Гуманизация современной техники: гуманистический идеал

В истории человеческой культуры техника полу­чала противоречивые оценки. С одной стороны, в ней видели важ­нейшее позитивное начало, восхваляли, отмечали ее основопола­гающую роль в развитии культуры, а с другой - подчеркивали ее отрицательное воздействие, демонические свойства, античеловече­ское влияние. Сторонники техники, своеобразные технофилы, бы­ли весьма оптимистически настроены. Они верили в способность техники решить все стоящие перед человечеством проблемы, пола­гали, что ее несовершенство и некоторые негативные последствия ее применения будут устранены по мере развития самой техники и культуры. Противники техники, технофобы, считали, что техниче­ский прогресс ведет человечество в тупик; что совершенная и без­опасная техника - это миф, а негативное воздействие техники пре­восходит то позитивное, что она несете собой. Техника имеет бесче­ловечный характер — вот главный вывод подобных рассуждений.

В чем причина такого дуализма в оценке техники? Каковы его основания и следствия? Действительно ли техника антигу­манна?

Попытаемся прояснить эти вопросы, опираясь на некоторые примеры из истории культуры.

Древние греки понимали технику Дёсйпё) как мастерство, искусство, ловкость, ухищрение во всякого рода производстве. Тёсйпё имитирует природу, действует аналогично естественным процессам порождения. Хотя греки видели в природе идеал совер­шенства и образец для подражания, но полагали, что именно бла­годаря 1ёсИпё человек способен совершенствовать то, чего приро­да не способна достичь, т.е. способен превзойти природу. Помыс­ли Софокла, техника делает человека владыкой земли и моря. Эсхил в своем «Прометее» пишет, что техника не только ведет че­ловека от первобытного состояния к цивилизации, но также дела­ет его существом свободным [9. С. 100-103].

Наряду с этой важной ролью техники греки увидели в ней скрытые опасности. Человек с помощью техники нарушает есте­ственный (божественный) порядок. Это бросает дерзкий вызов богам и ведет к непредвиденным последствиям. По словам Гора­ция, Прометей совершил «злой обман, принеся огонь, что послу­жило развитию губительных последствий» [7. С. 339]. Техника не­сет угрозу вследствие ее неправильного использования. Икар, сын Дедала — создателя первого летательного аппарата, трагически погибает, ослушавшись совета отца не приближаться в полете к Солнцу.

Получив с помощью (ёейпё «ужасающую», «чудовищную» си­лу, человек находится на перепутье между добром и злом. «Это ис­кусство толкает его то к благим, то к позорным деяниям» 111. С. 370-380].

В эпоху становления индустриального общества изобретение и использование в производстве машин значительно увеличивали производительность труда, облегчали труд человека. Но одновре­менно машина выступала конкурентом производителя; ее приме­нение вело к сокращению рабочих мест, лишало освободившихся работников средств к существованию. Использование машин уг-

рожало установившемуся укладу жизни. Это вызывало негативное отношение к машинам. «Почти вся Европа пережила в XVII веке возмущение рабочих против... машин для тканья лент и галу­нов...» Городской совет Данцига запретил их применение, а изо­бретателя машины приказал тайно задушить и утопить [8. С. 443]. Ш ироко известно также движение луддитов (конец XVI11 - нача­ло XIX в.), которое выразилось в массовом разрушении машин в английских мануфактурах. Враждебное отношение к машинам К. Маркс объясняет социально-экономическими условиями, а именно капиталистическим способом производства: «Машина сама по себе сокращает рабочее время, между тем как ее капитали­стическое применение удлиняет рабочий день: так как сама по се­бе она облегчает труд, капиталистическое применение повышает ее интенсивность; так как сама по себе она знаменует победу чело­века над силами природы, капиталистическое же ее применение порабощает человека силами природы» [8. С. 446]. Таким обра­зом, машина (и техника вообще) не является антигуманным сред­ством, враждебной человеку ее делает определенное общество. Этот вывод подчеркивает социальную обусловленность примене­ния техники.

С увеличением мощи и сложности техники возрастают риски, которые она несет с собой. Современная техника и технологиче­ская деятельность являются сложной саморазвивающейся систе­мой, которая обладает определенной автономией и имеет логику собственного развития. Техника уже не может рассматриваться просто как средство для достижения (хорошей или дурной) цели [3. С. 270]. Автономия техники свидетельствует об ослаблении власти человека над ней. Техника может выйти из-под контроля вследствие не только ошибки человека (субъективный фактор), но и кумулятивного и синергетического взаимодействия многих факторов как в техносистемах, так и во взаимодействии человека с ними. Автономия техники мистифицируется и мифологизируется в массовом сознании. Это традиционные образы Голема (ожив­ляемый глиняный великан, способный растоптать своего создате­ля), Франкенштейна. Подобную мифологизацию можно наблю­дать и в современных культовых фильмах («Терминатор», «Мат­рица»). Угроза власти техники над человеком — основная мысль этих мифологем.

Таким образом, техника в своем функционировании и в своей применимости амбивалентна, т.е. она оказывает и негативное, и позитивное воздействие на человека и социальный мир. «Техника служит облегчению и освобождению, но также создает и новые тя­готы, и принуждения. Она считается гарантом человеческого раз­вития и социального прогресса, однако вызывает также и бесчис­ленные разрушительные последствия» [10. С. 89]. Противоречи­вая оценка техники в истории культуры связана с указанной амбивалентностью.

Амбивалентность техники во многом обусловливает неодно­значность ответов на вопрос о гуманности техники. Как пишет

В. Шадевальд, греки видели в технике «совершенно определен­ный гуманизм» благодаря ее освободительной миссии [9. С. 102]. С точки зрения Т. Адорно, «нельзя останавливаться на жестком противопоставлении гуманизма и техники». Корни такого проти­вопоставления — в социальной сфере. «Приносит ли современная техника в конечном счете пользу или вред человеку, зависит не от техников, и даже не от самой техники, а оттого, как она использу­ется обществом» [ 1. С. 367—371 ]. Фактически Адорно утверждает, что техника нейтральна и нельзя сказать, гуманна она или негу­манна. Ее негуманное использование зависит от социальных фак­торов. Подобную мысль мы уже встречали у Маркса.

Анализируя отношение техники и гуманизма, Н.А. Бердяев пишет, что с помощью техники появляется возможность уничто­жить нищету и рабство. Техника является самым сильным средст­вом объединения человечества. Вместе с тем техника наносит страшный удар по гуманизму. Из средства орудия жизни она пре­вращается в цель жизни. Она приводит к потере человеком своей приоритетности. Машина дегуманизирует человека, навязывая ему свой образ и подобие. Происходит угасание душевно-эмоцио­нальной жизни, нивелируется личность. Машина и техника вы­тесняет человека [2].

По существу Бердяев видит в машине и технике единство гу­манных и антигуманных свойств. Выход из создавшегося положе­ния, по его мнению, следует искать в подчинении машины и тех­ники человеку. А это возможно только путем обращения к христи­анским духовно-нравственным ценностям. Таким образом, не социальные факторы, а человеческие содействуют устранению негативного воздействия техники.

•5 - 3873

Нам представляется, что техника нейтральна относительно. Абсолютизация нейтральности техники означает, что последст­вия ее использования зависят л ишь от целей (гуманных или анти­гуманных), которые ставит перед собой человек. Относительность нейтральности техники выражается в том, что вне зависимости от целей непредвиденные последствия ее использования будут как позитивными, так и негативными. В любых социальных условиях внедрение новых технических достижений будет нарушать уста­новившийся социальный, природный, духовный порядок, что по­влечет как положительные, так и отрицательные результаты. Это, конечно, не означает, что человек не должен стремиться устра­нить негативные последствия в рамках своих возможностей.

Можно выделить три основных аспекта проявления амбива­лентности техники:

О субъективный аспект связан с намерениями субъекта техниче­ской деятельности, ошибками и просчетами человека, его антро­пологическими качествами (например, власть человека над ми­ром) и т.п.;

О социальный аспект соотносится с качеством общества, его со­циально-экономическими, политическими характеристиками, наличием или отсутствием конфессиональных, идеологических и иных противоречий;

О технический аспект обусловливается уровнем развития техники, степенью ее относительной автономности, динамикой развития и т.п.

Амбивалентность техники неустранима по крайней мере в силу противоречивости прогрессивного развития (каждое новое дости­жение имеет и регрессивную сторону), а также из-за невозможно­сти предвидеть все последствия внедрения новых технологий.

Гуманистические ценности во многих исследованиях по фило­софии техники выделяют в качестве важнейших факторов, спо­собных уменьшить технократическую опасность и негативное воздействие технического прогресса. Подчеркивается необходи­мость поставить технику на службу человеку и обществу, развивать и применять возможности техники «в рамках гуманной ответствен­ности», использовать технику для создания достойной человека жизни; инженеру предлагается быть «служителем гуманности».

Обращение к гуманистическим ценностям не случайно. Их развитие имеет многовековую традицию. По существу гуманизм как идея и представление выражает внутреннюю тенденцию в раз­витии человечества. Общая направленность этой тенденции — в соотнесении мира реального и создаваемого с человеком, с его по­требностью в подлинном существовании.

В наиболее концентрированном и обобщенном виде гумани­стические ценности находят свое выражение в гуманистическом идеале. Гуманистический идеал — это представление о человеке как высшей ценности и цели, это воззрение о совершенстве и гар­моничности человека, включающее гармонию отношений чело­века с природой и обществом, окружающими людьми. С позиций гуманистического идеала человек рассматривается как цель, а не как средство. Гуманистический идеал подчеркивает равенство меж­ду людьми (расовое, национальное, конфессиональное и т.п.), право человека на свободу, творчество, самореализацию. Выра­жая лучшее в человеке и оптимальные условия его существования, гуманистический идеал дает возможность осознать негативные свойства, присущие реальности, и понять, как далеко мы откло­нились от желаемого.

Говоря о техническом прогрессе, можно выделить следующие регулятивные функции гуманистического идеала:

О гуманистический идеал ориентирует техническое развитие на слу­жение человеку, его жизни, здоровью, совершенствованию, гар­моничности;

О с позиций гуманистическою идеала человек не должен превра­щаться в придаток машины, ее функцию, ее раба, т.е. в средство;

о эксплуатация природы антигуманна, поскольку ведет к наруше­нию среды обитания человека, разрушает единую систему чело­век—мир, лишает человека естественных образцов для подража­ния и творческого вдохновения;

О гуманистический идеал ориентирует на равенство людей и само­ценность каждого человека, создавая тем самым предпосылки для социального мира и использования техники в общечеловеческих интересах;

О с позиций гуманистического идеала человек выступает творцом, в том числе в области техники, но его творчество регулируется гума­нистическими принципами.

Гуманистический идеал выступает основой такой важной цен­ностно-моральной нормы современного технического развития, как ответственность — вид связи человека с другими людьми, об-

ществом, природой. В форме ответственности человек сознает свое позитивное или негативное воздействие на мир и на самого себя [4. С. 153]. В современном мире традиционная концепция от­ветственности за результат действия, ориентированная на про­шлое, ответственности виновного дополняется предупреждающей ответственностью, т.е. ответственностью человека-хранителя, ориентированной на будущее самоответственностью [5]. Новый тип ответственности — это ответственность знающего и властву­ющего человека. «Эта ответственность простирается на людей и их будущее, но также на весь жизненный мир, включая природные системы (экосистемы) “космического корабля Земля”» [6. С. 351].

Ответственность возможна при осознании последствий тех или иных действий. Чтобы оценить последствия, необходима оп­ределенная концепция человека, нормативные представления об идеале человека, на основе которых будет производиться выбор альтернативных возможностей.

В качестве основания ответственного действия можно допус­тить различные идеалы, например аскетический идеал. Но такой идеал будет ориентировать на минимизацию культурного и техни­ческого развития, что вряд ли возможно в настоящее время. Такие идеалы, как идеалы сверхчеловека, «высшей расы», национали­стические идеалы и т.д., приведут к социальной напряженности, следствием чего станет использование технических средств для манипуляции или господства одних групп общества наддругими.

