загрузка...

ЭМОЦИИ. ВОЛЯ. ВЕРА. СОМНЕНИЕ. ИДЕАЛ

Ранее чувства рассматривались как нейтральные к цен­ностным аспектам феномены. Обычно эта нейтральность отсут­ствует. В таком случае чувства выступают как переживания, по­зволяющие субъекту понять личностный смысл происходящего. Непосредственные переживания значимости явлений и ситуаций выступают как эмоции. Положительные эмоции — удовольствие, радость, восторг, любовь и т.п. Отрицательные эмоции — бо­язнь, испуг, страх, ненависть, горе и т.п. Эмоциональный мир человека очень сложен, его в подробностях изучает психология. В философском отношении наиболее содержательно мир эмо­ций изучал экзистенциализм, где под экзистенциалом чаще всего понимаются не ситуативные эмоции (аффекты, страсти), а ус­тойчивые структуры бытия человека. На эмоции человека слож­нейшее влияние оказывает весь опыт его жизни. Известно не­мало случаев, когда краткое известие, порой выраженное одним словом, вызывало смерть человека.

Среди разнообразных ценностных форм психики человека важнейшее значение имеет воля — сознательная саморегуля­ция субъектом своей деятельности, проявляющаяся как целеу­стремленность, решительность, самообладание. Для И. Канта и И Г. Фихте воля является источником осуществления нравствен­ных принципов, основой практической деятельности человека. Для А. Шопенгауэра же, как и для Ф. Ницше, воля есть ирраци­ональный импульс бытия, его саморазвертывания. Воля факти­чески выводится за пределы психики.

В мире ценностных ориентаций человека непреходящее зна­чение имеет вера, субъективный акт принятия чего-либо как истинного. Вере предшествует сомнение, которое переводится в веру в результате целого ряда психологических актов. Фило­софы, в отличие от теологов, традиционно уделяют значитель­ное внимание соотношению сомнения и веры. Религиозная вера обычно рассматривается как непосредственный результат откро­вения, она, мол, не нуходается в обосновании. Прогрессивный швейцарский теолог К. Барт считал, что обоснование веры со­стоит в ней самой. Для философа К Ясперса философская вера — результат философствования.

Великий Р. Декарт был вполне последовательным, когда рассматривал приверженность философов к сомнению как прин­ципиальную черту успешного философствования. Прежде чем вслед за Лютером воскликнуть: «Я здесь стою и не могу ина­че», — философу необходимо провести определенную работу, прийти к убеждению. От веры один шаг до уверенности, убеж­денности.

И. Кант справедливо подчеркивал, что вера не сводится к деятельности разума, о ней нельзя дать отчет исключительно на языке понятий. Вера — это эйдос. Вера есть некоторый смысл субъективного ориентирования человека в его предрасположен­ности к действию. Итак, вера — один из наиболее значимых фе­номенов духовной жизни человека.

Когда говорят о феномене веры, то часто утверждают, что он связан с невозможностью достаточных обоснований тех цен­ностных предположений, которые реализуются в вере. Здесь обоснование понимается чрезмерно узко, как нечто вроде раци­онального доказательства. Веру можно обосновать, но для это­го придется привести не только рациональные, но и чувствен­но-эмоциональные доводы. Другое дело, что веру не надо связы­вать с абсолютной достоверностью, которая, как следует из анализа проблемы абсолютной истины, вряд ли достижима. И. Кант приводил в пример врача, который чаще всего лечит, не буду­чи абсолютно уверенным в достоверности своего диагноза. От всякого рода действий предохраняет не только отсутствие веры, а наоборот, ее присутствие, полновесность, полномасштабность тех актов, которые ведут к ней.

Без веры не обойтись. А. Эйнштейн как-то выразился в том смысле, что для него Бог — это вера в существование объек­тивной реальности как независимой от человека. Казалось бы, кто-кто, а физик должен меньше других быть подверженным фе­номену веры: экспериментирую, мол, и делаю выводы. Но в том- то и дело — А. Эйнштейн прекрасно понимал и чувствовал это— что физик, равно как и любой другой человек, верит, в частно­сти он верит в существование объективной реальности.

Вера — это тот мост, который связывает человека с миром. Это непременная характеристика личности, она требует веры в себя, веры, переходящей в уверенность в своих возможностях. Вера как ценностный феномен имеет свои градации, на высшей ее отметке мы находим идеал. Проблематика идеалов пронизы­вает всю нашу жизнь, ее поверхностное прочтение приводило, приводит и, видимо, еще долго будет приводить к различного рода бедствиям.

Человек в силу своей способности связывать в цепи чувства, мысли, эйдосы продуктивного воображения создает образ же­лаемого результата. Это означает, что он осуществляет целе- полагание. Цель есть регулятивная идея, образ требуемого бу­дущего.

Идеал — это признающийся максимально целостным образ (эйдос) желаемого будущего. Ясно, что содержание иде­ала зависит от жизненного опыта субъекта, степени его образо­ванности. уровня культуры.

Немаловажное значение имеет устремленность идеала в будущее. Вплоть до XX в. классическая философская традиция устремляла идеал, впрочем, не вполне сознавая это, в беско­нечно далекое будущее. Выработка идеалов была сопряжена с абстракциями, идеализациями и сильными переживаниями. Иде­альное государство Платона, всемерная святость Средневеко­вья. универсальное эстетическое совершенство эпохи Возрож­дения, всезнание науки Нового времени — все это идеалы, свя­занные с доведением положительной оценки того или иного явления человеческой жизни до предела. Своеобразие феноме­на идеала недостаточно осмысливалось в философском отно­шении. Поэтому неудивительно, что считалось вполне возмож­ным за короткий промежуток времени осуществить свой идеал. В СССР создание материально-технической базы коммунизма намечалось достигнуть к 1980 г. Политические деятели то и дело рассуящают по схеме: сегодня плохо, завтра будет хорошо. Уди­вительным образом это «завтра» затем отодвигается в далекое будущее.

Идеал — это отнюдь не просто конкретный образ конечного будущего, а совокупность направленных в будущее различных теоретических и других представлений, которые могут быть пе­ресмотрены. Далеко не всегда идеал сводится к примату конеч­ной цели. Примат конкретной конечной цели, особенно если она находится в туманном будущем, — путь к утопизму, о судьбе которого написаны и еще будут написаны тома. Мир утописта всегда разделен пополам, его мир — это черно-белый мир, мир забвения одних ценностей и выпячивания других. Одни утопис­ты признают примат свободы, другие на это место ставят спра­

ведливость, третьи признают исключительно общественную соб­ственность, четвертые, напротив, насаждают везде частную собственность.

Таким образом, идеалотворчество, если оно проводится не­достаточно ответственно, приводит к утопиям, превращается в идолотворчество. Вместе с тем идеалотворчество — непремен­ное основание достижений человека. Интересно, где было бы сейчас человечество, если бы оно не занималось идеалотвор- чеством? Но для успешного идеалотворчества необходима раз­витая философия, современная философия. Правильные фило­софские ориентиры предохраняют от утопизма. В неклассичес­кой философии, являющейся в основном достоянием XX в., с идеалами обращаются более осторожно, чем когда бы то ни было ранее.

Что касается современного гуманизма, то он ориентируется на такие ценности-идеалы, как свобода, справедливость, демок­ратия, ответственность, непримиримость к насилию, планетар­ная общность людей. Наряду с положительными ценностями есть, разумеется, и их антиподы: человеконенавистничество, стяжательство, культ насилия, вседозволенность. В мудром Послании Иоанна говорится: «Дети! Храните себя от идолов». Согласно христианству деятельность человека положена Богом и пронизана его благостью. Бог воплощает в себе высшее доб­ро. Бог ведет человека к добру, но, чтобы успешно двигаться по этому пути, надо преодолеть разного рода искушения.

Согласно Ф. Бэкону и философии Нового времени практи­ческая деятельность должна быть направлена на облегчение бедствий человеческого существования и достижение благих целей, в особенности согласия между людьми. И. Кант идет дальше: он считает высшим достижением практического действия отнюдь не стремление к благим целям, а реализацию основного нравственного закона. Проблема цели решается в сфере не того, что есть, а того, что должно быть. В этой связи возникают много­численные аксиологические (ценностные) проблемы.

В марксизме историческая поступь практики понимается как реализация диалектики добра и зла. Марксистская программа переустройства мира направлена на достижение коммунистичес­ких идеалов, а они, мол, имеют общественно-этический харак­тер.

Э. Гуссерль обеспокоен тем, что практика ведет к забвению исходных жизненных реалий, к которым надо постоянно возвра­щаться, чтобы избежать всеобъемлющего кризиса. Лишь в этом случае практика достигает своих подлинных целей.

Как видим, в философии есть влиятельные традиции рас­смотрения практики как достижения благих целей. Чаще всего философы не склонны понимать практику в русле узкого прак­тицизма, стремления из всего извлечь непосредственную мате­риальную выгоду. Интерес философов явно направлен на реа­лизацию ценностей всеобщего характера, а это и есть добро. Тезис «Цель оправдывает средства» критиковали и И. Кант, и Г.В.Ф. Гегель, и К. Маркс. Использование неблагих средств не­минуемо ведет к достижению неблагих целей.

<< | >>
Источник: В.Э. ВЕЧКАНОВ Н.А. ЛУЧКОВ. ФИЛОСОФИЯ (Учебное пособие) Второе издание. 2013

Еще по теме ЭМОЦИИ. ВОЛЯ. ВЕРА. СОМНЕНИЕ. ИДЕАЛ:

  1. СОМНЕНИЕ
  2. СОМНЕНИЕ — см. Доверие.
  3. ВОЛЮНТАРИЗМ (от лат. voluntas — воля)
  4. 43. Воля как характеристика сознания
  5. 1. Идеалы и нормы исследования, их историческая и логическая детерминированность
  6. ТЕМА 15 • ВОЛЯ
  7. ВОЛЯ
  8. Гуманизация современной техники: гуманистический идеал
  9. 18. Мировоззрение и идеалы личности
  10. 4. Сближение идеалов естественнонаучного и социально-гуманитарного познания
  11. ВОЛЯ (англ. volition, will)
  12. ТЕМА 24 НОРМЫ, ЦЕННОСТИ, ИДЕАЛЫ. ПРИРОДА ЭТИЧЕСКОГО
  13. Глава 8.Характер, воля, темперамент личности
  14. 1. Формирование идеалов математизированного и опытного знания (Р. Бэкон, У. Оккам)
  15. Глава 11. Эмоции
  16. Глава 11. Эмоции
  17. БАЗАЛЬНЫЕ ЭМОЦИИ
  18. 9.1. Эмоции и чувства
  19. СТЕНИЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ
  20. Составляющие эмоции