<<
>>

§ 5. Регламентация международных полетов воздушных судов

Для правильного применения норм МВП и норм национального авиационного законодательства большое значение имеет правильная квалификация понятия «международный полет». Международное воздушное право не содержит ответа на данный вопрос.
Поэтому за определением международного полета приходится обращаться к национальному законодательству государств. Так, ВзК РФ в ст. 79 определяет международный полет как «полет воздушного судна в воздушном пространстве более чем одного государства».

Встречающийся иногда критерий «пересечения государственной границы» актуален лишь для внутриконтинентальных государств, в которых пересечение их государственной границы одновременно является пересечением границы соседнего государства.

Правовые основания международных полетов зависят прежде всего от того, в каком из двух видов воздушного пространства они осуществляются. В суверенном воздушном пространстве действует разрешительно-уведомительный порядок выполнения международных полетов. В международном воздушном пространстве общего пользования — принцип свободы полетов.

Производство международных полетов иностранных воздушных судов в суверенном воздушном пространстве на разрешительной или уведомительной основе в первую очередь зависит от их отнесения к регулярным или нерегулярным полетам. Для регулярных международных полетов требуется получить соответствующее разрешение от государства назначения или государства пролета. В соответствии со ст. 6 Чикагской кон-венции «никакие регулярные международные воздушные сообщения не могут осуществляться над территорией или на территории договаривающегося государства, кроме как по специальному разрешению или с иной санкции». Этому требованию полностью соответствует положение ст. 79 ВзК РФ, устанавливающее, что «международные полеты воздушных судов выполняются на основе международных договоров Российской Федерации или разрешений, выдаваемых в порядке, установленном Правительством Российской Федерации».

На практике право на регулярные международные полеты предоставляется межправительственными соглашениями о МВС. В соответствии с этими соглашениями воздушным судам одного государства разрешается осуществлять полеты в другое государство только по установленным международным маршрутам и производить посадки только в указанных аэропортах.

Что касается регламентации нерегулярных международных полетов в суверенном воздушном пространстве, то в соответствии со ст. 5 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации они осуществляются без необходимости получения предварительного разрешения при условии, что они не преследуют коммерческих целей и что государство, над территорией которого осуществляется полет, имеет право требовать совершения посадки.

В интересах безопасности полетов за государством сохраняется право «требовать от воздушных судов, которые намереваются следовать над районами, являющимися недоступными или не имеющими надлежащих аэронавигационных средств, следовать по предписанным маршрутам или получать специальное разрешение на такие полеты».

Разногласия по поводу толкования ст. 5 Чикагской конвенции, отсутствие общепринятого определения нерегулярных полетов, широкое развитие так называемых планируемых чартерных рейсов, которые по своим характеристикам близки к регулярным сообщениям, но регулируются нормами, относящимися к нерегулярным сообщениям, привели к применению большин-ством государств мира разрешительного порядка на нерегулярные международные полеты

Одним из важнейших условий реализации права на международный полет является соблюдение порядка пересечения границы иностранного государства и следование в его воздушном пространстве.

Законодательство РФ, например, устанавли-вает, что иностранные воздушные суда могут пересекать границу Российской Федерации только в установленных местах («воздушных коридорах»), если иной порядок не предусмотрен разрешением компетентных органов Российской Федерации Выполнение установленной процедуры пересечения государственных границ (запрос воздушным судном по каналам радиосвязи разрешения на пролет за 150—200 км до пролета границы, сообщение органу управления воздушным движением фактического времени и эшелона полета, порядок действий в случае неполучения разрешения и т. п.) также является условием реализации права на международный полет. После пересечения границы воздушное судно обязано придерживаться установленной трассы, маршрута, высоты полета и др. в строгом соответствии с утвержденным планом полета.

Некоторые государства (Испания, Италия, Канада, США, Филиппины, Франция, Южная Корея, Япония и др.) решают вопрос о влете иностранных воздушных судов в их суверенное воздушное пространство путем установления вдоль своего побережья так называемых зон опознания противовоздушной обороны — Air Defence Identification Zones (ADIZ) шириной от 150 до 750 км. В таких зонах в интересах безопасности могут быть запрещены или ограничены полеты воздушных судов, чью идентификацию, местоположение и контроль за которыми невозможно эффективно осуществлять с помощью имеющихся технических средств.

Государства, установившие «зону опознания», требуют от любого воздушного судна, направляющегося на их территорию, сообщить до влета в ADIZ данные о самом судне, о направле-нии его полета, о расчетном времени, месте и высоте влета в ADIZ (в Канаде такие требования распространяются также на все воздушные суда, следующие транзитом через канадские «зоны опознания»). Если воздушное судно не сообщает указанных данных, не отвечает на запрос или если его фактическое поведение (полет) противоречит представленным им данным, то установившее ADIZ государство может осуществить его перехват или применить к нему иные принудительные меры.

