<<
>>

Вопрос 11. Международно-правовые санкции и международный контроль

Современное международное право, будучи эффективной сис­темой права, создает условия для его соблюдения в режиме при­нуждения. Эту роль выполняют международно-правовые санкции, применяемые в индивидуальном или коллективном порядке.
В то время как суд обеспечивает право, институт санкций начинает свое действие как мера принуждения в ответ на нарушение права. Общая цель санкций состоит в недопущении возможности для государства-делинквента (государства, совершившего междуна­родное противоправное деяние) воспользоваться преимуществами собственного неправомерного поведения: nullus commodum capere de sua injuria propria. Науке и практике международного права известны индивидуальные санкции, выступающие мерами при­нуждения дипломатического и торгово-экономического порядка, а также коллективные меры — это меры, принимаемые согласно Уставу ООН. Они не связаны с использованием вооруженных сил (ст. 41) и действиями воздушных, морских или сухопутных сил членов ООН (ст. 42).

Институт санкций, контрмер в аспекте международно-право­вой ответственности государств в достаточной мере разработан в российской науке международного права. Концептуально общим для всех ученых является констатация необходимости правомер­ности применяемых в режиме санкций мер (здесь определяющим фактором выявляет себя недопустимость угрозы силой и ее при­менения согласно пункту 4 ст. 2 Устава ООН) и тенденция к пере­носу санкционирующих мер от принимаемых на индивидуальной основе к коллективным санкциям в рамках ООН. Естественно, по мере продвижения человечества к построению миропорядка на основе верховенства права (Rule of Law) тенденция к усилению режима санкций, осуществляемых на базе коллективных мер в рамках институтов ООН, будет и дальше себя проявлять. И это вполне понятно и логично. Однако применение индивидуальных мер санкционного порядка (в той степени, в какой они правомер­ны) обоснованно понимается наукой и практикой международного права как вполне допустимое и приемлемое. И здесь надо учиты­вать специфику режима принуждения к соблюдению норм совре­менного международного права. В то время как во внутригосудар­ственном праве с его вертикальной структурой принуждения меры санкционного порядка применяются по линии «сверху вниз», в международном праве как праве координации (с его горизонталь­ной структурой регулятивного воздействия) применение санкций в таком же направлении (по горизонтали) представляется нор­мальным явлением международной жизни.

Важным международно-правовым средством должного приме­нения норм международного права является институт междуна­родного контроля.

Многоаспектность института международного контроля про­являет себя в нескольких направлениях. Разнообразие в доктри­нальных мнениях российских ученых по поводу предметности регулятивных функций международного контроля трансформиру­ется в их общую заинтересованность создать целостный по форме и законченный по содержанию правовой институт, ориентирован­ный на создание условий по добросовестному выполнению пред­писаний современного международного права.

Г.И. Тункин называет две функции международного контроля: превенция и устранение уже совершенных государствами нару­шений международного права.

И.И. Лукашук к двум уже обо­значенным функциям добавляет функцию толкования подлежа­щих выполнению международно-правовых норм. Способствуя выполнению норм международного права на основе принципа добросовестности, орган международного контроля по своим функциям соизмерим с Международным судом, который, вынося свое решение, осуществляет и функцию толкования права. Соот­ветственно, к функциям органов международного контроля следу­ет отнести, как справедливо отмечает И.И. Лукашук, и функцию толкования. Таким образом, орган международного контроля осу­ществляет одновременно три функции: 1) предотвращения нару­шений норм международного права; 2) устранения таких случаев в будущем; 3) толкования норм международного права на предмет фактического существования нарушений права или отсутствия та­ковых.

