<<
>>

6.2 Становление основных экономических субъектов российского социума

Видимо, именно в период залоговых аукционов (1995-1997 гг.) и происходило становление такого институционального экономического субъекта как крупный российский бизнес (пока назовем его так), который организационно стал оформляться в компании и интегрированные бизнес-группы (ИБГ).
Судя "по хронике событий" или эмпирическим данным руководили этими процессами определенные персоны или "физические лица", то есть те самые индивидуальные субъекты, как исходные, в период классического капитализма, действующие лица. Только, в отличие от классического капитализма субъектность этих лиц носила не массовый и даже не узко классовый, а скорее узко элитарный характер. В той мере, в которой к этим процессам не было доступа (ни в какой форме к этому времени) широким массам (работникам тех предприятий, которые скупались представителями банковского сектора экономики), мы говорим об узко-элитарном характере капиталистической субъектности в российской экономике. Здесь наблюдается обратный классическому капитализму процесс формирования институциональных экономических субъектов: в наших условиях институциональные субъекты буквально создавались "узким кругом" индивидуальных экономических субъектов.

В то время как на Западе эти процессы происходили постепенно и не так целенаправленно. Основанием для них служили процессы капиталистического накопления, концентрации капитала и производства. Поэтому там процесс ин- ституциализации не был столь персонализирован, а скорее был "омассовлен". Кстати, тот факт, что у нас так быстро удалось создать адекватные структуры крупного бизнеса, институализировать процесс капиталистических преобразований и производственные отношения только потому, что предприятия, преимущественно в качестве хозяйственно-прозводственных, и в меньшей степени - экономических единиц, уже были созданы в предшествующем нашем буржуазном развитии. Прежде в экономике уже была и индустриализация (в основном, экстенсивная), и очаги крупного монополизированного производства, и формальное освобождение работников (крестьян), но не было одного - индивидуальной экономической активности как всеобщего явления.

Однако для становления такого функционального экономического субъекта, как фирма недостаточно тех преобразований в производственных отношениях, которые происходят на уровне исходного отношения системы. Для того, чтобы социально-экономические субъекты: индивиды или институты, - превратились в фирму (или домохозяйство) необходим экономический рост, накопление, восстановление воспроизводственного цикла, рыночно- капиталистические мотивы повседневного поведения данного субъекта, вернее его представителей и функционеров - индивидов в лице персонала управляющих, наемных рабочих, высших менеджеров, да и собственников (акционеров), в том числе.

В российской хозяйственно-экономической системе пока эти два экономических лица - менеджеры и собственники, не разделены (или уже сращены), что противоречит сущности крупного бизнеса - феномена эпохи акционерного, корпоративного капитала. Эффективность хозяйственной деятельности, адек-ватная организационной форме - корпорации требует разделения таких функций хозяйствующего субъекта как ответственность и принятие риска, с одной стороны, и управления, - с другой.

Такое разделение обеспечивается акционер-ной или корпоративной формой собственности.

Процессы приватизации и постприватизационной стабилизации экономики свидетельствует в пользу существования у нас пока социально- экономических, а не функциональных экономических субъектов, а также о том, что мы повторяем все необходимые ступени становления капитализма, не пройденные ранее, в том числе, предпринимательства как индивидуальной экономической активности. Но, как всегда, есть особенности: эта индивидуальная экономическая активность доступна пока опять только единицам.

Для того, чтобы сложились фирмы, как функциональные экономические субъекты, требуется целый ряд условий:

превращение предприятия, как производственной единицы в предприятие - хозяйственно-экономический субъект;

формирование мотивов экономической деятельности (а по сути интересов), содержанием которых были бы максимизация прибыли и экономическая эффективность. В деятельности и поведении субъектов трансформационной экономики пока преобладают другие мотивы (не всегда хозяйственные и, тем более, - не экономические): выживание, стремление обладать как можно большим количеством ресурсов, власть, престиж и т.д., но только не рациональное использование этих ресурсов и не экономическая эффективность;

для становления фирмы, как функционального субъекта необходимы рынки и соответствующие им рыночные структуры;

государство, как партнер фирмы;

- домашнее хозяйство, как экономический субъект.

В последнее время исследование крупного российского бизнеса идет в русле выяснения процессов распределения и перераспределения собственности между различными структурами, образующими собой этот сектор экономики и организующими его. Однако пока речь, в основном, идет о процессах и тенденциях, выраженных их количественными характеристиками и параметрами. Исследуются, как уже отмечалось, масштабы и направления перераспределения бывшей государственной собственности, переструктуризация ее новых носителей, влияние различных комбинаций структуры собственности внутри предприятий на результаты их деятельности и эффективность использования ресурсов, а также на инвестиционный процесс. Проблема же требует качественного анализа и определения, и не просто качественного, а специфически социально- экономически качественного.

Начнем с того, что "крупный бизнес", будучи составной частью или даже образуя сектор экономики, в то же время, в своих организационных формах представляет собой институциональный экономический субъект, в противопо-ложность индивидуальному и социально-классовому, - это, во-первых. Во вто-рых, внутри себя он должен быть расчленен на различные типы таких функ-циональных экономических субъектов, как фирма (вернее, на различные типы фирм). Однако, следует иметь в виду, что качественное определение крупного бизнеса все равно наталкивается на проблему определения понятия и в количе-ственном аспекте: так как в самом названии слово "крупный" уже предполагает количественный или масштабный подход.

