<<
>>

Основания ответственности

Общие положения. Нормы об ответственности государств за международно-противоправные деяния являются вторичными, т. е. они определяют условия наступления ответственности и вытекающие из нее юридические последствия.
Первичными в этом контексте являются нормы, определяющие существо самого международного обязательства, которое было нарушено. Так, если государство пытается разрешить свой спор с другим государством при помощи военной силы, то первичными нор-мами, устанавливающими обязательства, которые нарушаются, будут принципы неприменения силы и угрозы силой и мирного разрешения международных споров. В результате их нарушения между государствами возникают новые правоотношения по поводу ответственности, в которых вторичные нормы об ответственности будут определять последствия противоправного поведения.

Главный принцип, лежащий в основе современного права международной ответственности государств (ст. 1 Статей КМП об ответственности государств за международно-правовые деяния), заключается в том, что любое деяние государства, нарушающее его международно-правовое обязательство, влечет за собой международную ответственность. Ответственность государства имеет абсолютный характер — она следует в результате самого факта нарушения, поскольку намерение государства не является признаком международно-противоправного деяния, если только оно не предусмотрено первичной нормой. Кроме того, для наступления ответственности нет необходимости, чтобы противоправное поведение нанесло ущерб, а также, соответственно, существовала причинно-следственная связь между поведением и ущербом. В деле «О фосфатах в Марокко» («Италия против Франции», 1938 г ) Постоянная палата международного правосудия определила, что если деяние совершено государством и оно «противоречит договорным правам другого государства, то международная ответственность будет прямо установлена в отношениях между этими государствами».

Деяние государства, нарушающее его обязательство, может представлять собой либо действие, либо бездействие. Нарушением обязательства путем действий будет, например, неправомерное применение государством военной силы против другого государства. Бездействие будет представлять собой противоправное деяние в случаях, когда государство в соответствии с обязательством должно было бы предпринять какие-либо действия, но не предприняло их. В деле «О дипломатическом и консульском персонале Соединенных Штатов в Тегеране» («США против Ирана», 1980 г.) МС ООН пришел к выводу, что бездействие Ирана, который не обеспечил защиту дипломатических и консульских учреждений США в Иране, представляло собой «явное и серьезное» нарушение обязательств перед Соединенными Штатами по Венской конвенции о ди-пломатических сношениях и Венской конвенции о консуль-ских сношениях.

Поведение государства. Государство осуществляет деятельность через действия своих агентов (государственные органы, поведение которых присваивается государству. Правило о том, что «поведение любого органа государства должно рассматриваться как деяние этого государства по международному праву и поэтому влечет ответственность государства, если оно представляет собой нарушение международного обязательства этого государства», получившее отражение в ст.

4 Статей об ответственности государств, по мнению МС ООН, высказан-ному в деле «О применении Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» («Босния и Гер-цеговина против Сербии и Черногории», 2007 г.) (далее — дело о геноциде), является нормой обычного международного права. Поведение частных лиц — юридических и физических — по большей части поведением государства не является. Только в некоторых случаях, когда государство уполномочивает их осуществлять определенные государственные функции или действовать от его имени (например, осуществление полицейских функций частными агентствами), государству могут быть присвоены деяния физических лиц и юридических лиц, не имеющих статуса органа государства. Помимо этого, государству могут присваиваться действия частных лиц, если государство признает и принимает это поведение в качестве собственного. В деле «О дипломатическом и консульском персонале Соединенных Штатов в Тегеране» МС ООН заявил, что одоб-рение аятоллой Хомейни и другими органами Иранского госу-дарства действий лиц, захвативших посольство США, «ради-кальным образом изменило правовую природу ситуации» и превратило частных лиц в «агентов Иранского государства, за чьи действия само государство несло международную ответственность».

Как подчеркнул МС ООН в деле о геноциде, также со ссылкой на ст. 4 Статей об ответственности государств, понятие «орган государства» по обычному международному праву применяется в отношении «всех индивидуальных или коллективных образований, которые составляют систем^ государства и действуют от его имени». Статус органа как государственного определяется как по внутреннему праву, так и исходя из его положения, полномочий и функций, при этом определяющим является то, что орган действует от имени государства. Органы государства занимают различное положение в его иерархической структуре (правительство, министерство, и т. п.), однако поведение как вышестоящих, так и нижестоящих органов и должностных лиц является поведением государства. С точки зрения функций орган может быть законодательным, исполнительным или судебным; по территориальному охвату полномочий — органом центральной власти или органом административно-территориальной единицы. Если государство имеет фе-деративную структуру, то действия федеративных единиц и их органов, какой бы автономией они ни обладали, присваивают-ся государству в целом. Таким образом, система организации власти и распределение полномочий между органами внутри государства не имеют значения для целей присвоения государ-ству поведения органа.

