Международный уголовный суд

По поручению ГА ООН в 1994 г. Комиссия международного права (КМП) разработала проект договора по созданию международного уголовного суда. КМП рекомендовала созвать конференцию полномочных представителей для рассмотрения данного документа и принятия соответствующего международного дого-

вора.

В 1998 г. в Риме участники дипломатической конференции одобрили текст Устава Международного уголовного суда. Впоследствии он получил необходимое количество ратификаций. Россия подписала Римский статут, но не ратифицировала его. Ранее, в 2000 г. на первой Ассамблее государств — участников Римского статута были приняты документы, содержащие элементы преступлений, входящих в юрисдикцию Суда («Элементы преступлений»), и Правила процедуры и доказывания. 1 июля 2002 г. Международ-ный уголовный суд начал свою деятельность. К началу 2009 г. членами Статута являются 108 государств. Местопребывание Суда — Гаага (Нидерланды), рабочими языками Суда являются англий-ский и французский.

Состав Суда включает: Президиум, Отделение предварительного производства, Судебное отделение, Апелляционное отделение, Канцелярию Прокурора, Секретариат.

В предметную юрисдикцию Международного уголовного суда согласно Римскому статуту входят следующие международные преступления: преступление агрессии (п. 2 ст. 5), преступление геноцида (ст. 6), преступления против человечности (ст. 7), военные преступления (ст. 8). В ходе Римской конференции было решено, что перечень преступлений, входящих в юрисдикцию Суда, впоследствии может быть расширен: по истечении семи лет после вступления Статута в силу предусмотрен созыв Конференции по обзору с целью рассмотрения поправок к данному документу, относящихся в том числе к перечню подсудных преступлений.

Согласно п. 2 ст. 5 Римского статута Международный уголовный суд «осуществляет юрисдикцию в отношении преступления агрессии, как только будет принято... положение, содержащее определение этого преступления и излагающее условия, в которых Суд будет осуществлять юрисдикцию касательно этого преступления». Помимо принятия определения агрессии, его соотношения с пра-вом государства на самооборону, ключевой является проблема выработки условий, при которых Суд будет осуществлять юрисдикцию в отношении данного преступления. Сложность заключается в согласовании правового механизма взаимоотношений между Судом и Советом Безопасности ООН — единственным органом, которому в соответствии с нормами международного права принадлежит право определять существование «любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии» (ст. 39 Устава ООН).

Основной вопрос — должно ли предшествовать принятию Судом к рассмотрению дела об агрессии определение, вынесенное по данному случаю Советом Безопасности ООН. В настоящее время разработка определения преступления агрессии продолжается в рамках специально созданной Подготовительной комиссии.

Международный уголовный суд осуществляет юрисдикцию в отношении преступлений против человечности в соответствии с п. 1 ст. 5 Римского статута. Основной квалифицирующий признак — совершение преступных деяний в рамках широкомасштабного или систематического нападения на гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно (ст. 7 Статута).

Суд правомочен рассматривать дела о военных преступлениях, совершенных как в ходе международных, так и внутренних кон-фликтов. Базовыми квалифицирующими признаками являются наличие вооруженного конфликта и совершение преступлений в рамках плана, политики или при крупномасштабном совершении таких преступлений. Военные преступления составляют: серьез-ные нарушения Женевских конвенций 1949 г.; другие серьезные нарушения законов и обычаев, применимых в международных вооруженных конфликтах. Статья 124 Римского статута предо-ставляет возможность государствам при подписании Статута сде-лать заявление, что в течение семи лет после вступления насто-ящего Статута в силу для соответствующего государства оно не признает юрисдикцию Суда в отношении военных преступлений, когда, как предполагается, преступление совершено его гражда-нами или на его территории.

В Римском статуте Международного уголовного суда зафиксирован принцип дополнительного характера международного уголовного правосудия («принцип дополнительности», или «ком-плементарное™»). Указанный принцип предполагает, что Суд осуществляет свою деятельность лишь в тех случаях, когда наци-ональные органы уголовного правосудия не могут функциони-ровать надлежащим образом или их деятельность оказывается неэффективной. Дело не может быть принято Судом к производ-ству: если данное дело расследуется или в отношении его возбуждено уголовное преследование государством, которое обладает в отношении его юрисдикцией, за исключением случаев, когда это государство не желает или не способно вести расследование или осуществлять уголовное преследование должным образом;

если государство, обладающее юрисдикцией в отношении данного дела, провело расследование и решило не возбуждать уголовного преследования, кроме случаев, когда это решение стало результатом нежелания или неспособности государства возбудить уголовное преследование должным образом; если лицо уже было судимо за преступления, входящие в юрисдикцию Суда, кроме случаев, когда судебное разбирательство было проведено для того, чтобы оградить соответствующее лицо от ответственности за данные преступления, или не являлось независимым и беспристрастным (ст.

17 Римского статута).

