<<
>>

КРИТИКА РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Чем мы поступимся, если откажемся от рациональности? Понятно, что совершенно иррациональное поведение, в отличие от рационального, не моделируемо. Рациональность означает просто некоторое присутствие логики в наших действиях.
Идея отказа от рациональности имеет длинную историю в экономической науке. Но мы здесь не будем касаться дискуссий на этот счет, которые велись в конце XIX - начале XX вв., и перейдем сразу к концепции, заложившей основу как современного институционального подхода, так и целого ряда модификаций других социальных наук. Речь идет о концепции ограниченной рациональности (bounded rationality), предложенной выдающимся социальным психологом Гербертом Саймоном (Herbert Simon), чьи работы появились в 50-ые гг. нашего века. Концепция заслуживает того, чтобы на ней подробнее остановиться, ибо она позволила значительно модифицировать - и реалистично модифицировать, что очень важно! - поведенческие предпосылки неоклассической теории. Насколько эта концепция реализуется в экономической теории?

Саймон говорил, что человек не является ЭВМ, что его счетные способности ограничены биологически. Да, в Индии живут девушки, которые в свои 14-15 лет складывают, множат, извлекают квадратный корень из шестизначных цифр. Но обычный человек этого делать не может. Оперируя на рынке, он в какой-то момент прекращает вычисления, ибо не может подсчитать все - его способности ограничены. Поэтому предпосылка, что все вычисления, которые делает человек, точны и мгновенны, является ложной, и брать ее в качестве предпосылки экономической теории в том виде, в каком это делалось, нельзя. Нет человека, который бы все время точно вычислял свою выгоду. Человек может ошибаться и, более того, ошибается постоянно. А как тогда доказывать его рациональное поведение? Дело в том, что человек, не способный правильно посчитать все, тем не менее, может правильно посчитать что-то, он стремится вести себя рационально.

Это и есть основная идея ограниченной рациональности: не то что человек ведет себя рационально, но он стремится к этому.

Итак, человек способен вести себя рационально, т.е. считать деньги, до определенного ментального предела. Однако он прекращает свои расчеты прежде, чем его достигнет. Чем же определяется этот более ранний уровень, на котором останавливается человек? Скажем, если вы пошли покупать спички, вы их купите в первом же ларьке. А человек, который ищет, где бы ему купить спички подешевле, либо закупает их на год, либо он сумасшедший, потому что только сумасшедший потратит бездну времени на такую покупку.

Понятие «bounded rationality» - очень важное понятие, ибо через него вводится представление о том, что получение информации связано с издержками. Речь идет о трансакционных информационных издержках, обусловленных необходимостью вычисления, обработки информации (их анализом занимается институциональная экономика). В концепции Саймона это временные издержки, но время тоже имеет ценность.

В жизни люди стремятся вести себя рационально, для чего выбирают некую стратегию поведения. Существует три характеристики такой стратегии.

Во-первых, люди закладываются на непредвиденные обстоятельства и, тратя ресурс, оставляют себе резерв. С точки зрения совершенного рынка, такое поведение человека нерационально - часть денег у него лежит мертвым грузом, в то время как он мог бы, скажем, купить на них «Мерседес». Однако человек сознательно отказывается от удовлетворения части своих потребностей, чтобы создать резерв. Следует заметить, что идея формирования резерва уже не укладывается в классическую теорию равновесия. Она делает ее в значительной степени умозрительной, не работающей в конкретных обстоятельствах.

Во-вторых, люди предпочитают не тратить силы, каждый раз заново определяя, как им надо себя вести, а используют какие-то модели поведения, которые применительно к данной операции удались им или их знакомым прежде. Т.е. люди пытаются выявить некие стереотипы поведения и следовать им.

Например, некто все время покупает макароны в определенном магазине, потому что однажды ему там продали хорошие макароны. Если бы он каждый раз обходил все магазины в округе, он, вероятно, нашел бы макароны такого же качества от того же производителя дешевле. Но время, потраченное на поиски, в денежном выражении стоило бы куда больше, нежели сумма, сэкономленная им за счет покупки более дешевых макарон. Такое его поведение рационально: он тратит меньше времени и сил на покупку макарон (т.е. меньше ресурсов).

