загрузка...

5. Детерминизм как ведущий принцип научного познания

Возможность и действительность

Размышляя над действительностью, мы всегда обращаемся к вопросам о возможности и причинах тех или иных событий, необходимом и случайном их характере.

В отношении некоторой системы процесса действительность есть конкретное состояние с присущей данной системе структурой и элементами, а также определенным характером взаимосвязей с другими системами (процессами).

Такое понимание действительности позволяет определить содержание категории возможность. Из закона единства и борьбы противоположностей следует, что причиной всякого изменения является противоречие.

В этом контексте возможность — это объективно закономерная внутренняя .тенденция к изменению в определенном отношении, присущая системе благодаря наличию в ней противоположных сторон, вступающих в противоречие.

Отсюда невозможное как антипод возможного означает отсутствие в системе внутреннего противоречия — тенденции к определенному изменению. Следует подчеркнуть, что возможность или невозможность определяются именно по внутреннему состоянию системы, а не выводятся из каких-то внешних для них моментов. Вместе с тем внешнее в форме условий реализации возможностей оказывает серьезное воздействие на этот процесс. Так, отсутствие условий для реализации внутренней тенденции к изменению может привести к тому, что исчезнет сама эта тенденция.

Например, яйцо курицы содержит возможность появления цыпленка, однако, если эта возможность не получит должных условий реализации (температура, освещенность, кислород и т. п.), тенденция исчезнет, зародыш погибнет.

Причина перехода возможности в действительность никогда не действует абсолютно самостоятельно, ей сопутствуют всевозможные внутренние и внешние обстоятельства, совокупное действие которых определяет конкретное «лицо» действительности. Именно поэтому действительность никогда и ни в чем не может быть чистой необходимостью.

Абстрактная возможность — это состояние системы, характеризующееся только внутренней тенденцией к изменению (внутренним противоречием), при отсутствии некоторых благоприятствующих внешних обстоятельств (условий и других непричинных детерминаций) реализации этой тенденции.

Так, у камня, находящегося на вершине горы, есть абстрактная возможность упасть вниз, связанная с противоречием, определяемым известным законом Ньютона. Однако может случиться, что, не соединившись с соответствующими внешними факторами, данная тенденция так и не будет реализована (камень разрушится вместе с горой).

Реальная возможность — ситуация, в которой внутреннее противоречие системы получает ряд внешних благоприятных ее раскрытию условий и тому подобных факторов.

Количество и качество данных факторов может быть весьма различным. В зависимости от этого реализация той или иной тенденции будет характеризоваться большей или меньшей вероятностью.

Вероятность является величиной, связанной с количеством и качеством благоприятных для реализации конкретной возможности обстоятельств.

Иначе говоря, вероятность — мера реальности возможности.

Р (А) = г/5.

Формула выражает так называемое классическое определение вероятности, в соответствии с которым вероятность какого-либо события А равна отношению числа г исходов, благоприятствующих А, к числу 5 всех «равновозможных» исходов.

Например, некой девушке предлагают вступить в брак трое мужчин, и она уверена, что только один из них может дать ей семейное счастье, но не знает кто. Если она выйдет замуж за любого из них, доверив дело случаю (бросая монету, гадая на кофейной гуще или другим подобным способом), то вероятность, что ее выбор будет удачен, равна: Р = 1/3 = 0,33. Ясно, что чем большее число лиц вводит потенциальная невеста в круг случайного выбора, тем ниже (при сохранении одного лишь достойного претендента на руку и сердце) вероятность ее счаст-ливого замужества.

Необходимость и случайность

Метафизическое мировоззрение абсолютизирует либо необходимость, либо случайность. С точки зрения первого подхода, родоначальником которого является древнегреческий философ Демокрит (ок. У-1У вв. до н. э.)у все в мире происходит под воздействием неумолимых причин, определяющих чистую необходимость всех вещей и процессов мира. Случайность — слово, которое придумали люди для случаев, когда они по неразумению своему не могут понять истинных причин происходящего.

