Новые тенденцииразвития международного космического права

Четвертый этап международного космического права характеризуется, с одной стороны, расширением масштабов международной космической деятельности, ее стремительной коммерциализацией; с другой — значительным снижением темпов правотворческой деятельности в этой области с начала 80-х гг.
XX в. Однако происшедшие в космической области перемены открывают не только новые возможности перед международным сообществом, но и ставят новые задачи, международно-правовое регулирование которых носит безотлагательный характер.

Тенденции развития космического права и космической деятельности были подробно проанализированы в ходе третьей Всемирной конференции по космосу ЮНИСПЕЙС, проходившей 19—30 июля в 1999 г. в Вене, под девизом «Космос на службе человечества в XXI веке». На форуме были приняты два важнейших документа: «Венская декларация о космической деятельности и развитии человеческого общества» и «Доклад конференции», представля-ющий собой подробный анализ мировой деятельности в космосе на рубеже тысячелетий.

В ходе работы конференции было подчеркнуто, что одной из ключевых задач, стоящих на сегодняшний день перед мировым сообществом, является сохранение космоса мирным. Как отмечал в своем докладе на открытии ЮНИСПЕЙС-Ш Генеральный секретарь ООН К. Аннан: «Космос не должен превратиться в еще одно поле сражения для разрешения конфликтов на Земле. Наоборот, международное сообщество должно добиваться, чтобы плоды технического прогресса служили всем людям во всех странах...».

На сегодняшний день очевидно, что решение этой проблемы будет весьма не простым, учитывая принятие в 2006 г. США новой космической программы, нацеленной на получение односторон-них преимуществ в космосе, и нежелание связать себя какими-либо международно-правовыми ограничениями в этой области. Однако с односторонним выходом США в 2002 г. из Договора по Противоракетной обороне (1972 г.) принятие срочных мер по выработке соглашения, препятствующего переносу гонки вооружений в космос, стало чрезвычайно острым. Опасность представляет не только размещение в космическом пространстве различных боевых систем, но и сопряжение систем наземного и морского базирования с космическими системами, что на порядок повышает их эффективность. Развитием позиции российской делегации на конференции стали инициативы России в деле немилитаризации космоса. Так, в 2001 г. на 56-й сессии ГА ООН Россия выдвинула предложение о заключении договоренности о неразмещении оружия в космосе, подкрепленное введением моратория на размещение в космосе боевых средств еще до достижения соответствующей догово-ренности. В 2002 г. Россия объявила о своем намерении пойти на новую меру открытости и укрепления доверия: заблаговременно предоставлять информацию о предстоящих запусках космических объектов, их предназначении и основных параметрах. В октябре

2004 г. на 69-й сессии ГА ООН Россия заявила о неразмещении первыми в космосе оружия любого рода и призвала все государства, обладающие космическим потенциалом, последовать ее примеру, что позволило бы сохранить мирный статус космоса.

В июне 2002 г. на пленарном заседании конференции по разоружению делегациями России и Китая был совместно предложен документ «Возможные элементы будущей международноправовой договоренности о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы и угрозы силой в отношении космических объектов». В уточненном и доработанном виде предложенные элементы договоренности были представлены на пленарном заседании Конференции по разоружению 12 февраля 2008 г. в проекте договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. Проект договора содержал такие основные положения, как расшифровка ключевых терминов, используемых в соглашении, а именно:

а) «космическое пространство» — наземное пространство выше 100 км над уровнем океана;

б) «космический объект» — любое устройство, предназначенное для функционирования в космическом пространстве;

в) «оружие в космическом пространстве» — любое устройство, размещенное в космическом пространстве и созданное для уничтожения объектов в космосе, на земле или на воздушном пространстве;

г) толкование термина «размещение оружия»;

д) «применение силы или угрозы силой», под которым понимались бы любые действия против космических объектов.

В проекте содержалось обязательство участников предлагаемого договора не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с любыми видами оружия, не устанавливать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом, не прибегать к применению силы или угрозы силой в отношении космических объектов.

Вместе с тем ничто в предполагаемом договоре не должно быть истолковано как препятствие к осуществлению прав государств- участников на исследование и использование космоса и права на самооборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН.

