загрузка...

4. Реальность как объект научного познания. Типы онтологий

«Реальность» — понятие с максимальным объемом; включает в себя все, что существует, представляет объективную и субъективную реальность. По объекту исследования можно выделить следующие разделы философского знания:

онтологию (теорию бытия);

гносеологию (теорию познания);

философию общества и логику.

Совокупный объект философии охватывает, как видно, всю реальность — и объективную, и субъективную. От конкретно-научного знания философию отличает прежде всего не объект, а предмет — всеобщие законы и принципы развития. Однако и объект философского познания также качественно отличается от объектов конкретных наук. Так, философская онтология не может быть отождествлена с естествознанием, а философия общества — с гуманитарными науками. Выясняя всеобщее, философия призвана ориентировать конкретно-научное познание на поиск общего, определяя не только магистральные пути, но и всеобщие методы познания этого общего.

К этим задачам относятся, прежде всего, уточнения объектов конкретно-научного знания путем проникновения в сущностные стороны реальности и определения специфических различий объективной и субъективной реальности.

Почти все философы сходятся в общем определении онтологии как учения о бытии. Однако само бытие трактуется в разных философских системах весьма различно.

В ряде философских концепций акцент делается на специфической форме бытия — человеческом существовании.

У Ф. Ницше, например, понятие бытие толкуется как обобщение понятия жизни.

Еще более резко этот тезис проводится в философии жизни немецкого философа В. Дильтея, для которого подлинное бытие совпадает с целостностью жизни, постигаемой науками о духе.

Немецкий философ Г. Риккерт, как и все неокантианство, различает чувственно-реальное и ирреальное бытие; если естествознание имеет дело с реальным бытием, то философия — с миром ценностей, т. е. бытием, которое предполагает долженствование.

Для феноменологии немецкого мыслителя Э. Гуссерля характерно проведение различия между реальным и идеальным бытием. Первое является внешним, фактичным, временным, а второе — это мир чис-тых сущностей (эйдосов), обладающих подлинной очевидностью. Задача феноменологии в том, чтобы определить смысл бытия, осуще-ствить редукцию всех натуралистически-объективистских установок и повернуть сознание от индивидуально-фактического бытия к миру сущностей. Бытие коррелятивно акту переживания, сознанию, кото-рое интенционально, т. о. направлено на бытие, «влечется к бытию». Центральным пунктом феноменологии является изучение сопряжен-ности бытия и сознания.

Немецкий философ Н. Гартман, противопоставляя материальное бытие как преходящее, эмпирическое идеальному бытию как надыс- торическому, проводит различие между способами их познания. Сообразно этому он понимает онтологию как науку о сущем, которое состоит из различных слоен бытия — неорганического, органического, духовного.

В концепции немецкого экзистенциалиста М. Хайдеггера критикуется традиционный подход к бытию, основанный на рассмотрении бытия как сущего, субстанции, как чего-то, извне данного и противоположного субъекту. Для самого Хайдеггера проблема бытия имеет смысл лишь как проблема человеческого бытия, проблема предельных оснований человеческого существования; самым важным выражением общечеловеческого способа бытия является страх перед ничто.

Французский экзистенциалист Ж.-П. Сартр, противопоставляя бытие в себе и бытие для себя, разграничивает материальное бытие и человеческое бытие. Первое есть для него что-то косное, выступающее только как препятствие, вообще неподвластное человеческому действию и познанию. «В каждое мгновение мы испытываем материальную реальность как угрозу нашей жизни, как сопротивление нашему труду, как границу нашего познания, а также как уже используемое или возможное орудие» [133, с. 247]. Основные характеристики человеческого бытия — свободный выбор возможностей: «Быть для человека — значит выбирать себя...» [134, с. 516].

Экзистенциализм отвергает правомерность рассмотрения бытия как такового, бытия чего-то объективного. Бытие оказывается в экзистенциализме инструментальным полем или горизонтом возможностей, в пределах которого существует и развивается человеческая свобода.

В марксистской философии проблема бытия анализируется в двух направлениях. Прежде всего, бытие рассматривается как материя, как объект науки.