Повторяющееся действие формирует стереотип поведения. Упомянутый некто уже выработал свой стереотип, или свою модель поведения применительно к покупке макарон. Его модель оптимальна, но она оптимальна не универсально, а локально. Она один раз ему удалась, и он воспроизводит ее в своем поведении, пока не сталкивается с тем, что из купленных им макарон выползает таракан. Тогда он с проклятьями швыряет макароны в продавщицу и начинает обход всех магазинов подряд. Т.е. должно случиться нечто, что опровергло бы его модель поведения.

Другой пример. Чем объяснить неэффективность нашей экономики на уровне предприятий? Примерно в 1990 г. советское плановое хозяйство рухнуло. В тот момент наши предприятия имели некоторые связи, оставшиеся от планового хозяйства, но ни одно предприятие не умело работать с источниками информации. В этой ситуации одни предприятия воспроизводили связи со своими старыми поставщиками (более чем рациональное поведение!), а другие попробовали ринуться на внешний рынок, сменить поставщика и разорились.

В-третьих, люди стремятся к упрощению условий заключаемых контрактов. Мы постоянно сталкиваемся с хозяйственными спорами, вызванными тем, что люди не до конца договорились, дописали свое соглашение.

Пример из практики ВШЭ. Мы закупили партию компьютеров, причем на деньги Комиссии Евросоюза, которая переводит их на счет некой фирмы в Европе при том условии, что компьютеры уже находятся в России. Когда вся операция была проведена (а пришлась она на конец августа 1998 г.), мы получили письмо от этой фирмы, где говорилось, что в связи с форс-мажорными обстоятельствами и в России, и в мире они не могут поставить нам компьютеры.

Естественно, мы заставили их эти компьютеры поставить. Но сама проблема возникла потому, что они вольно трактовали понятие «форс- мажор». У них никакого форс-мажора не было: на их счет были переведены деньги еще до того, как изменились курсы валют. Но так как в контракте был записан пункт о форс-мажорных обстоятельствах, они решили разослать всем под копирку это письмо с отказом от поставки.

Существует английская традиция борьбы с недоопределенностью контракта. Англичане составляют длинные-предлинные контракты, в которых пытаются предусмотреть все возможные параметры, ведущие к отказу от сделки (включая высоту волны цунами). Континентальная традиция больше опирается на арбитражные разбирательства, полагая, что арбитражные органы будут на уровне здравого смысла разбирать, какова должна быть высота этой волны. Люди предпочитают не заключать чрезмерно длинных контрактов, ибо тогда они будут слишком сложны для понимания. Ведь если у вас, допустим, есть 150 контрактов, вам потребуется нанять немало юристов, чтобы их осмыслить и подписать не в убыток себе. И люди стараются опереться на здравый смысл, фиксируя в контракте лишь то, что они смогут понять и проконтролировать.

<< | >>
Источник: Я. И. Кузьминов, М. М. Юдкевич. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА КУРС ЛЕКЦИЙ. 1999

Еще по теме КРИТИКА РАЦИОНАЛЬНОСТИ:

  1. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ПОТРЕБИТЕЛЯ, экономическая рациональность
  2. 12.3.2 Критика «машинного функционализма»
  3. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ
  4. Типы научной рациональности
  5. 2.2. Принцип рациональности деятельности «человека экономического»
  6. 9.1. Понятие рационального использования земель
  7. КРИТИКА МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО ИНДИВИДУАЛИЗМА
  8. ГИПОТЕЗА РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  9. КРИТИКА СКЕПТИЦИЗМА В НОВОЙ АКАДЕМИИ
  10. 13.3.2 Критика бихевиоризма
  11. 7.1.4. Критика правительственного регулирования ценообразования естественных монополий
  12. § 4. Критика основных положений теории Ж. Пиаже
  13. КРИТИКА ПРЕДПОСЫЛКИ О ДВУХ ИЗМЕРЕНИЯХ ТОВАРА
  14. 4. Научная рациональность и проблема диалога культур