загрузка...

философские проблемы «искусственного интеллекта» и виртуальной реальности

В современном обществе процессы информа­тизации приобретают глобальный характер. Информатика, ком­пьютерная техника, автоматизированные системы определяют магистральные направления развития и эффективность произ­водства и технологий, проектно-конструкторских разработок и

научных исследований. Компьютеры существенно преобразуют содержание и характер труда и обучения, по-новому ставят про­блемы развития человеческого интеллекта и личности, оказывают серьезное влияние на мировоззрение человека. Осмысление со­циальных, интеллектуальных и культурных последствий массово­го внедрения информационных технологий составляет важней­шую задачу современной философии. Философские проблемы современной информатики включают в себя гносеологические, онтологические, антропологические, этические, культурологиче­ские, социально-исторические аспекты [3].

Одной из серьезных гносеологических проблем, ставшей осо­бенно актуальной в связи с развитием информатики, является проблема соотношения мышления человека и машинного мышления, «искусственного интеллекта».

Проблема соотношения человеческого и машинного мышле­ния породила полярные мнения о возможностях искусственного интеллекта — от «машинопоклонников», против которых предо­стерегал Винер в своей книге «Творец и робот», преклоняющихся перед машиной «за то, что она свободна от человеческих ограни­чений в отношении скорости и точности» [1. С. 64], до исследо­вателей, не склонных надеяться на быстрый и бесконечный про­гресс в этой области [4]. Еще в 1960-е гг. Винер отмечал несом­ненные достоинства мозга человека как органа мышления по сравнению с машинами. «Главное из этих преимуществ, по-види­мому, способность мозга оперировать с нечетко очерченными по­нятиями. В таких случаях вычислительные машины, по крайней мере в настоящее время, почти не способны к самопрограммиро­ванию. Между тем наш мозг свободно воспринимает стихи, рома­ны, картины, содержание которых любая вычислительная маши­на должна была бы отбросить как нечто аморфное. Отдайте же че­ловеку — человеческое, а вычислительной машине — машинное. В этом и должна, по-видимому, заключаться разумная линия по­ведения при организации совместных действий людей и машин. Линия эта в равной мере далека и от устремлений машинопоклон- ников, и от воззрений тех, кто во всяком использовании механи­ческих помощников в умственной деятельности усматривает ко­щунство и принижение человека» [1. С. 82].

За время, которое прошло с тех пор, когда Винер высказал эти мысли, компьютерная техника и технология использования


компьютеров настолько усовершенствовались, что возник вопрос о разработке особой части теории познания. Новая область гно­сеологии была обозначена как информационная эпистемология, ее задача - исследование процесса формирования знаний в компью­терах. Решение этой задачи предполагает пересмотр или уточ­нение многих понятий традиционной гносеологии, рассматри­вающей интеллект как человеческое качество в тесной связи с по­знавательными способностями человека и его деятельностью. В оценках современными исследователями роли искусственного интеллекта в развитии человечества в настоящем и будущем мож­но выделить два подхода.

Первый подход наиболее четко сформулировал А.П. На- заретян в книге «Интеллект во Вселенной». По его мнению, воз­растание удельного веса умственного труда в человеческой дея­тельности отражает общеэволюционный закон, который требует для сложных систем опережающего развития интеллекта по отно­шению к двум другим векторам роста — технологическому потен­циалу и организационной сложности — и соответственно к управ­ленческим притязаниям [5]. По мере решения других глобальных проблем на передний план будет выступать новая — отношения между естественным и искусственным разумом. И если человече­ство дорастет до реального возникновения проблемы «двоевла­стия интеллектов», то конфронтационные подходы к ее решению будут сразу же отброшены, речь может идти только о разных вари­антах их синтеза. Формирование таких симбиозных структур в перспективе обеспечило бы диалектическое снятие противоречий между безграничными потенциями интеллектуального развития и ограниченными возможностями, потребностями, мотивами био­логического организма.

Второй подход разработал менее оптимистично настро­енный современный российский ученый А.А. Мальцев. Его статья «Интеллект и ресурс» — попытка остудить восторги горячих по­клонников искусственного интеллекта и их надежды на решение всех проблем при помощи компьютерного мышления. Он указы­вает, что уже сейчас приходится сталкиваться с некоторыми прин­ципиальными ограничениями при составлении алгоритмов, по которым работают компьютеры. Кроме того, Мальцев ставит во­прос о переэксплуатации, истощении интеллектуального ресурса, об определенном «суммарном потолке» человеческого интеллек-

>7 - 3873

та, существование которого значительно ограничивает возможно­сти прогресса в этой области.

Другая важнейшая философская проблема современной ин­форматики состоит в появлении нового типа бытия — машин­но-информационного и связанного с этим вопросом об опреде­лении онтологического статуса виртуальной реальности (от лат.

у^иаПБ — возможный, такой, который может или должен поя­виться при определенных условиях). Развитие современных ин­формационных технологий привело к формированию нового по­нятия - «виртуальная реальность», которое означает, что человек может видеть, слышать, переживать посредством персонального компьютера и глобальной компьютерной сети. Многие ученые свя­зывают с виртуальной реальностью образованную компьютерны­ми средствами модель реальности, которая создает эффект присут­ствия человека в ней, позволяет действовать с воображаемыми объектами. Проблемы виртуальности оформились в самостоя­тельное направление в психологии, поскольку виртуальная реаль­ность тесно связана с психологическими характеристиками лич­ности, представляя собой инореальность, в которой обнаружива­ются свобода и произвол человеческих мотиваций. Психологи изучают личностные цели моделирования виртуальной реально­сти, выделяя в качестве приоритетных: состояние удовлетворенно­сти, компенсацию эмоциональных или ментальных потерь, поиск смыслов в условиях гипотетического, условно предполагаемого диалога.

В то же время проблемы виртуальности нуждаются в философ­ской рефлексии основных свойств виртуального бытия на уровне его теоретического анализа. Говоря об атрибутике виртуальной реальности, необходимо отметить два противоречивых момента: с одной стороны, виртуальная реальность идентична актуальной реальности — она включает в себя пространство, время, движение, развитие, отражение, а с другой — она обладает идеал ьно-артефакт- ными, виртуально-специфическими свойствами [2. С. 232—234].

Принципиально новыми, требующими научного исследова­ния и философского осмысления являются следующие свойства виртуальной реальности:

0 панорамность — любое событие может быть прочитано и с точки зрения собственной интерпретации, и с многих других точек зре­ния;

о полисемантичность — виртуальная реальность обостряет про­блемы личной самоидентификации и в то же время полностью их снимает, делая личность безразличной ее объективному бы­тию;

о бестелесная предметность — виртуальная реальность, фиксируя множество несводимых друг к другу, онтологически самосто­ятельных реальностей, является их моделирующей имитацией, причем виртуальная реальность моделируется в соответствии с потребностями телесного и экзистенциального характера и соз­дает возможные поля и срезы проявлений двойственности чело­века. В качестве основных функций виртуальной реальности на­зывают: порожденность, актуальность, автономность, интерак­тивность [8].

При решении проблемы типологизации виртуального бытия стоит сопоставить понятие виртуальной реальности и утвердив­шееся в физике понятие «виртуальная частица». «Виртуальная частица — это такие объекты в квантовой теории поля, наделен­ные всеми теми же характеристиками, что и реальные “физиче­ские частицы”, но не удовлетворяющие некоторым существен­ным условиям. Например, для виртуального фотона масса его не обязательно нулевая, а энергия не является обязательно положи­тельной. Ни одна из них не существует таким образом, как обыч­ные частицы. Они не обладают бытием наличным, выступают как бы на мгновение из потенциальности, полностью никогда не ак­туализируясь» [7. С. 226].

По мнению многих авторов, если применительно к виртуаль­ным частицам можно говорить об их мерцающем, недовопло- щенном существовании, то компьютерная виртуальная реаль­ность - область парадоксального. Виртуальная реальность дос­таточно осязаема, но предметной сущностью, бытием самим по себе не обладает; она существует, пока ее существование поддер­живается активностью порождающей сферы. По мнению

А.Ю. Севальникова, «парадоксальность такого бытия состоит в том, что “существует” то, чего по сути нет» [7. С. 227]. На наш взгляд, наиболее точно отражает сущность виртуальной реально­сти подход, основанный на признании ее полионтологичности, множественности ее бытийного проявления: «Подход, основан­ный на признании полионтичной реальности, получил название виртуалистики» [6. С. 91]. Виртуалистика — проблема Homo 17*

(человек виртуальный), актуализация которой стала след­ствием информационной революции, ждет своего осмысления. По мнению многих исследователей, именно эта проблема станет одной из центральных в XXI в.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Винер Н. Творец и робот. М., 1966.

2. Лешкевич Г. Г. Актуальные проблемы науки XXI в.: Философия для ас­пирантов : учеб, пособие. Ростов н/Д, 2003.

3. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Об­щество. Государство. СПб., 2000.

4. Мальцев А.А. Интеллект как ресурс // Мышление, когнитивные нау­ки, искусственный интеллект, М., 1988.

5. Назаретян А.Л. Интеллект во Вселенной. М., 1991.

6. Носов Н.А. Виртуальная парадигма // Виртуальные реальности. М., 1998.

7. Севальников А.Ю. Виртуальная реальность и проблема ее описания // Смирновские чтения. М., 1999.

8. Сидоров М.М. Философские проблемы информатики // Философия ; под ред. В.Н. Лавриненко. М., 2004.

10.3.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме философские проблемы «искусственного интеллекта» и виртуальной реальности:

  1. ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ (от англ. virtual reality — возможная реальность)
  2. 12.3 Проблема языка в современных исследованиях по искусственному интеллекту
  3. ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  4. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ
  5. Искусственный интеллект (artificial intelligence)
  6. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ (англ. artificial intelligence, AI)
  7. МИР КАК ЦЕЛОКУПНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ, РЕЛИГИОЗНЫЕ, НАУЧНЫЕ, ФИЛОСОФСКИЕ «КАРТИНЫ» МИРА. УНИВЕРСАЛЬНОЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ (МЕТАФИЗИКА)
  8. 1. 2. Философское мировоззрение и его ключевые проблемы:
  9. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МАТЕМАТИКИ
  10. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЗИКИ
  11. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАТИКИ
  12. Философские проблемы психологии (philosophical problems in psychology)
  13. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АСТРОНОМИИ И КОСМОЛОГИИ
  14. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕХНИКИ И ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК
  15. ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ НАУК
  16. Философские и физические проблемы теории пространства и времени
  17. Раздел II Современные философские проблемы облаcтей научного знания
  18. 11.2. СИСТЕМЫ «ВИРТУАЛЬНЫХ» ПЛАТЕЖЕЙ
  19. 11.2. Искусственное оплодотворение