<<
>>

36.2 ГРУППОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ И ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТИПОВЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ

В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 205 УК РФ и ст. 24 ФЗ «О противодействии терроризму» в группу преступлений террористического характера входят 13 видов преступлений Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Тем самым, Законодатель в 2006 г. значительно расширил группу террористических деяний, включив в нее экстремистские преступления. Кроме того, федеральным законодательством диспозиции некоторых составов преступлений уточнены, несколько изменена их редакция. Особое значение с криминалистических позиций приобрело примечание «1» к ст. 205 УК РФ, разъясняющее понятие «финансирование терроризма». Законодатель установил, что «под финансированием терроризма … понимается предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренным ч.1 ст. 2051 УК РФ».

Криминалистическая характеристика преступлений является одним из основополагающих категорий методики расследования преступлений. Теоретическое и практическое значение криминалистической характеристики преступлений трудно переоценить. Обобщенная информация, содержащая в ней, является результатом всестороннего научного исследования по специальной программе значительного массива уголовных дел различных групп и видов. На основании этой обобщенной информации следователь, а также и оперативный сотрудник органов дознания могут сделать высоковероятностные выводы, построить обоснованную версионную систему и успешно проверить свои предположения. Обобщенная информация криминалистической характеристики преступлений является дополнительным источником данных для главного оружия следователя — сложного и многоэтапного процесса выдвижения и проверки версий.

Разумеется, обобщенная дополнительная информация, содержащаяся в криминалистической характеристике, соединяясь с недостаточными, нередко противоречивыми конкретными фактическими данными по делу, лишь повышает вероятность версионных выводов, но, тем не менее, существенно оптимизирует расследование. В процессе построения версий информация, содержащаяся в отдельных «ячейках» криминалистической характеристики, соединяется с конкретной фактической информацией по уголовному делу, что приводит к существенному обогащению информационной базы версий.

По уголовным дедам террористической направленности проблемная ситуация возникает в процессе установления заказчиков, организаторов, исполнителей и подстрекателей. При этом, следует иметь в виду, что нередко при совершении многих акций терроризма (захват заложников, угон судна воздушного или водного транспорта, террористический акт, вооруженный мятеж и т.д.) преступники не скрывают свои данные либо выступают под известными правоохранительным органам псевдонимами. В тех случаях, когда террористы уничтожаются или задерживаются, установить их личности, чаще всего, относительно легко, в ходе проведения оперативного отождествления, процессуального опознания, использования оперативно-справочных, крими-налистических, оперативно-розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и учетов, а также путем производства экспертиз. В то же время установить подлинных организаторов, идейных вдохновителей, лиц, финансирующих и вооружающих непосредственных исполнителей террористических акций, удается далеко не всегда.

Кроме того, если террористам удается скрыться после совершения преступлений, то возникают существенные трудности их розыска и задержания. Возникающие при этом проблемные и конфликтные ситуации преодолеваются путем выдвижения и проверки поисковых и розыскных версий. Поисковые версии выдвигаются следователями и сотрудниками оперативных структур для установления подлинных данных террористов, а розыскные версии направлены на выявление местонахождения известных лиц, скрывающихся от правосудия. Несмотря на различную направленность следственных и оперативно-розыскных версий, несовпадающие объемы и содержание фактических баз, все они имеют аналогичные структуры и однотипный поисковый (эвристический) механизм, которые можно отразить в следующей схеме.

В процессе проверки версий (V1, V2, V3) одна из них полностью подтверждается и трансформируется в достоверный вывод (например, версия — V1), а остальные версии опровергаются (фальсифицируются).

По уголовным делам террористической направленности эффективное построение и проверка следственных и оперативно-розыскных версий имеет особое значение, поскольку необходимо как можно быстрее минимизировать «устрашающий эффект» этих преступлений и устранить недоверие населения к возможностям правоохранительных органов и властных структур. Кроме того, быстрое задержание либо ликвидация террористов, совершивших преступления, их покровителей и пособников позволит предотвратить новые террористические деяния.