Практически международный контроль может охватывать лю­бые сферы договорно-правового сотрудничества государства. Пол­номочия органа международного контроля, так же как юрисдик­ция Международного суда, имеют конвенционную основу. Наи­более распространенными направлениями деятельности органов международного контроля являются сфера международной безо­пасности, международная защита прав человека, международное сотрудничество государств по борьбе с преступными деяниями. Область международной безопасности, являющаяся объектом ре­гулирования такого важного акта, как Договор о нераспростране­нии ядерного оружия 1968 г., служит примером действия механиз­ма международного контроля. Эти функции здесь осуществляет МАГАТЭ, с которым каждое участвующее в Договоре неядерное государство заключает специальное соглашение. Заявленной целью такого соглашения является недопущение переключения мирного использования ядерной энергии на создание ядерного оружия, ядерных взрывных устройств или на другие военные цели. По результатам международного контроля каждые пять лет созываются международные конференции по рассмотрению дей­ствия Договора о нераспространении ядерного оружия.

Международный контроль в области прав человека носит стройный, упорядоченный на основе системы международных до­говоров характер. Основу формирования институционно-правово­го механизма контроля составляет Устав ООН и серия специаль­ных договоров, устанавливающих собственную систему контроля.

В соответствии со статьей 13 Устава ООН Генеральная Ас­самблея ООН организует исследования и делает рекомендации в целях содействия международному сотрудничеству, в том числе и в области содействия осуществлению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии.

Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС), уполномо­ченный делать рекомендации в целях поощрения уважения и со­блюдения прав человека и основных свобод для всех, представля­ет Генеральной Ассамблее ООН проекты конвенций по вопросам, входящим в его компетенцию (ст. 62 Устава).

Созданная под эгидой ЭКОСОС Комиссия ООН по правам человека определяется в качестве главного органа международно­го контроля.

Общую координационную работу ООН в области прав челове­ка осуществляет Верховный комиссар по поощрению и защите всех прав человека (далее — Верховный комиссар). В качестве вы­сокого должностного лица ООН, заместителя Генерального секре­таря ООН по вопросам прав человека Верховный комиссар осу­ществляет общее руководство деятельностью Центра по правам человека (органа ООН по организации контроля за осуществлени­ем прав человека и подготовки по этому вопросу специальных докладов).

В институционный механизм международного контроля в об­ласти прав человека, созданный в рамках ООН, входят учрежден­ные в соответствии с международными конвенциями (пактами) специальные органы ООН — комитеты. Соответствующие коми­теты образованы согласно Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., Международному пакту об эконо­мических, социальных и культурных правах 1966 г., Конвенции о правах ребенка 1989 г., Конвенции о ликвидации всех форм расо­вой дискриминации 1965 г., Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов об­ращения и наказания 1984 г.

В качестве примера органа международного контроля в облас­ти борьбы мирового сообщества с международной преступностью выступает созданный в 1968 г. в соответствии с Единой конвенци­ей о наркотических средствах 1961 г. Международный комитет по контролю над наркотиками (далее — Комитет). Будучи независи­мым квазисудебным органом по контролю за соблюдением Кон­венции ООН о контроле над наркотиками, Комитет является пре­емником ряда органов, учрежденных в соответствии с конвенция­ми о контроле над наркотиками еще со времен Лиги Наций.

Наряду с эффективно действующей системой международного контроля (осуществляющей свои функции в специальной области применительно к отдельно взятому соглашению и в целом по от­дельным направлениям международного сотрудничества) сущест­вует и система национального контроля за соблюдением конкрет­ным государством норм международного права. Российская Феде­рация в рамках заявленной приверженности верховенству права осуществляет всесторонний контроль за исполнением на основе принципа добросовестности международно-правовых актов, уча­стником которых она выступает. В соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных догово­рах Российской Федерации» контроль за выполнением междуна­родных договоров Российской Федерации осуществляет Мини­стерство иностранных дел РФ.

Действующий в России эффективный национальный контроль за добросовестным выполнением международных договоров Рос­сийской Федерации подтверждает стремление России обеспечи­вать международную законность и правопорядок.