При оценке международно-правовых последствий несанкционированных влетов необходимо прежде всего различать случаи непреднамеренного нарушения государственной границы вследствие отклонения от маршрута по метеоусловиям, ошибки в пилотировании, неправильных показаний приборов, бедственного положения и инциденты, связанные с преднаме-ренным вторжением в суверенное воздушное пространство с разведывательными целями. В каждом из этих случаев реше-ние вопроса о применении силы заключается в выборе между принципом гуманности и защитой суверенитета потерпевшего государства. Это с особой остротой продемонстрировала дис-куссия в рамках ИКАО по поводу принятия ст. 3bis Чикагской конвенции о международной гражданской авиации, причиной которой послужил инцидент с южнокорейским самолетом 1 сентября 1983 г. Статья была принята 10 мая 1984 г. и всту-пила в силу 1 октября 1998 г. в отношении ратифицировавших ее государств. Она предусматривает обязательство сторон воздерживаться от применения оружия против гражданских воздушных судов в полете и не ставить под угрозу жизнь находящихся на борту лиц и безопасность воздушного судна.

Однако события в США 11 сентября 2001 г., по существу, сделали недействующей данную норму. Во многих государствах появились законы, предусматривающие право потерпевшего государства на защиту своего суверенитета в рамках дозволенного международным правом с учетом адекватности и пропорциональности принимаемых мер совершаемому нарушению.

Свобода полетов в международном воздушном пространстве общего пользования не является абсолютной и ничем не огра-ниченной. Воздушные суда, как и при полетах в суверенном воздушном пространстве, должны иметь национальные и регистрационные знаки, ими должен управлять экипаж, имеющий соответствующую подготовку и квалификацию. Воздушное судно не должно совершать преднамеренных маневров и действий, угрожающих безопасности морских и воздушных судов, установок и сооружений в открытом море, а также находящимся на них лицам и имуществу

Одной из форм реализации принципа свободы полетов над открытым морем являются право транзитного пролета над международными проливами, перекрываемыми территориаль-ными водами припроливных государств, и право архипелажно- го пролета над архипелажными водами.

Транзитный пролет представляет собой осуществление быстрого и непрерывного транзита через пролив между одной частью открытого моря или исключительной экономической ЗОНЫ и другой частью открытого моря или исключительной экономической зоны, которому не должно чиниться препятствий (ст. 38 Конвенции ООН по морскому праву). Воздушные суда при осуществлении права транзитного прохода без промедления следуют над проливом, воздерживаются от любой угро?ы силой или ее применения против суверенитета, территориаль-ной целостности или политической независимости припролив-ных государств, воздерживаются от любой деятельности, кроме той, которая свойственна их обычному порядку непрерывного и быстрого транзита, за исключением случаев, когда такая деятельность вызвана обстоятельствами непреодолимой силы или бедствием, соблюдают Правила полетов, установленные ИКАО (ст. 39).

Положения Конвенции о транзитном проходе не применяются к международным проливам, режим которых установлен специальными международными договорами и соглашениями.

Статьи Конвенции ООН по морскому праву, относящиеся к транзитному пролету, применяются mutatis mutandis и к архипе- лажному пролету (ст. 53, 54). Правом на архипелажный пролет обладают все воздушные суда либо над традиционными международными морскими путями, либо в пределах специальных воздушных коридоров шириной до 50 морских миль, устанавливаемых государством-архипелагом (ст. 53).

<< | >>
Источник: Отв. ред. В. П Кузнецов, Б Р.Тузмухамедов. Международное право (3-е издание, переработанное). 2010 {original}

Еще по теме § 5. Регламентация международных полетов воздушных судов:

  1. § 3. Правовое регулирование полетов в международном воздушном пространстве
  2. Вопрос 50. Правовой режим воздушного пространства. Международные полеты
  3. Режим воздушного пространства. Международные полеты
  4. Оказание помощи воздушным судам и посредством воздушных судов
  5. 9.2.6. Аренда морских и воздушных судов, а также судов внутреннего плавания
  6. Международные полеты в пределах государственной территории
  7. Статья 11.5. Нарушение правил безопасности эксплуатации воздушных судов
  8. § 2. Правовое регулирование международных полетов над государственной терри-торией
  9. Полеты над открытым морем, международными проливами и архипелажными водами
  10. § 6. Международное воздушное и космическое право
  11. § 10. Международно-правовая регламентация окончания военных действий и состояния войны
  12. Понятие, предмет международного воздушного права
  13. § 1. Понятие международного воздушного права