<<
>>

16.1. Основные черты западноевропейской экономики

Экономический потенциал и его использование

Западная Европа в совершенно разной степени обеспечена важнейшими факторами производства- Природными ресурсами она довольно бедна, заметно уступая здесь ряду других регионов и стран мира.

Так, если выявленные запасы минерального сырья России оцениваются в 30-40 трлн долл., США — 8—8,5, Китая — 6—6,5, то Западной Европы — лишь 0,5 трлн долл. Из трех «центров силы» еще меньшими запасами обладает лишь Япония (0,1 трлн долл.).

. Ограниченность собственной минерально-сырьевой базы предопределяет большую зависимость западноевропейского ре гиона от внешнего мира в этой области. Западная Европа импортирует более 2/5 энергоносителей и около 3/4 других видов сырья, потребляемого в ее хозяйстве.

В то же время Западная Европа в достатке или даже избытке обеспечена другими факторами производства — рабочей силой соответствующей квалификации, денежными капиталами. Явный избыток имеется прежде всего на рынке труда, ибо норма безработицы (отношение числа официально зарегистрированных без-работных к численности самодеятельного населения) составляет в отдельных западноевропейских странах, как правило, 10-12%, что создает известную социальную напряженность в обществе. По показателям производительности труда Западная Европа в целом уступает США и Японии, хотя за последние 10—15 лет ей удалось несколько сократить это отставание (на 3-5 процентных пункта). Все же в 1997 г. ВВП на душу населения ЕС (рассчитанный по ППС валют) составил 70,2% от уровня США и 82,6% — Японии. Вместе с тем следует иметь в виду, что такие различия складываются во многом вследствие сравнительно низкого уровня производительности труда в менее развитых странах — членах ЕС — Греции, Португалии, Испании и Ирландии. Наиболее развитые западноевропейские страны по этому показателю гораздо меньше удалены от США (Швейцария даже при-мерно на одном уровне) и стоят практически вровень с Японией.

Более низкая производительность труда и эффективность про-изводства в Западной Европе во многом обусловлена ее отставанием от двух других «центров силы» в области развития НИОКР и особенно инновационного процесса (последнее во многом обусловлено сравнительной слабостью рискового капитала). Правда, имевший место в 50-60-е гг. глубокий, качественный отрыв США от Западной Европы в технологической сфере (technological gap) в принципе преодолен, однако полный паритет между ними до сих пор не достигнут.

Западная Европа никак не уступает США и Японии по технологическому уровню традиционных базовых отраслей (металлургия, машиностроение и металлообработка и т.д.), а в химической промышленности является явным лидером (в первую очередь Германия). Вместе с тем она все еще отстает от них<в таких новейших областях, как микроэлектроника, робототехника, биотехнология, новые материалы и оптическая электроника. Региональный экспорт высокотехнологичной продукции развивается в основном за счет ФРГ.

Западная Европа предпринимает активные усилия для решения указанной проблемы путем развития более тесного сотрудничества стран региона, особенно на базе программ развития НИОКР Европейского союза. После вступления в действие в 1994 г. Маастрихтского договора (см. 12.2) эти усилия приобрели новый импульс. Поэтому можно ожидать дальнейшего сближения между тремя «центрами силы» по уровню развития НИОКР, инновационного процесса и технологий, в том числе в отмеченных выше новейших наукоемких отраслях.

Социально-экономическая модель

Как было показано в гл.15 на основе сопоставления социально-экономических моделей США, Западной Европы и Японии, во всех «центрах силы» после Второй мировой войны сложилась общественная система рыночно-государственно регулируемого, социально ориентированного капитализма. Основные черты социально-экономической модели Западной Европы, отличающие се от американской и японской, таковы:

а) в рамках «трехслойного» хозяйственного механизма верхний «ярус» (уровень государственного регулирования) играет большую роль, чем в других «центрах силы», С одной стороны, тем самым компенсируется то обстоятельство, что западноевропейские ТНК, как правило,- уступают по своему потенциалу и мощи своим американским и японским аналогам в соответствующих отраслях.

С друг ой стороны, повышенная экономическая роль государства связана со следующей основной чертой социально-экономической модели Западной Европы;

б) в Западной Европе социальная ориентация общественно- экономических систем является наивысшей в современном мире, государство выполняет наибольшее количество социальных функций и делает это наиболее интенсивно. Западноевропейский капитализм в наибольшей мере подходит под рубрику «социальное рыночное хозяйство»;

в) если в рамках социально-экономических систем США и Японии индивидуализм как принцип и основное правило общественной жизни явно превалирует над солидарностью, то в Западной Европе сложился относительный баланс между ними при ведущей роли первого.

