<<
>>

Основания международной ответственности

Основания международной ответственности рассматривают в двух аспектах:

- на основе чего возникает международная ответственность;

- за какое поведение она возникает.

Поэтому одни авторы (например, В.

А. Василенко, П. М. Курис и др.) де­лят основания международной ответственности на нормативные (правовые) и фактические (юридико-фактические). Однако в последних исследованиях та­кого деления видеть нельзя.

Очерчивая круг нормативных оснований, нельзя сослаться на какую-либо норму международного права, которая бы прямо на них указывала. Учитывая, что кодификация института международной ответственности еще не законче­на, рассматривая вопрос, на основе чего возникает международная ответст­венность, можно обратиться к ст. 3 Проекта статей об ответственности госу­дарств за международно-противоправные деяния и ст. 3 Проекта статей об ответственности международных организаций. Эти статьи говорят о между­народной противоправности поведения государств и международных органи-


заций именно с точки зрения международного права. Противоречие поведе­ния нормам внутреннего права какого-либо государства не приводит к несе­нию международной ответственности.

Но сама конструкция нормативных оснований, предложенная в науке, сложнее. Нормативными основаниями называют международные правовые акты, на основе которых субъекты международного права несут международ­ную ответственность. В число таких актов предлагается включать междуна­родный договор, международный обычай, решения международных судов и арбитражей, решения межгосударственных организаций, односторонние ме­ждународно-правовые акты государств. Очевидно, что это перечисление сов­падает с перечнем источников международного права. Таким образом, меж­дународная ответственность может наступить на основе нормы международ­ного права независимо от источника ее закрепления. В число нормативных оснований можно включить и принципы международного права.

Но в то же время для возникновения правоотношений ответственности требуется еще и принятие индивидуального акта, обязывающего конкрет­ного субъекта нести ответственность в соответствии с нормами междуна­родного права. Этот индивидуальный акт может исходить от потерпевше­го субъекта международного права либо субъекта, который принимает та­кой акт, исполняя свои функции. Например, Устав ООН - международный договор - придает Совету Безопасности функцию поддержания междуна­родного мира и безопасности. Реализуя эту функцию, Совет Безопасности должен осуществлять мониторинг международной безопасности и реаги­ровать на все случаи угрозы для нее со стороны любых субъектов. Сред­ством такого реагирования служат принимаемые этим органом резолю­ции. Представляется, что если в такой резолюции содержится указание на недопустимость поведения субъекта как противоречащего международ­ному праву, то именно такой акт может стать нормативным основанием международной ответственности конкретного субъекта.

Другим основанием международной ответственности являются юридико- фактические основания, или юридические факты, которые порождают воз­никновение отношений ответственности.

Одним из таких оснований ответственности является правонарушение. С практической точки зрения в правонарушении принято выделять раз­личные элементы:

- четыре традиционных элемента правонарушения (объект, субъект, объ­ективная сторона, субъективная сторона);

- три элемента применительно именно к международным отношениям (дейст­вие или бездействие, его вменение субъекту международного права и ущерб).

Проекты статей об ответственности государства и международной орга­низации делают акцент именно на объективной стороне правонарушения, включая вообще только два элемента: присвоение субъекту в соответствии с международным правом и состоящее в нарушении международного обяза-


тельства. Такой подход вызван весьма специфическим проявлением субъек­тивной стороны в ответственности государств и организаций. Психическое отношение к деянию свойственно только индивиду, и такое понимание субъ­ективной стороны возможно только для него. Любое выделение субъективной стороны в деятельности государств и международных организаций неуклонно приводит к ее объективизации.

Рассмотрим первый элемент - само деяние, вменяемое субъекту. Ква­лификация деяния как элемента правонарушения предполагает и опреде­ление критериев его противоправности, и определение того, от кого такое поведение исходит. Бесспорно, такое деяние - это нарушение междуна­родных обязательств субъекта. С точки зрения Проектов статей об ответ­ственности государств и международных организаций такое нарушение имеет место, если субъект действует не в соответствии с требованиями своего обязательства, не считается с его происхождением или особенно­стью. Если попытаться обобщить это в отношении всех субъектов между­народного права, то можно отметить, что противоправное поведение субъекта образует любое нарушение его международных обязательств, которое в соответствии с нормами международного права может быть ему вменено. Кроме того, не только прямое нарушение обязательства, но и пренебрежение своим обязательством следует рассматривать как наруше­ние такого обязательства. Это же позволяет заметить, что нарушение обя­зательства возможно как путем совершения действия, так и бездействия, что находит свое подтверждение и в теории международного права.