Такую же позицию занимал уже в XIX столетии П. Лаплас (1749- 1827) — основоположник теории вероятностей, всецело основанной на понятии случайность. У Лапласа случайность объявляется субъективной категорией, а теория вероятностей — концепцией, имеющей основание в принципиальной неполноте человеческого знания о причинах событий. Совершенно ясно, что подобная позиция ведет к фатализму — вере в предопределенность всех событий и явлений. Возможность активного, целенаправленного воздействия на любые процессы сводится при этом к нулю.

Противоположности сходятся — это положение диалектики выявляется еще раз при рассмотрении другой метафизической крайности — абсолютизации случайного. Согласно этой точке зрения, мир — хаос случайностей, результат действия слепой, бессознательной силы, не руководствующейся никаким планом. Нет ничего закономерного, воспроизводящегося, повторяющегося. Таковы воззрения немецкого философа XIX в. Артура Шопенгауэра (1788-1860), его последова-теля Фридриха Ницше (1844-1900) и американского философа XX в. Джорджа Сантаяны (1863-1952).

Так, по убеждению Шопенгауэра, миром управляет некая безличная, слепая, не имеющая никакого плана иррациональная воля. Все процессы и взаимодействия мира подчинены ее спонтанному, абсолютно произвольному и случайному воздействию. Живя в таком мире, человек не может ни познать его (объективная иррациональность оборачивается иррациональностью субъективной), ни, тем более, целенаправленно на него воздействовать.

Абсолютизация необходимости мира ведет к фатализму — вере в предопределенность всех событий мира и человеческой жизни.

Абсолютизация случайности также не оставляет человеку права сознательно воздействовать на окружающий мир, осуществлять свободный выбор направлений своей деятельности и ее целей. Иначе говоря, человек одинаково беспомощен и перед абсолютной необходимостью, и перед абсолютной случайностью.

Вместе с тем ученые давно догадывались, что закономерность присуща и внешне случайным событиям. Например, еще в Лондоне начала XIX в. велась статистика дорожно-транспортных происшествий, благодаря которой был установлен удивительный факт: несмотря на кажущуюся абсолютную случайность отдельно взятого происшествия, приведшего к гибели людей, общее число гибнущих под колесами карет и повозок в одном и том же месяце из года в год практически одно и то же. Это же касается и всех других событий — времени начала цветения плодовых деревьев и средней продолжительности жизни определенного слоя общества, количества краж в месяц на рынке, ко-личества родившихся девочек и мальчиков и т. п.

Теория вероятностей и есть математическая наука, выясняющая закономерности, которые возникают при взаимодействии большого числа случайных факторов. Однако эта наука не раскрывает сущнос-ти необходимого и случайного и их связи. Кроме констатации фактов науке нужна и их интерпретация. А здесь, при переходе с явленческого уровня исследования на сущностный, самых даровитых ученых подстерегает множество недоумений. Уже отмечалось, что родоначальник теории вероятностей Лаплас не придавал случайности статуса объективной характеристики, трактовал ее как следствие незнания причин явления.

В связи со всеобщностью, атрибутивностью феноменов случайного и необходимого требовалось привлечение философских методов и подходов для постижения их диалектического единства.

Причинность и детерминизм

Метафизической абсолютизации необходимости и случайности противостоит диалектическая версия детерминизма.

Детерминизм — ведущий мировоззренческий и методологический принцип философии, означающий всеобщую взаимообусловленность, определенность моментов и процессов действительности.

С позиций диалектического детерминизма процесс реализации возможности определяется целым рядом факторов, центральным из которых выступает причина, раскрывающая внутреннее противоречие системы, порождающая процесс реализации возможности. Так как на действие причины накладываются воздействия условий, функциональных связей — взаимодействий с параллельно развивающимися системами и прочие детерминации, порожденная действительность предстает в случайной форме, за которой скрывается необходимое со-держание.

Например, причина развития зерна пшеницы в стебель — внутреннее противоречие, однако оно не может реализоваться вне соответствующих этому процессу условий.

Такими условиями выступают освещенность, влажность, определенный химический состав почвы, атмосферы и другие факторы. Все они колеблются в некоторых пределах. Выход хотя бы одного параметра условий за пределы меры влечет за собой гибель растения. Колебания внутри меры детерминируют (обусловливают) конкретные свойства ставшей действительности (стебля) — рост, степень зрелости (спелости) и другие показатели, которые также колеблются внутри определенных значений меры. Таким образом, точные показатели (например, рост созревшего стебля) не определяются лишь причиной (она задает меру) и представляют собой случайность — форму проявления необходимости, представленную мерой — множеством количественных характеристик данного качества, внутри которого оно сохраняется.

Условие — тип детерминации, связанный с однонаправленным действием внешних по отношению к причине факторов, способствующих раскрытию внутреннего противоречия системы и сопровождающих процесс перехода возможности в действительность от начала и до конца.

Однонаправленность действия условий определяется невозможностью обратного воздействия на условия со стороны развивающейся действительности (например, на уровень освещенности).

В тех случаях, когда осуществляется относительно симметричное взаимодействие сопряженно развивающихся систем, имеет место функциональная детерминация. Так, функционально детерминируют друг друга хищники и их жертвы, обитающие в одной экологической нише.

Подводя итог сказанному, дадим определения необходимости и случайности.

Необходимость — момент развития, определяемый раскрывающимся противоречием и представляющий относительную устойчивость, повторяемость, целостность и непрерывность, направленность процесса развития.

Случайность — дополнение и форма проявления необходимости, представляющая относительную неустойчивость, неповторимость, дискретность и отсутствие наперед заданного направления в процессе развития.

Поясним, что случайность-дополнение связана с отклонениями внутри определенной меры условий и других внешних по отношению к причине факторов. Случайность-проявление — колебание действительности внутри качественно-количественной меры характеристик.

До сих пор в ряде научных дисциплин (прежде всего, в математике, физике и биологии) термин «детерминированная система» определяется как система с одно-однозначной связью состояний, т. е. система, в которой предшествующее состояние однозначно и с абсолютной не-обходимостью детерминирует последующее состояние. Напротив, по-нятие «недетерминированная», или «вероятностная», система интер-претируется как такое, в котором переход из одного состояния в другое происходит случайным образом.

Подобные интерпретации мировоззренчески и методологически не оправданы, так как возвращают научное познание к метафизическому противопоставлению необходимости и случайности. Это, как мы видели, оборачивается либо абсолютизирующим необходимость и от-рицающим случайность метафизическим детерминизмом, типа лапла- совского, либо индетерминизмом, не признающим никакой объективной необходимости.

Данные метафизические доктрины, в свою очередь, выступают методологическим постулатом либо для метафизического монизма, не признающего диалектического многообразия мира, а в пределе и единства противоположного, либо плюрализма, постулирующего равенство и паритет разнокачественного, доходящего до отрицания системной субординации разнокачественных элементов.

Основная противоположность монизма и плюрализма показана выше.

Рассмотрим здесь лишь связь плюрализма с индетерминизмом и агностицизмом. Задачей любой науки является нахождение закономерного, раскрытие его сути. Незакономерное, абсолютно случайное непознаваемо, ибо познать мы можем только повторяющееся, воспроизводящееся, общее. Познать — значит понять, дойти от чувственно-единичного, конкретно-образного отражения предмета, до абстрактного, существенно-общего в определенном классе предметов — до понятия. Без понятий невозможно не только познание, но и мышление в целом.

Доктрина плюрализма самым непосредственным образом связана с метафизической интерпретацией процесса детерминации. Плюрализм покоится на представлении о практически бесконечном количестве качественно однотипных, «равноправных» детерминант всякого события, что выступает основанием для вывода о неопределенности всех процессов, невозможности познать «полную причину» того или иного события. Такой подход фактически тождествен индетерминизму и является мировоззренческой и методологической основой субъективного идеализма.

Всякое расшатывание целостности, единства, диалектического начала в детерминизме объективно служит индетерминизму и плюрализму. В этом смысле представляется неправомерным разделение философского и естественно-научного детерминизма (скрытая форма «плюрализма детерминизма»), так как это имплицитно ведет к уп-разднению методологической и мировоззренческой функции фило-софского принципа по отношению к конкретным наукам. Возникает парадоксальная ситуация: что «детерминистично» в плане «философ-ского» детерминизма (например, вероятностные квантово-механи-ческие отношения), то «индетерминистично» в плане «физического» детерминизма.