Действия государственного органа (будь это коллективный орган или должностное лицо), выходящие за пределы его полномочий или совершенные с нарушением указаний, все равно рассматриваются как действия государства. В деле «Веласкес Родригес» (1988 г.) Межамериканский суд по правам человека заявил, что «согласно международному праву государство несет ответственность за действия своих агентов, осуществленные ими в официальном качестве, и за их бездействие, даже если эти агенты действовали вне сферы своих полномочий или на-рушили внутригосударственное право». Европейский Суд по правам человека в решении по делу «Илашку и другие против Молдовы и Российской Федерации» (2004 г.) сделал вывод о том, что «государство также может нести ответственность даже в том случае, когда его агенты действуют ultra vires или в нарушение указаний»

В исключительных обстоятельствах государству присваиваются действия лиц или групп лиц, действовавших по его указаниям, под его руководством или контролем. В частности, это относится к операциям, осуществляемым различного рода антиправительственными вооруженными группами на территории государства. В деле «О военной и военизированной деятельности в Никарагуа и против нее» («США против Никарагуа», 1986 г.) МС ООН отрицательно ответил на вопрос о том.

могут ли за поведение групп «контрас», которые вели вооруженную борьбу против правительства Никарагуа, быть ответственны США. В качестве критерия для признания государства ответственным за действия подобного рода групп Суд исполь-зовал факт наличия или отсутствия «эффективного контроля» государства «за военными и военизированными операциями, в ходе которых были совершены предполагаемые нарушения». Апелляционная камера МТБЮ не согласилась с таким подхо-дом, заявив в решении по делу Тадича (1999 г.), что критерием присвоения поведения вооруженных групп государству является «общий контроль» и нет необходимости доказывать, что в отношении каждой операции издавались специальные инструкции или приказы.

Черту под этой дискуссией МС ООН подвел в решении по делу о геноциде. Он, в частности, указал, что критерий «общего контроля» расширяет сферу охвата ответственности государств далеко за пределы основополагающего принципа, в соответствии с которым государство отвечает только за свое собственное поведение. Деяния, совершенные «лицом или группой лиц, которые не являются ни органами государства и не приравниваются к таким органам», присваиваются государству только на основании обычной нормы международного права, получив-шей отражение в ст. 8 Статей об ответственности государств за международно-правовые деяния, т. е. «когда орган государства дал инструкции или обеспечивал руководство, в соответствии с которыми действовали исполнители противоправного деяния, или когда он осуществлял эффективный контроль за деятельностью, в ходе которой было совершено правонарушение». В этом отношении критерии «общего контроля» непригоден, поскольку он «растягивает слишком сильно, почти до точки разрыва, связь, которая должна существовать между поведением органов государства и его международной ответственностью».

Нарушение обязательства. Нарушение международного обязательства состоит в том, что фактическое поведение государства не соответствует тому, которое предписано обязательством, установленным первичной нормой международного права. Ха-рактер и происхождение обязательства, которое нарушается, не имеют значения для наступления ответственности Обязательство может проистекать из договора (многостороннего или двустороннего), обычной нормы международного права, обяза-

тельного решения международной организации, решения международного арбитражного или судебного органа, или же быть обязательством, принятым на себя государством в одностороннем порядке Обязательство государства может относиться к любой предметной сфере и иметь любое содержание, быть обязательством поведения или обязательством результата. В решении по делу «Рейнбоу Уорриор» арбитражный трибунал заявил, что «любое нарушение государством какого-либо обязательства, независимо от его происхождения, влечет за собой ответст-венность государства». Международный Суд в деле «О Проекте Габчиково-Надьямарош» («Венгрия против Словакии», 1997 г.) отметил, что международно-противоправное деяние государства влечет его международную ответственность, «какой бы ни была сущность обязательства, которое было нарушено»; а в деле «О толковании решения по делу Авена» («Мексика против США», 2009 г.) указал, что невыполнение обязательства «представляет собой международно-противоправное поведение»

Нарушение или начало нарушения обязательства определяется в зависимости от содержания первичной нормы и происходит в тот момент, когда осуществляется поведение, имеющее противоправный характер. Гели же противоправное поведение осуществляется на протяжении определенного периода времени, то нарушение имеет длящийся характер и осуществляется в течение всего этого периода При составном противоправном деянии нарушение обнаруживает себя лишь после того, как со-вершена серия действий. Его существо составляет совокуп-ность отдельных актов, которые сами по себе могут также представлять противоправные деяния, но противоречащие уже иным обязательствам

<< | >>
Источник: Отв. ред. В. П Кузнецов, Б Р.Тузмухамедов. Международное право (3-е издание, переработанное). 2010 {original}

Еще по теме Основания ответственности:

  1. § 2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность
  2. Основания международной ответственности
  3. 16.3. Основания освобождения от ответственности
  4. § 2. Основания международно-правовой ответственности
  5. § 4. Основания ответственности за нарушение обязательств
  6. 10.1. Основания наступления уголовной ответственности
  7. Основания международноправовой ответственности
  8. 12.2. ОСНОВАНИЕ И УСЛОВИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  9. 11.4. Основания возникновения ответственности перед государством
  10. § 1. Понятие юридической ответственности и основания ее применения
  11. 3. Основания освобождения от ответственности субъектов права массовой информации
  12. 1. Признаки административного правонарушения как основания административной ответственности
  13. Административное правонарушение как основание для административной ответственности
  14. 10.4. Обстоятельства, исключающие ответственность и освобождающие от ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах