загрузка...

Философия и наука в творчестве Р. Декарта

Рене Декарт (1596—1650) был одним из тех вели­ких мыслителей, которые стояли у истоков современной европей­ской науки. В его творчестве органично сочетались интерес к он­тологическим проблемам, решаемым в духе противостояния схо­ластике, выработка и обоснование метода познания, глубокие исследования и открытия в области математики, физики, космо­гонии, физиологии. Его исследования неразрывно связаны с фи­лософскими представлениями о единой материальной протяжен­ной субстанции, они легли в основу формирующейся механисти­ческой картины мира.

Свою первую работу «Рассуждение о методе...» и в виде прило­жений трактаты «Геометрия», «Диоптрика» и «Метеоры» он опуб­ликовал в 1637 г.

В круге вопросов философии, которые разрабатывал Декарт, первостепенное значение имел вопрос о методе познания. Декарт ищет безусловно достоверное исходное основоположение для всего знания и метод, посредством которого возможно, опираясь на это основоположение, построить столь же достоверное здание всей науки. В схоластике он не находит ни такого основоположе­ния, ни такого метода. Поэтому исходный пункт философских рассуждений Декарта — сомнение в истинности всего общепри­знанного знания. Однако для Декарта сомнение не есть убежде­ние агностика или скептика, а лишь предварительный методиче­ский прием, инструмент, посредством которого удается вывести некую несомненную основополагающую истину. Рассуждения Декарта вкратце таковы: у меня нет достоверного знания о суще­ствовании моего тела, ибо я мог бы быть животным или покинув­шим тело духом, которому снится, что он человек, однако мой ра­зум существует несомненно и достоверно. Содержание мыслей и убеждений может быть ложным, однако сам факт мышления и верования достоверен. Выводом стала идея субстанциальности мышления: «мыслю, следовательно, существую».

Отталкиваясь от этого тезиса, Декарт делает такой вывод: по­скольку мы получили эту истину не с помощью чувств или дедук­ции из других истин, то должен существовать некий метод, кото­рый позволил нам ее получить. Это, по мнению Декарта, — метод ясных и отчетливых идей: то, что мы мыслим ясно и отчетливо, должно быть истинно. Не обманываемся ли мы в источнике этой ясности и отчетливости? Если существует всемогущий и благой Бог, то возможность обмана исключена. Поэтому далее Декарт до­казывает бытие Бога достаточно традиционными аргументами [ 1. С. 363].

Существование благого Бога позволяет нам доверять нашим способностям и усилиям, которые при правильном их примене­нии должны привести к истине. При этом для Декарта «благой свет интуиции» также не составляет исключения из законов при­роды, скорее, это часть природы. Хотя Декарт нигде не разъясняет это понятие, по его предположению, Бог, создавая Вселенную, имел некий план, который полностью воплощен во Вселенной в

целом и частично - в отдельных ее частях. Данный план также вложен в человеческий ум (в виде врожденных идей), поэтому ум способен познавать природу и даже обладать априорным знанием о природе, ибо ум, как и объективно существующая природа, суть отражения одного и того же божественного плана.

Убедившись в том, что мы можем доверять нашим способно­стям, Декарт делает следующий вывод: материя существует, по­скольку наши идеи о ней ясные и отчетливые. Материя протяжен­на, занимает место в пространстве, движется или перемещается в этом пространстве. Декарт отвергает как идею пустого простран­ства, так и идею дискретного атомарного строения материи. Сущ­ностью материи является протяжение, сущностью разума — мыш­ление, они несводимы одно к другому, следовательно, Вселенная дуалистична, т.е. состоит из двух не похожих друг на друга суб­станций — духовной и телесной.

Такому представлению о роли мышления соответствует осно­ванная на рационалистической дедукции методология. В «Рассуж­дении о методе...» Декарт формулирует основы своего метода в следующих четырех правилах.

О истинным считать лишь то, что очевидно, ясно и отчетливо пред­ставляется уму;

о делить каждую проблему на возможно большее число частей, тре­буемых для ее разрешения;

о восходить, мысля по порядку, от наиболее простых предметов ко все более сложным;

О составлять настолько полные перечни и обзоры, чтобы быть уве­ренным, что ничего не пропущено [ 1. С. 396].

Такой метод, по мнению Декарта, должен дать возможность адекватного познания природы. Метод изложен достаточно общо, ясно только, что решающую роль в определении истины должна играть интуиция, а при надлежащем применении метода природа познаваема. Поскольку Декарт мыслит материю непрерывной, отвергая атомистические представления, в его трактовке она вы­ступает не столько веществом физики, сколько пространством стереометрии. Поэтому не удивительно, что такое важное место в творчестве Декарта занимают его математические исследования.

В «Геометрии» (1637) Декарт впервые ввел понятия перемен­ной величины и функции, что коррелирует с его представлениями о едином мире и роли в нем движения, изменения. Переменную

величину Декарт понимает двойственно: как отрезок переменной длины и постоянного направления — текущую координату точки, описывающую своим движением кривую, и как непрерывную числовую переменную, пробегающую совокупность чисел, вы­ражающих этот отрезок. Двоякий образ переменной обусловил взаимопроникновение геометрии и алгебры. Действительное чис­ло Декарт трактует как отношение любого отрезка к единичному (такое определение было сформулировано лишь И. Ньютоном). Отрицательным числам Декарт дает реальное истолкование ввиде направленных ординат. Декарт вводит систему обозначения пере­менных величин, коэффициентов и степеней, которая дошла в практически неизменном виде до наших дней, и поэтому запись уравнений у него почти не отличается от современной.

Декарт положил начало ряду исследований свойств уравнений: сформулировал правило знаков для определения числа положитель­ных и отрицательных корней, поставил вопрос о границах действи­тельных корней, выдвинул проблему приводимости (представления целой рациональной функции с рациональными коэффициентами в виде произведения двух функций такого же рода) и определил, что уравнение 3-й степени разрешимо в квадратных радикалах и реша­ется с помощью циркуля и линейки, когда оно приводимо.

Из онтологической идеи Декарта о существовании независи­мой материальной протяженной субстанции рождается его повы­шенный интерес к изучению пространства, его свойств, его описа­ния математическими, алгебраическими методами. Отсюда — один шаг до соединения существовавших ранее раздельно дисциплин - алгебры и геометрии и создания новой области математики — ана­литической геометрии, позволяющей решать задачи обеих матема­тических дисциплин.

В аналитической геометрии, которую одновременно с Декар­том разрабатывал П. Ферма, основным достижением Декарта можно считать созданный им метод координат. В область изуче­ния геометрии Декарт включил «геометрические» линии, которые можно описать движениями шарнирных механизмов. Он разра­ботал способ построения нормалей и касательных к плоским кривым и применил его, в частности, к некоторым кривым чет­вертого порядка, так называемым овалам Декарта. В частных пе­реписках содержатся и другие открытия Декарта: вычисление площади циклоиды, проведение касательных к циклоиде, опреде­ление свойств логарифмической спирали.

В целом «Геометрия» Декарта оказала огромное влияние на развитие математики. Из его идей впоследствии возникло ос­новное достижение математики Нового времени - дифферен­циальное и интегральное исчисления, которые были разработаны Г. Лейбницем и И. Ньютоном и стали математической основой классической физики.

Необыкновенно важным для науки того времени было выра­ботать принципы идеализации. Первым ктакой осознанной идеа­лизации прибегает Г.

Галилей. Говоря об основном элементарном процессе — движении, он предполагает, что равномерное движе­ние по окружности, раз начавшись, продолжается бесконечно, ес­ли этому не препятствуют внешние действия.

Декарт видоизменил и дополнил представления Галилея, сформулировав два исходных закона движения: «...однажды при­шедшие в движение тела продолжают двигаться, пока это движе­ние не задержится какими-либо встречными телами» [1. С. 487], притом что «каждая частица материи в отдельности стремится продолжать дальнейшее движение не по кривой, а исключительно по прямой...» [ 1. С. 487].

