загрузка...

2. Особенности научного познания. Специфика научного, философского и эстетического освоения мира. Наука и обыденное познание

Научное познание в сущности своей представляет процесс отражения со всеми атрибутивными свойствами. Познавательный процесс исто-рически и логически неразрывен с деятельностью человека. Объект деятельности неслучайно поставлен вначале. Дело в том, что субъект деятельности не становится таковым, пока он не осознает некоторые явления и процессы как возможные объекты своей деятельности, не отразит их в своем сознании, не определит по отно-шению к ним плана их целесообразного преобразования (идеальный образ будущего).

Рис. 3. Структура связи человеческой деятельности и познания

Рассмотрим общую структуру связи человеческой деятельности и познания в контексте научного познания (рис. 3).

Идеальное есть отражение материального, субъективное — объективного. Поэтому «нет субъекта без объекта».

Субъект деятельности первичен лишь по отношению к тому в объекте, что стало уже продуктом, представляет воплощение идеального.

На основании произведенного анализа можно вычленить следующие элементы процесса научного познания.

Объект деятельности — природные и социальные процессы, их взаимодействие.

Субъект деятельности — научные сообщества, школы.

Продукт деятельности — законы развития природы и обществау их взаимодействия, научная методология познания и преобразования объекта деятельности.

Методы деятельности — разработанные на основе изучения законов природы и общества и проверенные в практике приемы, способы, технологии познания и целесообразного преобразования окружающего мирау общества и человека.

Цель деятельности — целесообразное преобразование окружающего мира, общества и человека.

Философия и научное познание

Ориентация науки на изучение объективных законов функционирования и развития природы и общества составляет первую главную особенность научного познания. В этом совпадение науки и философии не только на протяжении тысячелетий развития «традиционного» общества, Нового времени (классическая наука), но и в настоящее время.

Отличия философии и науки, выявившиеся только в момент их разделения в XVII в., начинаются именно с предмета:

философия изучает всеобщие законы и принципы развития, наука — общие и специфические:

философские законы и принципы являются всеобщей методологи-ей/методы науки — общие (для данного объекта) и специфические (для различных моментов объекта);

цель философии — познание всеобщих законов и принципов развития, цель науки — целесообразное преобразование (практика).

В лекции «Искусство философствования» Б. Рассел так определил соотношение философии и науки: «Позвольте начать с краткого ответа на вопрос “Что такое философия?” Это не конкретное знание, каким является наука. Но это и не безоговорочная вера, характерная для первобытных людей. Философия — нечто, находящееся между этими полюсами. Наверное, ее можно назвать “искусством рационального предположения”. Согласно такому определению философия говорит нам, как нужно поступать, если мы хотим найти истину или же то, что более всего на нее походит, в тех случаях, когда нельзя с уверенностью знать, что есть истина».

Связь философии и науки меняется по мере исторического развития деятельности человека и, следовательно, конкретно-научного по-знания.

Выше уже выделены и проанализированы три исторических этапа развития связи и соотношения философии и науки.

На первом этапе (VII в. до н. э. — XVI в.) специальные науки входят в состав единого философского знания. Дифференциация деятельности не достигает на этом этапе такого значения, чтобы появилась существенная дифференциация познания.

На втором этапе (XVII в. — середина XIX в.) в Европе происходит качественное изменение в производительности труда, обусловленное разработкой применения в становящемся промышленном производстве новой техники и технологии. Потребности развития производства вызывают необходимость становления естествознания, а коренные изменения в системе управления обществом и вызванное этим изменение социального строя — буржуазные революции — требуют пересмотра сначала прикладных (юриспруденция, политическая теория), а затем и фундаментальных (философия, психология, социология) гуманитарных наук.

На третьем этапе (с середины XIX в. по настоящее время) сначала промышленная, а потом научно-техническая революция приводят к небывалому росту и дифференциации конкретно-научного знания в естествознании, гуманитарном знании и технической науке. Все это неизмеримо повышает интегрирующую мировоззренческую и методологическую роль философии в отношении развития конкретно-научного знания и всех сфер человеческой деятельности.

