<<
>>

Неоэкономика в истории и логике хозяйственной деятельности человека.

Прежде, чем приступить к российским проблемам сектора новой экономики, или информационного производства и выяснению роли экономических субъектов в его становлении, все-таки придется возвратиться к ряду методологически не выясненных вопросов, связанных с этим феноменом.
Без них нельзя увидеть и в российской действительности какие-либо хозяйственно- экономические формы в качестве экономических категорий, т.е. изложить проблемы трансформационной экономики на языке экономической теории. К тому же российская действительность - это, скорее всего, в какой-то степени действительность буржуазная, а большинство наших проблем - это проблемы буржуазного социума, в зеркале которого мы и сможем лучше себя разглядеть.

Чтобы приблизиться к пониманию процессов персонификации хозяйственной деятельности в трансформационной экономике, попробуем еще раз обратиться к изменяющимся экономическим системам развитого капитализма, в которых формируются "неоэкономические" отношения. Здесь необходимо будет еще не раз выяснять, каковы же параметры и основные характеристики не- оэкономики? Ответ на этот вопрос позволит определить ее историческое место, как совокупности явлений и процессов, происходящих, в первую очередь, в хозяйственной жизни ныне в странах Запада и даже Востока, и, которые, есте-ственно, касаются и нас; явлений, отличающихся от прежних, устоявшихся форм своего существования, наблюдаемых в течение последних нескольких столетий. Речь идет об определении места новой экономики в поступательном (если таковое признается) или нелинейном (что не исключает поступательного) движении человечества. В свою очередь, выяснение исторического места не-оэкономики позволит и содержательно ее рассмотреть.

Чем же определяются эти параметры и характеристики? Какими факторами и предпосылками? Конечно, во многом, факторами и предпосылками, сложившимися как результат предшествующего развития.

В качестве таковых мы имеем индустриальную технологическую базу общественного производства, капиталистическую форму хозяйства, включающую и специфическую форму присвоения - отчуждения предпосылок и результатов производства, и преимущественно рыночные способы координации поведения участников хозяйственных процессов и распределения ресурсов. Имеем буржуазное мироотноше- ние и мировоззрение, в которых преобладают полезностное и ценностно нейтральное видение мира с гипертрофированным значением категории количества. Имеем удачно реализованный масштабный проект общества массового потребления (как апофеоз буржуазного мировоззрения). Имеем развитый индивидуализм и почти разрушенную личную зависимость, основанную в прошлом на привязанности к земле и земельной собственности. Вот из этих и других капиталистических предпосылок вырастает неоэкономика, которая, на первый взгляд, представляет собой принципиально другую систему, имеющую другие основания и другие предпосылки, а значит и другие результаты. Так ли это?

В полной мере дать характеристику оснований и предпосылок, а тем более, результатов этой системы сегодня скорее всего не удастся - степень зрелости не та, чтобы сделать это в соответствующих категориях. Вот почему мы пока вынуждены работать, с одной стороны, с прежним категориальным рядом, заимствованным из анализа индустриальной системы или из прежнего, старого капитализма, а с другой, - вести поиск нового категориального языка.

В первом представлении неоэкономика выступает как сектор наукоемких производств и компаний, основным ресурсом которых являются электронные технологии. По своим же социально-экономическим характеристикам она представляет позднекапиталистические формы хозяйствования. Если это так, то в этом секторе сохраняются или продолжают функционировать такие же экономические категории (стоимость, капитал, прибыль и др.), что и в традиционном, индустриальном секторе. Известно, что эти формы подверглись модификации. В то же время остаются не выясненными характер и направление этой модификации, выяснение которых - одна из задач современной экономической теории, решаемой по-разному ее разными направлениями и школами.

Можно попытаться выяснить свойства неоэкономики, взглянув на нее с позиции истории и логики хозяйственной деятельности человека, в которой можно выявить несколько уровней, а в каждом из которых - несколько этапов. Несмотря на то, что мы уже их рассматривали, придется еще раз к ним вернуться.

Первый уровень позволяет ответить на вопрос: что является предметом и целью человеческой деятельности?. Здесь выделяются этапы развития, в рамках которых преобладает либо производство жизненных средств существования человека (в доиндустриальную эпоху - преимущественно производство продуктов питания; в индустриальную - преимущественно производство вещных средств к жизни; в постиндустриальную - производство "знаковых средств к жизни" или информации), либо производство самого человека как личности.

Второй уровень содержательно характеризуется общественной формой производства или способом общения индивидов в процессе создания ими мате-риальных и духовных благ. Здесь позволим себе напомнить известные этапы - экономические формации общества: первобытно-общинную; рабовладельческую в трех своих основных ипостасях (азиатской, античной и восточнославянской); феодальную тоже в нескольких формах (западно-европейской, в основе, которой лежала германская община с ее чистой частной собственностью - будущей колыбелью капитализма; азиатской в форме кочевого феодализма и других), и, наконец, капиталистическую или буржуазную формацию. Таковы основные на сегодняшний день, более или менее четко характеризуемые ступени развития общественной формы производства индивидов.