Религиозный идеал следует выделить особо. Ответственность в рамках религиозной веры, ответственность перед Богом призна­ется рядом исследователей как наиболее действенная. Бердяев высказывался в пользу религиозных ценностей, считая их осно­вой освобождения человека от власти машин [2]. Религиозные идеалы обладают большим охранительным или консервативным потенциалом, что является основанием сохранения природы и человека от губительного воздействия технического прогресса. В большинстве религиозных учений содержится значительная до­ля гуманистических представлений: принцип равенства людей, негативное отношение к насилию, подчеркивание ценности жиз­ни и достоинства человека. Эти факторы могут быть основанием для взаимодополнения гуманистического и религиозного идеа­лов. Однако, говоря о религиозном идеале, следует иметь в виду, что в разных конфессиях имеются разные нормативные представ­ления о человеке, его потребностях и целях, например обскуран­тистские, изоляционистские, аскетические, что вряд ли созвучно современной эпохе.

В философских исследованиях именно гуманистические фак­торы (как грани гуманистического идеала) выделяются в качестве объединяющего и регулятивного начала для людей разных миро­воззренческих ориентаций: «Мерилом нашего поведения в мире является как для верующих, так и для неверующих, в конечном сче­те, жизнь, сообразная природе человека, сохранение гуманности в смысле сформулированного Хансом Йонасом категорического им­ператива этики будущего: “Поступай так, чтобы последствия твоих же действий были совместимы с постоянностью подлинно челове­ческого бытия на Земле”. Это “подлинно человеческое бытие” оз­начает, конечно, нечто большее, чем простое выживание челове­ческого вида, оно включает в себя также внимание к достоинству и свободе человека и жизненные условия, которые в своей основе обеспечивают каждому человеку жизнь, достойную человека в данную историческую эпоху» [12. С. 406].

Итак, гуманистический идеал представляет собой наиболее адекватную основу ответственного действия человека в современ­ном мире. Гуманистический идеал не является панацеей. Как и всякий идеал, он имеет черты неосуществимости и желаемости. Он разделяется не всеми людьми, не гарантирует предотвращения всех негативных факторов, связанных с техникой. Однако ориен­тация на него может увеличить нашу ответственность и реши­мость построить более безопасный для человека и природы мир. Гуманистический идеал налагает определенные ограничения на техническое развитие. Но эти ограничения являются необходи­мым условием существования и развития как самого человека, так и техники.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Адорно Т. О технике и гуманизме // Философия техники в ФРГ. М., 1989.

2. Бердяев Н.А. Человек и машина// Вопросы философии. 1989. № 2.

3. Зиферле Р.П. Исторические этапы критики техники // Философия техники в ФРГ. М., 1989.

4. Иванов М.А. Ответственность и инженерная деятельность // Тезисы выступлений на Российско-американском симпозиуме «Инженерная этика в России и США». М., 1997.

5. Ленк X. Ответственность в технике, за технику, с помощью техники // Философия техники в ФРГ. М., 1989.

6. Ленк X. Человек в поле напряженности между природой и техникой: новый тип ответственности за нашу окружающую среду, за буду­щее // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: Ма­териалы 111 Российского философского конгресса. В 3 т. Ростов н/Д 2002. Т. 1.

7. Лосев А. Ф. Прометей //Мифы народов мира. Энциклопедия. В 2 т. М., 1992. Т. 2.

8. Маркс К. Капитал. М., 1949. Т. 1.

9. Понятие «природа» и «техника» у греков // Философия техники в ФРГ ; пер. с нем. и англ. М., 1989.

10. Рапп Ф. Перспективы философии техники // Философия техники в ФРГ. М., 1989.

11. Софокл. Антигона // Античная литература. Греция. Антология. Ч. 1. М., 1989.

12. Хунинг А. Инженерная деятельность с точки зрения этической и со­циальной ответственности // Философия техники в ФРГ. М., 1989.

9.5.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме Гуманизация современной техники: гуманистический идеал:

  1. Лекция 16 Социальная оценка техники как прикладная философия техники
  2. § 1. Понятие и система криминалистической техники, правила применения технико-криминалистических средств, их классификация
  3. § 3. Технико-экономическое обоснование (ТЭО) и технико-экономический расчет (ТЭР), их содержание
  4. 1. Идеалы и нормы исследования, их историческая и логическая детерминированность
  5. 4. Сближение идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного познания
  6. 18. Мировоззрение и идеалы личности
  7. Гуманистические терапии
  8. Гуманистические терапии
  9. Гуманистический подход
  10. Гуманистический подход