Художественно-эстетическое познание

Специфика художественно-эстетического познания в том, что оно имеет эмоционально-образную основу. Мысль идет здесь по стопам чувства. Определение отличительных признаков ИСКУССТВА и его роли в жизни людей вызывало острые разногласия на протяжении всей истории культуры.

Можно выделить следующие, наиболее распространенные варианты интерпретации сущности и, следовательно, функции искусства.

Интерпретации сущности искусства:

«подражание природе» — «свободное формотворчество»;

^воспроизведение действительности» — «самопознание Абсолюта»;

«самовыражение художника» — «язык чувств»;

особого рода игра — особого рода молитва.

Такие разногласия объясняются многими причинами: различием философских позиций теоретиков (материалистических или идеалистических), их идеологических установок, опорой на различные виды искусства и творческие методы (например, на литературу или архитектуру, на классицизм или реализм), наконец, объективной сложностью строения самого искусства.

Эта сложность, многогранность структуры искусства не осознается и некоторыми теоретиками, которые определяют сущность искусства то как гносеологическую, то как идеологическую, то как эстетическую, то как творчески-созидательную и т. д. Неудовлетворенность такими однолинейными определениями приводила некоторых искусствове-дов к утверждению, что в искусстве органически взаимосвязаны раз-ные моменты: познание и оценка реальности, отражение и созидание, модель и знак.

Но и такие двухмерные истолкования сущности искусства не воссоздают с должной полнотой сложную его структуру.

В изучении природы искусства наука стала обращаться к методам системного анализа, позволяющим подойти с некоторых других сторон к раскрытию сущности искусства, в частности:

а) выявить те качества и функции искусства, которые необходимы и достаточны для описания его внутренней структуры;

б) показать, что соединение этих качеств и функций — не простая их «сумма», не механический конгломерат, а органически-целостное единство, которое и порождает специфический для искусства эффект художественности;

в) раскрыть способность структуры искусства модифицироваться, об-разуя, с одной стороны, виды, разновидности, роды и жанры искус-ства, а с другой — различные исторические типы искусства (твор-ческие методы, стили, течения, школы). Хотя эстетика далека еще от окончательного решения этой задачи, некоторые ее аспекты могут быть освещены с достаточной определенностью.

В отличие от науки, языка и других форм специализированной общественной деятельности, призванных удовлетворять различные потребности людей, искусство оказалось нужным человечеству как способ целостного общественного воспитания индивида, его эмоцио-нального и интеллектуального развития, его приобщения к накоп-ленному человечеством коллективному опыту, к вековой мудрости, к конкретным общественно-историческим интересам, устремлениям, идеалам. Но для того чтобы играть эту роль могущественного инструмента социализации индивидуума, искусство должно быть подобно реальной человеческой жизни, т. е. должно воссоздавать (моделировать) жизнь в ее реальной целостности и структурной сложности. Искусство должно «удваивать» реальную жизнедеятельность человека, быть ее воображаемым продолжением и дополнением и тем самым расширять жизненный опыт личности, позволяя ей «прожить» много иллюзорных «жизней» в «мирах», созданных писателями, музыкантами, живописцами и т. д.

Вместе с тем (таков важнейший аспект диалектики искусства), оно выступает одновременно и как подобное реальной жизни, и как отличное от нее — выдуманное, иллюзорное, как игра воображения, как творение человеческих рук (этим сознанием «рукотворности» отношение человека к искусству, по замечанию Л. Фейербаха, принципиально отличается от его отношения к религии).

Художественное произведение возбуждает в одно и то же время глубочайшие переживания, подобные переживаниям реальных событий, и эстетическое наслаждение, проистекающее из его восприятия именно как произведения искусства, как созданной человеком модели жизни. Для того чтобы это противоречивое воздействие имело место, искусство должно быть изоморфно реальной жизнедеятельности человека, т. е. должно не копировать ее, а воспроизводить ее структуру.

