Институт выдачи лиц,совершивших преступления (экстрадиция)

Одним из действенных международно-правовых инструментов в борьбе с преступностью является институт экстрадиции («extradition»).

Экстрадиция — основанная на нормах международного права и национальном законодательстве юридическая процедура, состоящая в процессе доставки лица, совершившего преступление, под юрисдикцию запрашивающего государства для целей привлечения его к уголовной ответственности или исполнения наказания.

Выдача лица, совершившего преступление, предполагает наличие договорно-правовой базы; при отсутствии соответствующего международного договора государство не обязано осуществлять экстрадицию. Положения о выдаче обвиняемых или осужденных лиц содержатся в двух блоках международно-правовых актов. К первому следует отнести двусторонние и многосторонние международные договоры о выдаче, оказании правовой помощи по уголовным делам (Европейская конвенция об экстрадиции 1957 г., Межамериканская конвенция об экстрадиции 1981 г., Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.). Ко второму—международные договоры, нацеленные на борьбу с конкретными видами пре-ступлений, посягающих на международный правопорядок (Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 г., Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1984 г. и др.). При отсутствии между государствами договора о выдаче указанные конвенции могут рассматриваться в качестве правооснования для экстрадиции. В рамках ООН в 1990 г. были выработаны Типовой договор о взаимной правовой помощи в области уголовного правосудия и Типовой договор об экстрадиции.

Государство, принимающее на себя договорное обязательство осуществлять экстрадицию, на уровне национального законодательства регламентирует процесс выдачи лиц, в том числе опре-

деляет круг государственных органов (должностных лиц), компетентных принимать решение об экстрадиции. Это может быть пре-рогативой судебных органов (Швейцария, Аргентина), органов исполнительной власти (Бельгия, Австрия); в Российской Федерации решение об экстрадиции принимает Генеральный прокурор или его заместитель.

Положения национального законодательства ряда государств могут обусловливать выдачу лица конкретному государству нали-чием «принципа взаимности». В российском законодательстве такое условие предусмотрено, в частности, ст. 462 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Реализация института экстрадиции увязана с наличием определенных условий:

выдаче подлежит только лицо, совершившее преступление (но не гражданское, административное правонарушение);

в отношении экстрадируемого лица компетентным органом должно быть вынесено решение о возбуждении уголовного дела или вынесен приговор, предусматривающий меру наказания в виде лишения свободы;

совершенное деяние должно быть квалифицировано в качестве преступного как в законодательстве запрашиваемого государства, так и государства, требующего выдачи (правило «двойного вменения» — «double criminality»);

отсутствие в законодательстве двух государств существенных различий в определении меры наказания за конкретное преступление. Например, данное условие в ст. 2 Европейской конвенции об экстрадиции сформулировано следующим образом: выдача применяется к преступлениям, за совершение которых по законодательству запрашивающей и запрашиваемой стороны предусматривается лишение свободы на срок не менее одного года или другое, более суровое наказание; в отношении осужденных — лишение свободы, к которому приговорено данное лицо, должно составлять не менее четырех месяцев;

предоставление гарантий запрашивающего государства неприменения к экстрадируемому лицу в качестве меры наказания смертной казни; 1. осуществление уголовного преследования лица только за то преступление, которое послужило основанием запроса об экстрадиции («правило специализации»);

совершенное лицом преступление не относится к разряду политических; например, ст. 3 Европейской конвенции об экстрадиции 1957 г. предусматривает, что не подлежит выдаче лицо, совершившее преступление, рассматриваемое запра-шиваемым государством в качестве политического или связанного с ним.

Политическими преступлениями считаются преступные деяния, направленные против государственных интересов (обороноспособность, политическая независимость, государственный строй, публичный правопорядок и т.д.).

На теоретическом уровне различают абсолютные и относительные политические преступления. В первом случае объектом преступного посягательства являются исключительно интересы государства, интересы частных лиц не затронуты (измена, призыв к мятежу, др.). Относительные политические преступления имеют общеуголовный характер, совершаются по политическим мотивам, при этом затронуты интересы частных лиц (убийство, похищение политического деятеля, членов его семьи).

Отмечается тенденция к сужению перечня политических преступлений. Из категории политических преступлений исключены преступление терроризма, преступления против человечности, преступление геноцида, серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., др. (это предусмотрено, в частности, Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Дополнительным протоколом 1975 г. к Европейской конвенции об экстра-диции, Европейской конвенцией о борьбе с терроризмом 1977 г., Протоколом к ней 2003 г., Конвенцией о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 г.).