Одна из особенностей версионного процесса по преступлениям террористического характера заключается в множественности версий в отношении всех лиц, участвующих в совершении этих деликтов. В криминалистической характеристике террористических преступлений особое внимание обращено на групповой характер их совершения. Даже в тех случаях, когда террористическая акция совершается одним исполнителем, за «его спиной», как правило, стоят многочисленные организаторы, подстрекатели и пособники. Именно поэтому, в самом начале расследования необходимо выявить всю преступную цепочку или даже несколько таких цепочек, всесторонне анализируя исходные данные и производя поиск, а затем и розыск всех сообщников исполнителя. Нередко следственным путем установить все звенья этой цепочки невозможно, в силу их повышенной латентности. В этой ситуации следователь должен поручать сотрудничающим с ним оперативным работникам провести необходимые оперативно-розыскные мероприятия выявить замаскированных сообщников. Взаимодействие следователей и сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную работу, позволяет установить источники необходимой информации и преодолеть существенные трудности по уголовному делу.

После выявления организаторов и подстрекателей, следователи и опера-тивные работники должны изменить вектор версионного поиска с тем, чтобы, исследуя вновь полученную информацию, устанавливать новые эпизоды тер-рористических акций и новых лиц, их совершивших, то есть дополнить рас-следование новым направлением: от организаторов (подстрекателей) — к ранее нераскрытым эпизодам террористической деятельности.

Групповой характер террористической деятельности: классификация, организационные структуры и уровни

Почти все преступления террористического характера, совершенные в последние 15—20 лет были результатом деятельности организованных, в той или иной степени, криминальных трупп и формирований. Террористы-одиночки почти полностью уступили место террористическим группировкам. Более того, большинство террористических формирований, непосредственно осуществляющих данные деликты, входят в организации более высокого уровня, имеющие устойчивые межрегиональные и международные связи. В террористические группировки различной численности и уровня орга-низованности, действующие па территории России, могут входить граждане не только нашей страны, но и наемники из других стран. Все террористические формирования по степени их устойчивости, сплоченности и управляемости можно дифференцировать па следующие разновидности.

1) преступное сообщество (преступная организация) — сплоченное, хорошо управляемое формирование, организационная структура которого имеет несколько уровней и состоящее, как правило, из нескольких структурных и функциональных подразделений. Целью создания подобного сообщества является совершение значительных по своим масштабам террористических акций. Так, нападение на школу № 1 в г. Беслане 1-3 сентября 2004 т. было совершено преступным террористическим сообществом, в структуру которого входили снайперы, подрывники и женщины-смертницы.

Разновидностью преступного сообщества является объединение нескольких организованных террористических групп, созданных с той же целью. Например, нападения террористических банд на Дагестан было совершено крупнейшими преступными объединениями, возглавляемыми известными террористами Басаевым и Хаттабом.

Организованные террористические группы — устойчивые объединения лиц, планирующие совершить одно или несколько преступлений. Для организованной группы террористов характерно совершение не одного, а серии преступлений.

Совершение преступлений труппой лиц по предварительному сговору. Для деликтов террористической направленности подобная организационная структура не типична, поскольку отсутствуют признаки сплоченности, устойчивости и организованности.

4) Террористические акции могут быть совершены и одним человеком. Истории известны случаи подготовки и совершения посягательств на жизнь государственного или общественного деятеля — убийство Президента США А. Линкольна, убийство эрцгерцога Фердинанда в 1914 г., покушение на Л. И. Брежнева и т. д. Однако эти и другие немногочисленные факты не могут поколебать главную тенденцию террористической деятельности: его групповой характер. Эта тенденция в настоящее время лишь усиливается, в связи с преступной деятельностью таких международных террористических сообществ как «Аль-Каида», «Талибан», «ЭТА», «ИРА» и многие другие.

Организационная структура террористических формирований (объединений) может иметь:

двухуровневый характер (лидер и рядовые члены-исполнители);

многоуровневый характер. Подобная структура типична для крупных террористических формирований. Их организационная структура включает следующие звенья: лидер — штаб — преступные разведка и контрразведка — руководители отдельных групп — террористические группы исполнителей.

В террористических формированиях следует различать две руководящие фигуры: организатора и лидера группировки, хотя на первоначальном этапе создания преступного формирования организатор выполняет и функции руководителя. Однако в дальнейшем, руководителями (лидерами) терро-ристического формирования часто становится другое лицо, более подходящее по своим личным качествам для выполнения этой функции. Для террористической инфраструктуры характерен и такой, поистине зловещий субъект преступной деятельности как заказчик террористической операции. Заказчиком может быть руководитель более высокого уровня, отдающий приказ совершить преступление. В этом случае объект преступления может быть либо конкретизирован (например, Ш.Басаев отдал приказ о совершении убийства Президента Чеченской республики Рамзана Кадырова), либо иметь достаточно общий характер: совершить нападение на патруль милиции, либо обстрелять любые армейские казармы.

