загрузка...

Понятие рациональности в экономической теории

Согласно традиционным классическим теориям, все социальные институты и любые социальные события должны проистекать из интенциональных действий и разработанных че­ловеком проектов, так как они являются результатом целевого ра­ционального мышления.

В отличие от положения, сложившегося в естественных и тех­нических науках, в экономической теории, имеющей дело с таки­ми явлениями, как рынок, трудно описать и предсказать обсто­ятельства, определяющие исход процесса. В теоретической эко­номике сосуществует несколько парадигм, конкурирующих друг с другом в объяснении экономической деятельности, предсказа­нии ее развития и управления, например классическая модель свободной рыночной экономики, модель частично регулируемой экономики, модель полностью управляемой государством (пла­новой) экономики, теория социально ориентированной эконо­мики, концепция инновационной ЭКОНОМИКИ И Т.Д.

Отношения к понятию «рациональность» в классической экономиче­ской теории. Понятие организации в классической экономической теории сопряжено с понятием разделения труда, которое характе­ризуется как форма координации производства. Люди должны знать, чем занимаются их коллеги, и согласовывать с ними свою деятельность. Это положение в XVIII в. сформулировали Р. Де­карт, Ф. Бэкон, Т. Гоббс, убежденные в том, что все социальные институты были и будут плодом дедуктивной работы человеческо­го разума, так как:

о они образованы осознанно и целенаправленно для достижения определенной цели или назначения;

О в них существует продуманно созданный и общеобязательный по­рядок или структура;

о с их помощью активность членов организации и используемые ими средства должны обеспечить достижение поставленной за­дачи.

Адам Смит (1723-1790), по мнению большинства исследова­телей экономической мысли, положил начало формированию экономики как науки. Под предметом экономической науки А. Смит понимал экономическое развитие общества и повышение его благосостояния. Различные аспекты этой проблемы он рас­смотрел в работе «Исследование о природе и причинах богатства народов». Она состоит из пяти книг, в первых двух из них Смит из­лагает свои теоретические построения, остальные представляют его взгляд на различные практические вопросы, историю общест­венного развития и анализ предшествующих экономических ис­следований. Это были первые работы, в которых даны явные и систематические описания представлений о рациональном пове­дении в сфере экономики. Вопросы, рассмотренные Смитом, впоследствии стали основой решения следующих основных про­блем экономической теории, которые отражали его отношение к рациональности в целом:

о доминирование собственного интереса в мотивации поведения; о компетентность в делах, т.е. обладание большей информацией, знанием о возможностях выбора применительно к конкретным обстоятельствам места и времени; о реалистичность, основанная на значимости социального положе­ния человека, а также множественность факторов, которые могут влиять на его поведение.

Теория Смита, по сути глубоко контекстуальная, отличалась такими двумя особенностями, как включенность его исследова­ний в предшествующий научный контекст и глубокая погружен­ность его исследований в конкретный социальный и историче­ский материал [3. С. 97].

Концепция Смита построена на реалиях английского капита­лизма, который отличался независимостью рынка от государства и связью хозяйственной деятельности с нравственным, культур­ным, историческим и социальным опытом. Недоверие к любому произволу авторитетной власти, индивидуальная свобода были причинами британского экономического процветания и ее прин- 20 - 3873

ципиальным отличием от континентальной традиции, где «свобо­да и равенство» понимались несколько иначе.

Давид Рикардо (1772-1823) предложил теорию, которая в от­личие от теории Смита была абстрактной и оторванной от контек­ста. Экономическая теория Д. Рикардо отличалась возрастающей абстрактностью и поэтому приобрела черты универсальности. Рикардо отказывается от социокультурного контекста. Его ра­циональность основана на неукоснительном соблюдении прин­ципа максимизации, т.е. ориентирована на предельную полез­ность благ и наиболее эффективные результаты.

В работе «Начала политической экономии и налогового об­ложения» Рикардо отказался от смитовской комбинации дедук­тивного, исторического и описательного методов, основывая свои заключения на первом методе и усиливая поиски объектив­ных закономерностей, не ограниченных рамками английского капитализма. Например, созданное Рикардо учение о заработ­ной плате позднее получило в экономической теории название «железный закон заработной платы», который применим к лю­бому обществу.

В отличие от Смита Рикардо видел предмет политэкономии в определении четких законов распределения богатства в обществе и влияния способа распределения на рост производства.

