<<
>>

2.1.1. Международные инвестиции в условиях глобализации: благоприятные возможности и риски

Расширение международного инвестиционного сотрудничества является ведущей тенденцией в современной системе международных экономических отношений. Более того, поток международных инвестиций приобрел большее значение в глобализационных процессах мировой экономики, чем международная торговля товарами и услугами.

На рубеже XX и XXI вв. суммарный объем инвестиционного оборота превзошел последние. Сегодня практически в мире нет стран, которые не участвовали бы в международной инвестиционной кооперации. Даже такие государства, как Куба, Северная Корея, пытаются в последние годы привлечь иностранные инвестиции.

Современные тенденции на мировом рынке в целом и в национальных экономиках в частности свидетельствуют о несомненном интересе развивающихся стран и стран переходной экономики к более широкому привлечению иностранного капитала. Это особенно характерно для России и других стран СНГ в связи с их активным участием в мировом экономическом процессе и членством в ведущих международных экономических организациях. Они, обладая широкими природными ресурсами и рабочей силой, постепенно ощущают недостаток в капиталах, новых технологиях, ноу-хау, которыми в избытке обладают индустриальные государства. Очевидно, что устойчивое развитие первых трудно представить без активного вовлечения в мировой экономический процесс и эффективного использования благоприятных в преимуществе прямых иностранных инвестиций.

Транснациональные связи между государственными реципиентами и зарубежными частными инвесторами способствуют более выгодному освоению полезных ископаемых, что выгодно как первым, так и вторым. Как правило, заключая инвестиционные соглашения, иностранные инвесторы вводят в действие промышленные, сельскохозяйственные или коммерческие.

При этом между развитыми странами произошла существенная перегруппировка сил. До конца 90-х гг. XX в. государства Европейского союза были крупнейшим источником прямых инвестиций, главным образом обменивая капиталы между собой. В отличие от американских инвесторов они проявляли интерес к другим регионам - реципиентам капитала. Но в 1998-1999 гг. произошла заметная активизация европейского капитала как внутри ЕС, так и за его пределами, прежде всего на американском рынке. Во многом благодаря массированным инвестициям национальных фирм в экономику США Англия в 1998 г. впервые смогла опередить мирового лидера и выйти на первое место в качестве источника прямых иностранных инвестиций.

Структура мировых инвестиционных потоков объясняется тем, что от мирового финансового кризиса в наибольшей степени пострадали развивающиеся страны и страны с переходной экономикой. Большинство из них в конце 1990-х гг. пережили хозяйственный спад или в лучшем случае замедление экономического роста. В развитых странах нестабильность международных финансовых рынков меньше отразились на состоянии реального сектора.

Таким образом, преобладающая доля ввоза и вывоза прямых инвестиций по-прежнему будет приходиться, по мнению ведущих специалистов, на зону индустриального и постиндустриального ядра мировой экономики. В обозримом будущем основными сферами притяжения таких инвестиций останутся финансово-банковский сектор, сфера услуг, прежде всего информационная, фармацевтика, биотехнология, электронная промышленность, наука и техноемкое машиностроение. В менее развитых регионах мира сохранят свою привлекательность такие геостратегические отрасли, как нефте- и газодобыча, некоторые секторы зарождающегося машиностроения, а также отдельные подотрасли аграрно-промышленного комплекса*(93).

Важное значение в международно-правовом регулировании иностранных инвестиций имеет дальнейшая либерализация международных экономических связей. Финансовые потрясения 1997-1998 гг. еще раз подтвердили эту истину. Дело в том, что эти события не переросли в серьезный экономический кризис мирового масштаба благодаря во многом приверженности правительств как пострадавших, так и остальных стран мирового сообщества принципам свободной торговли и обязательствам, взятыми на себя в рамках многосторонних соглашений под эгидой ГATT/ВТО. Если бы некоторые крупные государства поддались соблазну защитить свои внутренние рынки от наплыва подешевевших товаров из стран, валюты которых в 1997 и 1998 гг. сильно девальвировались, цепная реакция протекционизма могла бы, как в 20-х гг. XX в., охватить большую часть мирового рыночного пространства. В том, что этого не произошло, несомненная заслуга сложившихся к 1990-м гг. правил поведения государств на мировой арене и ВТО как мирового института, обеспечивающего их соблюдение*(94). Следует признать, что некоторые государства вынуждены были использовать защитные меры, но не выходя в основном за пределы положений ГАТТ/ВТО. И все же опасность рецидива протекционистских тенденций сохраняется.

Суммарный приток прямых иностранных инвестиций в страны-реципиенты достиг на рубеже XX и XXI вв. почти 700 млрд. долл. США против 28 млрд. долл. в 1975 г. По темпам роста трансграничное движение инвестиционных ресурсов в форме прямых иностранных инвестиций (ПИИ) далеко оторвалось от соответствующих показателей, характеризующих в масштабах всего мирового хозяйства динамику ВВП, промышленного производства, международной торговли*(95).

Что касается России, то на фоне глобальных мировых масштабов в привлечении и использовании иностранных инвестиций в последней четверти XX в. наша страна занимала очень скромную позицию*(96).

В свете вышеизложенного абсолютно бездоказательными представляются высказывания отдельных политических лидеров левого толка о засилии иностранного капитала в России. Кстати, боязнь иностранных капиталов в России является не новой. Не случайно еще Д.И. Менделеев в свое время призывал российскую власть и деловых людей не бояться прихода иностранного капитала, рассматривая это как очень полезное явление для развития страны.

Незначительные масштабы привлечения иностранных инвестиций в экономику России обусловлены общим неблагоприятным инвестиционным климатом - политическая нестабильность, затянувшийся кризис, незавершенность процесса перестройки экономики, коррупция и т.д. Не последнюю роль здесь играют и сложные проблемы в правовом регулировании иностранных инвестиций в России, в частности определенное несоответствие отечественного инвестиционного законодательства международно-правовым нормам, что также является целью нашего исследования.

<< | >>
Источник: И.З. Фархутдинов. Международное инвестиционное право и процесс. 2010

Еще по теме 2.1.1. Международные инвестиции в условиях глобализации: благоприятные возможности и риски:

  1. 3.5. Возможные риски: страхование, диверсификация, лимитирование и другие
  2. 3.6. Риски портфельных инвестиций
  3. 1.2.2. Проблемы суверенитета государств в условиях глобализации
  4. 8.2. Предпринимательство в условиях глобализации хозяйственной деятельности
  5. 1.2. Новые правовые парадигмы мироустройства в условиях глобализации
  6. 1.2.1. Воздействие глобализации на международное право
  7. Глава 9. Зарубежный опыт инвестиционной деятельности банков и возможности его использования в российских условиях
  8. § 5. Международная защита прав человека и процессы глобализации в современном мире
  9. 3.2. Особенности процесса транснационализации капитала и глобализации хозяйственной деятельности международных компаний на современном этапе
  10. Условия и предпосылки привлечения инвестиций на территорию муниципального образования
  11. Глава 1. Проблемы развития международного права в эпоху глобализации
  12. 3.4. Экономический выбор. Границы производственных возможностей и закон возрастания вмененных издержек (упущенных возможностей)
  13. Роль прибыли как источника финансирования инвестиций в условиях экономического спада