<<
>>

§ 4. Морские научные исследования в открытом море за пределами исключительных экономических зон и в международном районе морского дна

Одним из важнейших условий для расширения деятельности государств по изучению Мирового океана, разведки его природ­ных ресурсов и разработки их в целях повышения жизненного уровня населения всех государств, прежде всего наименее разви­тых в экономическом отношении, является расширение простран­ственной сферы применения принципа свободы научных исследо­ваний.
Между тем известно, что этот принцип в течение долгого времени не признавался даже в качестве обычной нормы междуна­родного права. Именно такая точка зрения высказывалась некото­рыми участниками Комитета ООН по морскому дну. Такого же мнения в основном придерживались и представители развиваю­щихся стран во время работы III Конференции ООН по морскому праву.

Нельзя не признать, однако, что эта точка зрения не была пре­обладающей среди делегатов Конференции. Из материалов еще I Женевской конференции по морскому праву следовало, что при­веденный в ней перечень свобод открытого моря не является ис­черпывающим.

Если большинство государств считало, что в международном праве давно сформировался принцип свободы научных исследо­ваний в открытом море и что он должен быть закреплен в разраба­тываемой Конвенции как договорная норма, то определенная группа государств ратовала за максимальное ограничение его дей­ствия. Одним из средств, направленных на такое ограничение, было расширение в максимальной степени юрисдикции прибреж­ных государств в отношении морских научных исследований в ис­ключительной экономической зоне. Другим таким средством ста­ло предложение об установлении межправительственными орга­низациями, например создаваемым Международным органом по морскому дну, полного контроля над морскими научными иссле­дованиями.

Решительная защита принципа свободы научных исследова­ний многими государствами позволила обосновать наличие и не­обходимость этого принципа, который и был включен наряду с другими в ст. 87 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Закрепление в то же время юрисдикции прибрежных государств в отношении морских научных исследований в исключительных экономических зонах не дает оснований утверждать, как будет по­казано дальше, что эта юрисдикция имеет исключительный ха­рактер.

Имеются основания утверждать, что в ст. 87 Конвенции 1982 г. речь идет о более широком круге исследований, чем морские, кото­рым посвящена часть XIII Конвенции, например об исследовани­ях, связанных с морской археологией, и других исследованиях, лишь косвенно связанных с морской средой или вообще непосред­ственно с ней не связанных.

Морские научные исследования представляют особенно боль­шой интерес, когда они проводятся на дне Мирового океана, т. е. в наименее исследованном его районе. Представители док­трины, признававшие наличие принципа свободы научных иссле­дований, традиционно распространяли его действие и на морское дно за пределами континентального шельфа. Отрицавшие же этот принцип применительно к открытому морю считали его неприме­нимым и к международному району морского дна (Району), ссы­лаясь, в частности, на его несовместимость с концепцией общего наследия человечества. Специальный режим деятельности госу­дарств в Районе предполагает, по их мнению, функционирование международного механизма, деятельность которого должна рас­пространяться и на проведение морских научных исследований.

По мнению представителей развивающихся государств, контроль над всей деятельностью в Районе неизбежно должен осуществ­лять, таким образом, Международный орган по морскому дну (Орган).

Позиция развивающихся стран по этому вопросу постепенно изменялась в связи с изменением подхода к вопросу о том, кто бу­дет иметь право проводить морские научные исследования в Рай­оне: исключительно Орган или Орган наряду с государствами.

Признание «параллельной» системы проведения морских науч­ных исследований (т. е. как Органом, так и государствами) заста­вило развивающиеся страны согласиться с тем, что они не могут требовать больше, чем признания в определенной степени контро­ля Органа над научными исследованиями в Районе.

Доказывая нереалистичность предложения развивающихся стран о возможной передаче под контроль Органа всех своих научно- исследовательских судов и научного персонала, многие государст­ва указывали на отрицательные последствия такого предложе­ния — сокращение научных исследований на морском дне и, как следствие этого, сокращение разработки его ресурсов.

В различных частях неофициальных проектов Конвенции (на­пример, в неофициальном едином тексте) содержались противоре­чивые положения по исследуемому вопросу — от признания свобо­ды морских научных исследований до отрицания ее и установления контроля Органа над всеми морскими научными исследованиями. Притязания на такой контроль обосновывались в одном из проек­тов тем, что термин «деятельность в Районе» включает не только разведку и разработку природных ресурсов, но и научные исследо­вания. Однако следующий по счету неофициальный проект уже не содержал таких положений. В итоге участники Конвенции пришли к выводу, что на морские научные исследования в Районе должен распространяться принцип свободы научных исследований в от­крытом море.

