1. Современные процессы дифференциации и интеграции наук

Сохранилась философская притча, которую чаще всего приписывают Пифагору.

Пришел как-то Уче ник к Учителю и стал восхищаться мудростью, глубиной и широтой познания своего наставника. Учителю надоело слушать похвалы в смой адрес, и он остановил Ученика следующими словами: «Конечно, я знаю гораздо больше тебя, но в силу этого я и не знаю значительно болмпе, чем ты!». «Как это понять, Учитель?» — спросил Ученик. Тогда Учитель нарисовал на песке два круга: большой и маленький (рис. 20).

Рис. 20. Круги знания

«Как видишь, — сказал Учитель, — чем больше знаешь, тем больше твое знание соприкасается с непознанным».

За прошедшие 2,5 тысячи лет актуальность этой притчи не только не ослабела, но и возросла. Область научного познания окружающего мира увеличивается в геометрической прогрессии, что ведет к столь же геометрической (но с увеличивающимся в арифметической прогрессии знаменателем!) прогрессии роста непознанного. Ситуация усложняется тем, что расширение круга знания неразрывно связано с дифференциацией науки.

Внутри некогда единой науки появляются разделы, внутри последних — подразделы, очень быстро становящиеся самостоятельными науками. Так, уже внутри классической физики появлялись и обособлялись классическая механика, оптика, астрономия, теория электромагнетизма, термодинамика и другие предметные области. В неклассической физике дифференциация названных наук привела к появлению десятков видов физических наук, среди которых ведущая роль принадлежит квантовой механике. В XX в. те же процессы овладели не только естественными, но всеми гуманитарными науками. Построение единого научного мировоззрения становится все более сложной и почти невыполнимой задачей. «Разрывы» между науками стремятся заполнить паранаука и слегка подновленные средневековые мистические учения.

Когда в эпоху Возрождения началась дифференциация наук, т. е. возникновение отдельных отраслей научного значения, то этот процесс явился ярким выражением того, что познание человека вступило в аналитическую стадию своего развития. Интегративные тенденции в науке сначала практически отсутствовали. Важно было исследовать частности, а для этого требовалось вырывать их из общей связи. Однако во избежание того, чтобы все научное знание не рассыпалось на отдельные, ничем не связанные между собой отрасли, уже в XVII в. стали предлагаться общие классификации наук с целью объединить их в одно целое. Однако никакой внутренне необходимой связи между науками при этом не раскрывалось: науки просто «прикладывались» одна к другой довольно случайно. Поэтому и переходов между ними не могло быть обнаружено.

Так, в принципе, обстояло дело до конца третьей четверти XIX в. В этих условиях продолжавшаяся нараставшими темпами дифференциация наук, их дробление на все более мелкие разделы и подразделы были тенденцией не только противоположной их интеграции, но и тенденцией, затруднявшей и осложнявшей дальнейшее развитие научного познания.

Сказывался эффект еще одной древней притчи, относящейся к древнеиндийскому джайнизму:

Однажды к слону подвели трех слепых, которые никогда не встречались с этим животным. Первый из них стал ощупывать хобот, второй — ногу, третий — бок слона.

Знакомиться со слоном дальше им не разрешили — отвели и спросили: «Каждый из вас только что ощупал слона. Ответьте поочередно — что же такое слон?»

«Слон — это толстая змея, наверное, удав», — заявил первый; второй поднял его на смех и сказал, что слон — толстая колонна, которая почему-то то поднимается, то опускается. Третий начал отчаянно спорить с товарищами, доказывая обоим, что слон — просто шершавая колышащаяся стена.

Мудрость притчи в том, что она показывает: не поймешь сущности части, если не будешь знать, частью какого целого она является. С другой стороны, как глубоко ни изучай часть чего-то, так и не выяснишь, к какому целому она принадлежит, а будешь принимать эту часть за целое, отдельно существующее.

Чем больше появлялось новых наук и чем более дробной становилась их собственная структура, тем сложнее было их объединение в единую систему и все сложнее проникнуть в суть изучаемого каждой наукой.

Это происходило потому, что в мышлении ученых того времени господствовал односторонне толкуемый аналитический метод, который при его абсолютизации неизбежно приводил к метафизическому способу мышления. Только начиная с середины XIX в., благодаря разработке диалектико-материалистического мировоззрения и метода познания, тенденция к интеграции наук получила адекватное философское основание.

В основе движения от координации наук к их субординации Лежит отказ от идеи неизменности вещей и явлений природы. Но идея развития предполагает, во всяком случае, два признака, имеющие исключительно большое значение для проблемы классификации наук.

Во-первых, признание генетической связи высших ступеней с низшими, из которых эти высшие возникли и развились. Отсюда иерархический ряд наук выступает как восходящий от низшего к высшему, от простого к сложному, отражая принцип развития. При этом низшее выступает в высшем как подчиненное, побочное, превзойденное этим высшим.