Джон Стюарт Милль (1806—1873) - последний представитель английской политической экономии. Его творческое наследие довольно обширно: им созданы работы по политэкономии, ос­новные из которых «Очерки по некоторым нерешенным пробле­мам политической экономии», «Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии», а также по логике, философии, политологии.

В отличие от Рикардо Милль стремился к эмпирической оче­видности. Он признавал значение дедуктивного метода в эконо­мической науке, но считал, что объективными могут быть только законы производства, а законы распределения, по его мнению, за­висят от обстоятельств и от людей. Основное теоретико-методо­логическое новшество, внесенное Миллем в экономическую нау­ку, - это разграничение законов производства и законов распре­деления. По Миллю, законы и условия производства богатств имеют характер истин, свойственный естественным наукам, тогда как распределение богатства, напротив, зависит от законов и обы-

чаев общества. Это разделение привело Милля к выводу о возмож­ности и целесообразности проведения масштабных социаль­но-экономических реформ [2. С. 79].

Представления о природе человека и соотношении человека и общества стали основой взглядов классической школы. По­нятие «экономический человек» появилось несколько позднее, однако именно А. Смит, Д. Рикардо, Дж.С. Милль впервые заяви­ли, что выбор «экономического человека» всегда является рацио­нальным. Из известных ему вариантов выбирается тот, который, согласно его мнению и ожиданиям, в наибольшей степени будет отвечать его предпочтениям, т.е. максимизировать его целевую функцию. Это главное свойство можно назвать экономической ра­циональностью.

Таким образом, принципы классического рационализма ос­новывались на следующих выводах: о допускалось существование строгих однозначных законов разви­тия экономики как целостной системы; о считалось, что законы экономики должны быть выведены из ка­ких-либо аксиом (как полагали рационалисты) или точно уста­новленных базовых фундаментальных фактов (как полагали эм­пирики) и в соответствии с этими законами можно сконструиро­вать реальность.

Рационализм в экономической теории Карла Маркса (1818—1883). К. Маркс подходил к изучению общества как системы. В его тео­рии присутствовала тенденция к экономическому редукциониз­му, но вместе с тем он рассматривал экономику как подсистему социальной системы (общественной формации) и исследовал взаимодействие этой подсистемы с другими. Маркс исследовал не одностороннее воздействие базиса на надстройку, а взаимодейст­вие экономических и неэкономических институтов. По его мне­нию, главную роль в этих взаимодействиях играли экономика и политика.

Маркс считал, что существуют универсальные и неизменные исторические законы, знание которых дает возможность не толь­ко понимать настоящее, но и предсказывать будущее. Это стало основанием для вовлечения в экономическую науку различных контекстов, связанных с политикой, философией, историей.

21Г

Марксизм приписывает иррациональность индивидуальному началу, так как человек повинуется голосу страсти или нравствен­ного чувства гораздо чаще, чем голосу разума. Даже в тех случаях, когда человеку известен быстрый и эффективный путь достиже­ния цели, он далеко не всегда следует этим путем. Поэтому разви­тие экономики не может зависеть от индивида. Рыночная эконо­мика отвергается марксизмом, так как она ведет к «анархии капи­талистического производства» и «периодическим кризисам». Уберечь общество от этих катаклизмов может только государст­венная система, назначение которой - преодолевать анархию об­щественной и личной жизни, подчинив их вездесущему рацио­нальному планированию (плановая экономика). Главный прин­цип марксизма - принцип рациональной организации народного хозяйства. В работе «Немецкая идеология» отмечается: «Комму­низм отличается от всех прежних движений тем, что совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства и общения и впервые сознательно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки как создания предшествующих поколе­ний, лишает эти предпосылки стихийности и подчиняет их власти объединившихся индивидов» [4. С. 70-71].

Конструирование будущего исходило из научного расчета, учета и представления об однозначности связи принятых управ­ленческих решений и полученного результата. В СССР эта идея трансформировалась в идею тотального планирования, способ­ного учесть все аспекты экономической деятельности.

Впоследствии идеи марксизма были подвергнуты резкой кри­тике представителями неолиберализма — экономического тече­ния, возникшего в 1930-х гг.

Фридрих Август фон Хаиек (1899-1992) назвал рационализм Маркса конструктивистским. Рационалистский конструктивизм, по Хайеку, есть теория, согласно которой «коллективистским по­нятиям соответствует некая определенная реальность, автоном­ная и независимая отлюдей. Общество, партии, классы в качестве реальных образований лепят индивидов, а ученый обязан искать и описывать законы развития этих субстанций» [6. С. 23].