Плюрализм детерминизма скрывает в себе индетерминизм и субъективный идеализм, поскольку предоставляет возможность произвольно выбрать позицию, с которой всякие конкретные отношения могут быть представлены недетерминированными. Известно, что подобный прием используется позитивизмом (вплоть до постпозитивизма) в обосновании агностицизма.

Мировоззренческим следствием идеи плюралистичное™ детерминизма является доктрина плюральное™ мировоззрения. Если нет единой, всеохватывающей концепции детерминизма, то не может быть и единой мировоззренческой концепции: каждый смотрит на мир в ракурсе своих детерминистских взглядов, среди которых неправомерно выделять ведущие и ведомые, поскольку здесь нет субординации — все они равноценны.

Диалектический монизм, напротив, исходит из теории диалектического детерминизма, раскрывающей субординированное единство причинных и непричинных детерминаций процесса развития как реализации возможности и на этой основе выясняющей объективное соотношение необходимого и случайного в объективной и субъективной реальности.

Предложенная выше детерминистическая концепция связана с развенчанием и преодолением трех ложных альтернатив, являющихся серьезным препятствием для структурирования современного научного мировоззрения в целом, отдельных «картин мира» (в особенности социальной) и методологии научного познания:

лапласовского детерминизма — индетерминизма;

необходимости — свободы;

абсолютного монизма — плюрализма.

Не представляя диалектического единства противоположностей, эти дилеммы при любом варианте выбора внутри них или между ними ведут к метафизическим (антидиалектическим) концепциям типа телеологии, неовитализма «теории факторов», фатализма, волюнтаризма и т. п. Решение этой проблемы — в теоретической реконструкции системы типов детерминаций, определяющих развитие любой системы как реализацию ее возможностей, воплощение ее в действительность, что требует различения типов и форм детерминации.

Первые относятся к связи взаимодействия разного, вторые — к связи состояний различных этапов, моментов развития одного и того же. Рассмотрение того, как происходит взаимодействие, определение относительно активных сторон конкретного взаимодействия (детер-минантов) позволяет раскрыть систему причинных и непричинных детерминантов процесса реализации возможности — каузального, кондиционального (условиями), функционального, инспирирующего («запускающего» процесс), системного и управляющего типов детер-минаций.

Применение данной системы к анализу любого процесса позволяет установить конкретную форму проявления диалектического единства необходимого и случайного, устойчивого и изменчивого, сущностного и явленческого, повторяющегося и неповторимого, общего и единичного в рассматриваемом процессе, избежать метафизических противопоставлений и абсолютизаций.

<< | >>
Источник: Огородников В. П.. История и философия науки. (Учебное пособие для аспирантов). 2011

Еще по теме 5. Детерминизм как ведущий принцип научного познания:

  1. 1. Научное знание как сложная развивающаяся система. Эмпирический и теоретический уровни научного познания, критерии их различения
  2. 2. Особенности научного познания. Специфика научного, философского и эстетического освоения мира. Наука и обыденное познание
  3. 4. Реальность как объект научного познания. Типы онтологий
  4. 1. Современная философия науки как изучение обших закономерностей научного познания в его историческом развитии
  5. 9. 3. Основные этапы познавательного цикла и формы научного познания. Научная теория и ее структура.
  6. 3. Научное познание как процесс получения истины. Проблема критерия истины
  7. Тема 8. Познание как отражение действительности. Диалектика процесса познания.
  8. 9. 1. Специфика науки и научного познания.
  9. Методология научно-технического познания
  10. 1.3 Процесс научного познания и методы исследования
  11. Уровни, формы и методы научного познания
  12. 1.5. Место психологии в системе научного познания
  13. 4. Позитивистская и постпозитивистская трактовки феномена научного познания
  14. 2. Метафизический и диалектический методы научного познания. Плюрализм и монизм
  15. Тема 9. Научное познание, его формы и методы