Реальная человеческая жизнедеятельность, будучи органически целостной, складывается из взаимодействия четырех основных компонентов — труда, познания, ценностной ориентации и общения. Соответственно и искусство, произведения которого по-своему столь же органически целостны, перенимает эту структуру человеческой жизнедеятельности. Оно выступает прежде всего как специфический (образный) способ познания действительности, но одновременно является и специфическим, образным способом ее оценки, утверждением определенной системы ценностей; произведения искусства создаются на основе отражения, осознания реального мира, однако сознание не только отражает объективный мир, но и творит его, созидая то, чего в действительности не было, нет, а подчас и не может быть (фантастические образы, гротеск и т. д.); таким образом, искусство творит воображаемые «миры», более или менее близкие к миру реальному и более или менее от него отличные, т. е. представляет собой, по словам К. Маркса, способ «практически-духовного освоения» действительности, отличающийся и от ее чисто духовного освоения, характерного для теоретического знания, и от чисто материальной практики [66, т. 12, с. 728].

Таким образом, искусство как специфическое общественное явление представляет собой сложную систему качеств, структура которой характеризуется сопряжением познавательной, оценочной, созидательной (духовно и материально) и знаково-коммуникативной граней (или подсистем).

Поэтому среди основных функций искусства выделяются: 1) гедонистическая (от греч. ке(1опе — наслаждение);

коммуникативная; 3) гносеологическая; 4) аксиологическая (ценностная); 5) воспитательная.

Благодаря этому искусство выступает и как средство общения людей, и как орудие их просвещения, обогащения их знаний о мире и о самих себе, и как способ воспитания человека на основе той или 1) иной системы ценностей, и как источник высоких эстетических радостей. Хотя все эти функции искусства, слитые воедино, являются лишь разными сторонами одного целого — художественного воздействия искусства на человека, — их соотношение бывает весьма различным, и иногда одна из функций выходит на первый план и приобретает гла-венствующее значение.

В процессе художественного освоения действительности объекты, включенные в человеческую деятельность, не отделяются от субъективных факторов, а берутся в своеобразной «склейке» с ними. Любое отражение предметов объективного мира в искусстве одновременно выражает ценностное отношение человека к предмету. Художественный образ — это такое отражение объекта, которое содержит отпечаток личности автора, его ценностных ориентаций, вплавляющихся в характеристики отражаемой реальности. Исключить это взаимопроникновение — значит разрушить художественный образ. В науке же особенности жизнедеятельности личности, создающей знания, ее оценочные суждения не входят непосредственно в состав порождаемого знания (законы Ньютона не позволяют судить о том, что любил и что ненавидел Ньютон, тогда как, например, в портретах кисти Рембрандта запечатлена личность самого Рембрандта, его мироощущение и его личностное отношение к изображаемым социальным явлениям: портрет, написанный великим художником, всегда выступает и как автопортрет).

Но все ли может быть объявлено искусством, произведением ис-кусства?

Как и во всех других формах отражения, ОТРАЖЕНИЕ В ИСКУССТВЕ - ЭТО ВСЕГДА И САМООТРАЖЕНИЕ. Но нельзя претендовать на то, чтобы искусство перестало быть отражением действительности, явилось бы только самоотражением, самовыражением автора. Функция искусства — прежде всего гедонистическая, оно должно нести наслаждение, переживание.

Искусство — сфера познания субъективного. Истина не является целью искусства. «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». «Над вымыслом слезами обольюсь», — писал в связи с этим А. С. Пушкин. Однако, именно в силу сказанного, искусство — путь не к истине, а к правде...

Научное и обыденное познание

Нужно разграничить научное и ненаучное знание. Не всякое знание может быть отнесено к научному. Кроме того, не совпадают «истинное» и «научное». В этом плане можно сопоставить обыденное и научное знания.

