<<
>>

§ 3. Применение международно-правовых нормВерховным Судом Российской Федерациии судами общей юрисдикции

Верховный Суд РФ, верховные суды республик, соответствующие им суды других субъектов РФ, а также иные суды общей юрисдикции, разрешая гражданские, трудовые, уголовные дела и определенную категорию административных дел, в необходимых случаях применяют нормы международного права.
Значительная часть этих дел связана с реализацией норм, касающихся прав и свобод человека.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» подчеркнута важность обеспечения защиты прав и свобод чело-века от любых нарушений путем прямого применения судами Конституции РФ и обеспечения ими верховенства норм международных договоров над внутренним законодательством РФ. С учетом этого суды обязаны оценивать любой нормативный акт с точки зрения его соответствия как положениям международных договоров РФ, так и требованиям Конституции РФ.

Вместе с тем применение норм международного права судами общей юрисдикции при рассмотрении ими дел, касающихся защиты прав человека, возможно и в том случае, когда имеется пробел во внутреннем законодательстве РФ. Суды могут использовать международно-правовые нормы и в случае толкования закона или иного нормативного акта в целях его правильного применения. Однако наиболее распространенным является применение положений определенных международных договоров РФ через положения гл. 2 Конституции РФ, посвященной правам и свободам человека и гражданина.

Определенный опыт использования норм международного права в судебной деятельности был накоплен еще во время существования Союза ССР.

Речь шла прежде всего о реализации договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. 19 июня 1959 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление «О вопросах, связанных с выполнением судебными органами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам».

Это постановление сохраняет действие и сегодня в редакции постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. Оно содержит разъяснения и указания судам по порядку конкретных действий, основанных на договорах, — при приеме заявлений и рассмотрении исков граждан и юридических лиц соответствующих государств, при обращении к судам иностранных государств с поручениями об оказании правовой помощи и при выполнении аналогичных поручений судов и других учреждений юстиции иностранных государств, при признании и исполнении судебных решений.

Важное место в практике Верховного Суда СССР заняли проблемы юридической квалификации международных перевозок груза и багажа. В постановлении Пленума Верховного Суда «О некоторых вопросах применения судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из перевозки грузов и багажа» от 11 апреля 1969 г. (с изменениями и дополнениями, вне-сенными постановлением от 27 ноября 1981 г.) были даны разъяснения судам по применению не только гражданского законодательства, но и международных соглашений, прежде всего Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении, вступившего в силу в 1966 г. Речь шла, в частности, об оценке ситуаций, в которых суды должны руководствоваться преимущественно международным соглашением, а внутреннее законодательство применять в случаях, указанных в международном соглашении, а также при отсутствии в нем необходимых постановлений.

Следует иметь в виду, что в период действия ГПК РСФСР судам были подведомственны дела по спорам, возникавшим из договоров перевозки грузов в прямом международном железнодорожном и воздушном грузовом сообщении между государственными предприятиями, учреждениями, ор-ганизациями, кооперативными организациями, их объединениями, другими общественными организациями, с одной стороны, и органами железнодорожного или воздушного транспорта — с другой, вытекавшие из соответствующих международных договоров.

Известен также случай принятия 18 июня 1987 г. Пленумом Верховного Суда СССР постановления «О применении судами законодательства об охране экономической зоны СССР», в котором, в частности, обращено внимание судов на решение определенных вопросов на основе договоров с заинтересованными государствами.

Верховный Суд РФ не только воспринял уважительный подход к международному праву, но и существенно усовершенствовал механизм применения международных договоров (норм), имея в виду как содержание и процедуру собственных решений, так и ориентиры руководящих указаний, адресованных су-дам общей юрисдикции.

Следует обратить внимание на разъяснение конкретных во-просов, понимание и решение которых обусловлено международно-правовыми нормами.

При этом Верховный Суд руководствуется ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и ссылается на нее, используя в качестве основного критерия. Так поступил Пленум Верховного Суда в постановлении от 29 сентября 1994 г., разъяснив судам, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (дан текст п. 4) жалоба

лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. сказано, в частности, что судимости в других странах СНГ после прекращения существования СССР не должны при-ниматься во внимание при квалификации преступлений, но могут учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство в соответствии со ст. 76 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Заслуживают внимания решения Пленума, Президиума и судебных коллегий Верховного Суда по конкретным вопросам судебной практики. Так, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 1999 г. касается важности соблюдения сроков производства по уголовным делам. В нем подчеркивается, что «судам следует исходить из того, что несоблюдение сроков производства по уголовным делам существенно нарушает конституционные права граждан на судебную защиту, а также противоречит общепри-знанным принципам и нормам международного права, которые закреплены, в частности, в ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, в п. 3(с) ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Другое решение связано с оценкой Судом принципа гласности при разбирательстве дела.

Обвинительный приговор одного из областных судов был отменен Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ и дело направлено на новое рассмотрение, в частности, потому, что областным судом, по мнению коллегии, был нарушен принцип гласности, поскольку дело было рассмотрено в закрытом заседании ради обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, т. е. по причине, не предусмотренной ст. 18 УПК РСФСР. Президиум Верховного Суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда, отменив кассационное определение, и направил дело на новое кассационное рассмотрение. Один из аргументов: вывод Судебной коллегии о несоблюдении судом ст. 18 УПК РСФСР был сделан без учета норм Конституции РФ и международных пактов. В соответствии со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах публика может не допускаться на судебное разбирательство, когда этого требуют интересы сторон (в тексте ст. 14: «...интересы частной жизни сторон»).

Другой пример относится к оценке допустимости выдачи. Определением городского народного суда уголовное дело лица, являющегося гражданином РФ, но совершившего преступление на территории Республики Узбекистан, было выделено в отдельное производство для рассмотрения по существу узбекским судом. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест с целью отмены определе-ния суда как незаконного. При этом были сделаны ссылки на ст. 1 действовавшего тогда Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» и ст. 61 Конституции РФ, в соответствии с которыми гражданин РФ не может быть выдан другому государству иначе как на основе закона или международного договора. Следует отметить, что бесспорный вывод о незаконности выдачи сочетается с неточной аргументацией: слова «иначе как на основании закона или международного договора» присутствуют только в вышеназванном Законе и явно противоречат ст. 61 Конституции, где запрет выдачи гражданина РФ другому государству сформулирован безоговорочно, что полностью согласуется с международными договорами, отвергающими выдачу государством собственных граждан.

В практике Верховного Суда РФ известен и своеобразный пример оценки факта отсутствия международного договора в сопоставлении с законодательством. Судья районного народного суда одной из областей отказал гражданину ФРГ в приеме искового заявления о возмещении причиненного ему вреда, сославшись на то, что у Российской Федерации нет договора с ФРГ об оказании пра-вовой помощи. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Председателя Верховного Суда, отменила определение народного судьи и направила исковой материал в тот же суд для рассмотрения по существу, ибо отсутствие договора в данном случае значения не имеет, поскольку право иностранного гражданина на обращение в суды РФ наравне с российскими гражданами предусмотрено действующим законодательством.

Основным документом, характеризующим позицию Верховного Суда РФ по проблеме судебной реализации международно-правовых норм, явля-ется постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судом Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», в разд. 5 которого речь идет о значении для судов положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. В связи с этим указывается, что суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора РФ. В этой фразе конституционная формула подверглась корректировке: в ч. 4 ст. 15 говорится о международных договорах РФ без каких-либо уточнений.

Со ссылкой на п. 3 ст. 5 Федерального закона «О междуна-родных договорах Российской Федерации» в этом постановлении судам предлагается иметь в виду, что положения договоров, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Можно констатировать существенное отличие приведенных формулировок от текста названного Закона, а также, кстати, и от ч. 2 ст. 7 ГК РФ, в которых предусмотрено непосредственное действие (применение) договора только при отсутствии обусловленного им и ориентированного на его реализацию внутригосударственного акта. Предписание Верховного Суда РФ относительно, по сути дела, совместного применения международного договора и внутригосударственного акта не равнозначно текстам указанных законов. Возможны разные мнения относительно правомерности такого предписания. Однако оно вполне согласуется с практическими ситуациями судебной деятельности, с реальностями правоприменительного процесса. Если Верховный Суд РФ в основном дает общую ориентацию и формулирует правила применения норм международного права

в судебной деятельности, то другие суды общей юрисдикции непосредственно рассматривают дела на стыке международного и внутреннего права, обращаются за правовой помощью к иностранным судам, исполняют судебные поручения, поступившие из-за границы, разрешают принудительное исполнение или отказывают в исполнении решений иностранных судов на территории нашей страны.

Общие правила законодательства о подсудности и о применимом праве по гражданским, уголовным, семейным, трудовым и иным делам распространяются в целом и на дела с участием иностранных граждан, если сам закон не содержит специальных правил. Когда нормы закона совпадают с положениями договора, проблем в принципе не возникает. Но многие договоры содержат коллизионные нормы о компетентности и о применимом праве. В серии однородных по предмету двусторонних до-говоров встречаются различия в устанавливаемых правилах. В итоге практически каждый договор содержит те или иные нормы, отличающиеся от норм не только законодательства, но и других родственных договоров, что ставит перед судами задачу выбора необходимой в данной конкретной ситуации нормы.

Так, согласно ст. 28 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам применению по делам о расторжении брака подлежит законодательство государства, гражданами которого являются супруги. Поэтому при расторжении брака украинской гражданки В., проживающей в Нефтеюганске (Российская Федерация), с украинским гражданином В., проживающим в Ивано-Франковске, Нефтеюганский городской суд применил не российское, а украинское законодательство и, вынося решение, сослался на нормы Конвенции СНГ и семейного законодательства Украины.

Примером самостоятельного применения норм международного права служит гражданское дело, рассмотренное в Ирбит-ском народном суде Свердловской области. По иску работника одного из заводов относительно неправомерности приказа дирекции о выдаче заработной платы талонами, имевшими ло-кальную сферу действия, суд удовлетворил иск, расценив приказ как противоречащий Конвенции МОТ относительно защиты (охраны) заработной платы, поскольку согласно ст. 3 заработная плата должна выплачиваться исключительно в деньгах, имеющих законное хождение, и выплата в любой другой

форме должна быть запрещена. Можно предположить, что судебная практика по делам такого рода обусловила опубликование текста данной Конвенции в «Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации».

Вместе с тем нередко суды не принимают во внимание положений международных договоров при рассмотрении дел, вынося решения по исковым заявлениям только на основе законодательства, причем в ситуациях, требующих комплексного подхода.

Минюст России вернул поручение Ленинского районного суда г. Тюмени, адресованное компетентному суду Болгарии, о допросе ответчика по делу о разделе имуще-ства и потребовал уточнить, на территории какого государства супруги имели последнее совместное местожительство, поскольку по договору с Болгарией о правовой помощи от этого зависит подсудность дела.

Можно, следовательно, говорить об особенностях рассмотрения вопросов или дел с «иностранным элементом» и выделить несколько последовательных этапов: анализ общих норм закона, затем специальных норм (если они есть) применительно к иностранным лицам, изучение норм соответствующего ме-ждународного договора, сопоставление норм закона и договора, определение в итоге, с учетом характера отсылочной нормы закона к международному праву, подсудности и применимого права, вынесение решения по делу.

Таким образом, практика судов общей юрисдикции, осуществляющих уголовное и гражданское судопроизводство, свидетельствует о том, что соответствующие нормы международного права имеют приоритет по отношению к противоречащим им уголовно-процессуальным нормам и нормам, связанным с осу-ществлением гражданского судопроизводства. Вместе с тем суды обращаются и к таким международно-правовым нормам, которые восполняют пробелы во внутригосударственном правовом регулировании. Если же суд принимает решение, содержащее нарушение материальных и процессуальных норм международного договора РФ, то данное обстоятельство является основанием для отмены такого решения.

Верховный Суд РФ и нижестоящие суды общей юрисдикции поддерживают в пределах своих полномочий непосредственные или опосредованные контакты с судами иностранных государств. Так, в соответствии со ст. 407 ГПК РФ суды в Российской Федерации могут обращаться в иностранные суды с

поручениями о совершении отдельных процессуальных действий и вместе с тем исполняют переданные им поручения иностранных судов о такого рода действиях. В УПК РФ взаимодействию судов посвящена гл. 53.

Между Верховным Судом РФ и верховными судами стран СНГ 1 июля 1992 г. было подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере правосудия.

<< | >>
Источник: Отв. ред. Игнатенко Г. В., Тиунов О. И.,. Международное право (Учебник для вузов). 2005

Еще по теме § 3. Применение международно-правовых нормВерховным Судом Российской Федерациии судами общей юрисдикции:

  1. § 4. Применение международно-правовых нормВысшим Арбитражным Судом Российской Федерациии другими арбитражными су-дами
  2. § 6. Международно-правовые нормы в деятельности Министерства юстиции Российской Федерации
  3. 3.1. Суды общей юрисдикции
  4. Непосредственное применение международно-правовых норм
  5. Суд общей юрисдикции (статьи 198 - 199.2 УК РФ)
  6. Статья 298. Приостановление исполнения судебного акта Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации
  7. Перечень дел об административныхправонарушениях, подведомственных судам общей юрисдикции
  8. § 4. Правовой режим целевых фондов Правительства Российской Федерации и правительств (администраций) субъектов Российской Федерации
  9. Статья 298. Приостановление исполнения судебного акта Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации
  10. Статья 250. Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по применению обеспечительных мер по делам с участием иностранных лиц
  11. Правовые основания судебного применения норм международного права