2. Роль языка в познавательном процессе. Проблема субъекта и объекта познания

Главной «визитной карточкой» любого человека является его язык — непосредственная действительность мысли. Язык — не только яв- ленческая сторона мышления. Он оказывает на мышление мощное обратное воздействие и, выступая необходимым инструментом деятельности, весьма активен по отношению и ко всем формам труда.

В самом общем виде язык — знаковая система любой физической природы, выполняющая когнитивную (познавательную) и коммуникативную (общения) функции в процессе человеческой деятельности.

В процессе отражения человеком окружающего мира язык выступает заключительным этапом. Исходный пункт этого процесса — отра-жение предметов и процессов объективной реальности в ощущениях, восприятиях и представлениях. Дальше следует обработка в мышле-нии накопленных памятью представлений, продуктом чего является опорный элемент мышления — понятие. Оперирование понятиями невозможно, если каждое понятие не фиксируется каким-либо словом (группой слов).

Следует различать понятие — мысль, отражающую существеннообщие характеристики определенного класса моментов действительности, и слово, являющееся элементом не мысли, а языка и выступающее знаком понятия.

Слово, как и всякий знак, ничего не отражает, а лишь фиксирует в материальном субстрате некоторый идеальный образ. Одно и то же понятие может быть представлено в языке разными словами-си-нонимами. Существенные различия между языками разных народов состоят именно в том, что одинаковым понятиям в них соответствуют разные слова-знаки. Если бы различие было в понятиях, то никакой перевод (скажем, древнеегипетских папирусов) был бы невозможен. Невозможно было бы и понимание.

Но люди живут в одном мире, развивающемся по одним и тем же законам, обладающем одними и теми же атрибутами. Действующие в обществе законы общественного развития те же, что и действующие законы физики, химии и биологии, ибо общество — продукт естественного развития природы. Поэтому-то и понятийный аппарат, используемый людьми, принадлежащими разным эпохам, народам, географическим зонам, в основе своей однотипен.

Различные языки отличаются друг от друга характером составляющих их знаков. Всякий знак принадлежит объективной реальности (в противном случае он не был бы доступен ощущению). Чаще всего это звук, множество знаков, связанных со зрением (знаки письменной речи, морские сигнальные знаки, дорожные знаки, стиль одежды и украшения), реже мы используем знаки, воздействующие на тактильные (кожные) ощущения (знаки-прикосновения), на обоняние — знаки-запахи (например, духи) или на вкус (например, дарение чего-то вкусного ребенку как знак любви).

Знаком может быть все, что может регистрироваться чувствами человека.

Знак — это любое объективно-реальное свойство, действие, вещь, процесс, способное воздействовать на органы чувств человека и выступающее в качестве указания, обозначения или представителя другого свойства, действия, вещи, процесса объективной или субъективной реальности.

Подчеркнем отмеченное обстоятельство: знак всегда принадлежит объективной реальности, но обозначает он нередко и субъективную реальность. Например, слова «ощущение», «восприятие», «представление», «понятие», «мысль» и т. п. обозначают элементы сознания или само сознание и потому обозначают субъективную реальность.

Моменты объективной реальности становятся знаками только в знаковой ситуации.

Знаковая ситуация включает в себя условную связь (осуществляющуюся только в сознании людей) между:

обозначаемым (С^) и знаком (02) (в этом отношении нечто наделя-ется значением, т. е. становится знаком);

данным знаком и другими знаками в составе определенной системы (языка);

людьми (Б1 — 82) при помощи знака (вместо предъявления обозна-чаемого предъявляют его знак).

Рис. 13. Знаковая ситуация

Например, в знаменитом советском телесериале «Семнадцать мгновений весны» провал явочной квартиры обозначается цветком на окне, выполняющим роль знака. Профессор Плейшнер забывает значение цветка как знака и утрачивает тем самым связь с людьми, оставившими ему эту информацию.

Существенное различие языков определяется не тем, на какой орган ощущения они воздействуют, а характером составляющих их знаков, прежде всего, степенью абстрагирования знаков от обозначаемого.

В этом отношении различают следующие типы знаков.

Иконические знаки — знаки-подобия, сохраняющие изоморфное подобие обозначаемому (изоморфное подобие для знака связано с ситуацией, в которой каждому элементу, моменту структуры соответствует элемент знака). Иконические знаки обладают наименьшей степенью абстрактности и потому составляют многие естественные языки. Язык древнейших людей представлял собой систему, включающую, прежде всего, иконические знаки. В этом древний язык был близок языку животных, явно имел с ним генетическую связь.

Иконическими являются следующие знаки.

С использованием зрения: фотографии, рисунки, живописные изображения (конечно, не в стиле абстракционизма или постмодернизма).

С использованием слуха: знаки — звуковые подобия звуков, сопровождающих различные процессы в живой и неживой природе. Любые копии таких звуков — от подражания (что особенно было важным для первобытного человека) до записи природных шумов на лазерном диске — являются примерами звукового иконического знака.

С использованием вкусовых анализаторов: любое вкусовое ощущение — копия. Например, добавка специальных эссенций в напитки, после чего они воспринимаются как «грушевый», «виноградный», «яблочный» и т. п.

С использованием обоняния: иконическим знаком здесь будут естественные природные запахи, издаваемые растениями, животными или сопровождающие какие-то химические реакции, а также те же запахи, специально синтезированные и внедренные в материал другой природы. Последнее часто применяется в пищевом и парфюмерном производстве.

С использованием осязания: все рельефные изображения, осязаемые формы различных предметов и процессов живой и неживой природы. Например, объемные изображения вещей, людей, животных и растений, используемые в формировании сознания у слепых, а в особенности у слепоглухонемых детей, для которых осязание является единственным каналом связи с внешним миром.

Схематические знаки — знаки-схемы, имеющие гомоморфное подобие с обозначаемым; гомоморфное подобие связано с соответствием одного элемента знака нескольким элементам (моментам структуры) обозначаемого.

Схематические знаки представляют собой более высокий уровень абстрактности мышления тех, кто использует их в речи.

Любая схема, чертеж, карта местности представляют пример схематического знака. Он используется при применении всех указанных выше чувственных анализаторов. Поэтому можно привести множество примеров ис-пользования схематических знаков в языке жестов, звуковых схем — частичных подобий обозначаемым звукам или мелодиям, осязаемых схематических изображений или частичных подобий — схем-запахов. III. Символические знаки — знаки, лишенные какого-либо подо-бия обозначаемому и связанные с последним только за счет знаковой ситуации. Сегодняшний язык, как бытовой, так и любой профессио-нальный, — всегда система, представляющая единство символических знаков. Такой язык представляет наивысшую степень абстрагирования от непосредственно данного, отражаемого в ощущениях современного мышления.

Практически любое слово современного языка — пример символического знака. Чем, например, подобно слово «стол» любому конкретному столу?

Символический язык усугубляет разрыв между чувственным и рациональным отражением и познанием, а также между мышлением и языком. На этой основе создано и создается множество субъективноидеалистических концепций, осуществляющих либо отрыв и абсолютизацию мыслительных процессов, либо идеализацию и фетишизацию языка.

Человеческий язык, состоя с языком животных в «кровном родстве», качественно отличается от него именно высокой степенью абстрагирования. Язык животных представляет набор сигналов, передающих реакции на ситуации и регулирующих поведение животных в определенных условиях. Сообщение животных может быть основано только на непосредственном опыте. Оно неразложимо на различительные элементы и не требует речевого ответа: реакцией на него служит определенный образ действий.

Напротив, человеческий язык основан на диалоге и сохраняет эту основу во всех своих конкретных видах и формах.

Подводя предварительный итог, можно определить сознание как свойство высокоорганизованных материальных систем отражать существенно-общие характеристики внешней среды и на этой основе целенаправленно осуществлять управление и регулирование взаимодействия с этой средой.

Сознание неразрывно связано с познанием, поэтому уточнение существенных моментов сознания должно производиться как выяснение основных этапов, принципов и форм познания.

Проблема субъекта и объекта познания

Субъект-объектные отношения в познании являются одной из главных проблем философской гносеологии. Казалось бы, все ясно: субъект — это познающий человек, а объект — момент объективной реальности, познаваемый этим человеком. Однако выше было указано, что объектом познания часто является нечто субъективное — наши ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения и умозаключения. С другой стороны, субъект познания не может быть отождествлен с отдельно взятым человеком вследствие того, что сознание — социальный феномен, а, следовательно, даже самый гениальный ученый представляет в своем познании не столько себя, сколько практически все человечество на данной ступени его развития.