Системы международного и национального контроля могут успешно сосуществовать и взаимодополнять друг друга. Конкрет­ным примером может служить известный международно-правовой акт в области права международной безопасности — Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 10 апреля 1972 г. (далее — Конвенция). Соче­тание международного и национального контроля в данной Кон­венции проявляет себя следующим образом. С одной стороны, участники Конвенции осуществляют национальные законодатель­ные и административные меры по запрещению разработки, про­изводства и накопления оружия, оборудования и средств доставки бактериологического оружия, а также по их уничтожению (ст. IV).

И здесь себя конкретно проявляет режим национального контроля. В развитие положений договора предусматривается, что если госу­дарство — участник Конвенции установит, что другое государство­участник нарушает положения Конвенции, то оно может подать жалобу в Совет Безопасности ООН (ст. VI). В данном месте нали­цо институционно обустроенный правовой режим международного контроля. В параметрах общих мер контроля институционно-пра­вового порядка через каждые пять лет предусматривается созыв международных конференций государств — участников Конвен­ции для рассмотрения режима выполнения Конвенции (ст. XII).

Примером оптимального решения проблемы сочетания меж­дународного и национального контроля и обеспечения режима демилитаризации целого континента является Договор об Антарк­тике 1959 г. Соглашаясь с мнением А.А. Ковалева, авторитетного специалиста в области современного международного права и практики его применения, можно сделать вывод: широкая система международного контроля в сочетании с оптимально применяе­мой системой национального контроля содействует признанию Антарктики в качестве безъядерной зоны.

В соответствии с Договором об Антарктике 1959 г. в настоя­щее время создан оптимальный режим сочетания международного и национального контроля: инспектируются станции, установки, оборудование, морские и воздушные суда в пунктах их разгрузки и погрузки, по результатам инспекций подготавливаются доклады, которые направляются всем государствам — участникам консуль­тативных совещаний.

Констатируя расширение сферы международного контроля, И.И. Лукашук вводит правило «разумной достаточности при достижении оптимального режима сочетания международного и национального контроля». Оно служит критерием любого между­народного договора. Вместе с тем не исчерпали себя и меры национального контроля. Наоборот, эффективный внутригосудар­ственный контроль позволяет обеспечить выполнение норм между­народных договоров и в целом норм международного права. Таким образом, институт контроля можно рассматривать в качестве дей­ственного механизма решения задач мирового сообщества и реа­лизации принятых им документов.

<< | >>
Источник: Р. А. Каламкарян, Ю. И. Мигачев. Международное право в вопросах и ответах (Учебное пособие). 2009

Еще по теме Вопрос 11. Международно-правовые санкции и международный контроль:

  1. Виды и формы международной ответственности. Санкции и контрмеры в международном праве
  2. ГЛАВА 14 Международные конференции (международно-правовые вопросы)
  3. Международно-правовые вопросы гражданства
  4. Международно-правовые вопросы гражданства
  5. 4.1.3. Международное налоговое право и международные договоры по вопросам налогообложения
  6. Вопрос 40. Правовой режим международных рек
  7. Вопрос 14. Международное публичное и международное частное право
  8. Вопрос 8. Субъектный состав международного права. Содержание международной правосубъектности
  9. Вопрос 72. Международно-правовая защита жертв вооруженных конфликтов
  10. Вопрос 48. Правовой режим международных проливов и каналов
  11. Вопрос 55. Международно-правовой режим космических объектов и космонавтов
  12. Вопрос 35. Основные сферы международных экономических отношений и их правовое регулирование
  13. Вопрос 5. Международно-правовое значение концепции господства права
  14. Вопрос 32. Международно-правовые основы экономической интеграции
  15. Вопрос 50. Правовой режим воздушного пространства. Международные полеты
  16. Вопрос 56. Международно-правовая ответственность за деятельность в космическом пространстве
  17. Вопрос 15. Международно-правовое признание как институт права
  18. Вопрос 64. Международно-правовое регулирование обращения с вредными отходами
  19. Вопрос 27. Основные формы международного сотрудничества в борьбе с преступностью и его правовые основы
  20. Глава 12. Разумное государственное вмешательство в международный инвестиционный проект: правовые последствия (на примере международной арбитражной практики)