С целью выявления в каждом конкретном случае неспособности государства расследовать дело Суд учитыйает «в состоянии ли данное государство в связи с полным либо существенным развалом или отсутствием своей национальной судебной системы получить в свое распоряжение обвиняемого либо необходимые доказательства и свидетельские показания или же оно не в состоянии осуществлять судебное разбирательство еще по каким-либо причинам» (п. 3 ст. 17). Таким образом, ст. 17 Римского статута предоставляет возможность привлекать виновных лиц к ответственности в первую очередь в рамках национальных правовых систем; только в случае их бездействия или неэффективности может быть задействован механизм Международного уголовного суда.

Часть 3 Римского статута посвящена «общим принципам уголовного права». К ним Статут относит принцип «Nullum crimen sine lege» (нет преступления без закона), в соответствии с которым лицо не подлежит уголовной ответственности за деяния, не являющиеся преступлениями на момент их совершения (ст. 22); принцип «Nulla poena sine lege» (нет наказания без закона), согласно которому лицо может быть наказано только на основании поло-жений Римского статута (ст. 23); принцип отсутствия у закона обратной силы, в соответствии с которым лицо не подлежит уго-ловной ответственности за деяния до вступления Римского статута в силу (ст. 24); принцип неприменимости срока давности к пре-ступлениям, входящим в предметную юрисдикцию Суда (ст. 29); принцип недопустимости ссылки подсудимых на их должностное положение (ст. 27).

Индивид несет уголовную ответственность и подлежит наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, если он: совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо; приказывает, пособничает, подстрекает или побуждает совершить такое преступление, иным образом содействует его совершению или покушению на него; любым другим образом способствует совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью; покушается на совершение такого преступления, предпринимая действие, представляющее собой значительный шаг в его совершении, однако преступление оказывается незавершенным по обстоятельствам, не зависящим от намерений лица (ст. 25 Римского статута).

В отношении элемента субъективной стороны преступления ст. 30 Римского статута устанавливает, что лицо подлежит ответственности и наказанию в случае, если совершило преступление «намеренно и сознательно». При этом лицо имеет намерение в тех случаях, когда: в отношении деяния — это лицо собирается совершить такое деяние; в отношении последствия — это лицо сознает, что оно наступит при обычном ходе событий.

Тот факт, что преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, было совершено лицом по приказу его начальника или правительства, не является основанием для освобождения этого лица от ответственности, кроме случаев, когда: это лицо «было юридически обязано исполнить приказы данного правительства или данного начальника»; это лицо не знало, что приказ был незаконным; и приказ не был явно незаконным. В отношении приказов о совершении преступления геноцида или преступлений против человечности устанавливается, что они являются «явно незаконными» (ст. 33 Статута).

В настоящее время на рассмотрении Международного уголовного суда находятся ряд ситуаций. Термин «ситуация», используемый в Римском статуте, имеет иное значение, чем в ст. 34 и 35 Устава ООН. В ст. 14 Римского статута данный термин определяется как «ситуация, при которой, как представляется, были совершены одно или несколько преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда».

Четыре ситуации были переданы в Канцелярию Прокурора Международного уголовного суда по инициативе соответствую-щих государств: Демократической Республики Конго, Централь-но-Африканской Республики, Уганды, Кот д’Ивуара. Кот д’Ивуар стал первым государством, которое, не являясь участником Рим-

ского статута, передал Суду на рассмотрение ситуацию на основании ст. 12 Римского статута, предусматривающей возможность государства, не являющегося участником Статута, признать юрисдикцию Суда посредством заявления, представленного Секретарю Суда. Ситуация в отношении Дарфура (Судан) была передана в Суд Советом Безопасности ООН.

В отношении ситуаций в Венесуэле (Боливарианской Республике) и Ираке Канцелярией Прокурора на основании ст. 53 Статута было принято решение не начинать расследование. В первом случае Прокурор пришел к следующему выводу: «имеющаяся инфор-мация не является разумной основой для того, чтобы считать, что произошли преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда»; во втором — что «ситуация не достигла уровня требуемой серьез-ности, предусмотренного Статутом».

<< | >>
Источник: Под ред.Вылегжанин А. Н., Колосов Ю. М., Малеев Ю. Н., Колодкин Р. А.. Международное право (Учебник). 2009

Еще по теме Международный уголовный суд:

  1. § 8. Международные трибуналы. Международный уголовный суд
  2. 1. О направлении уголовных дел в суд без ознакомления обвиняемого, не находящегося под стражей, с материалами уголовного дела (по материалам СК при МВД России)
  3. § 5. Суд и прокуратура в стадии судебного разбирательства по уголовным делам
  4. МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД ООН
  5. § 2. Международный Суд ООН
  6. XXI МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  7. § 1. Понятие международного уголовного пра-ва
  8. § 2. Конституционный Суд Российской Федерации и международное пра-во
  9. Международная организация уголовной полиции (Интерпол)
  10. § 6. Международные уголовные суды и трибуналы
  11. Вопрос 30. Международная организация уголовной полиции — Интерпол
  12. § 2. Источники международного уголовного права
  13. Глава 17 МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  14. РАЗДЕЛ 14. МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО
  15. § 5. Верховный суд республики, краевой (областной) суд и равные им по компетенции суды 1.
  16. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РФ (УК РФ)
  17. § 4. Уголовная ответственность военнослужащих