Научные традиции и научные революции

В динамике научного знания особую роль играет перестройка исследовательских стратегий, задаваемых основания­ми науки, — научные революции.

Основания науки обеспечивают рост знания до тех пор, пока общие черты системной организации изучаемых объектов учиты­вает картина мира, а методы освоения этих объектов соответству­ют сложившимся идеалам и нормам исследования. По мере разви­тия наука может столкнуться с принципиально новыми типами объектов, требующими видения реальности, отличного от того, которое предполагает сложившаяся картина мира. Новые объек­ты могут потребовать изменения схемы метода познавательной деятельности, представленной системой идеалов и норм иссле­дования. В этой ситуации рост научного знания предполагает перестройку оснований науки, которая может осуществляться: во-первых, как революция, связанная с трансформацией науч­ной картины мира без существенных изменений идеалов и норм исследования; во-вторых, как революция, в период которой вместе с научной картиной мира радикально меняются идеалы и нормы науки.

История естествознания дает образцы обоих вариантов интен­сивного роста знаний. Примером первого может служить переход от механистической к электродинамической картине мира, осу­ществленный в физике последней четверти XIX в. в связи с по­строением классической теории электромагнитного поля. Этот переход сопровождался довольно радикальной перестройкой ви­дения физической реальности, но значительно не изменил позна­вательных установок классической физики: сохранилось понима­ние объяснения как поиска субстанциональных оснований объ­ясняемых явлений и жестко детерминированных связей между явлениями; из принципов объяснения и обоснования элимини­ровались любые указания на средства наблюдения и операцио­нальные структуры, посредством которых выявляется сущность исследуемых объектов, и т.д. Примером второго варианта являет­ся история квантово-релятивистской физики, характеризовав­шаяся перестройкой классических идеалов объяснения, описа­ния, обоснования и организации знаний.

Новая научная картина мира исследуемой реальности и но­вые нормы познавательной деятельности, утверждаясь в некото­рой науке, затем могут оказать революционизирующее воздейст­вие на другие науки. Здесь можно выделить два пути перестрой­ки оснований исследования: 1) за счет внутридисциплинарного развития знаний; 2) за счет междисциплинарных связей, «при­вивки» парадигмальных установок одной науки к другой. Эти пу­ти в реальности как бы накладываются друг на друга, поэтому в большинстве случаев правильнее говорить о доминировании од­ного из них в каждой из наук на том или ином этапе ее историче­ского развития.

Перестройка оснований научной дисциплины в результате ее внутреннего развития обычно начинается с накопления фактов, которые не находят объяснения в рамках сложившейся картины мира. Такие факты выражают характеристики объектов новых типов, которые наука втягивает в орбиту исследования в процес­се решения специальных эмпирических и теоретических задач. К обнаружению указанных объектов может привести совершенст­вование средств и методов исследования, например появление но­вых приборов, аппаратуры, приемов наблюдения, новых математи­ческих средств и т.д. В системе новых фактов могут быть не только аноматии, не получающие своего теоретического объяснения, но и факты, приводящие к парадоксам при попытках их теоретической ассимиляции [1]. Парадоксы могут возникать вначале в рамках конкретных теоретических моделей при попытке объяснения явле­ний.

Пересмотр научной картины мира и идеалов познания всегда начинается с критического осмысления их природы. Если ранее они воспринимались как выражение самой сущности исследу­емой реальности и процедур научного познания, то теперь осо­знается их относительный, преходящий характер. Такое осозна­ние предполагает постановку вопросов об отношении картины мира к исследуемой реальности и понимании историчности идеалов познания. Постановка таких вопросов означает, что ис­следователь из сферы специально научных проблем выходит в сферу философской проблематики. Философский анализ явля­ется необходимым моментом критики старых оснований науч­ного поиска.

Кроме этой критической функции философия выполняет кон­структивную функцию, помогая выработать новые основания исследования. Ни картина мира, ни идеалы объяснения, обосно­вания и организации знаний не могут быть получены чисто ин­дуктивным путем из нового эмпирического материала. Новый эм­пирический материал может обнаружить лишь несоответствие старого видения новой реальности, но сам по себе не указывает, как нужно перестроить это видение.