В террористическую подгруппу, непосредственно совершающую теракт либо иное преступление террористического характера, чаще всего, входят: руководитель подгруппы террористов; рядовые боевики; разведка; снайперы, подрывники, прикрытие, резерв.

От особенностей объекта террористического нападения, от его антитеррористической защиты и стоящих перед преступниками задач, также зависит организационная структура преступного формирования.

Террористические формирования осуществляют свою преступную деятельности с помощью лиц, непосредственно не входящих в структуру этих формирований. Однако их роль в процессе подготовки и реализации преступ-лений трудно переоценить, поскольку они поставляют террористам оружие, боеприпасы, ракетные комплексы, другое боепитание, снабжают боевиков транспортом, средствами связи, оказывают финансовую поддержку.

Особенности следственных ситуаций первоначального этапа рассле-дования преступлений террористической направленности

Особенности следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования уголовных дел о различных разновидностях террористических деяний, обусловлены, главным образом, следующими факторами:

во-первых, наличием или отсутствием достаточной исходной информации. В случаях достаточной информации возникают простые, непроблемные ситуации, а недостаток информации образует сложные проблемные ситуации;

во-вторых, тактико-психологический фактор, определяющий состояние конфликтных или бесконфликтных отношений между следователем и проти-востоящими ему по уголовному делу лицами. Отсутствие конфликтных отно-шений приводит к простой бесконфликтной ситуации, а наличие конфликта обуславливает возникновение сложной конфликтной ситуации.

В проблемных ситуациях в распоряжении следователей (следственной группы) находится информация, полученная в результате осмотра места происшествия; обысков; допросов оставшихся в живых потерпевших и свидетелей, а также подозреваемых, если их удалось задержать. Кроме того, следователи получают первые заключения специалистов и экспертов, проводящих взрывотехнические, пожарно-технические, баллистические, химические, медицинские и некоторые другие исследования.

Что касается оперативно-розыскных данных, то они являются результатом оперативного сопровождения следственных действий. Однако после установления хотя бы части лиц, участвующих в совершении теракции, ранее имеющиеся в отношении этих подозреваемых и всего террористического формирования оперативные данные, должны быть активно использованы в негласной и процессуальной деятельности.

В зависимости от объема и качества информации, данных об источниках потенциальных сведений, ситуации могут носить либо относительно простой или же сложный характер. Чаще всего, сложные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования, носят проблемный характер различной степени остроты. Проблемные ситуации разрешаются путем выдвижения и проверки следственных, оперативно-розыскных и комбинированных следственно-оперативных версий, а также с помощью широкого оперативного поиска и активизации негласных источников информации.

Конфликтные ситуации преодолеваются путем применения тактических приемов, тактико-психологических хитростей, методов опросов и допросов, с применением полиграфической техники, нейролингвистического программирования и рефлексивного моделирования возможной позиции и намерений противодействующего субъекта. Конфликтные ситуации обычно возникают с подозреваемыми, задержанными во время или же сразу после совершения преступления. Ошеломленные внезапным задержанием террористы, находящиеся под сильнейшим впечатлением неожиданного ареста либо психологически «замыкаются», не желая вступать в контакт со следователем, либо занимают явно негативную или даже агрессивную позицию, или же, не зная какими доказательствами располагает следователь, занимают позицию тактического ожидания. Во всех этих разновидностях конфликтной ситуации следователь применяет тактико-психологические методы и приемы, учитывая личностные качества конфликтующего субъекта, его функции в террористическом формировании и в расследуемом преступлении. Во всех случаях возникновения конфликтных ситуаций, их острота и трудности преодоления, зависят от объема доказательств. Поэтому задержанные с поличным на месте преступления или уличаемые доказательствами террористы довольно быстро меняют позицию конфликта и признают свою вину полностью или частично. В этом случае задача следователя состоит в принятии мер для полного тактического «разоружения» преступника и получения от него развернутых объективных показаний в отношении руководителей террористического формирования, планах и намерениях криминальной орга-низации.