Во-вторых, идея развития неминуемо приводит к признанию того, что между смежными членами иерархического ряда наук должны быть обязательно переходы, переходные области, так как сам процесс развития, будучи связным, не может происходить иначе, как только путем переходов от одного к другому. Принцип координации, основанный на внешнем соположении наук, допускает образование между смежными (по ряду) науками резких разрывов и даже непереходимых пропастей (что и заполняется паранаукой и лженаукой). Напротив, принцип субординации по самому своему существу влечет за собой «наведение мостов», через которые осуществляются переходы между науками и их общая взаимосвязь.

В неразрывности с субординацией и координацией наук в эволюции научного познания состоит тенденция, направленная от субъективной трактовки обоснования их классификации к его объективной трактовке. Если (как уже отмечалось выше) в начале становления научного познания в качестве основы, на которой строилась система умений и знаний, в том числе и научных, выбирались особенности проявления человеческого интеллекта (психики), например, память (отсюда история), разум (отсюда наука), воображение (отсюда искусство), то с развитием связи дифференциации и интеграции в науке в качестве основания этого диалектического единства все чаще стали выдвигаться объективная связь и закономерность самих изучаемых явлений.

Так диалектика была подкреплена материализмом. Поэтому последовательность в расположении наук, т. е. отраслей человеческого знания, в их общей классификации стала все чаще выводиться из последовательности расположения вещей и явлений как в природе, так и в жизни человека.

Со второй половины XIX в. наблюдается и новая тенденция — от изолированности наук к возникновению наук промежуточного, или переходного характера, образующих собой связующие звенья между ранее разорванными и внешне соположенными одна возле другой науками. Основой для вновь возникших междисциплинарных отраслей научного знания служили объективные переходы между различными формами движения материи. В неорганической природе такие переходы были обнаружены благодаря открытию процессов взаимного превращения различных форм энергии. Переход же между неорганической и органической природой был отражен в гипотезе Ф. Энгельса о химическом происхождении жизни на Земле. В связи с этим Энгельс выдвинул идею о биологической форме движущейся материи (орга-низм). Наконец переход между ней и общественной формой движу-щейся материи (историей) Энгельс осветил в трудовой теории антро-погенеза.

Вместе с тем, открытия науки XX в.

заставили пересмотреть однолинейную форму в классификации наук, предложенную Ф. Энгельсом: математика — механика — физика — химия — биология — социальные науки. Однолинейная форма иерархии наук, на первый взгляд, лучше других способна выразить процесс восхождения от низшего к высшему, от простого к сложному в объективном развитии природы. Однако на каждой ступени развития природы мы наблюдаем, что этот процесс совершался отнюдь не однолинейно, а раздваивался на две противоположные ветви. Одна из них в перспективе имела тенденцию выйти за рамки существующей качественной степени и перейти на более высокую ступень. Другая же такую тенденцию не обнаруживает и развертывается лишь в пределах уже достигнутой степени развития, т. е. в пределах существующего качества. Первая ветвь развития называется перспективной, вторая — неперспективной. Это наблюдается как в неорганической, так и в органической природе.

Такие две ветви в процессе развития природы учитываются уже в химии: органическая химия через биохимию и биоорганическую химию и химию биополимеров ведет к биологии, прежде всего молекулярной биологии, которая изучает жизнь на самом ее низком (молекулярном) уровне. Неорганическая химия через физико-химический анализ многокомпонентных систем и геохимию ведет к геологии и всему комплексу геолого-минералогических наук. В этой поляризации химии на две основные се ветви отражается процесс раздвоения развития самой природы, начиная уже с образования первых молекул и даже еще раньше — на атомном уровне, поскольку атомы углерода оказываются потенциальными носителями свойств живого, что и обнаруживается в ходе возникновения и последующего усложнения его соединений. В соответствии с этим нами было выдвинуто наряду с понятием биологической формы движения материи понятие геологической формы, что подчеркивало наличие факта раздвоения всего процесса развития природы на живую и неживую.

Основной тенденцией в эволюции современных классификаций наук, начиная примерно с середины XIX в., стало движение ко все более широкому и последовательному распространению диалектики на самые основы классификации наук и вообще на все ее звенья и детали. Несмотря на то что принципы развития и всеобщей связи вместе с принципом объективности (теории отражения) достаточно глубоко проникли сюда уже давно, тем не менее, в самой структуре научного знания, в его классификации еще сильны и дают себя знать его родимые пятна, свидетельствующие о его рождении в период господства односторонне-аналитического метода исследования.

Необходимость преодоления этого метода возникает перед науками тогда, когда один и тот же предмет (объект) требует изучения одновременно с разных его сторон, причем каждая изучается особой наукой. Так, это имело место, когда встала задача изучить явление жизни на самом низком, элементарном ее уровне — молекулярном. В итоге начинает вырисовываться новый методологический подход, действующий пока что наряду с прежним. Когда одной науке соответствовал один предмет и одному этому предмету соответствовала лишь одна эта наука, то отношение между ними — наукой и предметом — было строго однозначным. Теперь же все чаще обнаруживается, что один предмет должен изучаться одновременно многими науками; одна наука должна иметь дело не с одним, ее «собственным» предметом, а со многими другими. Иными словами, между науками и изучаемыми ими предметами отношения существенно меняются и оказываются не однозначными, а многозначными.

