<<
>>

7.7. Экономика СССР в конце 20-сер. 30-гг

Конец 20-начало 30-х гг. ознаменовались коренным поворотом в экономической политике. Был взят курс на структурную перестройку экономики путем индустриализации промышленности и коллективизации сельского хозяйства.

Реорганизация хозяйственного механизма в промышленности связана с реформами 1929–1932 гг., которые продолжили и завершили процесс ограничения сферы товарно-денежных отношений и расширения организационно-распределительных отношений, обозначившийся с середины 20-х годов (табл. 16).

Таблица 16 Система экономических реформ 1929–1932 гг.

Таблица 16

Система экономических реформ 1929–1932 гг.

Важнейшая отличительная черта реформ 1929–1932 гг. – расхождение между формой и содержанием. Формально они были направлены на демократизацию управления, углубление экономических методов, охват хозрасчетными отношениями различных уровней хозяйствования: объединений – предприятий– цехов, участков, бригад. Реально же привели к образованию административно-командной системы управления промышленностью, а затем и сельского хозяйства. Механизм управления аграрным сектором имел свои особенности, связанные с использованием внеэкономических методов хозяйствования.

Основные черты механизма управления колхозами:

¦ установление «сверху» всех производственных заданий;

¦ ликвидация системы сельскохозяйственной кооперации;

¦ личное подсобное хозяйство как основной источник доходов колхозников;

¦ «прикрепление» к колхозам его членов с помощью паспортной системы;

¦ сосредоточение машинной техники в государственной собственности (МТС);

¦ натуральная оплата за используемую государственную технику на неэквивалентной основе;

¦ обязательные поставки колхозной продукции государству, имевшие силу и характер налога.

В совхозах практически применялись те же методы хозяйствования, что и на промышленных государственных предприятиях.

В начале 30-х гг. происходит почти полное вытеснение частного капитала из различных секторов экономики. Так, если в 1928 г. доля частных предприятий в промышленности составляла 18 %, то в 1933 г. – всего 0,5 %. В сельском хозяйстве этот процесс имел такую динамику: с 97 % в 1928 г. до 20 % в 1933 г., в розничной торговле – с 24 % до нуля. К этому же времени были практически аннулированы все иностранные концессии.

Составной частью процесса огосударствления экономики стало планирование, принявшее с 1927 г. форму государственного диктата. Госплан стал разрабатывать директивные указания, содержавшие более или менее точно определенные количественные объемы производства каждого вида продукции и качественные контуры плана, которые в виде заданий развертывались по плановым комиссиям наркоматов и экономических районов, а те готовили свои предложения, затем наступал этап балансовой увязки полученных материалов в рамках единого государственного хозяйственного плана. При данной схеме было неизбежно планирование от достигнутого, превращение плановой установки в директиву, которую нужно выполнять любой ценой. Мерой успеха становились досрочность выполнения заданий, ежегодное повышение уровня производства. Переход к преимущественно административным методам хозяйствования практически совпал с включением в систему управления экономикой перспективных пятилетних планов.

Первый пятилетний план (1928/29–1932/33 гг.) составлялся до волюнтаристского ускорения индустриализации страны и коллективизации хозяйства и ориентировался на использование «нэповских» методов хозяйствования. Приоритет тяжелой индустрии в нем соединялся с соблюдением определенного равновесия, сбалансированности накопления и потребления, развития промышленности и сельского хозяйства, производства средств производства и предметов потребления. Однако политическим руководством страны была предпринята попытка путем фальсификации действительного положения в экономике стимулировать экономический рост, навязав нереальные темпы индустриализации.

Целенаправленную политику на установление небывало высоких темпов роста тяжелой промышленности в ущерб другим секторам экономики принято называть политикой «Большого скачка». Так, на 1929–1930 г. резко увеличили темп развития крупной промышленности по сравнению с контрольными цифрами пятилетки – на 32 %. То же происходило в сельском хозяйстве. Чтобы решить проблему накопления, были выпущены большие займы для размещения среди населения, расширилась продажа водки, увеличился экспорт хлеба, нефтепродуктов и леса. Еще одним источником средств стала громадная денежная эмиссия: в 1928 г. она была незначительной, в 1929 г. – уже 800 млн. руб., в 1930–1931 – примерно по 1,5 млрд. руб., в 1932 – 2,7 млрд. руб.

Первый пятилетний план был сорван, хотя официально объявлялось, что он был выполнен за 4 года и 3 месяца. В действительности план был перевыполнен только по капитальным вложениям (на 1/3) и по производству продукции тяжелой промышленности (на 8 %), причем в стоимостных, а не натуральных показателях. Важное значение имела структурная перестройка промышленности: появились новые отрасли (авиационная и автомобильная промышленность, тракторо-, комбайно-, танко-, электростроение, производство (синтетического каучука, нефтехимия и др.), а старые отрасли стали выпускать новую продукцию. Однако национальный доход за 1929–1933 гг. вырос только на 59 % вместо запланированных 103 %, продукция промышленности – на 102 % вместо 130 %, а продукция сельского хозяйства сократилась на 14 % вместо запланированного роста на 55 %. Кроме того, форсированная индустриализация сочеталась с резким снижением темпов экономического роста. Так, ежегодные темпы прироста национального дохода за предвоенный период снизились с 18 до 3–4 %. Создание крупной промышленности рекордно высокими темпами произошло не благодаря административно-командной системе, а вопреки ей, в условиях снижения жизненного уровня населения и общих темпов развития всего народного хозяйства. В течение нескольких лет СССР превратился в страну с сокращающимся населением, что показала перепись 1937 г. Причин этому было много: снижение рождаемости, а также голод, репрессии, тяготы индустриализации.

Таким образом, народнохозяйственное планирование начало принимать деформированные формы, ставшие тормозом экономического развития. Но без них сложившаяся административно-командная система не могла добиться поставленных целей.

<< | >>
Источник: Шевчук Д.А.. ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ. (Учебное пособие). 2009

Еще по теме 7.7. Экономика СССР в конце 20-сер. 30-гг:

  1. 4.3. Экономическое развитие Русского централизованного государства в сер. XV – сер. XVII вв
  2. 5.7. Экономика России в конце XVIII-перв. трети XIX вв
  3. § 5. Динамика и тенденции развития мировой экономики в конце XX— начале XXI в. 1.
  4. 7.1. Структурные изменения в экономике развитых стран в конце XIX– начале XX в
  5. 11. Тотальная милитаризация экономики СССР
  6. 1. Экономика СССР накануне Великой Отечественной войны
  7. Глава 26. «Экономика рэкета» в СССР и в постсоветской России
  8. Глава 3 Экономика СССР в годы довоенных пятилеток
  9. МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СССР И ПОСЛЕ РАСПАДА СССР
  10. Глава 4 Экономика СССР в период Великой Отечественной войны. Восстановление и развитие хозяйства в 1946-1959 гг.
  11. Закон СССР от 9 апреля 1990 г. "Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР"
  12. 2.1. Типы экономических систем: рыночная экономика, традиционная экономика, административно-командная экономика, смешанная экономика
  13. 7.4. Особенности экономического развития России в конце XIX – начале XX вв
  14. Глава 3. Тенденции развития мирового хозяйства в конце XX в.
  15. Лекция 7. Основные тенденции в развитии мирового хозяйства в конце XIX-первой трети XX вв
  16. Закон СССР 1990 г.
  17. Самоуправление в СССР