Обыденное познание берет объекты такими, какими их воспринимает субъект. На этой предпосылке базируется наивно-реалистическое мышление. Конечно, не следует категорически отвергать это мышление. Эйнштейн говорил, что наивный реализм служит отправным пунктом всех наук, в особенности естественных. Б. Рассел писал, что наивный материализм приводит к физике, однако физика, если она верна, показывает, что наивный материализм ложен.

Обыденное знание, связанное с повседневной жизнью и деятельностью людей, представляет собою фиксацию отдельных фактов и зависимостей, состоит из разрозненных утверждений, формулируется на естественном языке, часто приближенно, нестрого, формируется всеми людьми.

Предмет науки не сводится к объектам обыденного опыта. Научное познание ориентировано на познание законов, сущности явлений. Научную деятельность ведут ученые-профессионалы с использованием комплекса материально-технических средств, научной информации, научных методов. Научное знание — знание объективно-истинное, систематизированное, доказательное, логически непротиворечивое, сформулированное с помощью искусственных языков, с максимальной точностью.

Способность стихийно-эмпирического познания порождать предметное и объективное знание о мире ставит вопрос о различии между ним и научным исследованием. Признаки, отличающие науку от обыденного познания, удобно классифицировать сообразно той категориальной схеме, в которой характеризуется структура деятельности (прослеживая различие науки и обыденного познания по предмету, средствам, продукту, методам и субъекту деятельности).

Попытаемся в табл. 1 отобразить различие и единство научного и обыденного познания.

Таблица 1. Различие и единство научного и обыденного познания

Условия и структура научного исследования

Необходимыми условиями научного исследования являются:

объект исследования (предметная область);

субъект исследования (научные работники);

средства исследования.

Гносеологическое отношение субъекта и объекта предполагает, прежде всего, наличие объекта познания. В общефилософском плане нужно разграничить понятия объективной реальности (материи) и объекта познания. Хотя потенциально, по мере расширения и развития практики, «весь» материальный мир может быть объектом познания, однако в любую конкретную историческую эпоху объектом познания является лишь «часть» объективной реальности. Объект познания в общем случае — некоторая предметная область, совокупность явлений, обладающих сходными признаками.

Объект познания существует до, вне и независимо от сознания ис-следователя и его деятельности. Но, с другой стороны, объект познания всегда соотнесен с субъектом познания. «Превращение» материальных объектов в объекты познания осуществляется путем включения первых в познавательную деятельность. Если понятие объективной реальности выражает факт независимости существования от сознания субъекта, то понятие объекта познания означает ту «часть» объективной реальности, с которой субъект вступил в практическое и познава-тельное отношения.

Исторически первым объектом научного исследования была природа. В последующем объектом познания становится общество и само познание и сознание. Это означает, что понятие объекта познания следует расширить, не ограничивая его только явлениями природы. Объект познания в широком смысле — это все то, на что направлена познавательная деятельность субъекта.

Под субъектом познания понимается носитель познавательной активности, познающие люди. Но здесь следует отметить важное обстоятельство. Индивидуальный субъект познания — это живое, телесное существо, человек с соответствующими органами чувств и способностью мыслить. Но конкретный индивид становится субъектом познания, поскольку он овладевает историческим опытом человечества, объективированным в орудиях труда, языке, произведениях ис-кусства, поскольку он осваивает формы и методы исследовательской деятельности, знания, выработанные человечеством в данную эпоху.

Человек — продукт конкретной исторической эпохи. Способность трудиться, переживать, слушать музыку, заниматься научными ис-следованиями и т. д. — все это формируется в обществе. Познающий субъект — это не изолированный от других людей индивид («гносеологический Робинзон»), а личность, включенная в социальную жизнь. Общественная природа субъекта познания определяется его местом в системе общественных отношений, принадлежностью к определенной социальной группе.

Тот факт, что наука обеспечивает сверхдальнее прогнозирование практики, выходя за рамки существующих стереотипов производства и обыденного опыта, означает, что она имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта. Если обыденное познание отражает только те объекты, которые в принципе могут быть преобразованы в наличных исторически сложившихся способах и видах практического действия, то наука способна изучать и такие фрагменты реальности, которые могут стать предметом освоения только в практике далекого будущего. Она постоянно выходит за рамки предметных структур наличных видов и способов практического освоения мира и открывает человечеству новые предметные миры его возможной будущей деятельности.