Ситуации тактического риска также могут возникать в ходе расследования данной категории дел. Так, при осмотре места происшествия может возникнуть опасность взрыва при неожиданной «сработке» мины, взрывного устройства, обрушении обгоревших конструкций сооружения и т. д. В этих ситуациях необходимо, чтобы производству следственного осмотра предшествовало обследование территории саперами, взрывотехниками или сотрудниками пожарной охраны. Но для предварительного следствия характерным является другое проявление тактического риска, когда при производстве какого-либо процессуального действия подозреваемый пытается или совершает побег, нападение на следователя или других лиц, пытается уничтожить материалы дела, совершить иную провокацию. Еще более часто следователь в ситуации тактического риска неправильно выбирает момент и способ проведения какого-либо процессуального действия или тактического приема, в результате чего наступает негативный исход. Так, при плохо подготовленной и несвоевременно проведенной очной ставке может возникнуть риск отказа дающего правдивые показания свидетеля (обвиняемого, подозреваемого) от ранее сообщенных сведений под давлением стоящего на ложной позиции конфликтующего субъекта. Такой же негативный исход может наступить при производстве тактически и информационно необеспеченного предъявления для опознания.

Следует особо подчеркнуть, что возможность наступления ситуации тактического риска, и трудности ее преодоления значительно увеличиваются при ее сочетании с конфликтной ситуацией. Необходимо отметить, что неудачи действий следователя в комбинированной ситуации тактического риска и конфликта наступают не только на первоначальном, но и на последующих этапах, когда следователь психоло-гически успокаивается, теряет бдительность, а террорист, наоборот, маскирует конфликтную ситуацию, стремясь «переиграть» следователя и нанести ему поражение.

Успешное преодоление проблемных, конфликтных и тактически рискованных (венчурных) ситуаций возможно лишь при эффективном взаимодействии органов дознания и следователей, при проведении совместных тактико-оперативных операций, постоянном и активном оперативном сопровождении действий следователей, непрерывном обмене информацией и ее успешной реализации. Высокий уровень взаимодействия, наряду с другими рассмотренными факторами, оптимизирующими процесс расследования, позволит разрешить большинство сложных следственных ситуаций еще на первоначальном этапе расследования, создав прочный информационный и тактический фундамент для успешного завершения предварительного следствия.

Для оптимизации процессов предотвращения, пресечения, раскрытия и расследования террористических актов, правоохранительные органы должны теснейшим образом взаимодействовать с формированиями армии, авиации и флота, составляющими основные силовые структуры контртеррористической операции. Следует отметить, что чем раньше будет организовано это взаимодействие, чем содержательнее и эффективнее будет развиваться этот процесс, тем более эффективно выявленные и зафиксированные следы преступления и преступников, позволят ускорить процесс розыска скрывшихся преступников, опознать уничтоженных боевиков, раскрыть ранее совершенные ими криминальные деяния, установить их связи и сообщников, создать информационную базу для следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Кроме того, информация, полученная в ходе осмотра места совершения преступления и других первоначальных следственных действий в сочетании с результатами оперативно-розыскных мероприятий позволяет более успешно проводить войсковые и другие силовые операций по пресечению террористических акций и преследованию прорвавшихся боевиков, выявлению их баз и тренировочных лагерей, установлению каналов поступления боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатки и вооружения.

Необходимо особо подчеркнуть, что в сложных следственных ситуациях наиболее эффективным инструментом следователя является профессиональное проведение тактических операций - комплекс следственных, оперативно-розыскных, экспертных и других действий, направленных на решение важной промежуточной задачи, подчиненной конечной цели расследования.

Общая характеристика этапов расследования преступлений террористической направленности

В настоящее время в криминалистике прочно утвердилась научная концепция о трехэтапной структуре процесса расследования. В основе дифференциации этого процесса на первоначальный, последующий и заключительный этапы лежит известный принцип теории решений, в силу которого «стратегия последующего поиска обусловлена информацией, полученной на предыдущем этапе поиска».

Даже в тех случаях, когда возбуждению уголовного дела предшествует обстоятельная оперативно-розыскная разработка, информационная неопределенность на первоначальном этапе расследования, тем не менее, в той или иной степени, сохраняется. Так, перед нападением на г. Назрань в октябре 2005 г. были получены оперативным данные о примерной дате и плане нападения и численности боевиков. Однако преступники изменили сроки и намерения, совершив налет на город раньше, чем было задумано. Это ухудшило не только оперативную обстановку, затянуло время ликвидации бандитов, но и осложнило первоначальный этап контртеррористической операции, поскольку оперативные данные об участниках налета, их вожаках, нелегальных квартирах и явках, другие негласные сведения не в полной мере, соответствовали действительности. В связи с этим, следователи и оперативные работники вынуждены были преодолевать достаточно существенные трудности на первоначальном этапе расследования, существенно изменив его план, учитывая сложившуюся ситуацию. Такое положение характерно для предварительного следствия по делам о террористической деятельности. Более того, за задержанными террористами обычно тянется длинный шлейф «старых» нераскрытых преступлений, а поэтому состояние информационной неопределенности может сохраняться даже после преодоления проблемных ситуаций по возбужденному уголовному делу. Необходимо учесть также, что международный характер терроризма обусловил тщательное выявление всей преступной «биографии» подозреваемого и проверки его пребывания в других странах, совершение им ранее неизвестных преступлений. Таким образом, деление процесса расследования на этапы обусловлено, прежде всего:

