<<
>>

7.5. Изъятие из национального режима

Согласно западной доктрине принимающее государство вправе вводить ограничения и специальные требования, но с оговоркой, что они не ущемляют гарантированные в двусторонних инвестиционных договорах права инвесторов по существу*(370).

То есть в международно-правовой практике допускаются некоторые ограничения или запреты и в сфере иностранных инвестиций. Даже в законодательстве СССР устанавливались правила занятия определенными видами деятельности для иностранных юридических лиц, например промысловая добыча рыбы в водоемах, промысел рыбы и других живых ресурсов в территориальных водах, в экономической зоне, проведение исследований, разведка, разработка естественных богатств и осуществление иных работ на континентальном шельфе.

Российское законодательство об иностранных инвестициях также не выделяется особой строгостью. Некоторые ограничения предусмотрены в сфере приватизации, банковского, валютного, земельного законодательства. Не вдаваясь в подробности, отметим, что эти ограничения незначительны.

Например, ст. 4 Закона об иностранных инвестициях в Российской Федерации (1999) оговаривает, что "изъятие ограничительного характера для иностранных инвесторов могут быть установлены федеральными законами".

Общепринято считать, что предоставление национального режима допускает принятие государством определенных изъятий из него для иностранных лиц. Следует заметить, что ни одно из соглашений о взаимной защите капиталовложений не рассматривает правила допуска иностранных инвестиций как ограничение деятельности иностранных инвесторов или изъятие из национального режима. В некоторых двусторонних договорах специально оговаривается право каждой договаривающейся стороны "создавать на своей территории благоприятные условия осуществления капиталовложений инвесторами другой Договаривающейся Стороны и допускать такие капиталовложения, в соответствии со своим законодательством" (Соглашение Российской Федерации со Швейцарией - п. 1 ст. 3). Статьи разных договоров озаглавлены соответственно "Допущение и защита капиталовложений" и "Поощрение капиталовложений".

Особого внимания требует также вопрос о запретах на осуществление иностранных инвестиций в некоторых сферах экономической деятельности. Как известно, в международно-правовой практике допускаются определенные ограничения или запреты и в сфере иностранных инвестиций*(371). В перечне, например, Договора между Российской Федерацией и США о поощрении и взаимной защите капиталовложений указаны отрасли и виды деятельности, в которых могут устанавливаться ограничения для иностранного инвестора в особо важных сферах национальной экономики.

Изъятия из национального режима иностранных юридических лиц, как правило, сосредоточены по трем направлениям: либо 1) предусматриваются ограничения прав иностранных юридических лиц; 2) им предоставляются определенные льготы; 3) предусматриваются дополнительные условия пользования правами. В любом случае действие любых изъятий из национального режима возможно только при условии их включения в федеральные законы или международные договоры.

Ограничение прав иностранцев, иностранных граждан и юридических лиц, предусмотрено в Земельном кодексе РФ от 25 октября 2001 г., где установлено, что иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, которые находятся на приграничных территориях.

Перечень таких территорий устанавливается Президентом РФ в соответствии с федеральным законодательством о Государственной границе Российской Федерации. Подобные ограничения прав иностранных лиц распространяются на всех иностранцев, находящихся на территории Российской Федерации (п. 3 ст. 15).

В этой связи остановимся на проблеме необоснованного ограничения. Логически следуя положениям ч. 2 п. 1 ст. 6, абз. 2 п. 2 ст. 7 Федерального закона "О соглашениях о разделе продукции", можно сделать вывод, что одним из существенных условий соглашения о разделе продукции является обязательство инвестора по "предоставлению российским юридическим лицам преимущественного права на участие в работах по соглашению о разделе продукции". Данная норма противоречит ст. 16 ДИД Российской Федерации с Японией и согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 2 п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса РФ, ст. 24 Федерального закона "О соглашениях о разделе продукции" не подлежит применению.

По мнению Н.Г. Дорониной, "Россия, представляя документы о вступлении в ВТО, признала, что к числу ограничений, противоречащих международным обязательствам по обеспечению свободного доступа на российский рынок, относится абз. 2 п. 2 ст. 7 Федерального закона "О соглашениях о разделе продукции". Норма этого Закона... была признана противоречащей нормам соглашений ГАТТ/ВТО о национальном режиме". Несмотря на данное обстоятельство, изменения, внесенные в Федеральный закон "О соглашениях о разделе продукции" Федеральным законом от 18 июня 2001 г. N 75-ФЗ, не устранили недостатки ст. 6 и 7 названного Закона*(372).

Если требование местного компонента является условием конкурса или условием инвестиционного соглашения, то это может быть квалифицировано как нарушение принимающим государством своего публично-правового обязательства перед государством инвестора. Как следствие, вытекающий из этого спор может быть квалифицирован как публично-правовой спор, касающийся толкования или применения ДИД. Такой спор традиционно подлежит разрешению в порядке, установленном ДИД для межгосударственных споров.

Современное международное право, развивающееся на основе недискриминации иностранных лиц, не имеет общей нормы об уравнивании правового статуса иностранных лиц и собственных граждан принимающего государства. Национальные законодательства различных государств имеют тенденцию к распространению на иностранцев национального режима в области защиты гражданских и гражданско-процессуальных прав. Но эта тенденция недостаточно устойчива: как правило, эти нормы носят превентивный характер и блокируются многочисленными изъятиями из национального режима, установленными в национальном законе и судебной практике государств*(373).

Но даже в случае предоставления национального режима иностранным лицам речь скорее идет о праве будущего - lex ferenda, чем о действующих нормах. Так, в международных договорах, предусматривающих национальный режим, делается оговорка о возможных изъятиях из этого режима. Точно таким же образом решается вопрос об изъятиях из национального режима в законодательствах разных стран, в том числе и в Российской Федерации, например, ст. 4 Закона об иностранных инвестициях в Российской Федерации.

Таким образом, полного уравнивания иностранных юридических и физических лиц с правами граждан и фирм собственной страны так и не произошло. В национальном законодательстве сохраняются многочисленные ограничения специальных прав и привилегий иностранных лиц.

<< | >>
Источник: И.З. Фархутдинов. Международное инвестиционное право и процесс. 2010

Еще по теме 7.5. Изъятие из национального режима:

  1. 7.4. Национальный режим
  2. 12.1. Национальная экономика. Кругооборот доходов и расходов в национальном хозяйстве. Национальное богатство
  3. 13.3. НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ И ЕГО КАТЕГОРИИ В СИСТЕМЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ СЧЕТОВ (СНС)
  4. Изъятие бухгалтерских документов
  5. Статья 27.10. Изъятие вещей и документов
  6. 3.4. Изъятие автомобиля
  7. § 4. Основания и порядок изъятия земельных участков
  8. § 7. Принудительное изъятие имущества с целью его выкупа у собственника
  9. Статья 27.11. Оценка стоимости изъятых вещей и других ценностей
  10. 8.4. Виды и разграничение принудительных форм изъятия иностранных инвестиций