Выше рассматривалась знаковая ситуация, в которой роль знака может быть отведена любой вещи, процессу, свойству, отношению — моменту объективной реальности, замещающей другой момент объективной или субъективной реальности. Следовательно, в познании мы часто имеем дело не с самим объектом, а его знаком, который может к тому же вовсе ни в чем не представлять обозначаемое (символичес-кий знак). Это совсем запутывает ситуацию и является основанием для всякого рода субъективно-идеалистических трактовок процесса познания в целом и научного познания в частности.

Так, один из главных герменевтиков XX века Ханс Георг Гадамер (1900-2002) в работе «Истина и метод» (1960) пишет: «Бытие, которое может быть понято, есть язык». Гадамер утверждает, что мы можем иметь дело только с «лингвистически оформленным» миром, запечат-ленным в языке. «Мы живем внутри языка».

Поэтому, прежде чем что-то познавать, необходимо «раскрыть герменевтическое измерение в его полном объеме и основополагающем значении для всего нашего миропонимания, во всех его проявлениях, от межчеловеческой коммуникации до общественной манипуляции, от опыта отдельного человека как в этом обществе, так и с этим об-ществом, от построенной из религии и права, искусства и философии традиции и до эмансипаторской энергии рефлексии революционного сознания».

Чтобы убедить своего читателя в том, что единственной реальностью, которая выступает для человека объектом познания, является язык, Гадамер предлагает следующую схему познания (см. рис. 14).

Как видно из схемы, Гадамер единственной реальностью и объектом познания признает текст. Но так как текст производится автором без связи с объективной реальностью и представлен знаками, как выше отмечалось, часто ничего общего не имеющими с тем, что обозначается, то объективная реальность вообще «выпадает» из процесса познания. Процесс отражения Гадамер и другие герменевтики подменяют процессом обозначения, в чем ярко проявляется субъективно-

Рис. 14. Герменевтический треугольник. Здесь О — текст (или речь),

— автор этого текста, Б2 — интерпретатор (исследователь)

идеалистический характер такой гносеологии и что роднит герменев- тиков с лингвистическими структуралистами и постмодернистами типа Ж. Дерриды.

Рис. 15. Диалектическое единство объективного и субъективного в едином процессе человеческой деятельности и познания

На рис. 15: 01 — объект деятельности и познания (момент объективной или субъективной реальности);

С1 — первичный субъект деятельности и познания (малый трудовой коллектив);

С2 — вторичный субъект деятельности и познания (участники процесса, обучаемые в процессе деятельности);

02 — продукт деятельности, результат целесообразной обработки объекта деятельности (момент объективной или субъективной реальности).

Действительная связь объекта и субъекта познания проявляется в процессе деятельности, являющейся основой познания. Здесь субъ- ект-объектное отношение предстает как нелинейное, но с исходной первичностью объекта деятельности.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 2. Роль языка в познавательном процессе. Проблема субъекта и объекта познания:

  1. 8. 1. Познавательное отношение человека к миру. Субъект и объект познания.
  2. 8. 2. Роль и место практики в познавательном процессе.
  3. Субъект и объект социально-гуманитарного познания
  4. РОЛЬ ПРАКТИКИ В ПРОЦЕССЕ ПОЗНАНИЯ
  5. Тема 8. Познание как отражение действительности. Диалектика процесса познания.
  6. 3. Научное познание как процесс получения истины. Проблема критерия истины
  7. 9. 3. Основные этапы познавательного цикла и формы научного познания. Научная теория и ее структура.
  8. 12.3.3 «Машинное» решение проблемы языка мысли
  9. 12.3 Проблема языка в современных исследованиях по искусственному интеллекту
  10. Природа ценностей и их роль в социально-гуманитарном познании
  11. 1.3 Процесс научного познания и методы исследования
  12. II. ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ
  13. 22. Общая характеристика представления как психического познавательного процесса
  14. Тема 6. Познавательные процессы. Ощущения и восприятие
  15. Тема 7. Познавательные процессы. Внимание и память
  16. ПОЗНАНИЕ КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
  17. 8. 3. Соотношение чувственного и рационального отражения в процессе познания.
  18. Тема 8. Познавательные процессы. Мышление и воображение. интеллект
  19. 4. Реальность как объект научного познания. Типы онтологий
  20. Исследования процесса познания