Перестройка научных картин мира и идеалов познания требу­ет особых идей, которые позволяют перегруппировать элементы старых представлений о реальности и процедурах ее познания, элиминировать часть из них, включить новые элементы с тем, что­бы разрешить имеющиеся парадоксы и ассимилировать накоп­ленные факты. Такие идеи формируются в сфере философского анализа познавательных ситуаций науки. Они играют роль весьма общей эвристики, обеспечивающей интенсивное развитие иссле­дований.

На современном этапе развития научного знания усиливаются процессы взаимодействия наук, в связи с чем способы перестрой­ки оснований за счет «прививки» парадигмальных установок одной науки к другой начинают все активнее влиять на внутри- дисциплинарные механизмы интенсивного роста знаний и даже управлять этими механизмами.

Перестройка оснований исследования означает изменение са­мой стратегии научного поиска. Однако всякая новая стратегия утверждается не сразу, а в длительной борьбе с прежними установ­ками и традиционным видением реальности.

Процесс утверждения новых оснований науки определен не только предсказанием новых фактов и генерацией конкретных теоретических моделей, но и причинами социокультурного харак­тера. Новые познавательные установки и генерированные ими знания должны быть вписаны в культуру данной исторической эпохи и согласованы с лежащими в ее фундаменте ценностями и мировоззренческими структурами, ее традициями.

С этой точки зрения перестройка оснований науки в период научной революции представляет собой выбор особых направле­ний роста знаний, обеспечивающих как расширение диапазона исследования объектов, так и определенную скоррелированность

динамики знания с ценностями и мировоззренческими установ­ками исторической эпохи. В период научной революции имеется несколько возможных путей роста знания, которые, однако, не все реализуются в действительной истории науки. Можно выде­лить два аспекта нелинейности роста знаний.

Первый аспект связан с конкуренцией исследователь­ских программ в рамках отдельной отрасли науки. Победа одной и поражение другой программы направляют развитие этой отрасли науки по определенному руслу, но вместе с тем закрывают ка­кие-то иные пути ее возможного развития.

Второй аспект связан со взаимодействием научных дис­циплин, обусловленным в свою очередь особенностями исследу­емых объектов и социокультурной среды, внутри которой разви­вается наука.

Возникновение новых отраслей знания, смена лидеров науки, научные революции, связанные с преобразованием картины ис­следуемой реальности и нормативов научной деятельности в от­дельных ее отраслях, могут оказывать существенное воздействие на другие отрасли знания, изменяя их видение реальности, их идеалы и нормы исследования. Все эти процессы взаимодействия наук опосредуются различными феноменами культуры и сами оказывают на них активное воздействие.

В эпоху научных революций, когда осуществляется пере­стройка оснований науки, культура как бы отбирает из несколь­ких потенциально возможных линий будущей истории науки те, которые наилучшим образом соответствуют фундаментальным ценностям и мировоззренческим структурам, доминирующим в данной культуре.

Итак, логика традиций и новаций указывает, с одной стороны, на необходимость сохранения преемственности, наличную сово­купность методов, приемов и навыков; с другой стороны, демонст­рирует потенциал, превосходящий способ репродукции накоплен­ного опыта, предлагающий созидание нового и уникального.

библиографический список

1 • Кун Т. Структура научных революций. М., 1977.

2. Степин В.С. Философская антропология и философия науки. М., 1992.

5.1.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме Научные традиции и научные революции:

  1. Лекция 9Научные традиции и научные революции. Типы научной рациональности
  2. 1. Взаимодействие традиции и нового знания в науке. Основания и сущность научной революции
  3. Научно-техническая революция
  4. Научно-техническая революция
  5. 3. Организация государственной аттестации научных и научно- педагогических работников
  6. 9. 3. Основные этапы познавательного цикла и формы научного познания. Научная теория и ее структура.
  7. 1. Научное знание как сложная развивающаяся система. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, критерии их различения
  8. 2. Научная картина мира. Исторические формы научной картины мира. Научная картина мира и научное мировоззрение
  9. 2. Особенности научного познания. Специфика научного, философского и эстетического освоения мира. Наука и обыденное познание
  10. Тема 66. Договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИР и ОКР). Договоры на передачу научно-технической продукции и ноу-хау
  11. 2. Научная и техническая рациональность и иррациональные последствия научно-технического прогресса
  12. § 9. Морские научные исследования
  13. Типы научной рациональности
  14. § 1. Понятие морских научных исследований