет об описании юридических последствий общей нормы междуна­родного права, касающейся, например, обязанности судебно-ар­битражного решения, толкования или исполнения международ­ных договоров. Также в силу своего статуса отдельного принципа международного права принцип эстоппель не подлежит примене­нию при обстоятельствах, когда в порядке соблюдения междуна­родного права становится вопрос об обосновании юридической обязанности в форме односторонних и многосторонних юридиче­ских актов. Специфическая направленность регулятивного воз­действия принципа эстоппель и содержащееся в нем материаль­ное начало ставят его в ряд общих принципов права согласно ста­тье 38 Статута Международного суда. Механизм эстоппеля, в основе которого лежит принцип добросовестности и принцип вза­имности, направлен на поддержание юридической безопасности субъектов правоотношений. Под этим понимается определенный (высокий по современным стандартам) уровень права в мировом сообществе, при котором соблюдается взаимозависимость между­народных обязательств одного государства и корреспондирующих им субъективных прав другого государства. Государство может пользоваться своими субъективными правами только в той мере, в какой это не нарушает права другого субъекта права. То есть пользованию прав со стороны одного государства соответствует обязательство не нарушать субъективные права другого субъекта права.

Принцип эстоппель совместно с принципом добросовест­ности и принципом взаимности обеспечивают в режиме обяза­тельности поддержание строгого соответствия между субъектив­ными правами контрагентов-участников международных правоот­ношений. Соблюдение последовательности в поведении государств как основное требование принципа эстоппель заранее устраняет случаи нарушения юридического требования соответствия вза­имных субъективных прав государства и в целом вписывается в рамки нормальных, естественных с точки зрения законности, межгосударственных отношений. Позитивная направленность регулятивного воздействия принципа эстоппель состоит в том, что через недопустимость нарушения правила последовательности в поведении государств он восстанавливает взаимный баланс между субъективными правами государств. Таким образом, через уста­новление санкций за любые случаи непоследовательного поведе­ния, имевшие место в прошлом, принцип эстоппель устраняет их ex post facto (посредством прямого предписания требования по соблюдению принципа добросовестности в поведении) и направ­ляет стороны (посредством вынесенного решения) в перспективе их будущих отношений в русло нормального, упорядоченного строгими рамками права взаимодействия.

Будучи реальной нормой права, принцип эстоппель действует в рамках реальных категорий, определенных конкретным поведе­нием государств. В этом смысле умозрительное восприятие, сло­жившееся в гипотетическом плане в понимании одного государ­ства относительно возможного содержания поведения другого государства, не может служить достаточным основанием для Меж­дународного суда, чтобы с полным убеждением правомерности констатировать ситуацию эстоппель. Тем самым о включении принципа эстоппель в рамки теории международной ответствен­ности государств или теории подразумеваемого соглашения не может идти никакой речи. Эстоппель наступает не как следствие предполагаемого восприятия от возможных последствий поведе­ния одного государства в понимании другого государства, а как результат конкретного несоблюдения правила последовательности в поведении государства при обстоятельствах заявленного (прояв­ленного) доверия в отношении этого поведения со стороны друго­го государства. В режиме реальных категорий принцип эстоппель направлен по характеру своего институционного построения на предупреждение (в плане исключения негативного) нарушения правила последовательности в поведении государств и, соответ­ственно, на поддержание (в плане обеспечения позитивного) строгого соблюдения международно-правовых обязательств в будущем. Стабильность межгосударственных отношений, опре­деляемая соблюдением государствами требований должного, устанавливаемых принципом добросовестности и принципом вза­имности, предусматривает придание особого значения правилу последовательности. Последовательность в международно-право­вой позиции государства — это и предсказуемость в поведении, и в конкретном итоге юридическая безопасность государств — чле­нов мирового сообщества. Государства как суверенные субъекты международного права вправе проводить любую внешнюю поли­тику (в рамках права) и соответственно вносить изменения в свою внешнеполитическую линию поведения. Однако при обстоятель­ствах, когда кардинальное изменение в поведении одного государ­ства может затронуть негативным образом защищенные междуна­родным правом субъективные права другого государства, добросо­вестно доверившегося поведению первого, последнее призвано осуществить предварительную нотификацию предполагаемых из­менений в своей международно-правовой позиции. Логичность такого вывода, нашедшего свое научное закрепление в трудах уче­ных и подтвержденного судебно-арбитражной практикой (одним