Эти особенности объектов науки делают недостаточными для их освоения те средства, которые применяются в обыденном познании.

Объекты научного и обыденного познания различаются в пространственном и временном отношениях. Именно эти два аспекта характеризуют ограниченность объекта обыденного познания. Он ограничен в пространстве, ибо относится к деятельности малых социальных, производственных групп. Он ограничен во времени, так как связан только с ближайшими задачами и целями.

Хотя наука и пользуется естественным языком, она не может только на его основе описывать и изучать свои объекты. Во-первых, обы-денный язык приспособлен для описания и предвидения объектов, вплетенных в наличную практику человека (наука же выходит за ее рамки); во-вторых, понятия обыденного языка нечетки и многозначны, их точный смысл чаще всего обнаруживается лишь в контексте языкового общения, контролируемого повседневным опытом. Наука же не может положиться на такой контроль, поскольку она преимущественно имеет дело с объектами, не освоенными в обыденной практи-ческой деятельности. Чтобы описать изучаемые явления, она стремится как можно более четко фиксировать свои понятия и определения.

Выработка наукой специального языка, пригодного для описания ее объектов, необычных с точки зрения здравого смысла, является необходимым условием научного исследования. Язык науки постоянно развивается по мере ее проникновения во все новые области объективного мира. Причем он оказывает обратное воздействие на повседневный, естественный язык. Например, термины «электричество», «хо-лодильник» когда-то были специфическими научными понятиями, а затем вошли в повседневный язык.

Наряду с искусственным, специализированным языком научное исследование нуждается в особой системе средств практической деятельности, которые, воздействуя на изучаемый объект, позволяют выявить возможные его состояния в условиях, контролируемых субъектом. Средства, применяемые в производстве и в быту, как правило, непригодны для этой цели, поскольку объекты, изучаемые наукой, и объекты, преобразуемые в производстве и повседневной практике, чаще всего отличаются по своему характеру. Отсюда необходимость специальной научной аппаратуры (измерительных инструментов, приборных установок), которые позволяют науке экспериментально изучать новые типы объектов.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 2. Особенности научного познания. Специфика научного, философского и эстетического освоения мира. Наука и обыденное познание:

  1. 9. 1. Специфика науки и научного познания.
  2. 1. Научное знание как сложная развивающаяся система. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, критерии их различения
  3. 9. 3. Основные этапы познавательного цикла и формы научного познания. Научная теория и ее структура.
  4. К. Поппер: познание мира, наука и философия
  5. Методология научно-технического познания
  6. 1.3 Процесс научного познания и методы исследования
  7. Уровни, формы и методы научного познания
  8. 2. Научная картина мира. Исторические формы научной картины мира. Научная картина мира и научное мировоззрение
  9. 4. Реальность как объект научного познания. Типы онтологий
  10. РАЗДЕЛ П. ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ МИРА. ДИАЛЕКТИКА И ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ
  11. 4. Позитивистская и постпозитивистская трактовки феномена научного познания
  12. 1.5. Место психологии в системе научного познания
  13. 2. Метафизический и диалектический методы научного познания. Плюрализм и монизм
  14. 5. Детерминизм как ведущий принцип научного познания
  15. Тема 9. Научное познание, его формы и методы
  16. 1. Современная философия науки как изучение обших закономерностей научного познания в его историческом развитии
  17. 3. Научное познание как процесс получения истины. Проблема критерия истины
  18. МИР КАК ЦЕЛОКУПНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ, РЕЛИГИОЗНЫЕ, НАУЧНЫЕ, ФИЛОСОФСКИЕ «КАРТИНЫ» МИРА. УНИВЕРСАЛЬНОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ (МЕТАФИЗИКА)
  19. Тема 8. Познание как отражение действительности. Диалектика процесса познания.