1. Объемом и содержанием исходных данных, находящихся в распоряжении следователя в начале этапа;

2. Основными задачами, которые решаются на соответствующем этапе;

3. Типовыми следственными ситуациями, имеющими доминирующее значение для каждого из этапов.

4. Следственными, оперативно-розыскными, экспертными и иными действиями, направленными на разрешение стоящих задач.

Первоначальный этап расследования террористических преступлений характеризуется отсутствием достаточной информации, ее неопределенностью и противоречивостью. При этом необходимо учитывать следующие этапные особенности.

Проблемные ситуации возникают обычно на первоначальном этапе расследования, но при этом конкретное содержание искомого обстоятельства может быть различным. Так, при расследовании террористических актов трудности проблемного характера возникают в процессе установления и розыска неизвестных террористов или же розыска известных, публично заявивших о себе и целях преступления, боевиков.

Первоначальный этап расследования захвата заложников, в случае успешного завершения контртеррористической операции и задержания террористов, обычно характеризуется острыми конфликтными ситуациями. Что касается проблемных ситуаций, то они, в основном, разрешаются позднее, на последующем этапе расследования, когда возникает задача установления других эпизодов преступной деятельности, ранее неизвестных организаторов и пособников, а также проверки уже имеющихся данных о соучастниках захвата заложников. Решение этой задачи обусловлено тем, что исполнители захвата заложников, как правило, заявляют о своих требованиях, называют организацию, к которой они принадлежат и своих лидеров, от имени которых они действуют. Однако о том или другом факте захвата заложников часто сообщает не одна, а несколько террористических организаций, «вырывая пальму зла» друг у друга «для повышения преступного авторитета».

Точно также поступают террористы при угоне судна воздушного или водного транспорта, при совершении некоторых других преступлений, афишируя свои преступные организации, своих вожаков и себя.

Что касается, ситуаций тактического риска, то они возникают не только на первоначальном этапе расследования преступлений террористической направленности, поскольку действия следователей, даже несмотря на выбор наиболее оптимальных, могут не принести желаемых результатов, то есть отсутствует гарантия обязательного достижения намеченной цели (выполнения задачи). Срыв операции или отдельного следственного действия и наступление тяжелых последствий, таковы возможные негативные результаты неудачного разрешения ситуации тактического риска. Так, подозреваемые террористы, которые на первоначальном этапе давали правдивые показания, при проведении очных ставок отказываются от своих прежних показаний. Нередко тактический риск проявляется при предъявлении для опознания и производстве некоторых других следственных действий. Разумеется, деятельность оперативных работников в условиях риска может привести к еще более тяжелым последствиям, из-за значительно большей остроты этой разновидности ситуаций.

Кроме ситуационных особенностей каждый этап характеризуется типовым составом следственных действий. Любой из этапов процесса расследования связан с производством наиболее типичных следственных действий, необходимость производства которых обусловлена выполнением «этапных» задач.

<< | >>
Источник: Л.Я. Драпкин, В.Н. Карагодин. КРИМИНАЛИСТИКА. 2011

Еще по теме 36.2 ГРУППОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ И ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТИПОВЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ:

  1. 33.1. ГРУППОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. Глава 36 РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ
  3. § 2. ТИПИЧНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ СИТУАЦИИ И ПЛАНИРОВАНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  4. 3.2. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ И ЕЕ ЛОГИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
  5. 21.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  6. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  7. 35.3. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ АВТОТРАНСПОРТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В УСЛОВИЯХ РАЗЛИЧНЫХ СИТУАЦИЙ
  8. 32.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
  9. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  10. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ (ПРОИСШЕСТВИЙ)
  11. 35.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АВТОТРАНСПОРТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  12. § 1. Криминалистическая характеристика экологических преступлений
  13. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ДАННОЙ КАТЕГОРИИ
  14. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  15. § 1. РОДОВАЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ
  16. § 1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ПОДЛЕЖАЩИЕ ДОКАЗЫВАНИЮ