из первых на этот счет был такой исторический судебный преце­дент, как решение 1843 г. между Францией и Англией по делу Портендик «Блокада»), определяется требованием поддержания стабильности и предсказуемости в межгосударственных отноше­ниях. Обязательство по нотификации предполагаемых изменений в международно-правовой позиции государства как элемент долж­ного поведения субъектов права прямо вытекает из принципа эс­топпель. Заявленная позиция автора представления противостоит добросовестному доверию дестинатора представления. В той мере и поскольку автор представления придерживается сделанного им представления, т.е. проводит соответствующую политику по опре­деленному вопросу права или факту, а дестинатор представления в ответ на это проявляет добросовестное доверие и в развитие собственной позиции предпринимает или, наоборот, воздержи­вается от совершения определенных действий, ситуация между двумя субъектами международного права остается стабильной и предсказуемой в плане последующего поведения контрагентов. Принцип эстоппель в порядке обеспечения юридической безопас­ности субъектов права вступает в действие и начинает осуществ­лять присущее ему регулятивное воздействие тогда, когда автор представления, предполагая внести кардинальные изменения в свою международно-правовую позицию, заранее не нотифицирует об этих изменениях дестинатора представления. Понеся ущерб в результате кардинального изменения в международно-правовой позиции автора представления, дестинатор представления обра­щается в суд в порядке обеспечения своих субъективных прав (и в конечном итоге своей юридической безопасности), который после констатации ситуации эстоппель предписывает необходи­мость добросовестного соблюдения со стороны автора представле­ния последовательности в своем поведении. Тем самым в аспекте принципа эстоппель обязательство по нотификации предполагае­мых изменений в международно-правовой позиции государства является важным элементом должного поведения на основе прин­ципа добросовестности. Предписывая необходимость соблюдения правила последовательности, принцип добросовестности в сочета­нии с возможным применением принципа эстоппель устанавлива­ет такой уровень должного поведения, при котором исключаются возможные случаи, когда одно государство получает преимущест­ва из собственного противоправного поведения (nullus commodum capere de sua injuria propria). Несоблюдение международного обя­зательства в результате изменения международно-правовой пози­

ции государства является по суду очевидно противоправным дея­нием и через эстоппель восстанавливается в рамки должного поведения. Под должным здесь опять-таки понимается последова­тельность и, соответственно, строгое соблюдение всех, проявив­ших себя соответствующим образом в поведении государств, меж­дународных обязательств. Противоправное (в смысле нарушающее ранее принятое международное обязательство), противоречивое поведение государства не может служить основой для последую­щих заявительных действий данного государства в суде. Попытки доказать допустимость своей измененной кардинальным образом международно-правовой позиции признаются по суду неприемле­мыми, и суд в обычном порядке отказывает в производстве по заявительному акту соответствующего государства. Единственно допустимым заявительным актом по суду является исковое требо­вание дестинатора представления о защите через эстоппель своей юридической безопасности. Многоплановость возможного приме­нения принципа эстоппель в конечном итоге сводится к одной юридической категории — необходимости соблюдения в строгом соответствии с принципом добросовестности правила последова­тельности в поведении государств. Международное право с по­мощью такого сложного (с учетом присущих ему четырех консти­тутивных элементов) юридического механизма, как эстоппель, добивается достижения своей главной задачи по обеспечению правовой безопасности своих субъектов и укреплению междуна­родного правопорядка.

Принцип эстоппель применим потенциально во всех областях права. Предписывая необходимость соблюдения государствами на основе принципа добросовестности своих международных обяза­тельств и тем самым содействуя соблюдению последовательности международно-правовой позиции по отношению к данной факти­ческой или юридической ситуации (через нотификацию предпо­лагаемых в ней изменений, могущих каким-либо образом затро­нуть законные права и интересы других государств), принцип эс­топпель содействует поддержанию доверия во взаимоотношениях государств и их юридической безопасности.

<< |
Источник: Р. А. Каламкарян, Ю. И. Мигачев. Международное право в вопросах и ответах (Учебное пособие). 2009

Еще по теме Вопрос 76. Место и роль института эстоппель в системе современного международного права:

  1. Вопрос 18. Формирование современного международного права как целостной системы права
  2. Вопрос 75. Конститутивные элементы института эстоппель
  3. § 4. Место и роль налогового права в системе российского права
  4. 2.3.1. Роль и место инвестиционного законодательства в системе права
  5. § 1. Содержание международного сотрудничества в правоохранительной сфере, место и роль международного права в его регулировании
  6. Вопрос 74. Юридическая природа института эстоппель, его происхождение и понятийное содержание
  7. Глава 11. Институт международного арбитражного права иностранных инвестиций в системе международного инвестиционного права
  8. Раздел 2 ОСНОВНЫЕ ОТРАСЛИ И ИНСТИТУТЫ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
  9. Понятие международного экономического права, его место в системе права
  10. ТЕМА 4. Место и роль России в современной мировой экономике
  11. Вопрос 15. Международно-правовое признание как институт права
  12. Вопрос 1. Предмет науки современного международного права
  13. Вопрос 3. Нормы современного международного права
  14. 1.1. Роль и место налогов в современных экономических отношениях
  15. 2.1 Место и роль банковской услуги в деятельности современного коммерческого банка