Меры укрепления доверия по соблюдению договора могли бы найти отражение в дополнительном протоколе. Для осуществления целей договора предлагается учредить Исполнительную организацию Договора.

В докладе российской делегации на ЮНИСПЕЙС-Ш помимо задачи мирного использования космического пространства отмечалась и другая насущная необходимость — предотвращения загрязнения космической среды. В 1999 г. в ООН был представлен наиболее полный доклад по проблеме техногенного засорения околоземного пространства. Со всей очевидностью встал вопрос о необходимости разработки юридических норм, с помощью которых можно предотвратить образование космического мусора. Одним из возможных вариантов решения проблемы может стать разработка принципов предотвращения загрязнения околоземного космического пространства подобно уже принятым принципам, касающимся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве. Решение проблемы борьбы с космическим мусором невозможно без толкования понятия «космический объект» и его применимости к термину «космический мусор». Придется ответить на вопрос о праве собственности запускающего государства на «мусор», в том числе и на вопросы, связанные с ответственностью государств за причинение ущерба таким «мусором».

В последние годы произошли кардинальные изменения как в характере деятельности государств в космосе, так и в формах сотрудничества государств в круге участников космических правоотношений. Очевидно, что правила поведения в космосе, разрабатывавшиеся 30 лет назад, нуждаются в существенной корректировке.

Учитывая изложенные обстоятельства, на конференции ЮНИС- ПЕЙС-Ш прозвучало предложение к Комитету по использованию космического пространства в мирных целях и, в частности, его Юридическому подкомитету рассмотреть вопрос о пересмотре основных соглашений по космосу с учетом произошедших изме-нений в космической деятельности за прошедшие десятилетия. Так, например, вопрос о пересмотре Конвенции о регистрации

был поднят еще на 37-й сессии Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу, когда Германия от имени государств — членов Европейского космического агентства (ЕКА) и государств, подписавших с ЕКА соглашение о сотрудничестве (всего 21 государство), представила для обсуждения рабочий документ по пересмотру Конвенции по регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство. Целью было то, чтобы добиться привлечения внимания к такой важной проблеме, как нерегистрация космических объектов. Однако рабочий документ не нашел поддержки у ряда государств (прежде всего США и России), так как Юридический подкомитет не правомочен принимать решения о пересмотре Конвенции, а также по той причине, что из-за нового текста Конвенции могли бы возникнуть противоречия с другими договорами по космосу.

Вопрос о рассмотрении концепции «запускающее государство» рассматривался и на 41-й сессии Юридического подкомитета. Выводы Рабочей группы Юридического подкомитета по данной проблеме были отражены в Резолюции 59/11 от 10 декабря 2004 г. «Применение концепции “запускающее государство”», где отмечалось, что, хотя выводы рабочей группы не являются авторитетным толкованием Конвенции и не предлагаются никакие поправки к действующим договорам в этой области, все же государствам — участникам космических правоотношений рекомендуется рассмотреть вопрос о принятии и выполнении национальных законов, предусматривающих выдачу разрешений на деятельность неправительственных юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией в космическом пространстве, и осуществление постоянного надзора за этой деятельностью. Государствам — участникам космических правоотношений было рекомендовано рассмотреть вопрос о возможности заключения соглашений в соответствии с Конвенцией 1972 г., примером чего может служить подписанное 29 январд 1998 г. в Вашингтоне Межправительственное соглашение по созданию Международной космической станции (МКС). Его участниками стали: Россия, США, государства — члены ЕКА, Япония и Канада, создавшие первую в мире Международную орбитальную космическую станцию.

