<<
>>

§ 9. Участие субъектов Российской Федерации в международных связях

Международное право не содержит нормы, которая бы давала решение вопроса о международно-правовом статусе политико-территориальных образований, являющихся составными частями федеративного государства.
Не провозглашая международной правосубъектности таких образований, оно вместе с тем ее и не отрицает.

Есть основания для суждения о косвенном признании определенного международно-правового статуса субъектов федерации как предпосылке их международной правосубъектности. Это признание складывается из следующих компонентов.

Во-первых, как уже отмечалось, современное международное право исходит из презумпции раз-нообразия субъектов и не исключает возможности появления новых, нетрадиционных субъектов.

Во-вторых, известна практика заключения между федеративными государствами двусторонних договоров, в той или иной форме констатирующих право составных частей этих государств самостоятельно устанавливать и поддерживать между-народные отношения и заключать международные договоры как с подобными себе образованиями в других государствах, так и непосредственно с зарубежными федеративными государствами. Самый наглядный пример — Соглашение между СССР и Канадой от 20 ноября 1989 г. о сотрудничестве между союзными республиками СССР и провинциями Канады.

В-третьих, представляют интерес долголетняя международная деятельность Украины и Белоруссии как государств — членов ООН и ряда других орга-низаций и участников многих международных договоров в тот период, когда они были союзными республиками в составе Союза ССР, а также значительно более скромные по содержанию международные контакты других союзных республик.

В-четвертых, в период с середины 1990 и по конец 1991 г., т. е. с момента разработки и принятия в союзных республиках деклараций о государственном суверенитете до прекращения существования Союза ССР и обретения этими республиками статуса независимых государств, ощущалась реальная международная деятельность тогда еще субъектов Союза.

Так, РСФСР в то время заключила ряд договоров с субъектами зарубежных федераций — отдельными штатами США, землями ФРГ, республиками тогдашней Югославии, несколько соглашений торгово-экономического характера с правительствами Венгрии, Чехословакии, других государств. Эти договорные связи, а также прямые дипломатические контакты свидетельствовали о признании зарубежными государствами международно-правового статуса республик в составе СССР.

В-пятых, за многие годы существования таких зарубежных федераций, как США, Канада, Австрия, Швейцария, Австралия, сложилась система вступления их субъектов — штатов, провинций, земель, кантонов — в непосредственные договорные отношения друг с другом на межгосударственной основе, а в отдельных случаях — договорные отношения субъекта одного государства с другим государством (например, провинции Квебек в Канаде с Францией).

Отмеченная международная практика имела свои внутригосударственные предпосылки в виде конституционных норм, допускавших определенные внешние связи субъектов федерации и в какой-то мере их регламентировавших.

Основной закон ФРГ предоставляет возможность землям в той мере, в какой они обладают законодательной компетенцией, и с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами (ч. 3 ст. 32). Формулировка Конституции США выглядит иначе: ни один штат не может без согласия Конгресса заключать договоры с другим штатом или иностранной властью (разд. 10 ст. 1), — однако из этого следует возможность договорных отношений штата при согласии Конгресса. Принципиально иное решение содержится в Конституции Бельгии в редакции 1993 г., установившей в этой стране новую, федеративную форму государственного устройства: субъекты Бельгийской федерации — сообщества и регионы — обладают в пределах своих полномочий правом заключения международных договоров, которое не обусловлено согласием федеральных органов (§ 1 ст. 127 и § 1 ст. 130). Такое конституционное решение уже получило признание в ст. 9 Договора между Российской Федерацией и Королевством Бельгия о согласии и сотрудничестве от 8 декабря 1993 г.

Отечественный конституционный опыт свидетельствует о закреплении в Конституции СССР 1977 г.

(ст. 80) и в конституциях союзных республик (например, ст. 75 Конституции РСФСР 1978 г.) комплекса республиканских полномочий в международной сфере — право вступать в от-ношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций. И хотя в реальной ситуации эти конституционные нормы пре-имущественно оставались юридическими фикциями, они обладали правовым потенциалом и в определенной мере были использованы в отмеченный выше период.