При этом обращается внимание на вычленение различных сфер бытия; главными среди них являются неорганическая и органическая природа, биосфера и общественное бытие. Второе направление в ана-лизе бытия связано с рассмотрением общественного бытия. В этом плане анализа исходным пунктом диалектического материализма яв-ляется практика, рассмотрение бытия как исторического, как резуль-тата социальной, практической деятельности.

В отличие от метафизического материализма, который фиксирует бытие в форме объекта, как мир слепых, автоматически действующих законов, марксизм отстаивает историческую концепцию бытия, видя в нем совокупную живую, чувственную деятельность индивидов. Причем бытие понимается как реальный процесс жизни людей, как «...про-изводство самой материальной жизни» [66, т. 3, с. 26]. Общественное бытие отнюдь не сводится марксизмом к совокупности экономических отношений, как это делает экономический материализм. Бытие — это мир культуры, теоретически и практически освоенной природы. Человек осваивает прежнюю культуру и выражает себя в создаваемых им самим предметах культуры. Его сознание направлено на бытие, идеально воспроизводит и созидает его: «Сознание... никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием... а бытие людей есть реальный процесс их жизни» [66, т. 3, с. 25]. В проблеме взаимосвязи природного и социального бытия диалектический материализм исходит из первичности природы, из признания существования природного мира, независимого от социально-практической деятельности человека. Ф. Энгельс писал, что бытие есть предпосылка единства мира, «...ибо сначала мир должен существовать, прежде чем он может быть единым. Бытие есть вообще открытый вопрос, начиная с той границы, где прекращается наше поле зрения» [66, т. 20, с. 43]. Развитие науки позволяет расширить границы познанного и освоенного мира. В этом смысле общественное бытие, мир культуры выявляют существо и структуру бытия как такового.

Таким образом, социальное бытие не обособлено от материи, в нем обнаруживаются ее универсальные законы.

В своей деятельности человек реализует те объективные возможности-тенденции, которые присущи бытию, превращает его потенции в действительность.

Понимание объективной реальности естественными науками различалось в разные эпохи материального производства и определенного им развития познания мира. В связи с этим расширялись и углублялись и философские представления о бытии и объекте познания.

Выше было показано, как в сопряженно развивающихся философии и науке решалась проблема «разведения» объекта, да и предмета познания.

Попытаемся дать теперь обобщенную характеристику становления предмета и объекта конкретно-научного знания.

Типы реальности — типы онтологий

С развитием практики, деятельности человека изменялся и объект научного познания.

Классическая наука (до конца XIX в.) отождествляла объект познания, объективную реальность и то, что дано в ощущении человеку.

Именно такое понимание объекта познания привело в тупик физику рубежа Х1Х-ХХ вв., послужило, как это было показано выше, субъективно-идеалистической интерпретации новейших открытий физики.

//. Неклассическая наука (конец XIX — середина XX в.). Объект познания — объективная реальность + средства и методы ее фиксации и описания.

Непосредственным толчком к пересмотру классической концепции объекта познания послужило открытие корпускулярно-волнового дуализма — лежащего в основе квантовой механики положения о том, что в поведении микрообъектов проявляются как корпускулярные, так и волновые черты.

По представлениям классической (неквантовой) физики, движение частиц и распространение волн различаются принципиально. Однако опыты по вырыванию светом электронов с поверхности металлов (фотоэффект), изучение рассеяния света на электронах (эффект Ком-птона) и ряд других экспериментов убедительно показали, что свет — объект, имеющий, согласно классической теории, волновую природу, — ведет себя подобно потоку частиц. Световая «частица» (фотон) имеет энергию Е и импульс р, связанные с частотой п и длиной волны / света соотношениями: Е = hn,p = h/l, где h — постоянная Планка. С другой стороны, оказалось, что пучок электронов, падающих на кристалл, дает дифракционную картину, которую нельзя понять иначе, как на основе волновых представлений. Позже было установлено, что это явление свойственно вообще всем микрочастицам.

Таким образом, характерной особенностью микромира является своеобразная двойственность, дуализм корпускулярных и волновых свойств, который не может быть понят в рамках классической физики. Так, возникновение дифракционной картины при рассеянии частиц несовместимо с представлением о движении их по траекториям. Было доказано, что принципиальное значение имеет при этом тип прибора, устройства или естественного образования, взаимодействие с которым дает ту или иную редукцию «волнового пакета». При взаимодействии частицы с некоторым объектом — с кристаллом, молекулой и т. п. — ее энергия меняется: к ней добавляется потенциальная энергия этого взаимодействия, что приводит к изменению движения частицы. Соответственно меняется характер распространения связанной с частицей волны, причем это происходит согласно принципам, общим для всех волновых явлений.

Прохождение же частицы в фокусирующем электромагнитном поле (например, электрона через горловину магнита в электронно-лучевом кинескопе или мониторе) не изменяет ее корпускулярных характеристик.

Вот почему неклассическая наука вынуждена была включить в познаваемый объект средства и методы его познания (наблюдения, измерения, эсперименты).

«Постнеклассическая наука» (середина XX в. — настоящее время). Объект познания — это единство «субъект — средства — объект» (включение аксиологического и мировоззренческого аспекта научного познания) [101, с. 221-224].

Постнеклассическая наука с середины XX в. при характеристике результата познания, интерпретации научных фактов вынуждена учитывать не только средства познания, но и познающего субъекта — его ценностную ориентацию.

Конечно, ценностная ориентация всегда оказывала существенную роль и на процесс познания, и на интерпретацию научных фактов. Достаточно вспомнить известное выражение литературного героя — Козьмы Пруткова: «Специалист подобен флюсу». История науки изобилует примерами того, как ценностная ориентация ученого влияла на направленность исследований и интерпретацию полученных данных. Однако в XX в. этот фактор, который одно время в нашей стране назывался «человеческим», получил особую значимость. Дело не в том, что возросла субъективность, предвзятость или даже «ангажированность» (попросту — продажность) ученых, хотя и такое не редкость.

Возрастание интенсивности самого процесса научного познания, резкое сокращение лага — времени от открытия до внедрения его в производство, превращение науки в непосредственную производительную сиду — все это неизмеримо подняло значение субъективного фактора в научном исследовании и практике. (Симптоматично, что почти одновременно с этим повысилась роль субъективного фактора в историческом процессе.)

Речь идет не только о возрастании ответственности ученого, но и о том, что его ценностная ориентация начинает определять направленность исследований в той или иной области. При этом сам ученый (научная группа) включается в процесс познания в качестве неотъемлемого компонента.

В свою очередь, важнейшим фактором, определяющим направленность научных исследований и интерпретацию научных фактов, являются, как мы видели при анализе причин кризиса физики начала XX в., общие философско-мировоззренческие и методологические установки ученого. Сегодня субъективный идеализм в форме пост-позитивизма, постструктурализма и постмодернизма также не может служить основанием для эффективного научного поиска и адек-ватной, истинной интерпретации фактов. В связи с этим, при оценке полученного результата научного исследования следует руководство-ваться не только данными об исследуемом объекте и используемых инструментах и приборах, но и сведениями о личности ученого, представившего данный результат, о его мировоззренческих и ценностных ориентирах.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 4. Реальность как объект научного познания. Типы онтологий:

  1. 1. Научное знание как сложная развивающаяся система. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, критерии их различения
  2. 2. Особенности научного познания. Специфика научного, философского и эстетического освоения мира. Наука и обыденное познание
  3. 5. Детерминизм как ведущий принцип научного познания
  4. МИР КАК ЦЕЛОКУПНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ, РЕЛИГИОЗНЫЕ, НАУЧНЫЕ, ФИЛОСОФСКИЕ «КАРТИНЫ» МИРА. УНИВЕРСАЛЬНОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ (МЕТАФИЗИКА)
  5. 1. Современная философия науки как изучение обших закономерностей научного познания в его историческом развитии
  6. 9. 3. Основные этапы познавательного цикла и формы научного познания. Научная теория и ее структура.
  7. 3. Научное познание как процесс получения истины. Проблема критерия истины
  8. Тема 8. Познание как отражение действительности. Диалектика процесса познания.
  9. Лекция 9Научные традиции и научные революции. Типы научной рациональности
  10. 9. 1. Специфика науки и научного познания.
  11. Методология научно-технического познания