Эти два положения, соединенные вместе, приняли у Ньютона форму первого закона механики. Напрашивается вывод, что Га­лилей, Декарт и Ньютон рассматривали различные сочетания концепций пространства и инерции. Кроме того, они основыва­лись на различных философских представлениях о мире.

Декарт выводил свои законы движения в рамках той картины мира, которой придерживался: например, первый закон основан на предположении о неизменности Бога и сохранении им одина­кового количества вещества и движения во Вселенной. Ньютон, пересматривая натурфилософские взгляды Декарта, формально приходит к тем же законам, что и Декарт, однако они встроены в иную натурфилософскую систему, в концепцию абсолютно пустого пространства и времени (Декарт не признавал пустого пространства), иначе говоря, выведены Ньютоном в рамках дру­гой физической механики. В результате получились иные законы, они действительны для другого мира.

В космологических и космогонических исследованиях Декарта важную роль играет тот факт, что, не признавая пустого простран­

ства, он заменяет атомистическую концепцию движения поня­тием относительного движения. В работе «Начала философии» (1644) он развивает идею о невозможности движения одного тела или одной корпускулы, ибо всякое движение предполагает взаи- модвижение, круговорот материи.

Из понимания относительности движения вытекает и относи­тельность покоя, поэтому Декарт считает, что в мире нет совершен­но неподвижных точек. Круговорот движения материальных частиц образует форму вихревых центробежных движений, и из этих вихре­вых потоков материи на основе чисто механических процессов обра­зуются все космические тела и система мироздания в целом.

Вихревая теория Декарта основывается на его учении о строе­нии материи, состоящей из троякого рода частиц, различающихся размерами и формой: во-первых, дробные, бесконечно малые осколки; во-вторых, обточенные, подвижные, шарообразные частицы; в-третьих, большие, малоподвижные, обладающие гранями частицы. Из первых в ходе вихревого движения образу­ются Солнце и неподвижные звезды, из вторых — небо, из треть­их — Земля с планетами и кометами.

Декарт в своем космологическом учении исходит из представ­лений о первоначальном хаосе материи и уверен, что «сама приро­да может распутать сложность хаоса» [2. С. 165] и законы природы «были бы достаточны, чтобы заставить части материи распутаться и расположиться в весьма стройный порядок. Придя благодаря этим законам сама собою в порядок, материя наша приняла бы форму весьма совершенного мира...» [2. С. 163].

Мы видим, как из философских идей Декарта формируются кос­могонические концепции, в которых не только отвергается телеоло­гия, торжествует механическое движение как одна из основ единства мира, но, как и в математике с введением переменной величины, за­кладываются основы идеи развития Вселенной, ее эволюции, полу­чившие полное воплощение века спустя в современной космологии.

В «Диоптрике» Декарт первым формулирует закон преломле­ния света, рассматривает и объясняет, как функционируют нор­мальный глаз и глаз, имеющий дефекты, как действуют линзы, зрительные трубы (телескопы и микроскопы), и развивает теорию оптических поверхностей. Декарт стоит у истоков волновой тео­рии света и делает попытку «векторного» анализа движения, так как свет, по его мнению, есть «стремление к движению».

Декарт развивает теорию сферической аберрации - искаже­ния изображения, вызванного сферической формой линзы, и ука­зывает, каким образом ее можно исправить. Он объясняет, как ус­тановить световую силу телескопа, открывает принципы работы того, что позже будет названо ирисовой диафрагмой, а также ис­кателя для телескопа, гиперболической поверхности с определен­ным параметром для повышения яркости изображения, конден­сора (плосковыпуклой линзы) и конструкций, позволяющих осу­ществлять тонкие движения микроскопа.

В этом разделе исследований Декарт последовательно разви­вает свои философские и методологические идеи. Например, зна­чение сформулированного им закона преломления света, уста­навливающего постоянное отношение синуса угла падения луча к синусу угла его преломления, состоит в том, что это первая попыт­ка перехода от эмпирических поисков оптических линз, примене­ние которых в телескопе сыграло решающую роль в новых астро­номических открытиях, к теоретическому обоснованию механиз­ма линзы, к рациональному выражению оптического закона.

В «Метеорах» Декарт отвергает понятие теплоты как жидкости (ее называли «калорическая жидкость») и формулирует по сути кинетическую теорию теплоты. Он выдвигает также идею специ­фической теплоты, согласно которой у каждого вещества своя ме­ра получения и сохранения теплоты, и предлагает формулировку закона соотношения объема и температуры газа (позже названно­го законом Шарля). Декарт выдвигает первую научную теорию ветров, облаков и осадков и дает верное и детальное описание и толкование явления радуги.

Физиологические работы Декарта основываются на учении У. Гарвея о кровообращении. Декарт исследовал строение различ­ных органов животных и строение зародышей на различных ста­диях развития. Наличие сознания у животных Декарт не призна­вал, уподоблял их автоматам, лишенным души и не способным ду­мать. Подобно телам животных, тело человека представляется Декарту сложным механизмом, состоящим из материальных эле­ментов и способным совершать сложные движения при механи­ческом воздействии на него окружающего мира.

Такая трактовка вполне согласуется с его философскими взгля­дами, но, развивая именно эту трактовку, Декарт делает интерес­нейшее открытие, предвосхитившее учение о рефлекторной дуге.

Поначалу Декарт представляет воздействие извне чисто механиче­ски: словно кто-то дергает за веревки. Нервы уподоблены верев­кам. «Нервный импульс» должен куда-то дойти - Декарт понимает значение мозга как управляющего центра, откуда подается обрат­ный сигнал, доходящий до мышц и вызывающий их сокращение. Позже трактовка «нервного импульса» Декартом значительно ус­ложнилась и переросла в учение о «животных духах», легчайших подвижных частицах материи, движущихся по нервным «трубкам».

Самое удивительное, что этим дело не ограничилось, — Декарт не только теоретически пришел к пониманию рефлекса вообще, но и высказал гениальную догадку о возможности условных реф­лексов. Не случайно в Московском институте нормальной физио­логии бюст Декарта стоит первым в ряду великих ученых.

Рассматривая соотношение между философскими, методоло­гическими и научными идеями, Декарт приходит к выводу, что единая телесная материальная субстанция с ее единым механиче­ским движением — источник и точка приложения его математиче­ских и физических законов.

Итак, в творчестве Р. Декарта мы видим органическое един­ство философских идей, методологического подхода и научных поисков и открытий. Как универсально-математический подход, так и естественно-научные воззрения Декарта продолжают и пи­тают его философско-методологическое учение.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Декарт Р. Геометрия // Избр. произв. М., 1950.

2. Декарт Р. Космогония. М., 1934.

1.4.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме Философия и наука в творчестве Р. Декарта:

  1. 1. Основные тенденции развития философии и психологии в XVII в Открытия Н. Коперника, Д. Бруно, Г. Галилея, У. Гарвея, Р. Декарта
  2. 2. Наука Возрождения и борьба эмпиризма и рационализма в научной методологии Нового времени (Н. Коперник, Аж. Бруно,Г. Галилей, Ф. Бэкон, Р. Декарт, И. Ньютон)
  3. 1. 4. Философия и наука.
  4. К. Поппер: познание мира, наука и философия
  5. Философия и наука в учении С.Л. Франка
  6. ФИЛОСОФИЯ И НАУКА в ИСТОРИИ ИДЕЙ
  7. 3. Философско-психологическая система Р. Декарта
  8. ДЕКАРТ РЕНЕ
  9. БИХЕВИОРАЛЬНАЯ НАУКА (англ. behavioral science — поведенческая наука)
  10. ДЕКАРТ РЕНЕ (Descartes, 1596-1650)
  11. ЭСТЕТИКА КАК «ФИЛОСОФИЯ ПРЕКРАСНОГО». СООТНОШЕНИЕ ФИЛОСОФИИ И ИСКУССТВА
  12. 57. Творчество
  13. 8. 5. Познание и творчество.
  14. 8.4. Мышление и творчество
  15. В.И. Вернадский о взаимоотношениях научного и философского творчества
  16. ТВОРЧЕСТВО
  17. ПСИХОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА