<<
>>

Соотношение юридической силы норм международного и российского права

Включение в Конституцию РФ общепризнанных принципов и норм меж­дународного права и международных договоров в правовую систему нашей страны ставит по-новому вопрос о соотношении правовых актов по их юри­дической силе.
Сложность вопроса, который при этом возникает, заключается в установлении иерархии юридической силы в процессе правоприменения и исполнения этих норм в системе внутригосударственного права. Конституция РФ не устанавливает такой иерархии.

Обязательную для суда иерархию норм правовой системы устанавливает Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Фе­дерации»: Конституция РФ, конституционный закон, федеральный закон, об­щепризнанные принципы и нормы международного права, международный договор, конституция (устав) субъекта федерации, закон субъекта федерации (ч. 3 ст. 5). А как же правило части 4 ст. 15 Конституции РФ и последующих законов? Бесспорно, что суд в этом случае будет руководствоваться Консти­туцией, а не законом.

По вопросу соотношения юридической силы норм международного и внутреннего права Конституция РФ содержит правило только примени­тельно к международным договорам. Однако норма, устанавливающая, что если международным договором установлены иные правила, чем пре-


дусмотренные законом, то применяются правила международного догово­ра, не дает четкого ответа на вопрос - какие договоры имеются в виду. Этот вопрос был обоснованно поставлен рядом исследователей (А. Н. Та­лалаев, И. И. Лукашук, С. Ю. Марочкин).

С учетом уровня органов договоры могут быть межгосударственными, межправительственными, межведомственными. Критериями разграничения договоров являются также характер содержащихся в них норм (общие и спе­циальные), форма выражения согласия на их обязательность (ратификация, подписание, утверждение и т.д.) и другие. Относится ли правило приоритета ко всем договорам или лишь к определенным видам? Ответ на этот вопрос может дать комплексный анализ законодательства.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Феде­рации» предписывает ратификацию договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законом (п. «а» ч. 1 ст. 15). Об условии ра­тификации говорит и ст. 6 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»: если международными до­говорами РФ, конвенциями Международной организации труда, ратифи­цированными Российской Федерации, установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим федеральным законом, то применяются пра­вила международных договоров и конвенций.

Необходимость ратификации международных договоров, устанавливаю­щих иные правила, поддерживается в литературе (Г. М. Даниленко, С. Ю. Марочкин). Ратификация является обязательным условием применения норм международных договоров о правах человека и в других странах.

Согласно п.1 ст. 28 Конституции Греции общепризнанные нормы между­народного права, а также международные договоры после их ратификации и вступления в силу являются составной частью внутреннего греческого права. Согласно ст. 9 Конституции Украины действующие международные догово­ры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, яв­ляются частью национального законодательства Украины.

Ратификации подлежат межгосударственные договоры. А как быть с иными? Не подлежащие ратификации межправительственные договоры так­же входят в правовую систему страны, и правило приоритета будет распро­страняться и на них, но на своем уровне. Эти договоры обладают приорите­том в отношении правительственных актов.

Данный вывод подтверждается судебной практикой. Верховный Суд РФ в постановлении от 10.10.2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международ­ных договоров Российской Федерации» разъяснил судам, что правила дейст­вующего международного договора Российской Федерации, согласие на обя­зательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов Российской Федерации.


Правила действующего международного договора Российской Федера­ции, согласие на обязательность которого было принято не в форме феде­рального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти, заключив­шим данный договор (п. 8 Постановления).

Требует уточнения и вопрос о том, входит ли в понятие законов, перед кото­рыми имеют приоритет правила международных договоров, сама Конституция.

В литературе распространено мнение, что ни одна правовая норма, в том числе вытекающая из международных обязательств, не должна противоре­чить Конституции. Признавая приоритет международного права над внутри­государственными законами, подавляющее большинство государств, тем не менее, не распространяют верховенство на свои конституции. Верховный Суд США неоднократно отмечал, что международные договоры не должны при­меняться судами или исполнительной властью, если они противоречат Кон­ституции. В настоящее время не подвергается сомнению и считается обще­признанным, что Конституция США имеет преимущественную силу над до­говорами и обычными нормами международного права. Сотрудник МИД Франции П. Оливер, анализируя Конституцию Франции, пишет: «...из ст. 54 и 55, при их совместном прочтении следует, что договоры превалируют над законами, но уступают самой Конституции».

С точки зрения внутригосударственного права никаких сомнений не возника­ет: Конституция имеет высшую юридическую силу на всей территории России, следовательно, международные нормы никогда не должны применяться ей в про­тивовес. При этом необходимость нормативного закрепления этого правила оче­видна, поскольку, с точки зрения международного права, государство не вправе ссылаться на свое внутреннее право, включая конституцию, в качестве оправда­ния для невыполнения своих международных обязательств (ст. 27 Венской кон­венции о праве международных договоров 1969 г.).

<< | >>
Источник: О. Е. Щербинина, В. В. Терешкова, Т. Ю. Сидорова, Э. А. Павельева. Международное право (Конспект лек­ций). 2008 {original}

Еще по теме Соотношение юридической силы норм международного и российского права:

  1. § 4. Соотношение норм налогового права и норм других отраслей права
  2. 8.2. Соотношение процессуальных норм земельного права с административным, гражданским и уголовным правом
  3. 2.3.2. Гармонизация норм международного права и национального права - центральное звено права иностранных инвестиций России
  4. 1.6. Соотношение земельного права с другими отраслями российского права
  5. Иерархия норм международного права
  6. § 1. Концепции соотношения международного права и национального права
  7. Понятие финансового права, его предмет и метод. Соотношение финансового права с другими отраслями российского права
  8. § 4. Иерархия норм международного права
  9. Понятие норм международного права
  10. § 1. Понятие норм международного права
  11. § 2. Создание норм международного права
  12. Правовые основания судебного применения норм международного права
  13. § 3. Виды норм международного права