В современных условиях Российской Федерации общефедеральное регулирование ограничивается констатацией того, что республики в составе Российской Федерации, края, области и Другие субъекты РФ являются самостоятельными участниками международных и внешнеэкономических отношений (связей). Это положение Федеративного договора не перенесено в новую Конституцию, но оно и не противоречит ей, поскольку в п. «о»

ч. 1 ст. 72 Конституции к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов отнесена «координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Фе-дерации». Следовательно, Конституция исходит из признания международной деятельности субъектов РФ, но не конкретизирует формы этой деятельности.

Существенные компоненты международно-правового статуса республик, областей, краев и других субъектов РФ воплощены в Федеральном законе от 4 января 1999 г. «О координации между-народных внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации». Прежде всего подтверждено и конкретизировано конституционное право субъектов РФ в пределах предоставленных им полномочий осуществлять международные и внешнеэкономические связи, т. е. право на отношения, выходящие за внутригосударственные рамки. Такие связи субъекты вправе поддерживать с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а с согласия Правительства РФ — и с органами государственной власти иностранных государств.

Пре-дусмотрено также право на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Связи субъектов с иностранными партнерами, согласно Закону, могут осуществляться в торгово-экономической, научно-технической, эко-номической, гуманитарной, культурной и иных областях. В процессе этой деятельности субъекты РФ имеют право на ведение переговоров с указанными иностранными партнерами и на заключение с ними соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей.

По данным на 1 июля 2002 г. субъекты РФ подписали с иностранными партнерами свыше 1500 соглашений. Такие соглашения заключаются прежде всего с равноуровневыми контрагентами — с членами (субъектами) зарубежных федеративных государств и с административно-территориальными единицами унитарных стран. Вместе с тем сохраняется практика взаимосвязей с центральными органами иностранных государств.

В конституциях республик в составе Российской Федерации, в уставах областей, краев, других региональных образований содержатся положения, характеризующие их статус. Важные аспекты международной деятельности затронуты в договорах о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Россий-

ской Федерации и органами государственной власти отдельных субъектов РФ.

Для координации внешних связей в субъектах в составе исполнительных органов (правительств) создаются специальные отраслевые управления или министерства международных и внешнеэкономических связей.

Особые проблемы возникают в 43 регионах, которые являются приграничными, в том числе в связи с участием Российской Федерации в Европейской рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей.

Конституционный Суд РФ в определении от 27 июня 2000 г. подтвердил свою правовую позицию относительно того, что формулировки конституций ряда республик в со-ставе Российской Федерации противоречат Конституции РФ и не могут действовать. По мнению Суда, «республика не может быть субъектом международного права в качестве суверенного государства и участником соответствующих межгосударственных отношений...». При толковании этого положения допустим акцент именно на отрицании суверенного статуса республики, что означает признание и осуществление не основанных на суверенитете международных и внешнеэкономических отношений (связей) с определенными контрагентами, указанными в Федеральном законе от 4 января 1999 г.

<< | >>
Источник: Отв. ред. Игнатенко Г. В., Тиунов О. И.,. Международное право (Учебник для вузов). 2005

Еще по теме § 9. Участие субъектов Российской Федерации в международных связях:

  1. 34.3. Российская Федерация в мирохозяйственных связях
  2. § 8. Российская Федерация как субъект международного права
  3. 7.3. Основания прекращения долговых обязательств Российской Федерации, ее субъекта и муниципального образования, их списание с государственного долга Российской Федерации и ее субъекта, муниципального долга
  4. 7.4. Ответственность по долговым обязательствам Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований
  5. § 4. Правовой режим целевых фондов Правительства Российской Федерации и правительств (администраций) субъектов Российской Федерации
  6. 2. Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования как субъекты информационного права
  7. Вопрос 81. Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской Федерации
  8. 4.3. Доходы бюджетов субъектов Российской Федерации
  9. Статья 247. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц
  10. Статья 247. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц
  11. § 4. Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации
  12. Статья 248. Исключительная компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц
  13. § 3. Особенности бюджетной компетенции субъектов Российской Федерации
  14. Глава 3. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  15. Глава 3. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  16. 4.2. Дела об усыновлении (удочерении) гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, иностранными гражданами или лицами без гражданства ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации
  17. 4.2. Дела об усыновлении (удочерении) гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, иностранными гражданами или лицами без гражданства ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации
  18. Совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов в сфере регулирования вопросов местного самоуправления
  19. 3.4. Полномочия, порядок образования и деятельности арбитражных судов субъектов Российской Федерации
  20. Законодательные акты субъектов Российской Федерации