Дальнейший шаг в том же направлении, определяемый углублением взаимодействия наук, состоит в том, что во взаимодействие вступа-ют не только науки одного общего профиля, например, представлен-ные только естествознанием или только гуманитарным знанием, но науки всех профилей. Вместе с тем, их связь усиливается и доходит до образования некоторых слитных комплексов. Вырабатывается новый, комплексный метод исследования, представляющий собой дальнейшее развитие и совершенствование метода материалистической диалектики.

Комплексность в научном исследовании — это не простое сложение методов различных наук вместе, не простое следование синтеза за анализом, а слияние наук воедино при изучении общего для них объекта.

Это первые шаги по направлению к будущей единой науке, о которой писал К. Маркс, это «зародыш» принципиально новых научных отраслей и направлений, предметом которых является не один какой- либо аспект природных или общественных явлений, а именно весь изучаемый объект в его целостности и конкретности, во взаимосвязи всех его сторон и аспектов.

Конечно же, сказанное относится прежде всего к сложным объектам. Образцом подобного объекта может служить НТР как поистине глобальное явление современной исторической эпохи. Оно глобально, потому что включает страны различных социальных систем, а также развивающиеся страны, хотя по-разному проявляется в них; охватывает все стороны жизни современного человека — и материальную, и духовную, все науки, все виды искусства, все отрасли народного хозяйства, весь быт современных людей.

Глобальными проблемами (а, следовательно, объектами познания) являются также: изучение космоса, экономические проблемы, связанные с изучением внешней среды человека; проблема здоровья и долголетия людей, их пропитания и др. В решении этих задач призваны принимать участие все науки без исключения: и естественно-математические, и гуманитарные, и технические (вообще прикладные).

Единство мира, заключенное в его материальности, предполагает, что материя выступает в бесконечном множестве своих видов, форм и проявлений. Значит, она являет собой единство в многообразии. От-сюда следует, что субстратный подход к изучению мира должен быть логически доведен до конца: отдельные глобальные проблемы долж-ны быть сами приведены во взаимную связь между собой и образовать единую универсально-глобальную проблему, объектом разработки которой будет весь мир как единство в многообразии. Речь идет в данном случае об универсальной связи вещей и явлений мира. Идея о том, что со временем все науки сольются в единую науку, была высказана К. Марксом. Это предвидение подтверждается всем ходом эволюции современного научного знания, его структуры и классификации наук, что ярко проявляется в ее основной тенденции, особенно за последние 50 лет.

Диалектическое сочетание процессов дифференциации и интеграции пронизывает всю историю пауки; освоение все новых областей реальности и углубление познания приводят к дифференциации науки, к дроблению ее на все более специализированные области знания; вместе с тем, потребность в синтезе знания постоянно находит выра-жение в тенденции к интеграции науки. Первоначально новые отрасли науки формировались по объектному признаку — сообразно с вовлечением в процесс познания новых областей и сторон действительности.

Для современной науки становится все более характерным переход от объектной к проблемной ориентации, когда новые области знания возникают в связи с выдвижением определенной крупной теоретической или практической проблемы. Так возникло значительное количество стыковых (пограничных) наук типа биофизики, биохимии, бионики и т. п. Их появление продолжает в новых формах процесс дифференциации науки, но вместе с тем дает и новую основу для интеграции прежде разобщенных научных дисциплин.

Интеграция науки по единству проблемы определяет повышение роли философской диалектической методологии, ибо всеобщий уровень «проблемности» мира раскрывается учением о единстве и борьбе противоположностей, соотношении случайного и необходимого, изменчивого и устойчивого, единичного и общего, явленческого и сущностного, эволюционного и революционного в развитии объективного мира.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 1. Современные процессы дифференциации и интеграции наук:

  1. Процессы интеграции в сфере НТП
  2. 3.3. Региональная экономическая интеграция — форма развития мирового производственного процесса
  3. Тема II.1. Экономическая интеграция - глобальный процесс мировой экономики
  4. II.2.2. Западноевропейская интеграция - наиболее "классический" вариант региональной экономической интеграции
  5. II.2.1. Современные тенденции интеграционных процессов
  6. 2.1. Объективные предпосылки процесса интернационализации в современном мире
  7. § 5. Международная защита прав человека и процессы глобализации в современном мире
  8. 3.2. Особенности процесса транснационализации капитала и глобализации хозяйственной деятельности международных компаний на современном этапе
  9. Современные голоса в психологииЧто такое развитие восприятия - врожденный или социально обусловленный процесс?
  10. Современные голоса в психологии Что такое развитие восприятия - врожденный или социально обусловленный процесс?
  11. 3.8. Дифференциация товаров на рынке
  12. 5. Валидность по возрастной дифференциации
  13. 4.5. Проблема дифференциации доходов
  14. 2.3. ЕДИНСТВО И ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДА
  15. 1.3. Налоговое право в системе наук
  16. Сила и дифференциация эмоций
  17. Сила и дифференциация эмоций
  18. Дифференциация эмоций
  19. Дифференциация эмоций
  20. История и методология технических наук