<<
>>

8.2.1. Конвенционная защита

Таким образом, одной из главных задач в правовой защите иностранных инвестиций является обеспечение гарантий от применения всякого рода принудительных мер по изъятию иностранной собственности, что с точки зрения известных юристов-международников представляется важнейшей проблемой инвестиционного права в целом.

В системе гарантий иностранных инвестиций также действует международно-правовой механизм обеспечения нормального функционирования инвестиционной деятельности. Он создается в ходе межгосударственной договорной практики на двусторонней, региональной или многосторонней основах. В отношении национально-правовой защиты его международно-правовой аналог является дополнительным механизмом гарантий иностранной инвестиционной деятельности. Другими словами, международно-правовые механизмы никак не заменяют национальные механизмы гарантий, они только дополняют их, т.е. первые дополняют вторые. Это аксиома, на которой зиждется вся система правового регулирования иностранной инвестиционной деятельности в условиях чужого государства-рецепиента, обладающего, как и государство-экспортер, всей полнотой принципа суверенного равенства государств.

Международно-правовое регулирование иностранных инвестиций обеспечивает универсальный демократический режим на недискриминационной основе для инвесторов из разных стран, допуская при этом установление национальным законодательством некоторых ограничений для зарубежных инвесторов наиболее приоритетных отраслей экономики, закрепляет свободу репатриации доходов, позволяет обезопасить их от безвозмездного принудительного изъятия, определяет формы и методы урегулирования инвестиционных споров.

Но одного международно-правового регулирования иностранных инвестиций недостаточно. Подлинно полноценный, благоприятный режим инвестиций может быть достигнут только при условии развития международно-правовых стандартов в национально-правовых инвестиционных нормах.

На современном этапе международные договоры в исследуемой сфере принято делить на две группы: 1) регулирующие инвестиции; 2) защищающие инвестиции. Международное инвестиционное сотрудничество развивалось постепенно от международно-правовой защиты к международно-правовому регулированию зарубежных капиталовложений, от двусторонних к многосторонним договорам в сфере правового обеспечения иностранной инвестиционной деятельности*(386).

Остановимся на исторических вехах развития права иностранной собственности.

Начиная со Средних веков частная собственность получает регламентацию и в международном частном праве, первоначально средствами обычного права (формируется международно-правовой принцип защиты частной собственности), а затем и путем заключения международно-правовых договоров. Наиболее важными из таких договоров следует считать принятые на двух конференциях по вопросам урегулирования конфликтов, проходивших в Гааге в 1899 и 1907 г. В эпоху Гаагских конференций признание и защита частной собственности, как права естественного, абсолютного и вечного, были неоспоримыми принципами, общепринятыми обычаями в международном праве. Таким образом, в международном праве в начале века утвердилось правило об абсолютной неприкосновенности частной собственности.

Формулировка "полная и безусловная защита прав и интересов" перекликается с определением "полная защита и безопасность", которое первоначально было присуще обычному международному праву. Затем принцип полной защиты и безопасности начал превращаться в руководящее начало в договорах о дружбе и мореплавании, широко практикуемых мировыми державами в XVIII-XIX вв. Впоследствии эта обычная международно-правовая норма перекочевала в двусторонние инвестиционные договоры, тем самым приобретя конвенционный характер.

Первая мировая война внесла коррективы в принцип, ибо воюющие государства повсеместно нарушали неприкосновенность частной собственности. Революционные изменения на территории бывшей Российской империи нанесли еще больший удар по принципу неприкосновенности частной собственности. Национализация собственности, в том числе и собственности иностранных граждан, проводимая без выплаты компенсации, вызвала отрицательный резонанс во всем мире, и в особенности в странах Западной Европы и США*(387).

Первый конгресс, посвященный защите иностранной частной собственности, проходил в 1926 г. в Вене. Дебаты, касающиеся совместимости произошедших изменений в концепции права собственности и ее международной защиты, развернулись под знаменем догмы священной, абсолютной и неприкосновенной собственности. По этой причине все неблагоприятные для данной догмы изменения были расценены как несовместимые с международным публичным порядком, особенно это касалось экспроприации собственности без предварительного и полного возмещения. Эта концепция получила категоричное выражение в резолюции, включающей следующие пункты:

1) частная собственность не может быть экспроприирована без компенсации;

2) вышеуказанный принцип применим в международном праве;

3) международное право дает полномочие одному государству вмешиваться в дела другого в случае нарушения этого принципа;

4) мирные договоры подтверждают и признают этот принцип;

5) экспроприация собственности иностранцев невозможна без предварительной, полной и адекватной компенсации.

Таким образом, международно-правовое регулирование института собственности прошло долгий путь развития от закрепления принципа неприкосновенности частной собственности в нормах обычно-правового происхождения до широкой и детальной проработки вопросов охраны собственности, порядка изменения форм собственности и выплаты компенсаций за перевод собственности в иную форму в универсальных и региональных конвенциях и решениях международных судов.

Конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций в соответствии с Сеульской конвенцией 1965 г. была создана в целях защиты имущественных прав иностранных инвесторов. Другим инструментом защиты прав иностранных инвесторов является Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государством и иностранными юридическими и физическими лицами 1985 г., которая пока не ратифицирована Россией. Но тем не менее двусторонние инвестиционные договоры допускают обращение к созданным на основании Дополнительного протокола Вашингтонской конвенции средствам защиты прав иностранных инвесторов, и это отражено в законодательстве Российской Федерации*(388).

Эти два ведущих универсальных соглашения о защите инвестиций можно охарактеризовать как конвенции, устраняющие неблагоприятные последствия, возникающие для инвесторов в результате принятия государством тех или иных регулирующих мер.

Международные договоры, как и международное право вообще, являются адекватным средством в сфере ограничения власти государства, поскольку могут рассматриваться как своего рода "власть" над государством*(389).

В подтверждение этого можно сослаться на п. 1 ст. 5 ДИД России с Кувейтом, который гласит: "Капиталовложения инвесторов одной из Договаривающихся Сторон, осуществленные на территории другой Договаривающейся Стороны, не могут быть экспроприированы, национализированы либо подвергнуты иным мерам, равным по последствиям экспроприации или национализации, в том числе мерам, результатом которых является лишение инвестора принадлежащего или контролируемого им капиталовложения (далее именуемым "экспроприация")...". Таким образом, оговорка о защите и обеспеченности дополнена "мерами, результатом которых является лишение инвестора принадлежащего или контролируемого им капиталовложения". Это имеет существенное значение, так как расширяет объектную сферу действия оговорки о защите и обеспеченности. Под действие данной нормы однозначно подпадают и российские предприятия, которые принадлежат иностранному инвестору или контролируются им.

Примером максимальной, неограниченной защиты иностранного инвестора в спорах данной категории является ДИД России с Италией. Статьей 5 установлено, что: "...инвестор любой из Договаривающихся Сторон, который заявит, что его капиталовложение полностью или частично экспроприировано, будет иметь право на своевременное рассмотрение такого заявления компетентными судебными или административными органами другой Договаривающейся Стороны с целью установления, имела ли место экспроприация, а если имела, то соответствуют ли такая экспроприация и любая связанная с ней компенсация принципам международного права, а также с целью разрешения всех других относящихся к этому вопросов". Итальянский инвестор вправе поставить перед судом вопрос о квалификации действий суверена как экспроприации (имела ли место экспроприация). Это особенно важно для защиты от ползучей, или скрытой, экспроприации. Вторая группа вопросов, которые могут быть поставлены перед национальным судом, - это вопросы о соответствии экспроприации и компенсации принципам, оговоренным в ДИД.

<< | >>
Источник: И.З. Фархутдинов. Международное инвестиционное право и процесс. 2010

Еще по теме 8.2.1. Конвенционная защита:

  1. 2.2.3. Конвенционное развитие МИП
  2. § 3. Международный конвенционный механизм реализации
  3. Вопрос 61. Защита среды Мирового океана, охрана атмосферы и предотвращение изменения климата, защита животного и растительного мира
  4. 6.2. Защита гражданских прав
  5. 8.2.2. Дипломатическая защита
  6. § 5. Защита гражданских прав
  7. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА
  8. 12. ЗАЩИТА ПРАВ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ
  9. Тема 17. Право на защиту
  10. 4.1.4. Защита прав на фирменное наименование
  11. § 2. Защита личных неимущественных прав