<<
>>

§ 4. Принцип невмешательстваво внутренние дела государств

Принцип невмешательства — один из самых сложных и деликатных принципов. Проблемы его понимания, толкования и реализации проистекают из объективной сложности определения понятия «внутренние дела государства», которое является относительным и не имеет четкого определения.
В современном взаимозависимом мире, где постоянно происходят перемещения людей, товаров, услуг, капиталов, идей, информации.

тельных мероприятий. Такие меры принимались и после вступления Конвенции в силу для России (например, постановление Правительства РФ от 10 мая 2001 г. о финансировании инспек-ционных мероприятий по проверке выполнения Конвенции).

Особенность данной формы и роль таких актов заключается в том, что в них конкретизируются, разъясняются отдельные положения договора, определяются ответственные за реализацию договора органы, предусматриваются необходимые для имплементации мероприятия или порядок, процедура выполнения договора, дается указание руководствоваться положениями договора (отсылка).

Включение в законодательство отсылочных норм к международному праву. Такие нормы являются юридическим основанием для использования и (или) применения норм международного права в конкретных ситуациях, что предполагает их самостоятельное или совместное с внутригосударственными нормами действие и применение. Конкретный вариант зависит от характера отсылочной нормы: прямое применение при решении конкретных вопросов и дел; наделение международных договоров качеством правовой основы деятельности органов; параллельное действие; допустимое исключение из законов; единственное правовое основание.

Вютчение в законодательство норм о приоритете применения норм международных договоров. Данные нормы не только отсылают к договорам, но и однозначно предписывают отдать предпочтение договору, если закон с ним расходится, т. е. выступают одновременно санкцией, юридическим основанием применения договора и правилом разрешения коллизии.

Данная норма получила отражение в Конституции и во многих кодексах и федеральных законах.

Нормы о приоритете играют важную роль в исполнении международных договоров и в динамичном функционировании права. Во-первых, потому, что их исполнение не требует до-полнительных нормотворческих мер, а сосредоточивается сразу на этапе вынесения правового решения. Во-вторых, потому, что они позволяют оперативно учитывать изменения в правовом регулировании, особенно в случаях, когда законодательство устанавливает общий режим, а двусторонние договоры — специальные правила в зависимости от договоренности с тем или иным государством, отличные от законодательства и других аналогичных договоров. Очевидно, что всякий раз вносить изменения в законодательство и отражать особенности всех до говоров невозможно — это породило бы путаницу и хаос в законодательстве. Поэтому такая схема «гибкого реагирования» в подобных ситуациях представляется наиболее оптимальной.

Место норм и источников международного права в национальной правовой системе. Выше было показано, что конституции стран по-разному определяют статус международного права в пределах своей юрисдикции Его нормы применяются в соответствии с публичным и процессуальным порядком правовой системы страны.

Их особое положение, юридические условия применения норм, соотношение по юридической силе с нормами внутреннего права различаются в зависимости от законодательства и судебной практики стран

По Конституции РФ нормы международного права и международные договоры являются составной частью ее правовой системы. Правовая система шире, чем законодательство или даже право страны: она есть совокупность всех явлений правовой реальности и включает действующее в стране право (собственное, а также международное и иностранное с санкции государства), правовую деятельность (по созданию и реализации права), правовые идеи, представления, теории, взгляды, доктрины (правосознание в широком смысле)

Нормы международного права, таким образом, «присутствуют» во всех компонентах правовой системы: и в нормативном массиве (в статической части), и в действии и реализации (в динамической части).

Отсюда очевидно, что они не становятся частью права России, а выполняют регулирующую функцию совместно (наряду) с ним, им лишь придается юридическое значение в иной системе. Они не меняют своей природы, формы и в данном смысле по отношению к нормам внутрен-него права остаются «инородным телом». Государство обеспе-чивает выполнение именно норм международного права, как результат выражения своей воли не в законодательной, а в иной (договорной, согласованной) форме. Как позволяет за-ключить практика, они толкуются и принимаются судами и другими органами как нормы иного, не внутреннего, права.

В равной мере и источники международного права занимают обособленное положение в нормативной части правовой системы государства, рядом с источниками внутреннего права. Они действуют совместно, наряду с последними, не «вливаются» в общий массив, а являются источниками одного из видов действующих в стране правовых норм.

Из всего сказанного вытекает, что нормы международного права должны толковаться и применяться в соответствии с его целями и принципами, с установленными в нем и в конкретном договоре временными, пространственными и субъектными пределами действия, в контексте значения используемых в нем терминов, а не с точки зрения соответствующих ориентиров внутреннего права.

