загрузка...

3. П. Сорокин о социальном развитии и социальной динамике

СТОЛЬ же метафизична доктрина «социальной стратификации» и «социальной мобильности» Питирима Сорокина (1889-1968) и некоторых современных его последователей.

В «Оксфордском словаре социологий» отмечается, что «социальная стратификация представляет собой сердцевину макросоциологии, изучающей общества как нечто целое, сравнивающей их, пытающейся понять процессы социальной стабилизации и изменения» [131, с. 246].

С точки зрения Питирима Сорокина, социальная стратификация «находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии и отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества. Конкретные формы социальной стратификации разнообразны и многочисленны» [98, с. 302].

Выделяется одномерная стратификация, когда в основу кладется только один признак (по Сорокину — имущественное положение, власть и влияние, обязанность и ответственность, права и привиле-гии).

Однако, по разным принципам вычленения, один и тот же человек может попасть в различные страты, слои общественной системы. Учет многих существенных характеристик, объединенных в систему, позволяет перейти к многомерной стратификации. В нее входят сословия, классы, этнические общности и тому подобные страты.

Американский социолог Толкотт Парсонс (1902-1979) выделил три группы дифференцирующих признаков:

генетические (этнические связи, родственные связи, физические

и интеллектуальные особенности);

ролевые (профессионально-трудовая деятельность);

признак «обладания» (собственность, материальные и духовные

ценности, привилегии, товары) [132, с. 14-17].

Таким образом, дифференциация общества имеет в основании социальное неравенство, но что выступает основанием самого этого не-равенства?

Сорокин считал, что необходимо различать горизонтальную и вертикальную стратификацию. В первой социальные слои не субординированы (группы, выделяющиеся по профессии одной квалификации, по национальности, вероисповеданию, месту проживания, характеру проведения досуга и т. п.). Вертикальная страфикация отличается иерархичностью, структурной организованностью, подчинением и соподчинением. Именно такая стратификация является основанием всякого постоянства, организованности: семьи, церкви, секты, шайки разбойников, профсоюза, научного общества. Здесь проявляется отношение власти и подчинения. По мнению Сорокина, это отношение всеобще и имеет глубокое генетическое основание в растительном и животном мире [98, с. 304].

Поэтому абсурдны стремления ратующих за демократию (неважно какую — буржуазную или социалистическую) добиться социального равенства: «Среди всех аграрных и в особенности индустриальных обществ социальная стратификация становится ясной и заметной. Не составляют исключения из правила и все современные демократии. Хоть в их конституциях и записано, что “все люди равны”, только совершенно наивный человек может предположить в них отсутствие социальной стратификации... Достаточно упомянуть эти различные ранги и регалии, чтобы увидеть, что в процветающих демократиях социальная стратификация отнюдь не меньше, чем в недемократических обществах» [98, с. 305-306].

Мысль, что всякая система представляет собой субординированное единство элементов, не вызывает сомнения, хотя и не отличается новизной. Однако это положение вовсе не отменяет возможность демократического общества. Сорокин совершенно очевидно отожде-ствляет социальное равенство с уравниловкой, с отсутствием соци-альной стратификации. Слова «Свобода», «Равенство» и «Братство», написанные на знаменах Великой французской революции, вовсе не предполагали ни полной свободы граждан (при которой они уже не граждане), ни их абсолютного равенства до социальной неразли-чимости, ни братания владельцев предприятий с рабочими и дележ поровну полученного продукта. Под «равенством» понималось и по-нимается во всех существующих конституциях равенство условий реализации неравных возможностей. Хотя и такого равенства нет среди граждан буржуазного государства, насквозь пронизанного и практически основывающегося па системе сословных, «ранговых» привилегий. Именно стремление получить те или иные привилегии является одним из мощных стимулов, субъективных детерминант процесса «продвижения по службе».

Не поспешим объявлять вслед за Сорокиным такое положение дел вечным, не поддающимся радикальному изменению.

Равенство условий для человека может быть обеспечено не конституциями, а реальными экономическими, прежде всего производственными, отношениями. Именно они могут обеспечить и сам закон, и равенство перед законом. Как и в случае концепции «постиндустриального общества», необходимо решить проблему более или менее равного (абсолюта здесь, как и во всех других объективных процессах, не может быть получено) владения средствами производства.