Третий уровень человеческой деятельности и ее истории определяется тем, в каком качестве предстают индивиды, будучи ее субъектами и творцами: непосредственно выступая таковыми в каждом акте своей деятельности, беря на себя всю меру ответственности за свои действия; или опосредованно, в том числе и в превратных формах. Здесь также известны этапы человеческой истории: эпоха личной зависимости, эпоха вещной зависимости и эпоха свободной индивидуальности.

Здесь нас интересуют, в первую очередь, первый и третий уровни и связанные с ними этапы человеческой деятельности. Если принять во внимание вышеприведенную периодизацию, то можно увидеть место неоэкономики, как социально-экономического феномена, предпосылки которого, в виде возрастающей роли знаний и науки, уже сложились в индустриальную эпоху для обеспечения роста производительности труда в вещном производстве. История хозяйственной деятельности показывает, что в ее содержании и характере происходит смена целей и приоритетов: то, что было средством, становится целью. Производство знаний и информации в эпоху позднего капитализма (информационного общества или посткапитализма, или неоэкономики) стало выступать как цель деятельности, хозяйственной, экономической, в том числе. Условием, предпосылкой, фактором (?!), позволяющим наращивать производство знаковых средств к жизни и вещных средств их производства, хранения, передачи и распространения, становится человек и его интеллектуальные и, даже, духовные способности.

Важный вопрос, во многих своих аспектах пока не изученный, заключается в том, каково же не техническое или технологическое содержание знаковых средств, а их социально-экономическое содержание? Знаковые средства, будучи продуктом идеальной деятельности, охватывают широкий круг явлений, без которых трудно представить себе жизнь современного человека: от книг, кинофильмов, компьютерных программ до управленческих, социальных и политических технологий, прав собственности и, так называемых, фондовых ценностей. Большинство из них имеют материально-вещественно-вещных носителей, а для пользования ими требуются специальные устройства. Что касается социально-экономической стороны как неоэкономики, так и знаковых средств (привычнее - знаний, информации), то в литературе она представлена пока недостаточно.

В то же время, для создания целостного представления о неоэкономике (или об информационном, или постиндустриальном обществе, или производстве) в едином категориальном пространстве необходимы соответствующие уровню поставленной задачи исходные предпосылки.

Социально- экономическое содержание вещного производства в категориях товара, стоимости, капитала или полезности, рационального выбора, общего экономического равновесия, а также в категориях неоинституциализма: ограниченной рациональности, трансакционных издержек, специфических ресурсов, прав собственности и контрактных отношений - экономической наукой уже в той или иной степени отражено.

Производство собственно знаковых средств (хотелось бы отвлечься от их материально-вещественно-вещных носителей), как содержание неоэкономики, может послужить не только объектом политико-экономического исследования, но и отправной точкой для понимания положения и характера самого индивида в его современном бытии, в том числе и хозяйственном. Ведь, как уже было отмечено ранее, условием роста производства информации и знаний является развитие самого человека и его способностей. По логике смены приоритетов и целей человеческой деятельности, наблюдаемой в предшествующей истории человечества, на следующем этапе в качестве цели общественного воспроизводства должен бы выступать сам человек , как особенная личность. Но это, так сказать, дело времени. А что сейчас? Изменилось ли положение индивида в общественном производстве, в отношении к своей деятельности, ее предпосылкам и результатам?

<< | >>
Источник: С. Н. Булганина. ПРИРОДА И СТРУКТУРА ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ. 2003

Еще по теме Неоэкономика в истории и логике хозяйственной деятельности человека.:

  1. 5.1 Становление экономических субъектов в истории и логике российского капитализма
  2. 1.5. История развития предпринимательского (хозяйственного) права
  3. 2.1. Развитие законодательства, регулирующего хозяйственную деятельность. Значение Гражданского кодекса в регулировании предпринимательской деятельности
  4. ПРОВЕРКА ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  5. ГЛАВА 1 Появление хозяйственной деятельности и ее развитие с С по XI тысячелетие до н. э.
  6. Субъектное структурирование хозяйственной деятельности
  7. 13.3. Анализ хозяйственно-финансовой деятельности предприятия
  8. 2.3 Философия языка "Трактата": логика языка versus логика мышления
  9. Статья 152. Хозяйственная деятельность товарищества собственников жилья
  10. 8.2. Предпринимательство в условиях глобализации хозяйственной деятельности
  11. Субъект хозяйственной деятельности и механизм функционирования рынка.
  12. 13.4. Планирование хозяйственно-финансовой деятельности предприятия