Последние две черты политически во многом обусловлены традиционно большой, а в течение длительных периодов ведущей ролью социал-демократии в общественной жизни Западной Европы. В конце 90-х гг. партии социал-демократического толка, входящие в Социалистический интернационал, являются правящими во всех крупных странах региона (Германии, Франции, Великобритании и Италии), а также в ряде других западноевропейских государств. Они предпринимали и предпринимают активные усилия для консолидации и развития сферы социального обеспе-чения;

г) наибольшая степень открытости мировому хозяйству и ин-тернационализации хозяйственной жизни.

Участие а мировом хозяйстве

Наибольшая степень открытости западноевропейской экономики выражается прежде всего в состоянии внешней торговли. Так, экспортная и импортная квоты (отношение товарного экспорта и импорта к ВНП) стран — членов ЕС неизменно находилась вблизи 30%-ной отметки, тогда как США — 9-11%, Японии — 11—13%. Это во многом обусловлено отмеченной выше ограниченностью ресурсной базы региона и узостью внутренних рынков западноевропейских стран. Открытость такого рода ставит западноевропейскую экономику в сильную зависимость от изменения ее конкурентоспособности в рамках мирового хозяйства, а подчас и от временных экзогенных факторов неэкономического характера, например, от военно-политической ситуации на Ближнем Востоке.

Правда, после окончания «холодной войны» влияние подобных факторов на Западную Европу резко уменьшилось.

Одна из наиболее характерных черт внешней торговли западноевропейских стран состоит в том, что ее основная часть приходится на внутрирегиональный оборот. Страны Западной Европы, особенно государства — члены ЕС, выступают друг для друга как важнейшие торговые партнеры и внешние рынки. Более 70% внешнеторгового оборота Западной Европы приходится на внут-рирегиональную торговлю, тогда как для Северной Америки (даже после образования НАФТА) этот показатель составляет около 40%, а для Юго-Восточной Азии — примерно 30%. Данное обстоятельство решающим образом обусловлено бурным развертыванием вглубь и вширь процессов западноевропейской интеграции, которая началась как раз с «таможенного разоружения» в торговле между интегрирующимися странами.

Иная картина сложилась в области прямых инвестиций. Более 60% прямых зарубежных капиталовложений Западной Европы размещены за пределами региона. Дело в том, что с точки зрения условий инвестирования (состояние ресурсов, НИОКР и технологической базы, уровень издержек на заработную плату и социальное страхование, налоги, хозяйственное законодательство и т.д.) страны Западной Европы близки или по меньшей мере со« поставимы друг с другом, так что взаимное, перекрестное инвестирование приносит лишь сравнительно ограниченные выгоды. Поэтому западноевропейские инвесторы ищут для приложения своих капиталов такие страны и регионы, где инвестиционный климат по каким-то параметрам принципиально лучше, чем в Старом Свете. К. ним относится прежде всего Северная Америка (в первую очередь США), новые индустриальные страны Юго- Восточной Азии, а также наиболее динамично развивающиеся и перспсктисные государства третьего мира.

Отношения с другими регионами мира

Для Западной Европы первостепенную роль в системе ее внешнеэкономических связей сегодня играют отношения с двумя другими «центрами силы» и прежде всего с США. Характер отношений между ними в 80-90-е гг.

претерпел принципиальные изменения. В результате Второй мировой войны, из которой США вышли экономически окрепшими, а Западная Европа — в состоянии разрухи, между ними сложились в первые послевоенные годы отношения «старшего» и «младшего» партнеров. Это было обусловлено явным доминированием США во всех сферах мировой экономики — производстве, торговле, валютно-расчетных отношениях, иностранных инвестициях.

Нельзя сказать, что США злоупотребляли своей ролью лидера и пытались искусственно поддерживать зависимое положение от них Западной Европы. Напротив, в рамках изпсстного «плана Маршалла» они предоставили западноевропейским странам щедрую по тем временам (1948—1951 гг+) безвозмездную экономическую помощь, которая во многом способствовала восстановлению национальных экономик и инициированию экономического роста государств региона. Эта помощь воистину оказалась инвестированием в будущее. В лице восстановленной Западной Европы США получили важнейшего партнера для взаимовыгодного сотрудничества,

С середины 80-х ггм когда явно обозначился процесс резкого углубления западноевропейской интеграции и повышения ее качества (переход к экономическому, валютному и политическому союзу), о США и Западной Европе в принципе следует говорить как о равноправных экономических партнерах, котя в военно- стратегическом отношении США остаются бесспорным лидером. В настоящее время ВВП Западной Европы примерно равен американскому, а по удельному весу в мировой торговле она примерно втрое превосходит США. Западноевропейским инвесторам принадлежит свыше 2/3 прямых иностранных вложений в США.

Несмотря на периодически проявляющиеся разногласия и противоречия между Западной Европой и США по вопросам взаимной торговли, отношений с развивающимися и бывшими социалистическими странами, а также другим проблемам, в обозримой перспективе можно ожидать с обеих сторон продолжения линии на взаимовыгодное равноправное партнерство. При этом, как это было уже не раз, оба партнера будут занимать близкие позиции в отношении внешнеэкономической экспансии Японии.

Отношения Западная Европа — Япония сходны по своему характеру с экономическими связями между западноевропейским регионом и США только в смысле равноправного партнерства. Однако степень взаимозависимости партнеров в первом случае существенно ниже, чем во втором. Значение взаимосвязей между Западной Европой и Японией для каждого из этих двух «центров силы» значительно меньше отношений с США. Страны — члены ЕС экспортируют в США примерно в пять раз больше товаров, чем в Японию, а вывоз последней в США приблизительно вдвое больше ее экспорта в ЕС.

В торговле Западная Европа — Япония неизменно существует большой дисбаланс в пользу последней. Это обусловлено в основном двумя обстоятельствами. Во-первых, конкурентными преимуществами (по цене, качеству и некоторым другим параметрам) по некоторым товарам, прежде всего по электронной бытовой технике и автомобилям, играющим главную роль в торговой экспансии Японии. Во-вторых, протекционистской внешнеторговой политикой Японии, активно поддерживающей своих экспортеров. К тому же экспорт в Японию объективно затрудняется рядом национальных особенностей внутреннего рынка этой страны. Попытки ЕС уменьшить указанный дисбаланс до сих пор дали лишь частичный эффект, поскольку возможности сдерживать японский экспорт протекционистскими мерами ограничиваются правилами ВТО/ГАТТ, тогда как торговая экспансия Западной Европы в Японию наталкивается на указанные специфические барьеры, не регламентируемые этими правилами и не устраняемыми международными договоренностями.

Однако после принятия Маастрихтского договора наблюдается активизация экономических отношений между ЕС и Японией. Единый внутренний рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в Западной Европе привлекает Японию, которая частично переориентирует приоритеты своей внешнеэкономической стратегии с Нового на Старый Свет. Если в 80-е гг. объем прямых инвестиций Японии в США в 2,5 раза превышал ее вложения в

15-623

Западную Европу, то в 90-е гг. между первыми и вторыми не было сушественного разрыва.

Проникновение японского капитала идет главным образом по двум направлениям- С одной стороны, в Западную Европу активно проникают капиталы тех отраслей, где позиции Японии наиболее сильны (банковская сфера, бытовая электроника, автомобилестроение), С другой стороны, японские компании стремятся приобрести целиком или на долевых началах фирмы тех отраслей (особенно в крупных странах Западной Европы), где позиции Старого Света особенно прочны (химия, фармацевтика, машиностроение).

Активизация японской экономической экспансии в Западную Европу настоятельно требует от последней принятия эффективных ответных мер для придания отношениям между этими двумя «центрами силы» более сбалансированного характера.

Отношения Западная Европа — Юг до начала 60-х гг. в значительной мере имели колониальный и полуколониальный характер, причем существенную роль играли методы внеэкономического принуждения (это, правда, лишь в малой степени относилось к развивающимся странам за пределами Африки и Азии). В дальнейшем эти отношения перешли на экономическую основу с постепенным усилением в них элементов равноправия и взаимовыгодности.

Более того, Западная Европа оказывает известное, хотя и не слишком щедрое, экономическое содействие Югу. Так, в рамках Четвертого Ломейского соглашения {на 1990—1999 гг.) об ассоциации с ЕС 69 государств Африки, Карибского региона и бассейна Тихого Океана (в основном это бывшие колонии Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов) эти страны получили от Союза значительные торговые преференции.

Вместе с тем ускоренное развитие экономических отношений по линии Запад — Запад снижает значение ее связей с развивающимися странами. При этом торговые и инвестиционные отношения с Югом все более концентрируются на новых индустриальных странах Азии, а также Америки, тогда как роль в них беднейших стран неуклонно падает. Так, в общей сумме прямых инвестиций западноевропейских стран в развивающихся государствах, как правило, от 2/3 до 4/5 приходится на новые индустриальные страны. Импорт из всех развивающихся стран покрывает не более 5% товарного потребления в Западной Европе, а по продукции обрабатывающей промышленности — менее 3% (причем последнее приходится в основном на новые индустриальные страны), Прав-

да, по энергоносителям, рулам цветных металлов и некоторым другим видам минерального сырья зависимость Западной Европы от Юга составляет 15—20% и более.

Можно ожидать, что отмеченные выше тенденции в отношениях Западная Европа — Юг в обозримой перспективе сохранятся.

Основные тенденции и перспективы развития

Среди тенденций экономического развития Западной Европы на ближайшие 15—20 лет следует выделить, во-первых, развитие интеграционных процессов в регионе вширь и вглубь. Эти процессы, которые рассматриваются в 12.2. и 16.2. настоящего учебника, безусловно, приведут к укреплению позиций западноевропейского «центра силы» в мировом хозяйстве. Особую роль в этом сыграет переход большинства стран — членов ЕС в 1999—2002 гг. к единой валюте — евро.

Во-вторых, интеграция способствует быстрой регионализации хозяйственной жизни в Западной Европе. В ходе ее складываются прочные субрегиональные хозяйственные комплексы, например, по осям Баден-Вюртемберг — Бавария — Западная Австрия — Северная Италия или Север Бельгии и Нидерландов — Гамбург — Северная Европа. Связи по этим осям играют для их участников уже нередко гораздо большую роль, чем взаимодействие с другими регионами своих стран.

По имеющимся прогнозам, до 2015-2020 гг. ВВП Западной Европы будет расти умеренным и темпами, скорее всего в пределах 2,5-3%, что будет на уровне или даже несколько ниже соответствующих показателей двух других «центров силы». При таких темпах экономического роста нынешняя острота проблемы занятости и безработицы сохранится или даже несколько увеличится. Численность занятых в Западной Европе, составившая в 1997 г. около 136 млн человек, к 2015 г. возрастет не более чем на 1—2 млн человек. Поскольку можно ожидать гораздо большего роста самодеятельного населения региона, в основном за счет притока ра-бочей силы из третьих стран, на пути которого весьма затруднительно будет поставить непроницаемые «шлюзы» и барьеры, проблема безработицы, видимо, ляжет еше более тяжелым бременем на социальную и финансовую системы Старого Света.

В таких условиях, вероятно, не худшим вариантом для Западной Европы было бы поддержание в среднем нынешнего уровня жизни, ибо его заметное увеличение представляется весьма про блематичным. Об этом не раз заявляли ведущие западноевропейские политики, в частности бывший председатель Комиссии ЕС Ж, Делор. Заметный рост уровня жизни возможен лишь в странах, которые вступят в ЕС в среднесрочной перспективе (см, 16.2).

<< | >>
Источник: Под ред. проф. A.C. Булатова. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКA (Учебник). 2005

Еще по теме 16.1. Основные черты западноевропейской экономики:

  1. 3.1. Основные черты и этапы развития экономики средневековья
  2. 27.1. Основные черты переходной экономики в странах ЦВЕ
  3. III.1.2. Черты и тенденции развития мировой экономики
  4. 4. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ИНСТИТУТОВ.
  5. Основные черты интеграции
  6. 25.3. Основные черты хозяйственного механизма
  7. 29.1. Основные черты социально-экономической модели
  8. 26.1. Основные черты социально-экономической модели
  9. 1. Понятие и основные черты административной ответственности
  10. 30.1. Основные черты экономического развития
  11. 33.3. Основные черты хозяйственного механизма
  12. 23.1. Основные модели социально-экономического развития и их черты
  13. § 4. Основные черты современного международного права
  14. 2.2. Основные черты и направления развития первобытнообщинного хозяйства
  15. 24.2. Основные черты хозяйственного механизма