В перво-бытном обществе это было детерминировано предельно низким уровнем производительности труда, не дававшим никакого прибавочного (а часто и необходимого основного) продукта. Субординированным («стратифицированным») первобытное общество, вне всяких сомнений было. В этом мы полностью согласны с П. Сорокиным, отмечающим следующие виды неравенства в догосударственных сообществах: «Оно выражено в различных формах. Во-первых, в делениях на группы по полу и возрасту с различными привилегиями и обязанностями для каждой группы. Во-вторых, в наличии привилегированной и влиятельной группы вождей племени. В-третьих, в наличии самого влиятельного и уважаемого вождя. В-четвертых, в существовании отверженных, живущих “вне закона”. В-пятых, в существовании разделения труда как внутри племени, так и между племенами. В-шестых, в различных уровнях жизни, а через это — в наличии экономического неравенства вообще» [98, с. 303]. Здесь все соответствует реалиям, кроме одного: в первобытном обществе еще не осуществляется пере-дача кровным родственникам или представителям выделенной касты средств производства — они принадлежат всему обществу. Поэтому- то вместе с собственностью не передается и власть. Сын вождя — не обязательно вождь, да и сам вождь не занимал свой пост пожизненно и, как аргументированно показывает большинство этнографов и антропологов, мог быть сменен в любое время.

Это обстоятельство может быть использовано для оптимистического прогноза — общество социального равенства возможно, закон отрицания отрицания предполагает закономерность «возвращения» человечества к таким отношениям.

Сорокин, однако, не верит в подобное воспроизведение на новой высшей основе черт старого родового строя. Поэтому он предлагает решать социальную проблему на уровне отдельных личностей. Идея «социальной мобильности» индивидуализирует социальный процесс, растворяет его в деятельности, социальной активности одиночек. В работе «Социальная мобильность» (1927) Сорокин писал, что «каналы вертикальной циркуляции существуют в любом стратифицированном обществе и так же необходимы, как кровеносные сосуды для циркуляции крови в теле».

Предвосхищая более позднюю функционалистскую теорию стратификации, он утверждал, что «лестницы» или «лифты» необходимы для эффективного замещения талантами профессиональных позиций и что неудача в этом деле чревата неэффективностью и дезорганизацией.

Какие же «лифты» может использовать человек для перемещения в более высокие слои? Их множество — удачно выйти замуж (жениться), сделать карьеру на производстве (Сорокин приводит здесь пример основателя автомобильной промышленности США Генри Форда, начинавшего свой путь учеником механика в Детройте), в искусстве, в науке, в спорте.

Наибольшее внимание уделяет Сорокин системе образования, которая и должна дать «путевку в жизнь» каждому, обеспечить любую из перечисленных карьер. При этом молчаливо предполагается, что социальные условия реализации возможностей у каждого человека одинаковы, поэтому свобода осуществления вертикальной мобильности ограничена только внутренне — наличием и уровнем способностей стремящегося «возвыситься». Однако даже сегодняшняя практика реформирования средней и высшей школы в России с тенденцией ко все большему увеличению доли платного обучения показывает, что лучшее образование любого профиля могут получить лишь дети обеспеченных и очень обеспеченных родителей. С учетом того, что около 80 миллионов россиян находятся (по данным официальной статистики) за чертой бедности, огромное большинство наших соотечественников не имеет условий для получения полноценного образования. Таким образом, «лифт» образования никого и никуда (за редкими исключениями, которые, как известно, лишь подтверждают правила) не поднимает, он лишь обеспечивает сохранение уровня и самовоспроизведение всех слоев общества: нижним — необходимое для работы минимальное образование, высшим — соответствующие их уровню и статусу интеллектуальный уровень и информацию.

Так владение средствами производства оборачивается политической властью и монополией на владение информацией. Концепция П. Сорокина — еще одно подтверждение логической связи между метафизическим (антидиалектическим) рассмотрением системы факторов, детерминирующих процесс, абсолютизирующим их неза-висимость (в данном случае «независимость» «лифтов» от производ-ственных отношений), и субъективистской трактовкой всего социального процесса.

Проблема социального неравенства сводится Сорокиным к проблеме карьеры отдельного человека, т. е. к субъективным качествам каждого.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 3. П. Сорокин о социальном развитии и социальной динамике:

  1. Приложение I.2 Примерная модель налоговой доктрины современного государства (системный социально-экономический тип — централизованно регулируемая и социально ориентированная промышленно развитая рыночная экономика)
  2. § 1. Планирование экономического и социального развития муниципального образования. Содействие развитию отраслей народного хозяйства
  3. Роль социальной сферы и социальной политики в муниципальном управлении
  4. Проблемы социальной защиты и социальной поддержки отдельных групп населения
  5. Пространственное развитие в комплексном социально-экономическом развитии муниципального образования
  6. § 2. Единый социальный налог как источник формирования государственных социальных внебюджетных фондов
  7. 5.5.4. Расходы на социальное обеспечение и социальную защиту населения
  8. 18.3. Социальные трансферты. Социальная политика государства
  9. 54. Социальный статус. Систематизация социальных ролей
  10. 16.1. Экономический рост и социальное развитие
  11. 6.1. Социальная ситуация развития
  12. Лекция 10Становление социальных и гуманитарных наук. Мировоззренческие основания социально-исторического исследования
  13. 7.1. Социальная ситуация развития
  14. §1. СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