Следующий элемент - ущерб, причиненный противоправным поведением. Элемент причинения вреда присутствует в правонарушении всегда, охва­тывается противоправностью правонарушения. Несение ответственности состоит чаще всего в возмещении такого вреда, поэтому следует опреде­лить, каким может быть вред от правонарушения, как определяется его размер. Очевидно, что ущерб может быть как материальным, так и не­материальным. В первом случае причиняется вред имущественной сфере какого-либо субъекта, во втором - политической или моральной. Вред имущественной сфере проявляется в разного рода имущественных поте­рях и дополнительно произведенных расходах. Он включает в себя утрату какого-либо имущества, расходы по его восстановлению или замене, тер­риториальные потери и т. д. Нематериальный вред - это вред престижу и чести субъекта, ограничения его суверенитета. Возможно причинение ущерба в смешанной форме. Нужно отметить, что конкретных критериев определения размера ущерба не приводится, так как в данном случае вред возмещается в том объеме, в каком он причинен. Исключение составляют случаи, когда размер ответственности ограничен. В такой ситуации раз­мер причиненного ущерба может лишь повлиять на распределение общей суммы возмещения между различными потерпевшими.


Неоднозначно решается вопрос о том, следует ли выделять причинную связь в качестве обязательного элемента. Чаще всего это происходит из-за то­го, что вменяется любой ущерб, возникший в связи с поведением субъекта. Также ни в науке международного права, ни в работе Комиссии международ­ного права ООН по кодификации института международной ответственности нельзя увидеть четких критериев причинной связи. Предлагается применять общеметодологические критерии, основанные на философском понятии при­чинности, но с учетом конкретных обстоятельств. Кроме того, наличие того или иного вида причинной связи влияет лишь на размер ответственности, но не влияет на решение вопроса о том, будет ли нести ответственность тот или иной субъект или нет. Таким образом, правомерным будет вывод о том, что в рамках несения международной ответственности возмещаться будет только тот вред, который неразрывно связан с конкретным поведением субъекта.

Во внутригосударственных правонарушениях выделяют такой элемент, как вина. Проблема вины неоднократно исследовалась в теории междуна­родного права. Многие исследователи этого вопроса отмечают, что вина в международном правонарушении выступает в качестве синонима противо­правности деяния. Это подтверждается и решениями международных су­дебных и арбитражных органов.

Действительно, вина в традиционном правовом понимании как психиче­ское отношение к содеянному в международных отношениях не применима. Вина возможна только у субъекта, обладающего психикой. Таким субъектом является только человек. Ни один субъект международного права психикой не обладает. Поэтому и происходит объективизация субъективного элемента правонарушения. Оправданно ли это? С одной стороны, включение элемента вины позволило бы отличать ситуации, когда ответственность не возникает в силу отсутствия совокупности обстоятельств, влекущих ответственность, от ситуаций, когда субъект освобождается от ответственности вследствие опре­деленных обстоятельств. Имеет ли это практическое значение? Предположим, что наступило такое обстоятельство. Следовательно, субъект ответственность не несет. Его деяние не перестает быть от этого противоправным и причи­няющим ущерб. С другой стороны, какой элемент, кроме вины, мы можем свободно убрать из конструкции правонарушения? Все они взаимосвязаны между собой, отсутствие одного из них позволяет усомниться в наличии дру­гих. Более того, мы уже отмечали, что главное место в этой конструкции при­надлежит объективной противоправности - нарушению международных обя­зательств. Очевидно, что субъективный элемент в такой конструкции являет­ся чужеродным, в лучшем случае его присутствие никак не влияет на квали­фикацию правонарушения.

Но, с другой стороны, невозможно даже представить, что применительно к международной ответственности термин «вина» не будет употребляться. Можно лишь отметить определенную тенденцию к снижению значения этого элемента для вменения ответственности.


Международные правонарушения традиционно делят на международ­ные преступления и международные деликты, или собственно правонару­шения. Разграничение проводится по тяжести деяния. Все «рядовые» на­рушения международных обязательств, каждое из которых взятое в от­дельности не представляет угрозы международному миру и безопасности, называют международными деликтами.

Международные преступления - это тягчайшие международно­противоправные деяния, которые состоят в нарушении основополагаю­щих, с точки зрения мирового сообщества, для обеспечения международ­ного мира и правопорядка, жизнедеятельности всего мирового сообщества и человечества обязательств. Международные преступления тесно связа­ны с международной безопасностью. Можно отметить тенденцию к рас­ширению перечня международных преступлений, который меняется в за­висимости от появления и актуализации для мирового сообщества различ­ных угроз. В числе уже «традиционных» угроз можно назвать угрозы ме­ждународному миру и безопасности, распространение оружия массового поражения. В то же время появляются и новые угрозы, которые связывают с так называемым человеческим измерением: массовые нарушения прав человека, терроризм, распространение наркотиков, незаконная миграция, транснациональная организованная преступность.

В настоящее время совершение международных преступлений связывают с необоснованным применением вооруженной силы, массовым причинением вреда жизни и здоровью людей, массовым и систематическим нарушением прав человека, существенным загрязнением окружающей среды, указываются и другие преступления.

Рассматривая кодификационную работу Комиссии международного права ООН, можно, с одной стороны, увидеть отказ от термина «международное преступление». В работе над проектами статей об ответственности Комиссия заменила его серьезным нарушением обязательств. Но, с другой стороны, еще не завершена работа Комиссии в другом направлении - создании Кодекса международных преступлений государств. В нем Комиссия от этого термина не отказывается.