Юридические условия применения норм международного права в сфере национальной юрисдикции. Независимо от способов и форм введения норм международного права в национальную правовую систему, государства, как правило, исходят из юго, что существование общепризнанной нормы или вступление договора в силу не означают ipso facto (в силу самого факта) их обязательности в пределах юрисдикции государства для субъектов внутреннего права. Необходимо наличие юридических условий их действия и применения.

Единого перечня условий не существует, и они редко закрепляются в едином акте. Конкретные условия выводятся из конституций, законодательства и судебной практики.

Первое непременное условие — общая отсылка к международному праву, т е. закрепление возможности действия и применения международных норм без изменений законодательства. Напомним, она является «зеленым светом», открывающим возможность нормам международного права регулировать отношения в сфере внутригосударственной юрисдикции наряду с нормами внутреннего права, благодаря ей нормы международного права обретают юридическую силу на территории государства. В российской правовой системе эту функцию выполняет норма ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Другое важное условие — признание Россией конкретной общепризнанной нормы, а в отношении договора — выражение согласия на его обязательность в одной из форм, предусмотренных Законом о международных договорах РФ: подписание, обмен документами, ратификация, утверждение, принятие, присоединение и т. д. И любой орган, ссылающийся на договор, и особенно суд, обосновывающий решение нормами конкретного договора, должен установить факт его признания Россией, более того, является ли вообще международный документ договором, а не рекомендательным документом (резолюцией, декларацией и т. п.).

Договор должен вступить в силу — еще одно условие. Только действующий доювор порождает юридические последствия. Закон о международных договорах РФ недвусмысленно отме-чает: договор подлежит выполнению с момента его вступления в силу для Российской Федерации (ч. 3 ст. 31). Соответственно, суды, ссылаясь на договор, должны устанавливать факт его действительности во времени.

Рассмотрим опубликование договора. О значимости данного юридического условия свидетельствует тот факт, что оно включено в Конституцию РФ как одна из основ конституционного строя страны: «любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения» (ч. 3 ст. 15). Источниками официального опубликования являются «Собрание законодательства Российской Федерации» и «Бюллетень международных до-говоров», а для межведомственных договоров — официальные издания соответствующих органов

Как особое условие применения договора при рассмотрении конкретного судебного дела может выступать необходимость установления обязательности договора и для государства, в отношении граждан или организаций (органов) которого выносится решение суда. Это очевидное и непременное требование: норма или договор должны юридически связывать обе стороны.

Соотношение юридической силы норм международного и внутреннего права. Конституция РФ обладает приоритетом применения перед международными договорами РФ. Она есть высший акт правовой системы страны, обладает высшей юридической силой. Все действующие на территории РФ акты, в том числе международные договоры, не должны противоречить Конституции. Данное положение подтверждает ст. 22 Закона о международных договорах: если договор содержит правила, требующие изменения Конституции, решение о согласии на обязательность договора возможно только после внесения соответствующих поправок в Конституцию. Еще одним подтверждением является то, что КС РФ может признать не вступивший в силу договор не соответствующим Конституции, и тогда он не подлежит введению в действие и применению. Иными словами, международным договором РФ не могут быть установлены иные правила, чем в Конституции.

Что касается законов, то Конституция РФ отдает предпочтение в применении перед ними только международным договорам. Поэтому таким преимуществом не обладают нормы неписаного характера, существующие в практике государств (международное обычное право).

Международные договоры РФ бывают трех видов — межгосударственные, межправительственные и межведомственные. Договоры, согласие на обязательность которых выражено в форме федерального закона (о ратификации, присоединении и т. д.), выше по юридической силе федеральных законов и нижестоящих внутригосударственных актов.

Межгосударственные договоры, согласие на обязательность которых выражено не в форме федерального закона, обладают приоритетом применения перед всеми подзаконными актами, а межправительственные — перед правительственными и ни-жестоящими актами. Иными словами, не всякий междуна-родный договор имеет преимущество в применении перед за-конами. Смысл в том, что не может быть выше по своей силе договор, принятый от имени России органом, акты которого ниже законов.

Наконец, межведомственные договоры имеют приоритет перед актами соответствующего и нижестоящего уровня в пределах компетенции министерства (ведомства). Постановление Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. формулирует это в обобщенном положении: правила международного договора, согласие на обязательность которого принято не в форме федерального закона, имеет приоритет в применении в отношении подзаконных нор-мативных актов, изданных органом государственной власти, заключившим данный договор (п. 8 ч. 2).

Самоисполнимые и несамоисполнимые нормы. Применимыми в решении конкретных ситуаций могут быть только самоисполнимые нормы. В принципе это устоявшееся положение в зарубежной доктрине и судебной практике.

Этот вопрос обсуждался и в отечественной литературе (Н. В. Миронов, И. И. Лукашук, Р. А. Мюллерсон, Э. М. Аметистов и др ). В российском законодательстве первые ориентиры самоисполнимых норм появились в середине 1990-х гг. в ГК РФ, в Законе о международных договорах РФ, в Водном и Лесном кодексах РФ.

Часть 3 ст. 5 Закона о международных договорах РФ разделяет нормы договоров в зависимости от критерия самоисполнимости (см. выше). Следует разграничивать нормы, способные непосредственно порождать правоотношения, регулировать права и обязанности, и нормы, требующие принятия конкретизирующего нормативного акта.

Отметим следующие наиболее значимые признаки первого вида норм.

Важный признак — наличие в договоре указания о применимости его норм к отношениям в сфере национального права. Так, в договорах о правовой помощи юворится, что их положения относятся к физическим и юридическим лицам, к учреждениям юстиции договаривающихся сторон, в конвенциях об избежании двойного налогообложения отмечается, что их положения относятся к зипач. которые с точки зрения налогообложения рассматриваются как имеющие постоянное местопребывание в одном или обоих договаривающихся государствах.

Данные нормы содержат права и обязанности непосредственно физических или юридических лиц либо конкретных видов органов.

Наконец, они детальны, конкретны, содержат четкое указание на возможное или должное поведение, т. е. формально определены. Из этого, в свою очередь, вытекает возможность субъектам использовать права или выполнять обязанности, а судам разрешать дела на основе или с помощью норм международного права.

Напротив, вторые виды норм адресованы государству в целом («стороны гарантируют», «стороны признают», «стороны обязуются, будут содействовать» и т. д.), содержат обязанность государств проводить «национальную политику», осуществлять необходимые мероприятия для реализации договора, принять законодательство и т. д. Они применяются совместно с нормами внутригосударственного конкретизирующего акта. Федеральный закон от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды», например, оговаривает в ст. 82, что в подобных случаях наряду с международным договором РФ применяется соответствующий нормативный правовой акт, принятый для осуществления положений договора

<< | >>
Источник: Отв. ред. В. П Кузнецов, Б Р.Тузмухамедов. Международное право (3-е издание, переработанное). 2010

Еще по теме § 4. Принцип невмешательстваво внутренние дела государств:

  1. Принцип невмешательствав дела, по существу входящие , во внутреннюю компетенциюдругих государств
  2. § 2. Невмешательство во внутренние дела
  3. ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ГОСУДАРСТВ
  4. Принцип суверенного равенства государств
  5. § 3. Принцип суверенного равенства государств
  6. Принцип территориальной целостности государств
  7. § 5. Принцип территориальной неприкосновенности и целостности государств
  8. Принципы и процедуры внутреннего контроля качества аудита, осуществляемые аудиторской организацией (индивидуальным аудитором)
  9. 14.3. Принципы, границы и формы участия государства в инвестиционной деятельности
  10. 1. Организационно-правовые основы управления в области внутренних дел. Компетенция Министерства внутренних дел Российской Федерации
  11. § 1. Роль главы государства в управлении государством
  12. Глава 8ГЛАВА ГОСУДАРСТВА В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВОМ
  13. СУЩЕСТВЕННЫЙ УЩЕРБ ОТ ИМПОРТА ТОВАРА, СУБСИДИРУЕМОГО ИНОСТРАННЫМ ГОСУДАРСТВОМ (СОЮЗОМ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ)
  14. § 3. Приостановление производства по делу. Отложение разбирательства дела. Окончание дела без вынесения судебного решения
  15. 3. Принцип ограниченного распространения психодиагностических методик (принцип профессиональной тайны)
  16. Миф 9 Для борьбы с кризисом государству надо скупать акции на открытом рынке — это выгодно для государства и поддержит участников фондового рынка
  17. Глава 13ДРУГИЕ ОРГАНЫ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВОМ И ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВА НА МЕСТАХ
  18. 3. Алкмеон. Принцип нервизма. Нейропсихизм. Принцип подобия
  19. СУБСИДИЯ ИНОСТРАННОГО ГОСУДАРСТВА (СОЮЗА ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ)