Человек и Вселенная. Антропный принцип

Ученые в начале XX в., исследуя параметры наше­го мира, открыли так называемые большие числа (например, 1020, Ю,00ит.д.), которые с точки зрения современной физики казались «безмерными». Ни в одной математической теории такие огром­ные числа не появлялись в качестве решений. Наиболее красивое решение проблемы больших чисел предложил английский физик, один из создателей квантовой механики П.А.М. Дирак. Он связал все большие числа с космологическим временем. Дирак утверж­дал, что все большие числа определяются временем существова­ния Вселенной и изменяются вместе с ней. Гипотеза Дирака ста­ла одним из источников возникновения антропной программы. В 1960-е гг. она активно обсуждалась научным сообществом. На выделенную Дираком зависимость между большими числами и космологическим временем обратил внимание известный амери­канский физик Р. Дикке.

В 1961 г. Дикке сформулировал следующий вопрос: есть ли особая причина того, что мы живем именно в эту эпоху или это чистая случайность? Здесь налицо проблема человека как наблю­дателя, и структура физического мира увязывается с фактом суще­ствования человека. По мнению Дикке, следует признать связь человека с возрастом Вселенной. Дикке утверждал, что сущест­вующая эпоха не является случайной, она связана с характерным временем определенных физических процессов, ставших главны­ми условиями для возникновения разумной жизни. Из ряда таких условий Дикке выбрал одно — наличие химических элементов тя­желее водорода. Основу живой материи на Земле составляют угле­род, азот и кислород. Этих элементов в первичной Вселенной не было, и появились они в процессе возникновения звезд. Но чтобы эти элементы стали строительными блоками жизни, они должны рассеиваться по галактике. Следовательно, для появления жизни нужно, чтобы по крайней мере одно поколение звезд завершило свой жизненный цикл и рассеяло по галактике углеродные оскол­ки сверхновых [2]. Дикке не говорил об исключительном положе­нии Земли, но указывал на некоторую нетипичность ее свойств. Тот факт, что человек существует вблизи устойчивой звезды, хотя многие звезды нестабильны, привел Дикке к выводу о наличии ог­раничений, накладываемых на физические законы биологиче­скими требованиями, связанными с эпохой существования чело­века. Ему удалось показать, что время (как параметр больших чи­сел) должно соответствовать времени развития звезд, за которое успевает развиться органическая форма жизни.

Новый импульс развитию антропной программы задал анг­лийский математик и физик Б. Картер. В 1970 г. в своих выступле­ниях на ряде научных конференций он выдвинул антропный прин­цип (АП), ссылаясь при этом и на работы Дикке. Важнейшим фак­тором развития АП стало исследование связи всех параметров развития Вселенной с условиями существования органической материи. Совпадение больших чисел, характеризующих жизнь, и процессов во Вселенной привело сторонников АП килы о выделе­нии наблюдателя. Наше положение во Вселенной, подчеркивал Картер, является уникальным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием как наблюдателей, и то, что мы ожидаем наблюдать, должно быть ограничено условиями, не­обходимыми для существования нас как наблюдателей [ 1 ]. Выво­ды Дикке, Картера, суть которых сводилась к выделению наблю­дателя на основе совпадения параметров Вселенной с условиями органической жизни, получили название слабого АП. Слабый АП связывает факт нашего существования с фундаментальными свойствами Вселенной. Мы являемся свидетелями процессов оп­ределенного типа, потому что процессы иного типа протекают без свидетелей [1].

Сильный антропный принцип является гораздо более содержа­тельным (но и более спорным). Его сторонники пытались освобо­дить объяснения от традиционных средств и опираться только на то, что согласуется с принципами неклассической физики. Со­гласно положениям квантовой механики, свойства объектов не существуют до момента их измерения. Наблюдатель здесь пони­мается как некая цель, которая осуществляется в ходе эволюции Вселенной. Сильный АП по своему содержанию близок к теоло­гическим и телеологическим идеям. Философские, мировоззрен­ческие и физические аргументы в нем слиты и могут быть разделе­ны лишь условно.

Типичным представителем сильного АП можно назвать аме­риканского космолога Ф. Хойла. Ключевая роль углерода для зем­ной жизни побудила его задуматься над интересной случай­ностью: ядра углерода синтезируются в звездах в результате почти одновременного столкновения трех ядер гелия. Вероятность тако­го тройного столкновения (двух ядер гелия с третьим ядром) очень мала и определяется ядерным резонансом ядра углерода. Хойл сделал следующий вывод: наличие такой и ряда других взаимосо­гласованных случайностей дает возможность предположить, что в природе нет слепых сил, в ней имеет место некий «сверхинтел­лект» [2].

Объясняет ли сильный АП, почему фундаментальные пара­метры и константы Вселенной оказалисьтак хорошо «подогнаны» друг кдругу, что стало возможно появление человека и вообще на­блюдателя в качестве необходимого параметра или цели эволю­ции Вселенной? Скорее, он позволяет сформулировать некий на­бор потенциально возможных объяснений. Среди них есть и та­кие, которые при всей их необычности в определенной степени соответствуют традиционной концепции научного объяснения, и такие, которые выходят далеко за пределы схемы научного объяс­нения. Однако все варианты объяснения являются различными интерпретациями одной физической закономерности, а именно: факта совпадения некоторых параметров Вселенной и параметров жизни человека.

Вместе с тем дискуссия между сторонниками разных вариантов объяснения того, почему Вселенная такая, ка­кой мы ее наблюдаем, стимулирует научный поиск и углубляет ре­волюцию в астрономии [1]. «Принципучастия» является одной из модификаций сильного АП. Его выдвинул известный американ­ский космолог Дж. Уилер, который полагал, что вселенные без на­блюдателя никому не нужны, ибо их некому наблюдать. По его мнению, Вселенная ввергается в реальное бытие только в момент ее наблюдения, пребывая до того лишь в виртуальном состоянии («вселенная участия»),

Финалистский антропный принцип, не менее радикальный, предложили английские физики Дж. Барроу и Ф. Типлер. Соглас­но этому принципу, существует одна возможная Вселенная, со­творенная с целью порождения и поддержания наблюдателей. Ка­залось бы, финалистский АП стоит особняком среди различных модификаций антропного принципа, так как он претендует на предсказание отдаленного будущего, но не на объяснение про­шлого или настоящего нашей Вселенной. Кроме того, это единст­венная модификация АП, которая появилась под влиянием не космологических, а философско-мировоззренческих соображе­ний, относящихся к сфере христианской догматики. Тем не менее финалистский АП, по нашему мнению, представляет собой одну из интерпретаций сильного АП. Если Вселенная должна быть та­кой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось суще­ствование человека, наблюдателя, то логично предположить, что эту идею можно экстраполировать не только на прошлое, но и на будущее Вселенной [1].

Финалистский АП включает следующие концептуальные кон­струкции:

о принцип замкнутости, т.е. пространственной конечности Вселен­ной, в финальной точке эволюции которой должны совпасть ми­ровые линии всех событий;

0 гипотезы о генерировании информации во Вселенной, возмож­ных источниках энергии для этого и создании компьютеров, спо­собных реализовать сверхсложные программы. На этом же уровне формулируется и вывод об исчезновении различия между живым и неживым в точке «омега», достижение которой было так же за­программировано в начальных условиях эволюции Вселенной, как и появление в ней человека.

Финалистский АП представляет собой такого же рода «требо­вание» к нашей Вселенной, что и сильный АП, но он имеет более выраженную этическую (или социокультурную) направленность. Но была ли «вечность жизни» запрограммирована естественным развертыванием эволюционных процессов или она может быть достигнута лишь в ходе преобразования Космоса обществом? Типлер выбирает вторую из этих возможностей [ 1 ].

Научных оснований для выбора предсказываемой финалист- ским АП типа закрытой модели Вселенной пока нет. Единствен­ный мотив такого выбора — согласовать релятивистскую космоло­гию с идеей «вечности жизни» (в данном случае неограниченно­сти процесса производства информации) и в конечном счете с эсхатологическими догматами христианства, может рассматри­ваться как произвольный и даже фантастический. Предсказание сценария поведения Вселенной в будущем, формулируемое фи- налистским АП, при современном уровне знаний принципиально не проверяемо. Тем самым финалистский АП представляет собой гораздо более сильный отход от традиционного понимания на­учного метода, чем, например, телеологические интерпретации сильного АП.

Финалистский АП можно определить не как сложившийся научный принцип, а как прогноз отдаленных перспектив разви­тия человечества, возникший в культуре и транслированный в космологию в контексте антропного подхода. Несмотря на свои социокультурные истоки и отсутствие в его пользу каких-либо собственно научных аргументов, финалистский АП по сути эври- стичен. Он способен не только углублять смыслы старых идей, но

и генерировать новые смыслы. В соответствии с духом постне­классической науки он по-своему вносит человеческое измерение в разработку научных проблем и даже в структуру научного знания. Конечно, это лишь философско-мировоззренческий прогноз на будущее, способы его космологической проверки совершенно не­ясны, а может быть, и вообще отсутствуют. Но нельзя исключить, что когда-нибудь разработка финалистского АП приведет к более конкретным следствиям когнитивного плана. Многие исследова­тели сегодня сходятся в мнении, что онтологический статус ан­тропного принципа может быть выявлен только на основе логи­ко-гносеологического анализа тех теорий, которые обеспечили возможность его формулировки в различных модификациях.

Сложная структура АП, в которой космологические данные дополняются возможностями их интерпретации, представляет интерес для изучения формирования научных принципов на том этапе, когда собственно научные доказательства еще не вполне отделены от философско-мировоззренческих выводов. Это по­зволяет глубже понять механизм влияния философии на науку.

Итак, в космологии конца XX — начала XXI в. появляется представление о том, что жизнь и сознание отнюдь не случайные и эфемерные, как бы исчезающие на фоне гигантских космологиче­ских масштабов феномены, но составляют онтологический центр Вселенной. Какое место займут эти представления в космическом будущем человечества, пока не известно. Но уже сегодня можно утверждать, что усиливается связь космологии не только с естест­венным, техническим познанием, но и социально-гуманитарным.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Астрономия и современная картина мира; под ред. В.В. Казютинско- го. М., 1996.

2. Юлов В.Ф. Концепции современного естествознания. Киров, 1997.

<< | >>
Источник: Под редакцией проф. Ю.В. Крянева, проф. Л.Е. Моториной. ИСТОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ НАУКИ) (2-е издание, переработанное и дополненное). 2011

Еще по теме Человек и Вселенная. Антропный принцип:

  1. Развитие представлений о Вселенной. Модели Вселенной
  2. 2.2. Принцип рациональности деятельности «человека экономического»
  3. § 11. Принцип всеобщего признания, уважения и защиты прав человека
  4. Статья 70. Право нанимателя на вселение в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма других граждан в квчестве членов своей семьи
  5. ВОСПРИЯТИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ (англ. interpersonal perception)
  6. ИНФОРМАЦИОННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА С МАШИНОЙ В СИСТЕМЕ КОНТРОЛЯ И УПРАВЛЕНИЯ — см. Взаимодействие человек—компьютер, Инженерная психология.
  7. ВОСПРИЯТИЕ ЧЕЛОВЕКА ЧЕЛОВЕКОМ
  8. 3. Алкмеон. Принцип нервизма. Нейропсихизм. Принцип подобия
  9. 3. Принцип ограниченного распространения психодиагностических методик (принцип профессиональной тайны)
  10. ЧЕЛОВЕКО-СИСТЕМНЫЙ ИНТЕРФЕЙС
  11. 66. Трансперсональный подход к человеку Станислава Грофа
  12. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕК—КОМПЬЮТЕР
  13. Психоаналитический портрет человека
  14. Психоаналитический портрет человека
  15. Защита и поощрение прав человека в России
  16. 16.3. Развитие человека
  17. ОТКАЗ ЧЕЛОВЕКА-ОПЕРАТОРА
  18. ОТКАЗ ЧЕЛОВЕКА-ОПЕРАТОРА
  19. § 8. Уважение прав человека и основных свобод
  20. НАДЕЖНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА-ОПЕРАТОРА