В чем же состоит серьезное нарушение международных обязательств? Комиссия международного права ООН предлагает два критерия. Во-первых, речь идет о нарушении императивной нормы общего международного права, а, во-вторых, серьезность нарушения этих норм заключается в грубом и сис­тематическом невыполнении обязательств. В комментарии к Проекту Комис­сия проводит параллель с международными преступлениями. В частности, указывает на то, что такие международные преступления, как агрессия и ге­ноцид, - это нарушения международных императивных норм в крупных мас­штабах, то есть являются серьезными, грубыми. И по существу отмечаются такие преступления, как агрессия, геноцид, нарушение права на самоопреде­ление, нарушение прав человека, нарушение основных норм международного


гуманитарного права, действующих в период вооруженного конфликта, при этом подчеркивается гибкость предложенной конструкции, так как она связа­на с термином «императивные нормы общего международного права».

Таким образом, международные преступления и серьезные нарушения обязательств, вытекающих из императивных норм международного права, имеют ряд схожих черт, но не совпадают полностью по своему содержанию. Во-первых, совпадения можно отметить в значении этих нарушений для меж­дународного права и международного сообщества. Во-вторых, совпадают ос­новные составы, те, что уже без всяких сомнений могут быть отнесены к ме­ждународным преступлениям. Но в то же время непонятно, относится ли к серьезным нарушениям, например, терроризм.

Помимо правонарушения другим юридико-фактическим основанием не­сения международной ответственности выступает правомерная деятельность субъектов. Не всякая правомерная деятельность влечет за собой наступление международной ответственности. В отличие от правонарушения как наруше­ния международных обязательств, перечень которых просто невозможно при­вести, случаи несения субъектами ответственности за свою правомерную дея­тельность можно указать точно. Кроме того, мировое сообщество пошло по пути включения этих случаев в международные договоры, то есть они не мо­гут содержаться в других источниках международного права. Такая деятель­ность всегда связана с ее потенциальной опасностью и невозможностью пол­ностью предотвратить риск возникновения ущерба.

Примеры таких оснований можно найти в международном космическом, международном атомном и международном экологическом праве.

В международном космическом праве в соответствии с Конвенцией о ме­ждународной ответственности за ущерб, причиненный космическими объек­тами, 1972 г. запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный его космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете. Таким образом, фактиче­ское осуществление соответствующей деятельности, причинившей ущерб другим субъектам, является основанием ответственности за правомерную деятельность. Элемент вины в подобной деятельности отсутствует, кроме од­ного случая - причинения ущерба помимо поверхности Земли другому кос­мическому объекту либо лицам или имуществу на его борту. Анализируя данную норму, следует отметить, что она является исключением из общего правила объективной ответственности, установленного этой Конвенцией. Ин­тересно, что в Конвенции не раскрывается термин «вина». Возможно, его следует понимать и как намерение причинить вред, и как ошибку в оценке ситуации. Вероятно, в данном случае следует уделить внимание вине именно индивидов, непосредственно осуществляющих запуск космического объекта и управление им, и вменять их вину государству.

Ущерб, причиненный правомерной деятельностью, рассматривается как материальный и означает лишение жизни, телесное повреждение или


иное повреждение здоровья, уничтожение или повреждение имущества других субъектов.

Думается, что интересам потерпевшего соответствует широкое понима­ние ущерба. Более того, расширение значения этого термина происходит и далее. В последнее время появился новый термин - «трансграничный ущерб (вред)». По этому вопросу также работает Комиссия международного права ООН. В Проекте статей о предотвращении трансграничного вреда от опасных видов деятельности трансграничный вред понимается как вред, причиненный на территории или в иных местах под юрисдикцией или контролем государ­ства, иного, чем государство происхождения, независимо от того, имеют ли заинтересованные государства общую границу. В первую очередь, это ущерб окружающей среде, жизни и здоровью индивидов, имуществу.

Частным случаем трансграничного ущерба он называет ущерб общим ин­тересам, то есть причинение его на территории, не находящейся под юрис­дикцией какого-либо государства. Конференция по окружающей среде и раз­витию в Рио-де-Жанейро, например, предусмотрела и такие виды ущерба, как ущерб озоновому слою, глобальное потепление, сокращение биологического разнообразия и др.

<< | >>
Источник: О. Е. Щербинина, В. В. Терешкова, Т. Ю. Сидорова, Э. А. Павельева. Международное право (Конспект лек­ций). 2008 {original}

Еще по теме Основания международной ответственности:

  1. § 2. Основания международно-правовой ответственности
  2. § 2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность
  3. Основания ответственности
  4. Основания международноправовой ответственности
  5. 16.3. Основания освобождения от ответственности
  6. § 4. Основания ответственности за нарушение обязательств
  7. 10.1. Основания наступления уголовной ответственности
  8. 12.2. ОСНОВАНИЕ И УСЛОВИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  9. 11.4. Основания возникновения ответственности перед государством
  10. § 1. Понятие юридической ответственности и основания ее применения
  11. Виды и формы международной ответственности. Санкции и контрмеры в международном праве