При возникновении коллизии запросов об экстрадиции, т.е. в случае, когда выдачи одного лица добиваются несколько государств, решение в пользу того или иного запроса принимает государство, на территории которого пребывает обвиняемый или осужденный. Могут быть применены в качестве критерия: место совершения преступления, гражданство экстрадируемого лица, гражданство потерпевшего (потерпевших), хронологическая последователь-

ность поступления запросов о выдаче. Территориальная юрисдикция предполагает осуществление уголовного преследования государством, на территории которого было совершено преступление, вне зависимости от гражданства виновных и потерпевших лиц. Осуществление государством территориальной юрисдикции может быть основанием для отказа в выдаче лица (ст. 89 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.; ст. 7 Европейской конвенции об экстрадиции 1957 г.). Универсальная юрисдикция предполагает возможность осуществления уголовного преследования любым государством вне зависимости от места совершения пре-ступления, гражданской принадлежности виновных и потерпевших лиц; определяющим в данном контексте будет характер преступного деяния. Данная концепция основана на признании определенной категории преступлений, совершение которых безотносительно их конкретной направленности затрагивает интересы всего международного сообщества, посягает на международный правопорядок в целом. Государство обязано выдать лицо, совершившее преступление, или осуществить в отношении него уголовное преследование (принцип «aut dedere, aut judicare»). Данное положение предусмотрено, в частности, ст. 9 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1996 г.; ст. 7 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1984 г.; ст. 10 Конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.; ст. 7 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г.

В международных договорах (например, ст. 57 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.), законодательстве ряда государств предусмотрено положение о недопустимости выдачи собственных граждан. Это положение закреплено в ст. 61 Конституции РФ. Неко-торые государства, однако, с учетом принципа взаимности предусматривают возможность экстрадиции собственных граждан.

От института экстрадиции следует отличать институт передачи («surrender», «transfer») лица органам международной уголовной юстиции. Порядок передачи лица в распоряжение судебного органа предусмотрен положениями Уставов международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде (ст. 29 Устава Международного трибунала по бывшей Югославии, ст. 28 Устава Международного трибунала по Руанде). Вопросы передачи лица Международному уголовному суду регулируются ст. 89—91 Римского статута. Значение этих различных терминов содержится в ст. 102 Статута Суда: выдача означает «доставку лица одним государством в другое государство в соответствии с положениями международного договора, конвенции или национального законодательства»; «предоставление в распоряжение» означает доставку лица государством в Суд в соответствии с настоящим Статутом. Разграничение данных юридических процедур имеет существенное практическое значение, так как большинство государств не признает допустимым выдачу собственных граждан; данное обстоятельство могло бы стать значительным препятствием для нормального функционирования Международного уголовного суда. Согласие на экстрадицию лица, совершившего преступление, является правом государства, передача требуемого лица Суду — обязанностью государства — участника Римского статута. Применительно к институту экстрадиции предусмотрен ряд условий, когда в выдаче лица может быть отказано (отсутствие условия «двойного вменения», политический характер преступления, несоразмерность мер наказания, др.). Римский статут не предусматривает условий отказа в передаче (в ст. 98 Статута перечислены лишь случаи, когда непрсредственно Суд не может обращаться к государству с запросом о передаче лица). Таким образом, юридическое разграничение процедур экстрадиции и передачи лица международному судебному органу способствует эффективной деятельности Суда.

<< | >>
Источник: Под ред.Вылегжанин А. Н., Колосов Ю. М., Малеев Ю. Н., Колодкин Р. А.. Международное право (Учебник). 2009

Еще по теме Институт выдачи лиц,совершивших преступления (экстрадиция):

  1. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ НАРУШЕНИЕ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВИЛ
  2. § 4. Вопросы выдачи и передачи лиц в интересах правосудия
  3. Экстрадиция. Передача осужденных
  4. 12.2. Криминологическая характеристика лиц, совершающих неосторожные преступления
  5. 11.2. Характеристика лиц, совершающих насильственные преступления и хулиганство
  6. ГЛАВА 42. ОСОБЕННОСТИ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ ОТДЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ ЛИЦ
  7. ЛИЦО, СОВЕРШИВШЕЕ НАРУШЕНИЕ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВИЛ
  8. Статья 174. Решение, обязывающее ответчика совершить определенные действия
  9. 1.1.2. определение института. Институты и организации
  10. Статья 174. Решение, обязывающее ответчика совершить определенные действия
  11. Вопрос 28. Борьба с международными преступлениями и преступлениями международного характера
  12. § 3. Международные преступления и преступления международного характера
  13. Международные преступления и преступления международного характера
  14. Права и обязанности аудируемых лиц и (или) лиц, заключивших договор оказания аудиторских услуг
  15. 2.4.4. Выдача патента
  16. Выдача водительских удостоверений
  17. Субъекты института административной ответственности
  18. 10.7.3. Процедура выдачи кредита