В ст. 87 Конвенции указано, что свобода научных исследований осуществляется с соблюдением части XIII «Морские научные ис­следования». Центральное место в этой части занимает ст. 256, в которой предусматривается, что «все государства, независимо от их географического положения, а также компетентные междуна­родные организации имеют право в соответствии с частью XI про­водить морские научные исследования в Районе».

В ст. 143, содержащейся в части XI, подтверждается, что к мор­ским научным исследованиям применимы общие положения, со­держащиеся в части XIII. В то же время в ст. 143 подчеркивается, что морские научные исследования могут проводить как Орган (в отношении Района и его ресурсов), который может заключать контракты с этой целью, так и государства-участники.

При этом подчеркивается, что Орган содействует проведе­нию морских научных исследований в Районе, поощряет их, а так­же координирует и распространяет результаты таких исследова­ний, когда они становятся доступными.

Согласно п. 3 ст. 143 государства-участники, а не все государст­ва и компетентные международные организации могут осуществ­

лять морские научные исследования в Районе. Следует обратить внимание на то, что в ст. 143, кроме Органа, не упомянуты другие компетентные организации.

В российской юридической литературе справедливо подчерки­валось, что в ст. 143 выделяется право Органа на проведение морских научных исследований лишь в отношении Района и его ресурсов (а не в Районе вообще), что соответствует его функциям.

В результате принятия ст. 143 было отвергнуто предложение не­которых государств о координации Органом программ научных исследований в Районе; на самом деле он лишь координирует, рас­пространяет результаты таких исследований. Государства-участ­ники содействуют сотрудничеству в проведении морских научных исследований в Районе путем: а) участия в международных про­граммах; б) обеспечения разработки программ через посредство Органа и других компетентных организаций на благо развиваю­щихся государств; в) эффективного распространения результатов исследований и анализов, когда они становятся доступными.

Содержание ст. 143 свидетельствует о достаточно активной ро­ли Органа в осуществлении международных программ по сотруд­ничеству, в проведении морских научных исследований в Районе, не исключая возможности организации такого сотрудничества че­рез посредство других международных организаций.

Во избежание возможных споров целесообразно разработать критерии отграничения морских научных исследований, осущест­вляемых на основе принципа свободы научных исследований, от деятельности по разведке ресурсов дна, осуществляемой по разре­шению Органа.

<< | >>
Источник: С. А. Гуреев, И. В. Зенкин, Г. Г. Иванов. Международное морское право. 2011

Еще по теме § 4. Морские научные исследования в открытом море за пределами исключительных экономических зон и в международном районе морского дна:

  1. Статья 8.18. Нарушение правил проведения ресурсных или морских научных исследований во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации
  2. § 2. Морские научные исследования во внутренних морских водах и территориальном море
  3. § 5. Морские научные исследования в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе
  4. § 3. Морские научные исследования в международных проливах и архипелажных водах
  5. § 8. Морское дно за пределами действия национальной юрисдикции. Район
  6. Статья 8.19. Нарушение правил захоронения отходов и других материалов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации
  7. § 9. Морские научные исследования
  8. Статья 8.17. Нарушение регламентирующих деятельность во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации правил (стандартов, норм) или условий лицензии
  9. § 2. Право государств на вмешательство в открытом море в случаях аварий судов, угрожающих загрязнением морской среды
  10. § 1. Понятие морских научных исследований
  11. Глава VI ПРАВОВОЙ РЕЖИМ МОРСКИХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  12. Понятие, источники международного морского права. Кодификация морского права
  13. § 8. Морское дно за пределами национальной юрисдикции
  14. Вопрос 44. Внутренние морские воды и территориальное море
  15. § 1. Общие положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. о защите морской среды
  16. Статья 18.3. Нарушение пограничного режима в территориальном море и во внутренних морских водах Российской Федерации
  17. ЗАКОН О ВНУТРЕННИХ МОРСКИХ ВОДАХ, ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ МОРЕ И ПРИЛЕЖАЩЕЙ ЗОНЕ РФ (Закон № 155-ФЗ)
  18. §1. Понятие и кодификация международного морского права
  19. § 3. Принципы международного морского права
  20. § 1. Понятие и источники международного морского права