Хайек отрицал возможность конструирования будущего, по­лагая, что в исследовании экономических проблем объект нельзя отделить от субъекта и поэтому задачей науки не может быть по­знание объективных законов развития. Экономика постоянно

развивается, вследствие чего человек не может учесть весь объем необходимой информации. Хайек отмечал: «Атакуя самонадеян­ность разума, типичную для социалистов, я признаю законность требований корректно используемого разума. Корректный разум признает свою ограниченность, ему понятен тот удивительный факт, установленный биологией и экономикой, что никем не спланированный порядок чаще превосходит сознательно создан­ные людьми планы» [6. С. 114]. Традиционно человек следует спонтанно складывающемуся рыночному порядку конкуренции. Этот порядок, по мнению Хайека, никак не отвечает социалисти­ческим претензиям сконструировать рациональные каноны эко­номики. Хайек в отличие от Маркса считает, что планирование возможно только на индивидуальном уровне, а задачей государст­ва должно быть лишь обеспечение общих предпосылок для функ­ционирования рынка.

По словам Хайека, сегодня «мы поддаемся влиянию идей сто­летней давности так же, как люди XIX века в основном руковод­ствовались идеями XVIII века. Идеи Юма, Вольтера, Адама Смита и Канта породили либерализм XIX века, а идеи Гегеля, Конта, Фейербаха и Маркса породили тоталитаризм XX века» [6. С. 142].

Таким образом, обращаясь непосредственно к экономической рациональности XIX—XX вв., можно обнаружить проявление осо­бенного в двух впоследствии конкурирующих моделях экономи­ки — рыночной и плановой.

Неоклассическая экономическая теория. Конец XIX в. начиная с 1870-х гг. вошел в историю экономической мысли как «маржи­нальная революция» (отфр.

marginal — предельный, дополнитель­ный). Представители этого направления К. Менгер, У.С. Дже- вонс, Л. Вальрас, А. Маршалл, Дж.Б. Кларк, В. Парето считали, что главным мотивом поведения человека является стремление к максимизации полезности. Полезность товара признавалась по­нятием сугубо индивидуальным, связанным с психологией чело­века.

В соответствии с концепцией рационального поведения по­требителя рациональный человек рыночной экономики является максимизатором, который ориентируется на свои ценности и не хочет ничего другого, кроме самого лучшего. «Ни один предмет не может иметь стоимость, если он не обладает полезностью. Никто не отдаст ничего за предмет, который не доставляет ему удоволь­ствия» [5. Кн. 2. С. 394].

Альфред Маршалл (1842-1924), с именем которого связано ста­новление неоклассической экономической теории, в своей работе «Принципы экономической науки» разработал новые экономи­ческие категории, разделил экономическую теорию на микро- и макроэкономику, дал новое толкование экономическим законам. Он считал, что экономические законы или обобщения экономи­ческих тенденций — это общественные законы, относящиеся к тем областям поведения человека, в которых силу действующих в них побудительных мотивов можно измерить денежной массой.

Вильфредо Парето (1848-1923), итальянский экономист, ав­тор «Курса политической экономии», предложил ввести в науч­ный оборот «принцип оптимальности», согласно которому опти­мальным является такое состояние экономики, когда при данных ресурсах, системе распределения, запросах потребителей и уровне цен нельзя улучшить благосостояние одного экономического субъекта, не ухудшив состояние других экономических субъектов.

В деятельности, в том числе экономической, человек соверша­ет, по Парето, логические и нелогические поступки. В противовес строго рационалистическому поведению человека Парето отстаи­вает идею многофакторности. «Интуиция», «интересы», «вкусы» составляют глубинную основу человеческих действий. Процессы действий и противодействий в обществе взаимно нейтрализуют­ся, поэтому общество, как правило, находится в состоянии равно­весия. Так как экономика постоянно эволюционирует, то равно­весие системы является преимущественно динамическим. Парето стремился исключительно рационально объяснить иррациональ­ные основания человеческого поведения. Считая, что экономиче­ская наука должна быть точной, он и многие представители анг­ло-американской школы стали широко применять математиче­ские методы.

Представители неоклассики выявили, что в зависимости от наличия или отсутствия полной информации понятие экономи­ческой рациональности раздваивается. При полной информации рациональным можно считать выбор, сделанный на основе всеох­ватывающего и непротиворечивого набора предпочтений. Если информация неполная, то рациональным является выбор вариан­та с максимальной ожидаемой полезностью. Хотя в экономиче-

ской теории требование осознанности поведения открыто не со­держится, экономическая рациональность, в основе которой ле­жит всеохватывающая и упорядоченная система предпочтений, предлагает в когнитивном аспекте нечто большее, чем рациональ­ность функциональная (так можно назвать поведение, способст­вующее сохранению и выживанию, даже если цель сознательно не ставится).

Представить себе строгую максимизацию целевой функции неумышленной и неосознанной гораздо труднее, чем просто «аде­кватное» поведение. Рациональность экономического человека тесно связана с принципом методологического индивидуализма экономической теории, согласно которому, все анализируемые явления объясняются только как результат целенаправленной деятельности индивида [ 1. С. 79].

Несмотря на различные концепции неоклассических школ, можно выделить общие подходы:

о сведение предмета экономической науки к изучению рациональ­ного распределения ресурсов; о зависимость ценности товара от его полезности; о приоритет субъективного подхода к исследованиям; о применение математического инструментария (предельные вели­чины, дифференциальный анализ, поиск оптимальных решений, графические построения);

О решение статических задач, ограниченных кратким интервалом времени.

Современная экономическая мысль и новая экономическая рацио­нальность. Начиная с XIX в. в экономической теории развивается новое направление — институционализм (от лат. institution — обы­чай, наставление, указание), которое пытается дать ответ на нере­шенные проблемы экономической теории. Сторонники инсти­туционализма высказывались за изучение реального человека, действующего иррационально и вне экономических факторов, обращая особое внимание на анализ коллективных действий и всевозможных институтов — от семьи до корпоративных, профсо­юзных и политических объединений. Стремясь к адекватному от­ражению реальности, институционалисты выступали против ста­тического подхода, считая необходимым изучение явлений в ди­намике и их исторической последовательности (Дж. Гэлбрейт,

Д. Белл, Э. Гоформер, Ф. Перу). Для анализа явлений в сфере эко­номики стали привлекаться представители различных наук — со­циологи, историки, психологи, математики, логики.

Главная характеристика современного экономического чело­века заключается в максимизации целевой функции, когда пове­дение человека мотивируется желанием максимизировать чистый выигрыш, получаемый при осуществлении операций. Это свойст­во проявляется в различных видах деятельности и соответствую­щих им формах экономической рациональности.

О строгая рациональность основана на неукоснительном соблюде­нии принципа максимизации, т.е. ориентирована на предельную полезность благ и наиболее эффективные результаты. От перфек­ционизма (стремления к совершенству в труде) этот тип активно­сти отличает реалистическое рассмотрение соотношения затра­ты-результат;

о «полусильная» форма рациональности фиксирует стремление действовать рационально, но одновременно указывает на ограни­чения, которые могут возникнуть в результате данной деятельно­сти, так как индивиды не всегда отдают отчет в личных предпочте­ниях и иррациональных мотивах, поэтому их поведение не всегда направлено на максимизацию благ;

о слабая форма рациональности означает, что индивиды в действи­тельности и не стремятся к максимизации благ, но их взаимодей­ствие рационализирует институциональная среда, или экономи­ческие системы, в рамках которых они действуют [7. С. 104].

В последнее время проблема рациональности обсуждается в значительной степени благодаря кризису сциентистской модели миропонимания. Развитие экономической науки стимулировало развитие и распространение математических методов в экономи­ке, особенно оптимизационных методов в управлении эконо­микой на всех уровнях. В частности, была разработана система вероятностных методов верификации моделей, построенных с использованием математических теорем. Однако, как отмечал лауреат Нобелевской премии 1975 г. Леонид Канторович, «не все области экономической системы в равной мере поддаются мате­матическому описанию и имеют хорошие количественные харак­теристики. Лучше описывается производство, хуже характеризу­ются потребности и предпочтения» [5. Кн. 1. С. 232].

В экономической теории появились понятия «ограниченная рациональность» (концепции Г. Саймона, Р. Хайнера, Р. Зельте- на), «переменная рациональность» (концепция X. Лейбенстайна и П.Л. Рейно).

Герберт Саймон в работе «Административное поведение» вы­двигает гипотезу «ограниченной рациональности», когда органи­зации в своей практической деятельности заменяют задачу опти­мизации рациональных средств задачей проактивного управле­ния — нового вида экономической деятельности, выражающейся в способности порождать такие новшества, которые пока не из­вестны потребителю и на которые нет фактического спроса. Но этот спрос может быть инициирован неожиданными для рынка изделиями и услугами, если они соответствуют не проявленным до этого времени потребностям. Именно проактивное управление в технической, экономической, социальной деятельности рожда­ет радикальные нововведения [5. Кн. 2. С. 320—357].

Ограниченная рациональность отличается от экономической рациональности тем, что включает в себя моральный принцип. В выборе решений учитывается не только эффективность, но и желание индивида. Для получения более точных формальных описаний механизмов выбора в условиях ограниченной рацио­нальности большую роль стали играть разработки таких понятий, как «риск», «поиск, «целенаправленность», «разумная достаточ­ность», «проактивное управление» и др.

Риск — затрата усилий, средств при неопределенном соотно­шении выигрыша и потерь, шанса на удачу и краха. Здесь интуи­ция и воля надежнее рациональных расчетов. С одной стороны, степень риска — величина управляемая, но с другой — только в из­вестных пределах.

Экономическая целенаправленность в данном контексте — это способность гибко и быстро реагировать на изменения рынка, умело приспосабливаться к нему через соответствующие измене­ния в своей организации. В обществе, которое действует в режиме реального времени, исключительно важна способность работать на опережение.

Ответить на этот вызов времени могут не просто интеллекту­ально развитые личности, ноте, кто способен свой интеллект, яв­ляющийся их внутренней личной собственностью, преобразовы­

вать в социально значимые конкурентоспособные экономиче­ские результаты.

Таким образом, деятельность в сфере экономики — это сфера социально-экономической активности, личностных интересов и качеств, успешно воспроизводящая себя в информационном про­странстве благодаря открытому типу рациональности. Ее важней­шими компонентами являются свобода самореализации, мораль­ная ответственность, идеи оптимальности, риск и волатильность (от англ, volatile - непостоянный, изменчивый), уважение к дру­гим национальным рынкам и интернационализация корпоратив­ных стратегий.

По мере роста открытости экономических систем наблюдает­ся рост иррационального компонента. Экономическая наука стремится уменьшить объем иррационального, например упоря­дочить цели развития и повысить устойчивость, что приводит к появлению новых разделов знания. Однако по мере совершенст­вования методов экономического анализа и прояснения следст­вий управленческих решений становится очевидной ограничен­ная рациональность процессов. С одной стороны, то, что в начале казалось иррациональным, позднее получает рациональное объ­яснение, а с другой - полная рационализация технически невоз­можна. В этих условиях рациональность входит в познавательный идеал, позволяя максимально мобилизовать все конструктивные усилия личности.

Итак, в экономике наблюдается движение от закрытых систем к открытым. Многообразие точек зрения на одни и те же пробле­мы можно объяснить методологической незавершенностью эко­номического исследования, поиска новых парадигм.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Автономов В. С. Экономический человек: методология исследования // Теоретическая экономика. 2008. № 1.

2. История экономической мысли ; под. ред. В.В. Круглова, Е.В. Балахо­новой. СПб., 2008.

3. Колпаков В.А. Социально-эпистемологические проблемы современ­ного экономического знания (Экономическая наука эпохи перемен). М., 2008.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология //Соч. 2-е изд. Т. 3. М., 1955.

5. Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков. В 5 т. Т. V. В 2 кн. Всемирное признание: Лекции нобелевских лауреатов ; отв. ред. Г.Г. Фе­тисов. Кн. 1. М., 2004; Кн. 2. М., 2005

6. Хайек Ф.А. Познание, конкуренция и свобода. СПб., 1999.

7. Шклярик Е.Н. Предпринимательство как тип рациональности в ин­формационном обществе // Предпринимательство. Этика. Техника. 2004. № 1-2.

12.2.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме Понятие рациональности в экономической теории:

  1. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ ПОТРЕБИТЕЛЯ, экономическая рациональность
  2. 2.2. Принцип рациональности деятельности «человека экономического»
  3. 9.1. Понятие рационального использования земель
  4. 1.1. Введение в экономическую теорию. Предмет и методы экономической теории
  5. 10.3 ЦИКЛИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА. ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦИКЛОВ
  6. 1.4 Объект и предмет экономической теории
  7. 1.5. Структура современной экономической теории
  8. 1.3. МЕТОД ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  9. 1.2. ФУНКЦИИ И ЗАДАЧИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  10. 1.4. Основные этапы развития экономической теории
  11. 1.2 ПРЕДМЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ЕЕ ФУНКЦИИ
  12. 1995 премия присуждена за разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий и на ее основе — трансформацию макроэкономического анализа и углубление нашего понимания экономической политики