В Вашингтонском соглашении были отражены как основополагающие принципы сотрудничества государств-участников, так и те обязательства, которые требовали закрепления на межгосударственном уровне (например, взаимный отказ от требований об ответственности, уголовная юрисдикция на станции, таможенные вопросы). Особенно значимой является ст. 16 Соглашения об МКС, посвященная отказу от требований об ответственности, целью которой является поощрение участия в исследовании и использовании космического пространства посредством космической станции. В соответствии с этой статьей ущерб определяется как причинение телесного повреждения любому лицу или причинения какого-либо иного вреда его здоровью или его смерть, ущерб любому имуществу, его утрату или потерю, возможности пользоваться им, потерю доходов или прибылей, а также прямой или косвенный ущерб. Такое определение значительно шире, чем содержащееся в Конвенции 1972 г. Далее в п. 3 ст. 16 Вашингтон-ского соглашения содержится принцип взаимного отказа партне-ров от требований об ответственности, в соответствии с которым ни одно из государств — участников соглашения не будет предъ-являть каких-либо претензий другому государству-партнеру, его организациям или служащим на основании ущерба, который имел место в результате осуществления деятельности в рамках защи-щенных космических операций.

Под «защищенными операциями» при этом понимались все виды деятельности, относящиеся к средству выведения космической станции и полезной нагрузке на Земле, в космическом пространстве или на этапе полета от Земли в космическое пространство и обратно, осуществляемые во исполнение соглашения.

На Конференции ЮНИСПЕЙС-Ш было отмечено, что сложившееся международное космическое право оказалось неготовым к бурной коммерциализации исследования и использования космоса. По предварительным оценкам, в ближайшем будущем коммерческий рынок вытеснит государственный сектор и станет крупнейшим заказчиком космической промышленности.

Между тем появление новых субъектов международных правоотношений в этой сфере ставит ряд вопросов, касающихся и адаптации понятия «запускаю-

щее государство» к реалиям сегодняшнего дня, и пересмотра ключевых понятий ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, запускаемыми частными международными компаниями и в перспективе даже физическими лицами.

Ярким примером может служить осуществление проекта «Морской старт» — запуск ракеты-носителя ракетно-космического комплекса, осуществленный 28 марта 1999 г. При этом в междуна-родно-правовом аспекте этот проект носил беспрецедентный характер. В соглашении участвовали: американская космическая компания «Боинг», Российская ракетная и космическая компания им. С. П. Королева («Энергия»), норвежская акционерная компа-ния «Квернер», украинские КБ «Южное» и ПО «Южный машиностроительный завод». Кроме того, запуск космических аппаратов производился из открытого моря с плавучей платформы под либерийским флагом, принадлежащей компании, зарегистрированной на Каймановых островах, находящихся под юрисдикцией Великобритании. В применении к данному конкретному проекту было достигнуто понимание того, что в случае причинения ущерба все запускающие государства несут за него ответственность. Таким образом, было достигнуто понимание того, что реальной «запускающей единицей» было не государство, а частная компания, к тому же производящая запуск не с территории какого-либо государства. В данном проекте все возникавшие в связи с такой деятельностью вопросы (регистрация, ответственность) решались в соглашениях частно-правового характера и зависели от доброй воли участни-ков. Но при условии интенсификации такой деятельности, оче-видно, потребуется и долгосрочное правовое решение подобных проблем.

Говоря об изменении круга субъектов космических правоотношений, следует отметить, что даже его первоначальные участники, такие как международные межправительственные организации (ИНТЕЛСАТ, ИНМАРСАТ), претерпели значительные изменения. Так, созданная в 1964 г. как межправительственная организация ИНТЕЛСАТ является сегодня частной компанией, предоставляющей широкий спектр услуг в области спутниковой связи: с помощью спутников ИНТЕЛСАТ осуществляется более половины объема международной телефонной связи и практически все международные телевизионные передачи. Компания осуществляет услуги в области передачи данных, видеоконференции, связи т.д. На базе созданной в 1979 г. Международной организации морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ) в 1998 г. была создана публичная акционерная компания с ограниченной ответственностью. Этой вновь созданной компании были переданы все активы ИНМАРСАТ, включая права на космический сегмент, используемый организацией, а акции были распределены между всеми участниками эксплуатационного соглашения соответственно имевшемуся на тот момент долевому участию государств. Руководство вновь созданной компании стало осуществляться Правлением, в состав которого вошли девять директоров, избираемых взвешенным голосованием из состава акционеров, три директора представляют развивающиеся страны и мелких акционеров, один директор является независимым и избирается по профессиональным качествам.

Изменила свой статут и созданная в 1971 г. международная меж-правительственная организация ИНТЕРСПУТНИК. В апреле 1997 г. корпорация «Локхид Мартин» и ИНТЕРСПУТНИК заключили договор о создании совместного предприятия. Целью создаваемого предприятия являлась реализация проекта спутниковой связи, включающего в себя весь технологический цикл предоставления услуг спутниковой связи от производства и запуска спутника на геостационарную орбиту до его долговременной эксплуатации.

Новое звучание приобрели и те международно-правовые вопросы, которые находятся уже длительный период времени на обсуждении Комитета по космосу и всемирных конференций по космосу, например проблема делимитации космического пространства, ставшая особенно актуальной в связи с использованием аэрокосмических систем (АКС).

Аэрокосмические системы представляют собой гибридное средство транспортировки и передвижения, находящееся на стыке авиационных и космических технологий.

Ее несомненными преимуществами является возможность многократного использования элементов системы, что позволяет значительно сократить затраты на транспортировку грузов на орбиту и обратно. АКС может стать следующей после космического челнока ступенью развития космических технологий и решить проблему удешевления полетов. Вместе с тем остается неурегулированным правовой статус подобных систем. Ключевой проблемой, требующей решения, становится определение момента, с которого по отношению к АКС прекращается действие норм международного воздушного права и начинается действие норм международного космического права. И соответственно встает все тот же нерешенный вопрос о правовом разграничении космоса и воздуха.

Особую значимость приобретает вопрос о необходимости принятия юридически обязательных документов взамен ныне действующих Принципов деятельности государств по дистанционному зондированию Земли (1986 г.), Принципов непосредственного телевизионного вещания (1982 г.) и Принципов, касающихся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве (1992 г.). Так, на конференции ЮНИСПЕЙС-Ш было предложено Юридическому подкомитету Комитета по космосу приступить к разработке договора о дистанционном зондировании Земли (ДЗЗ), учитывая, с одной стороны, фактор расширения сферы использования коммерческих услуг дистанционного зондирования, с другой — сохраняя принципы недискриминационного доступа к полученным данным.

Сложность договорно-правового оформления ДЗЗ связана с рядом причин. На сегодня известно три вида данных ДЗЗ — первичные данные, обработанные данные и проанализированная информация. Коммерциализация всей системы ДЗЗ логически подводит к тому, что и обработанные данные, и проанализированная информация должны иметь свою коммерческую стоимость, так как получение их весьма затратно. При этом будет не просто сохранить зафиксированный в принципах ДЗЗ компромисс: доступ к зондированию территории стран был увязан с вопросом о доступе к информации. Так, в V Принципе предусмотрено, что государства, осуществляющие деятельность по ДЗЗ, содействуют международному сотрудни-честву в этой области и предоставляют другим государствам возможность для участия в ней. Такое участие в каждом случае основывается на справедливых и взаимоприемлемых условиях.

Кроме того, при участии частного сектора в деятельности по ДЗЗ встает вопрос об обеспечении соблюдения прав зондируемого объекта на интеллектуальную собственность, а также о соблюдении прав граждан на невмешательство в их личную жизнь. Такие права могут быть нарушены не в момент наблюдений, а в случае публикации их результатов. Не решен также вопрос о допустимости передачи данных ДЗЗ о частных лицах государственным органам и о том, могут ли такие сведения быть признаны в качестве доказательства в суде. Может встать вопрос и об обеспечении доступа граждан к информации, накапливаемой о них через возможности ДЗЗ в административных органах. Для сбыта данных ДЗЗ необходимо обеспечить их правовую защиту от незаконного копирования и контроля за обращением таких сведений.

Комплексное регулирование на международном уровне гарантировало бы интеллектуальную собственность на электронную информацию, полученную в процессе ДЗЗ, а также адекватные правовые гарантии всем участникам этого сегмента космической деятельности.

Среди проблем, требующих неотложного решения, ЮНИС- ПЕЙС-Ш выделила и проблему правового регулирования космических технологий. Так, если на первых этапах исследования и использования космоса космические информационные системы имели только военное предназначение (обнаружение ракет, предупреждение о ракетном нападении), то сегодня все более возрастает масштаб применения военных космических систем для гражданских нужд. Имеющиеся сегодня у Российской Федерации системы фото- и оптико-электронной разведки применяются при мониторинге техногенных катастроф и стихийных бедствий, а также ликвидации их последствий. Космические аппараты обнаружения стартов баллистических ракет используют для обнаружения лесных пожаров в малонаселенных районах Сибири и Дальнего Востока. Космическая группировка навигационного обеспе-чения применяется и для организации безопасной эксплуатации различных транспортных средств, а также поиска и спасения терпящих бедствие. Очевидно, что превалирующей тенденцией будет и в дальнейшем создание спутников двойного назначения, так как это более рентабельно.

Средства спутниковой навигации — российская ГЛОНАСС и американская GPS — задействованы как военными, так и гражданскими потребителями. В 2005 г. российские космические войска вывели на орбиту 16 иностранных спутников. Для запуска спутников используются и конверсированные межконтинентальные баллистические ракеты. Примерами являются рентабельные запуски легких ракет «Старт» на базе боевой ракеты «СС-25» «Тополь», российско-украинской ракеты «Днепр» на базе тяжелой ракеты «СС-18», ракет «Рокот» на базе «СС-19». Неслучайно заключенные в последующие годы многочисленные многосторонние или двусторонние договоры не только не наложили запретов или существенных

ограничений на подобную космическую деятельность, а наоборот, создали условия для ее поощрения и ограждения от препятствий в функционировании. Решение проблем правового статуса таких систем потребуется в самом скором будущем.

Таким образом, решение накопившихся проблем в исследовании и использовании космоса становится неотложной задачей. Возможны различные варианты и подходы к решению растущего числа правовых проблем в этой области. Очевидно, что единственной организацией, способной взять на себя выполнение этой задачи, по-прежнему является ООН. Только ООН, стоявшая у истоков международного сотрудничества в космосе, обеспечившая принятие свода норм космического права, способна успешно претворить в жизнь волю и чаяние мирового сообщества, создать условия для применения космической техники с целью поддержания устойчивого развития всех без исключения государств.

Неоценима и заслуга Комитета ООН по космосу и, в частности, его Юридического подкомитета. Вместе с тем, как отмечалось на ЮНИС- ПЕЙС-Ш, справиться с новыми задачами Комитет и его подкомитет смогут только при условии активизации его деятельности.

Возможным вариантом всеобъемлющего урегулирования космических проблем на современном этапе сможет стать заключение общей конвенции по космосу по модели Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Ее выработка могла бы проходить в том числе и во Всемирной космической организации, которой можно было бы придать статус специализированного учреждения ООН (по типу МАГАТЭ), с возложением на нее функций организатора международного сотрудничества в этой области деятельности человека.

<< | >>
Источник: Под ред.Вылегжанин А. Н., Колосов Ю. М., Малеев Ю. Н., Колодкин Р. А.. Международное право (Учебник). 2009

Еще по теме Новые тенденцииразвития международного космического права:

  1. § 1. Понятие и источники международного космического права
  2. § 1. Понятие и источники международного космического права
  3. Вопрос 53. Понятие и источники международного космического права
  4. Становление международного космического права
  5. § 5. Ответственность в международном космическом праве
  6. XVI МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО
  7. § 7. Международное сотрудничество в исследовании и использовании космического пространства
  8. Вопрос 55. Международно-правовой режим космических объектов и космонавтов
  9. Вопрос 56. Международно-правовая ответственность за деятельность в космическом пространстве
  10. § 6. Международное воздушное и космическое право
  11. § 6. Международно-правовое регулирование некоторых прикладных видов космической деятельности
  12. Вопрос 54. Международно-правовой режим космического пространства и небесных тел
  13. ГЛАВА 26 Международное космическое право
  14. Глава 23 МЕЖДУНАРОДНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПРАВО
  15. 2.4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры как источники предпринимательского права
  16. 2. НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В МИРОВОМ ХОЗЯЙСТВЕ И МЕЖДУНАРОДНОМ РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА
  17. Особенности международного права защиты и поощрения прав человека как отрасли международного права
  18. Глава 11. Институт международного арбитражного права иностранных инвестиций в системе международного инвестиционного права
  19. 2.3.2. Гармонизация норм международного права и национального права - центральное звено права иностранных инвестиций России