Здесь возможно более подходящим именно для сущностно- содержательного определения данного явления обратиться к понятию "корпоративный бизнес", "корпоративный сектор". В любом случае надо искать "выше", то есть среди социально-экономических субъектов, как носителей специфически исторических производственных отношений. В этом смысле, компании, корпорации, ФПГ, ИБГ (интегрированные бизнес-группы), и другие носители, "агенты крупного бизнеса" являются прямыми наследниками капиталистов-предпринимателей - "носителей сущностных сил капитала", с одной стороны, и экономически активных и экономически свободных индивидов, - с другой. Они отделены от своих "предков" множеством посредствующих звеньев, состоящих из других вещных, институциональных структур и образований. Именно как носители сущностных сил капитала, они предназначены отвечать за капиталистическое накопление ("двигать" инвестиционный процесс и обеспечивать экономический рост). В этом состоит одно из качественных определений крупного бизнеса. Кроме этого персоны и структуры крупного российского бизнеса еще замещают собой (выполняют соответствующие функции) или создают-воссоздают недостающие для капиталистически-рыночной экономики элементы: структуры-организации, рынки и институты, как правила и нормы.

Крупный бизнес в лице компаний, ИБГ и др., правда, в разной степени, вынужден в процессе своего формирования также формировать (строить, организовывать), что под силу только институциональным субъектам, и другие структуры и институты в экономике. В странах развитого капитализма крупный бизнес может вытеснять другие структуры и институты, тем самым, замещая их. В трансформационной экономике - прежде чем замещать, их создают. Главное отличие российской трансформационной системы от системы классического капитализма состоит, может быть в том, что именно крупный бизнес, а не рыночная стихия (способствуя концентрации производства, экспансии капитала в другие отрасли и сферы человеческой деятельности) и не государство (путем протекционизма или колониальных захватов) строят капитализм для себя. Впрочем, вопрос о роли государства в наших нынешних трансформациях должен стоять отдельно. Здесь же заметим, что оно все-таки "выполнило свою миссию" в создании нашего корпоративного сектора, хотя бы в процессе залоговых аукционов. Надо не забывать и о том, что производственно- технологическая база для крупного бизнеса была создана в виде крупной индустрии в советский период нашего "буржуазного" развития.

Становление у нас корпоративного сектора, и некоторых других рыноч- но-капиталистических хозяйственных форм в период 90-х годов, в целом соответствует логике развития и становления этих форм классического типа, иногда, правда, с "обратным знаком".

Что касается так называемого "мелкого" и "мельчайшего" бизнеса в его разных видах и формах, то он и представляет тот самый тип индивидуального экономического субъекта, представленного "мелким производителем", "работающим собственником", предпринимателем и предпринимателем капиталистом. Но, в отличие от крупного бизнеса, носители мелкого бизнеса двойственны: с одной стороны, они - носители предпринимательства, как специфически капиталистической активности индивида и представляют персонификацию основного отношения. С другой, - они есть "простые товаропроизводители", как носители экономической свободы, для которых их жизненные условия в основном остаются случайными (Маркс), в отличие от гарантированных, вследствие концентрации ресурсов, средств производства и т.д., для крупного бизнеса.

Мелкий бизнес несет в себе "работающего собственника" или "собственника-работника". Задача мелкого бизнеса - воспроизводство повседневности товарного производства и рыночных отношений, а также их механизмов: свободы экономического выбора, конкуренции и др. В этом качестве они олицетворяют исходное отношение системы. Функции этого сектора экономики и его носителей, вытекают из этой задачи: в основном те, которые на него возлагает "социальное государство" - создание дополнительных рабочих мест в условиях макроэкономического спада, быть носителем массовых сбережений, массового спроса и пр.

В мелком бизнесе более полно обнаруживается связь его представителей с исходными предпосылками и свойствами рыночно-капиталистической экономики. Здесь ниже степень институализации индивидуальной экономической активности и выше уровень социально-экономической "субъектности", по сравнению с сектороме крупного бизнеса. В то же время на Западе мелкий бизнес уже должен рассматриваться как продукт капиталистического воспроизводства, так как представлен, в основном, институтами, вернее, субъектами институционального происхождения, но функционального характера. В трансформационной экономике он представлен именно индивидами (индивидуально-трудовая деятельность "без образования юридического лица", которая пока еще преобла-дает в этом секторе), формирующими социальную группу мелких собственников-работников, торговцев, фермеров и т.д. (тех, кого раньше называли мелкой буржуазией), как носителей мелкотоварных производственных отношений. Ин-ституты, которые на функциональном уровне представлены соответствующими структурами-организациями-фирмами (частно-индивидуальными и партнер-скими) не получили еще повсеместного распространения.

<< | >>
Источник: С. Н. Булганина. ПРИРОДА И СТРУКТУРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ. 2003 {original}

Еще по теме 6.2 Становление основных экономических субъектов российского социума:

  1. 5.1 Становление экономических субъектов в истории и логике российского капитализма
  2. 4.1 Глобализация как преобразование структуры экономических субъектов буржуазного социума
  3. 6.3 Степень зрелости основных субъектов формирующейся экономической системы и их функции
  4. Глава 2 Основные типы экономических субъектов: характер и эво-люция
  5. Глава 1 Субъекты хозяйственной деятельности: сравнительный анализ постановки и решения проблемы основными школами экономической теории
  6. 7.3. Основания прекращения долговых обязательств Российской Федерации, ее субъекта и муниципального образования, их списание с государственного долга Российской Федерации и ее субъекта, муниципального долга
  7. 2. Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования как субъекты информационного права
  8. 2. Экономические предпосылки ликвидации крепостничества. Отмена крепостного права. Расслоение российской деревни. Основные типы сельских хозяйств и их характеристика
  9. § 1. История становления арбитражных судов в Российской Федерации
  10. Обшая характеристика становления российской банковской системы
  11. Тема 21. Становление российского предпринимательства в переходной экономике
  12. 7.4. Ответственность по долговым обязательствам Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований